КРАСНОЕ ЗО­ЛО­ТО

АРАБСКИЕ РЕМЕСЛЕННИКИ древ­ней Ис­па­нии пер­вы­ми на­учи­лись вы­де­лы­вать кор­дов­скую ко­жу, ко­то­рая счи­та­ет­ся ред­ко­стью по сей день. The Rake пуб­ли­ку­ет ста­тью ди­рек­то­ра по про­да­жам ком­па­нии ALDEN (США) и при­знан­но­го экс­пер­та по кор­до­ва­ну Джо­на Хэп­па

The Rake  - - Содержание - Пе­ре­вод Глеб Алек­сан­дров

Ис­то­рия кор­дов­ской ко­жи

Сло­во­со­че­та­ние «кор­дов­ская ко­жа» вы­зы­ва­ет мно­же­ство ас­со­ци­а­ций. Оно на­по­ми­на­ет и о ста­рой Ис­па­нии, и о глу­бо­ком, на­сы­щен­ном крас­ном цве­те, как у ви­на или гра­на­та. На са­мом де­ле из­на­чаль­но так на­зы­ва­ли об­ра­бо­тан­ную осо­бым спо­со­бом кон­скую ко­жу, взя­тую ис­клю­чи­тель­но с кру­па жи­вот­но­го. В те вре­ме­на, ко­гда вла­де­ния му­суль­ман­ских ха­ли­фов про­сти­ра­лись от Тур­ции и Пер­сии до Се­вер­ной Аф­ри­ки, Ис­па­нии и Фран­ции, Ан­да­лу­сия, юж­ная ис­пан­ская про­вин­ция, бы­ла мо­гу­ще­ствен­ным неза­ви­си­мым го­су­дар­ством (Му­суль­ман­ской Ис­па­ни­ей). Зна­ме­ни­тые ан­да­лус­ские ска­ку­ны ведут свое про­ис­хож­де­ние из Пер­сии. По ле­ген­де, ари­сто­кра­ты Му­суль­ман­ской Ис­па­нии ез­ди­ли вер­хом в рос­кош­ных са­по­гах, сде­лан­ных из неко­е­го за­га­доч­но­го ма­те­ри­а­ла, ко­то­рый был проч­нее ко­жи и вы­гля­дел яр­че и эле­гант­нее. Так они де­мон­стри­ро­ва­ли ис­клю­чи­тель­ное бо­гат­ство, од­но­вре­мен­но за­щи­щая но­ги от ко­лю­чих ку­стов и хле­щу­щих ве­ток.

Сло­во «кор­дов­ский» в зна­че­нии «от­но­ся­щий­ся к Кор­до­ве», сто­ли­це ха­ли­фа­та (ко­ро­лев­ства) Ан­да­лу­сии, во­шло в упо­треб­ле­ние во вре­ме­на ди­на­стии Омей­я­дов, при­мер­но в 850 го­ду. Во пе­ри­од их прав­ле­ния в Ис­па­нии был рас­цвет культуры и ис­кус­ства.

Для про­из­вод­ства кор­дов­ской ко­жи (впо­след­ствии ев­ро­пей­цы на­зва­ли ее кор­до­ва­ном) ис­поль­зо­ва­ли те ча­сти шку­ры, ко­то­рые на­хо­дят­ся по бо­кам ло­ша­ди­но­го кру­па, как две по­ло­ви­ны ра­ко­ви­ны мол­люс­ка. Ан­да­лус­ские ко­жев­ни­ки об­на­ру­жи­ли и на­учи­лись вы­де­лы­вать эти «ра­ко­ви­ны». Их об­ра­ба­ты­ва­ли и окра­ши­ва­ли, при­да­вая зер­каль­ный блеск и на­сы­щен­ный вин­но-крас­ный цвет. По струк­ту­ре они на­по­ми­на­ют пче­ли­ные со­ты; эти про­ни­зан­ные во­лок­на­ми хря­ща участ­ки проч­нее обычной ко­жи. В от­ли­чие от нее, су­хой и во­лок­ни­стой, «ра­ко­ви­ны» со­дер­жат жи­ры и при­род­ные мас­ла, бла­го­да­ря ко­то­рым ма­те­ри­ал при сги­ба­нии и скру­чи­ва­нии не трес­ка­ет­ся, а ло­жит­ся плав­ны­ми вол­на­ми.

Омей­я­ды рев­ни­во обе­ре­га­ли се­крет сво­е­го открытия. Они уста­но­ви­ли мо­но­по­лию на тор­гов­лю кор­дов­ской ко­жей, что­бы из­бе­жать кон­ку­рен­ции и кон­тро­ли­ро­вать цены. Ан­да­лус­ские ремесленники бы­ли ис­кус­ны не толь­ко в вы­дел­ке, но и в окра­ши­ва­нии это­го чу­до-ма­те­ри­а­ла. Они зна­ли, как по­лу­чать кра­си­те­ли из все­воз­мож­ных ко­ре­ньев, пло­дов, ли­стьев и да­же на­се­ко­мых. Яр­ко-крас­ный пиг­мент кир­мис, или ко­ше­ниль, на­при­мер, вы­ра­ба­ты­ва­ли из пе­ре­мо­ло­тых пан­ци­рей са­мок на­се­ко­мых опре­де­лен­ных ви­дов, ма­ре­ну, еще один от­те­нок крас­но­го, — из кор­не­вищ од­но­имен­но­го рас­те­ния. Из ки­но­ва­ри (ми­не­ра­ла, со­дер­жа­ще­го се­ру и ртуть), ко­то­рую до­бы­ва­ли в шах­тах Аль­ма­де­на в Ан­да­лу­сии, по­сле об­ра­бот­ки так­же из­вле­ка­ли пиг­мент гу­сто­го, на­сы­щен­но­го от­тен­ка.

Ара­бам бы­ло из­вест­но и «вол­шеб­ное» ве­ще­ство, поз­во­ляв­шее на­деж­но за­кре­пить крас­ку на из­де­лии. По­сле об­ра­бот­ки этим за­га­доч­ным со­ста­вом она буд­то въеда­лась в по­верх­ность тка­ни или ко­жи. В кра­силь­ном де­ле та­кие ве­ще­ства называют про­тра­вой (по-ан­глий­ски mordant, от ла­тин­ско­го гла­го­ла «ку­сать» или «сжи­мать»). В этом ка­че­стве, осо­бен­но в жи­во­пи­си, ча­сто ис­поль­зо­ва­ли яич­ный бе­лок. А ис­пан­ские мав­ры при окрас­ке кор­дов­ской

Участ­ки шку­ры по бо­кам ло­ша­ди­но­го кру­па на­по­ми­на­ют ра­ко­ви­ны мол­люс­ка

По­став­ки кон­ской ко­жи силь­но огра­ни­че­ны, так что да­же ком­па­ния Alden, ра­нее вы­пус­кав­шая порт­фе­ли из кор­до­ва­на, дав­но пре­кра­ти­ла рас­хо­до­вать дра­го­цен­ный ма­те­ри­ал по­доб­ным об­ра­зом. Кор­дов­ская ко­жа очень ка­приз­на, и ее лег­ко мож­но ис­пор­тить: до­ста­точ­но неболь­шо­го про­ко­ла по неосто­рож­но­сти, и в этом ме­сте про­ис­хо­дит раз­рыв ма­те­ри­а­ла. Толь­ко по­сто­ян­ная ра­бо­та с ним га­ран­ти­ру­ет ожи­да­е­мый ре­зуль­тат. Да­же у Alden при про­из­вод­стве обу­ви из кор­до­ва­на бы­ва­ет нема­лый про­цент бра­ка, что и объ­яс­ня­ет вы­со­кую це­ну ко­неч­но­го про­дук­та, осо­бен­но в срав­не­нии с те­ля­чьей ко­жей. В ми­ре несколь­ко ма­рок наиболее успеш­но ра­бо­та­ют с кор­до­ва­ном. В США это Alden Shoe Company и Allen Edmonds, в Ис­па­нии — Carmina Shoemaker, а в Ан­глии — Crockett & Jones. Но, без­услов­но, Alden на пер­вом ме­сте. Вто­рое по зна­чи­мо­сти и объ­е­му про­из­вод­ства — у Carmina, тем бо­лее что в Ев­ро­пу кор­дов­ская ко­жа по­па­ла как раз че­рез Ис­па­нию. Од­на­ко по ка­че­ству, от­ли­чи­тель­ным осо­бен­но­стям окрас­ки и фи­ниш­ной до­вод­ки обувь от Alden по­ка что не пре­взо­шел ни­кто. Цвет но­мер ® от Alden по­ра­жа­ет сво­ей ма­ги­ей, иг­рой от­тен­ков и пе­ре­ли­вов. В нем есть ре­спек­та­бель­ная красота. Про­дук­ция из это­го ма­те­ри­а­ла от ев­ро­пей­ских про­из­во­ди­те­лей смот­рит­ся не все­гда так же за­во­ра­жи­ва­ю­ще, как у Alden, да и сто­ит до­ро­же аме­ри­кан­ской.

ко­жи при­ме­ня­ли квас­цы — ми­не­рал, встре­ча­ю­щий­ся толь­ко на во­сто­ке Пер­сии.

В есте­ствен­ном со­сто­я­нии квас­цы — кри­сталл, на мно­гие кра­си­те­ли этот ми­не­рал дей­ству­ет не ме­нее эф­фек­тив­но, чем яич­ный бе­лок. Из­вест­но, что фран­цуз­ские и немец­кие кра­силь­щи­ки то­го вре­ме­ни при­об­ре­та­ли квас­цы толь­ко у куп­цов из Пер­сии или из стра­ны, ко­то­рую они на­зы­ва­ли «му­суль­ман­ской Ка­сти­льей» (име­лась в ви­ду Ка­сти­лия, ре­ги­он в цен­траль­ной ча­сти стра­ны, в зо­ло­той век араб­ской Ис­па­нии при­над­ле­жав­ший ха­ли­фам).

Тор­гов­цы квас­ца­ми, по­зна­ко­мив­шие сво­их по­ку­па­те­лей с их свой­ства­ми и спо­со­ба­ми при­ме­не­ния, рас­кры­ли ев­ро­пей­цам се­крет из­го­тов­ле­ния кор­дов­ской ко­жи. Сна­ча­ла она за­во­е­ва­ла по­пу­ляр­ность во Фран­ции, а по ме­ре раз­ви­тия тор­гов­ли кра­си­те­ля­ми че­рез Нидерланды про­ник­ла в Гер­ма­нию. Вско­ре, как это слу­ча­ет­ся с лю­бым цен­ным то­ва­ром, по­яви­лись под­дел­ки мест­но­го про­из­вод­ства. Ев­ро­пей­ские ремесленники пы­та­лись по­вто­рить успех араб­ских ко­жев­ни­ков, но, не до кон­ца по­ни­мая спе­ци­фи­ку из­го­тов­ле­ния и са­мо зна­че­ние тер­ми­на «кор­дов­ская ко­жа», они лишь ча­стич­но ско­пи­ро­ва­ли ме­то­ды вы­дел­ки и окрас­ки. Ино­гда их при­ме­ня­ли при об­ра­бот­ке «ра­ко­вин» кор­дов­ской ко­жи, ино­гда — дру­гих ча­стей кон­ской шку­ры, а по­рой огра­ни­чи­ва­лись лишь окра­ши­ва­ни­ем обыч­ных ко­жа­ных из­де­лий… Мно­гие по­сту­па­ют так и се­го­дня.

По­сле 1492 го­да на­чал­ся но­вый пе­ри­од рас­цве­та, зо­ло­той век Ис­пан­ской им­пе­рии, но секреты из­го­тов­ле­ния кор­дов­ской ко­жи по­преж­не­му рев­ни­во обе­ре­га­ли. Бо­лее то­го, ис­пан­цы жест­ко кон­тро­ли­ро­ва­ли про­из­вод­ство и про­да­жу еще од­но­го кра­си­те­ля. В Аме­ри­ке кон­ки­ста­до­ры узна­ли, что мест­ные жи­те­ли, что­бы по­лу­чить яр­кий и уди­ви­тель­но стой­кий пиг­мент крас­но­го цве­та, ис­поль­зу­ют в ка­че­стве сы­рья са­мок на­се­ко­мо­го — ко­ше­ниль­но­го чер­ве­ца. Да­бы со­хра­нить в тайне эту тех­но­ло­гию, ис­пан­цы ста­ра­лись не до­пус­кать пу­те­ше­ствен­ни­ков из дру­гих стран в Но­вый Свет, осо­бен­но в рай­он, где ве­лось про­из­вод­ство ко­ше­ни­ли, — про­вин­цию Гу­аха­ка (се­го­дня это штат Оаха­ка в Мек­си­ке).

В XIX ве­ке в Ев­ро­пе на­ча­ла бур­но раз­ви­вать­ся про­мыш­лен­ность, ис­поль­зо­ва­ние кон­ской тя­ги ухо­ди­ло в про­шлое, ей на сме­ну при­шли па­ро­вые ма­ши­ны. Силь­ней­шие ар­мии ми­ра по­сте­пен­но от­ка­зы­ва­лись от ка­ва­ле­рии, по­го­ло­вье ло­ша­дей со­кра­ща­лось. Ме­нял­ся и пи­ще­вой ра­ци­он, ко­ни­на по­сте­пен­но ис­че­за­ла с ку­хонь.

С раз­ви­ти­ем хи­ми­че­ской ин­ду­стрии по­яви­лись ком­па­нии, про­из­во­дя­щие в про­мыш­лен­ных мас­шта­бах кра­си­те­ли, ко­то­рые они по­став­ля­ли на ткац­кие фаб­ри­ки, в ко­же­вен­ные ма­стер­ские и на дру­гие про­из­вод­ства. Рас­ту­щие мощ­но­сти ко­же­вен­ной про­мыш­лен­но­сти тре­бо­ва­ли на­деж­ных кра­си­те­лей в боль­ших объ­е­мах. А что­бы но­вые фаб­ри­ки ока­за­лись эф­фек­тив­ны­ми, про­мыш­лен­ни­кам нуж­но бы­ло по­ста­вить опе­ра­ции, тра­ди­ци­он­но вы­пол­ня­е­мые вруч­ную, на по­ток. Пер­вая па­ра муж­ских бо­ти­нок, со­шед­ших с это­го кон­вей­е­ра, долж­на бы­ла быть точ­но та­кой же, как и ты­ся­чи по­сле­ду­ю­щих. Окра­ши­ва­ние ко­жи в по­доб­ных мас­шта­бах тре­бо­ва­ло ис­поль­зо­ва­ния но­вых ве­ществ в ка­че­стве про­тра­вы: квас­цы за­ме­ни­ли со­ля­ми хро­ма.

Про­бле­ма хро­ма и син­те­ти­че­ских кра­си­те­лей в том, что они за­гряз­ня­ют окру­жа­ю­щую сре­ду, осо­бен­но вод­ные ре­сур­сы. Позд­нее, бла­го­да­ря де­я­тель­но­сти «зе­ле­ных», в за­пад­ных стра­нах бы­ли при­ня­ты за­ко­ны о за­щи­те при­ро­ды, но в ито­ге в Ев­ро­пе осталось ма­ло специалистов по руч­но­му окра­ши­ва­нию.

Со­хра­нить ве­ли­кую тра­ди­цию про­из­вод­ства кор­дов­ской ко­жи по­мог­ли аме­ри­кан­цы. Ком­па­ния Brooks Brothers, ос­но­ван­ная в 1818 го­ду, за­ня­ла ве­ду­щее ме­сто на рын­ке муж­ской одеж­ды и ак­сес­су­а­ров в США. Она на­ча­ла за­ку­пать то­ва­ры в Ев­ро­пе и че­рез несколь­ко де­ся­ти­ле­тий ста­ла са­мым круп­ным в ми­ре по­став­щи­ком из­де­лий из кор­дов­ской ко­жи.

Во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой войны объ­е­мы по­ста­вок сы­рья для про­из­вод­ства кор­до­ва­на со­кра­ти­лись, и цены взле­те­ли. Спрос на него в Се­вер­ной Аме­ри­ке уве­ли­чи­вал­ся, за­па­сы умень­ша­лись, а цены про­дол­жа­ли рас­ти. К то­му же в на­ча­ле 1960-х по­след­няя ев­ро­пей­ская ком­па­ния, за­ни­мав­ша­я­ся вы­дел­кой кор­дов­ской ко­жи, фран­цуз­ская Tanneries Sueur, ре­ши­ла пре­кра­тить про­из­вод­ство: вы­дел­ка бы­ла до­ро­го­сто­я­щим про­цес­сом и за­ни­ма­ла око­ло ше­сти ме­ся­цев, а спрос не обес­пе­чи­вал пол­ную за­гру­жен­ность фаб­ри­ки.

За­ку­па­ю­щие кор­до­ван по­став­щи­ки го­то­вых ко­жа­ных из­де­лий для Brooks Brothers не мог­ли поз­во­лить, что­бы за­па­сы ма­те­ри­а­ла ис­то­щи­лись. Один из глав­ных по­став­щи­ков, со­труд­ни­чав­ший с Brooks с кон­ца XIX ве­ка, обув­ная ком­па­ния Alden Shoe Company из Мас­са­чу­сет­са, ску­пи­ла по­след­ние за­па­сы сы­рья у Tanneries Sueur и пред­ло­жи­ла чи­каг­ской Horween Leather Company на­чать соб­ствен­ное про­из­вод­ство кор­дов­ской ко­жи, га­ран­ти­ро­вав по­куп­ку опре­де­лен­но­го ко­ли­че­ства го­то­во­го про­дук­та.

В 1970–80-х из­де­лия из кор­дов­ской ко­жи ста­ли воз­вра­щать­ся в Ев­ро­пу. В част­но­сти, в ма­га­зи­нах Façonnable во Фран­ции вновь по­яви­лись ак­сес­су­а­ры из это­го бла­го­род­но­го ма­те­ри­а­ла. Се­го­дня их мож­но найти в луч­ших муж­ских ма­га­зи­нах ми­ра, а обувь из кор­до­ва­на кра­су­ет­ся на но­гах са­мых изыс­кан­ных джентль­ме­нов.

Со­хра­нить тра­ди­цию вы­дел­ки кор­дов­ской ко­жи по­мог­ли аме­ри­кан­цы

1.

2. 1. Дер­би из кор­до­ва­на от­тен­ка спе­лой че­реш­ни, Alden. 2. Из все­го ли­ста ко­жи для про­из­вод­ства обу­ви ис­поль­зу­ют лишь неболь­шой уча­сток с кру­па ло­ша­ди. 3. Ком­па­ния Horween из Чи­ка­го — главный по­став­щик кож для Alden.

3.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.