БЕ­ЛАЯ КО­РО­ЛЕ­ВА

В ми­ре нема­ло фар­фо­ро­вых ма­ну­фак­тур с бла­го­род­ной ро­до­слов­ной,ноporzellan MANUFAKTUR NYMPHENBURG брил­ли­ант ба­вар­ской ко­ро­ны — свер­ка­ет ку­да яр­че про­чих

The Rake  - - Содержание - Текст Алек­сандр Рым­ке­вич

Сокровище ба­вар­ской ко­ро­ны — фар­фо­ро­вая ма­ну­фак­ту­ра Nymphenburg

Ос­но­ван­ная кур­фюр­стом Ба­ва­рии Мак­си­ми­ли­а­ном III Ио­си­фом в 1747 го­ду ма­ну­фак­ту­ра по сей день на­хо­дит­ся в ко­ро­лев­ском двор­це Ним­фен­бург на за­па­де Мюн­хе­на. Ту­ри­сты при­ез­жа­ют сю­да осмат­ри­вать ин­те­рье­ры в сти­ле ро­ко­ко и гу­лять по пар­ку, став­ше­му ме­стом дей­ствия филь­ма «В про­шлом го­ду в Ма­ри­ен­ба­де» (1961). Но глав­ная цен­ность скры­та от них в од­ном из зда­ний двор­цо­во­го ком­плек­са. Про­стым лю­бо­пыт­ству­ю­щим до­сту­пен лишь ма­га­зин, и толь­ко кли­ен­там по­ка­зы­ва­ют са­му ма­ну­фак­ту­ру и ве­ли­ко­леп­но оформ­лен­ный шоу-рум, где раз­бе­га­ют­ся гла­за: на стел­ла­жах, ухо­дя­щих под по­то­лок, со­бра­ны ты­ся­чи об­раз­цов из­де­лий за всю ис­то­рию «Ним­фен­бур­га». Од­них толь­ко ло­ша­дей и охот­ни­чьих со­бак, со­здан­ных для экс­цен­трич­но­го Лю­дви­га II Ба­вар­ско­го, тут не мень­ше сот­ни. При­ме­ча­тель­но, что и се­го­дня фаб­ри­ка на­хо­дит­ся в ру­ках осо­бы го­лу­бых кро­вей — Его Ко­ро­лев­ско­го Вы­со­че­ства прин­ца Лу­ит­поль­да Ба­вар­ско­го, ко­то­рый вы­ку­пил ее в 2011 го­ду.

Ма­ну­фак­ту­ра охра­ня­ет­ся го­су­дар­ством и в дей­стви­тель­но­сти пред­став­ля­ет со­бой пред­при­я­тие жи­во­го на­сле­дия: та­кие ме­то­ды про­из­вод­ства и ма­стер­ство бо­лее не встре­ча­ют­ся ни­где в ми­ре. На мно­гих ис­то­ри­че­ских фаб­ри­ках ра­ди картинки ви­зи­те­рам по­ка­зы­ва­ют ста­рин­ные ма­ши­ны, на ко­то­рых ра­бо­та­ет спе­ци­аль­но обу-

чен­ный пер­со­нал, в то вре­мя как са­ми из­де­лия (ча­ще все­го это стандартные ком­мер­че­ские кол­лек­ции) про­из­во­дят­ся на со­вре­мен­ном обо­ру­до­ва­нии. Nymphenburg то­же вы­гля­дит как му­зей — с од­ной лишь раз­ни­цей: все эти ста­рин­ные ма­ши­ны (сла­ва немец­ко­му ин­же­нер­но­му ге­нию) ис­прав­но дей­ству­ют с 1800-х го­дов. Техника ра­бо­та­ет за счет эко­ло­ги­че­ски чи­стой гид­рав­ли­че­ской энер­гии, ведь в Ним­фен­бург­ском пар­ке со­зда­на си­сте­ма ка­на­лов, и на од­ном из них сто­ит здание ма­ну­фак­ту­ры.

Се­го­дня это един­ствен­ная фаб­ри­ка в ми­ре, ко­то­рая са­ма про­из­во­дит фар­фо­ро­вую мас­су (а так­же на­ту­раль­ные пиг­мен­ты), все осталь­ные за­ку­па­ют сы­рье на сто­роне. Го­то­вые из­де­лия мо­гут впе­чат­лять кра­со­той и тон­ко­стью ра­бо­ты, но про­цесс со­зда­ния фар­фо­ро­вой мас­сы по­ра­жа­ет ед­ва ли не боль­ше — он уди­ви­тель­но по­хож на про­из­вод­ство пас­ты или сы­ров, тут со­шлись во­еди­но ге­ни­аль­ность при­ро­ды, че­ло­ве­че­ское ма­стер­ство и да­же немно­го ми­сти­ки.

Фар­фо­ро­вая мас­са со­сто­ит из пе­ре­мо­ло­то­го ка­о­ли­на — бе­лой гли­ны, по­ле­во­го шпа­та (бес­цвет­ный ми­не­рал) и ма­то­во­го нор­веж­ско­го квар­ца, сме­шан­ных в особой про­пор­ции. В те­че­ние су­ток эти ин­гре­ди­ен­ты жер­но­ва­ми

пе­ре­ма­лы­ва­ют­ся в му­ку. При до­бав­ле­нии во­ды (ка­о­лин впи­ты­ва­ет ее в те­че­ние 12 ча­сов) из этой му­ки по­лу­ча­ет­ся те­сто, ко­то­рое вы­ме­ши­ва­ет­ся с по­мо­щью дру­гой ма­ши­ны еще двое су­ток, а за­тем про­пус­ка­ет­ся че­рез си­то, что­бы от­де­лить мел­кие вклю­че­ния. Так­же мас­са про­хо­дит че­рез маг­ни­ты, на ко­то­рых оста­ют­ся по­рой нераз­ли­чи­мые гла­зом мель­чай­шие ча­стич­ки ме­тал­ла. В бы­лые го­ды, ко­гда тре­бо­ва­ния к ка­че­ству фар­фо­ра не бы­ли столь вы­со­ки, при об­жи­ге эти вклю­че­ния пре­вра­ща­лись в чер­ные точ­ки на бе­ло­снеж­ной та­рел­ке. Что­бы их скрыть, свер­ху ри­со­ва­ли цве­точ­ки. Для со­вре­мен­ной ма­ну­фак­ту­ры это од­но­знач­но брак, ко­то­рый под­ле­жит ути­ли­за­ции.

По­сле еще од­но­го пе­ре­ме­ши­ва­ния пресс (един­ствен­ный со­вре­мен­ный ста­нок на фаб­ри­ке) от­жи­ма­ет лиш­нюю во­ду и фор­ми­ру­ет из пас­ты бло­ки. Во­да, ис­поль­зу­е­мая при про­из­вод­стве мас­сы — при­род­ная, нефиль­тро­ван­ная, — со­дер­жит бак­те­рии и мик­ро­ор­га­низ­мы, ко­то­рые до­вер­ша­ют де­ло в те­че­ние двух лет, по­ка мас­са вы­зре­ва­ет, слов­но сыр, в по­гре­бе, ста­но­вясь в ито­ге неж­ной и эла­стич­ной, как же­ва­тель­ная ре­зин­ка, из ко­то­рой мож­но вы­ле­пить тон­чай­шие из­де­лия.

Все пред­ме­ты ре­гу­ляр­ной фор­мы де­ла­ют вруч­ную на гон­чар­ном кру­ге. Внешне они вы­хо­дят иде­аль­ны­ми, но ре­зуль­тат мо­жет ис­пор­тить 3 од­но, хоть и на­уч­но объ­яс­ни­мое, но все же до­воль­но ми­сти­че­ское яв­ле­ние. У фар­фо­ро­вой мас­сы есть «па­мять», она все­гда стре­мит­ся вер­нуть­ся к пер­во­на­чаль­ным мо­ле­ку­ляр­ной струк­ту­ре и фор­ме. Ес­ли сде­лать та­рел­ку из толь­ко что пе­ре­ме­шан­ной мас­сы, то по­сле пер­во­го об­жи­га она останется ров­ной, а по­сле вто­ро­го бу­дет ка­кой угод­но, толь­ко не круг­лой. Ха­о­тич­ное рас­по­ло­же­ние мо­ле­кул внут­ри ма­те­ри­а­ла от­ра­зит­ся на ее фор­ме. По­это­му сто­ит ма­сте­ру немно­го по­гнуть край та­рел­ки при сня­тии с гон­чар­но­го кру­га или, при­со­еди­няя руч­ку к чаш­ке, на­да­вить

чуть силь­нее, ис­прав­лять ошиб­ку уже нет смысла, — мас­су при­дет­ся от­пра­вить на пе­ре­ра­бот­ку. И это толь­ко та­рел­ка — а что го­во­рить об из­де­ли­ях из со­тен или ты­сяч де­та­лей?

Слож­ные по фор­ме пред­ме­ты из­го­тав­ли­ва­ют при по­мо­щи разъ­ем­ных гип­со­вых форм (их в ар­хи­ве Porzellan Manufaktur Nymphenburg бо­лее 30 000), в ко­то­рые за­ли­ва­ют жид­кую фар­фо­ро­вую мас­су. Часть во­ды ис­па­ря­ет­ся, а из­вле­чен­ные из форм по­лу­сы­рые де­та­ли с точ­но­стью, до­стой­ной ней­ро­хи­рур­гов (и по­доб­ны­ми же ин­стру­мен­та­ми), ма­сте­ра со­би­ра­ют в цель­ное из­де­лие. Неко­то­рые мно­го­фи­гур­ные ком­по­зи­ции, вклю­ча­ю­щие де­ре­вья с ли­стья­ми, мо­гут со­сто­ять из по­лу­то­ра ты­сяч де­та­лей, а в са­мой слож­ной «Фран­кен­таль­ской люст­ре», на­при­мер, их по­чти 20 000. При мне в мо­дель­ной сту­дии ма­ну­фак­ту­ры идет ра­бо­та над ре­пли­кой люст­ры с си­ре­на­ми, ко­то­рые дер­жат фо­на­ри. Част­ный за­каз сто­и­мо­стью несколь­ко де­сят­ков ты­сяч ев­ро по­тре­бо­вал тща­тель­но­го по­ис­ка в ар­хи­вах «Ним­фен­бур­га» — но ес­ли пер­во­на­чаль­ные фор­мы со­хра­ни­лись, из­де­лие мож­но вос­про­из­ве­сти. Один из опыт­ных ма­сте­ров-мо­де­ли­стов тру­дит­ся над круп­ной и очень ре­а­ли­стич­ной фи­гу­рой по­пу­гая, све­ря­ясь с го­то­вым об­раз­цом из ар­хи­ва. Его за­да­ча — мак­си­маль­но точ­но при­бли­зить­ся к ори­ги­на­лу, при­том что мас­шта­бы двух скульп­тур раз­нят­ся, ведь в сы­ром ви­де фар­фо­ро­вое из­де­лие все­гда круп­нее обо­жжен­но­го.

Фар­фо­ро­вая мас­са при пер­вом об­жи­ге (950 ªc) умень­ша­ет­ся на 1–2 %, а при вто­ром (1400ªc), по­сле на­не­се­ния гла­зу­ри — до 17% от­но­си­тель­но раз­ме­ров сы­ро­го из­де­лия. При этом слож­ные скульп­ту­ры мо­гут де­фор­ми­ро­вать­ся в пе­чи, по­это­му к ним при­став­ля­ют многочисленные под­пор­ки. Об­жиг длит­ся 36 ча­сов. Ес­ли на из­де­лие на­но­сит­ся мно­го­цвет­ная рос­пись, то от­прав­лять в печь его при­хо­дит­ся несколь­ко

раз, ведь раз­лич­ные цве­та фик­си­ру­ют­ся на гла­зу­ри при раз­ных тем­пе­ра­ту­рах.

Соб­ствен­ной ла­бо­ра­то­рии фаб­ри­ки бо­лее 270 лет. Здесь го­то­вят все пиг­мен­ты и хра­нят бо­лее 15 000 ре­цеп­тур цве­тов, в том чис­ле уни­каль­ных, со­здан­ных для част­ных за­каз­чи­ков. Толь­ко од­но­го зе­ле­но­го тут 300 от­тен­ков.

Цех об­жи­га и ма­стер­ская ху­дож­ни­ков на­хо­дят­ся на раз­ных эта­жах, и для пе­ре­ме­ще­ния из­де­лий на мануфактуре в свое вре­мя уста­но­ви­ли один из пер­вых в Мюн­хене лиф­тов. Прав­да, обыч­ный подъ­ем­ник слиш­ком рез­ко стар­то­вал и оста­нав­ли­вал­ся, в ре­зуль­та­те лег­кие пред­ме­ты па­да­ли и раз­би­ва­лись. На по­мощь сно­ва при­шла во­да: бла­го­да­ря гид­рав­ли­че­ско­му устрой­ству лифт плав­но кур­си­ру­ет меж­ду эта­жа­ми до сих пор.

В це­хе ху­дож­ни­ков ти­ши­на. Пе­ред од­ной ма­сте­ри­цей, как в ана­то­ми­че­ском те­ат­ре, вы­стро­и­лись в ряд че­ты­ре че­ре­па, ожи­дая сво­ей оче­ре­ди на рос­пись. Memento Mori — од­но из са­мых по­пу­ляр­ных из­де­лий ма­ну­фак­ту­ры — впер­вые бы­ло из­го­тов­ле­но в 1756 го­ду как часть декора рас­пя­тия. Се­го­дня же че­ре­па укра­ша­ют вполне жиз­не­ра­дост­ные ри­сун­ки ба­бо­чек и че­ре­па­шек. На столе у дру­го­го ху­дож­ни­ка при­се­ла стая бе­лых ка­ка­ду — ско­ро они об­ре­тут свое яркое опе­ре­ние. А вот рос­пись од­ной лишь та­рел­ки из сер­ви­за Cumberland зай­мет око­ло трех недель: ее цве­точ­ный ор­на­мент счи­та­ет­ся са­мым слож­ным в ми­ре. Как-то экс­цен­трич­ный клиент до­ба­вил ра­бо­ты ма­сте­рам, ко­гда за­ка­зал для сво­е­го ша­ле сер­виз на 33 персоны, но вме­сто клас­си­ки ро­ко­ко — роз и про­чих тюль­па­нов — он по­про­сил изоб­ра­зить аль­пий­ское раз­но­цве­тье.

Ху­дож­ник с пят­на­дца­ти­лет­ним опы­том ра­бо­ты в «Ним­фен­бур­ге» счи­та­ет­ся но­вич­ком, что не­уди­ви­тель­но: мно­гие цве­та при об­жи­ге ме­ня­ют­ся до неузна­ва­е­мо­сти, и за­пом­нить эти ню­ан­сы непро­сто. В от­ли­чие от про­чих ма­ну­фак­тур, тут ни­ко­гда не ис­поль­зу­ют ри­сун­ки-на­клей­ки, толь-

ко руч­ную рос­пись, ко­то­рую на­но­сят с по­мо­щью ки­сто­чек из хво­ста си­бир­ской бел­ки. Ис­клю­че­ние со­став­ля­ет зна­ме­ни­тый обеденный сер­виз на 18 персон с изоб­ра­же­ни­ем прес­но­вод­ных рыб. Ше­девр югенд­сти­ля, он по­лу­чил гран-при Все­мир­ной вы­став­ки в Па­ри­же в 1900 го­ду. Его со­зда­тель — ху­дож­ник и скуль­птор Гер­ман Градль — ис­поль­зо­вал при­ем, свой­ствен­ный ли­то­гра­фии. Си­лу­эт ры­бы гра­ви­ру­ют на мед­ной пла­стине, с нее де­ла­ют от­пе­ча­ток на шел­ко­вой бу­ма­ге, ко­то­рый пе­ре­но­сят на та­рел­ку и по­том до­ри­со­вы­ва­ют. Про­из­вод­ство та­ко­го сер­ви­за за­ни­ма­ет до по­лу­го­да. Для од­но- 1. Бо­лее ше­сти ты­сяч но­со­ро­гов «Кла­ра» бы­ло вы­пу­ще­но с мо­мен­та со­зда­ния мо­де­ли в 1770 го­ду (пер­вый жи­вой но­со­рог был при­ве­зен в Ев­ро­пу в 1741-м). 2. Сер­виз «Ба­ва­рия» с бело-голубым ге­раль­ди­че­ским ор­на­мен­том — один из са­мых эле­гант­ных в кол­лек­ции. 3. Сбор­ка че­ре­па из кол­лек­ции Memento Mori. 4. Вы­пол­няя рос­пись, ху­дож­ник све­ря­ет­ся с ори­ги­на­лом. 5. Та­рел­ка из сер­ви­за Belle Epoque — ше­дев­ра Гер­ма­на Град­ля. 6. Ажур­ная кор­зин­ка с го­ло­вой коз­ла — од­но из са­мых тру­до­ем­ких из­де­лий с XVIII ве­ка го кли­ен­та, у ко­то­ро­го дом на оке­ане, сде­ла­ли спе­ци­аль­ную вер­сию с мор­ски­ми ры­ба­ми и в го­лу­бых то­нах.

Гор­дость ху­дож­ни­ков «Ним­фен­бур­га» — тру­до­ем­кая под­гла­зур­ная рос­пись, для ее на­не­се­ния ис­поль­зу­ют аэро­граф. Из­де­лие по­сле пер­во­го об­жи­га слой за сло­ем по­кры­ва­ют пиг­мен­та­ми в ви­де по­рош­ка, по­том кор­рек­ти­ру­ют ки­сточ­кой. По­сле вто­ро­го об­жи­га по­лу­ча­ет­ся слож­ный цвет, ко­то­рый точ­но пе­ре­да­ет фак­ту­ру пе­рьев птиц или шер­сти животных. Дру­гая уди­ви­тель­ная техника — ре­льеф­ная резь­ба на фар­фо­ро­вой пла­стине, ко­то­рая на про­свет яв­ля­ет по­ра­зи­тель­ной чет­ко­сти и глу­би­ны ри­су­нок, на­по­ми­на­ю­щий фо­то­гра­фи­че­ское изоб­ра­же­ние. Один из кли­ен­тов по­же­лал офор­мить та­ки­ми пла­сти­на­ми лифт, при­чем ри­су­нок дол­жен был про­яв­лять­ся при подъ­еме.

Ко­гда я сно­ва ока­зы­ва­юсь на мюн­хен­ской Оде­он­сплац в ма­га­зине ма­ну­фак­ту­ры с са­мы­ми кра­си­вы­ми вит­ри­на­ми и скри­пя­щи­ми по­ла­ми (в этом го­ду он от­празд­ну­ет 100-ле­тие) и ин­те­ре­су­юсь сто­и­мо­стью дав­но при­гля­нув­ше­го­ся мне чай­ни­ка, его в об­щем-то аст­ро­но­ми­че­ская це­на не вы­зы­ва­ет у ме­ня ни­ка­ких во­про­сов. Из­де­лия по­став­щи­ков ко­ро­лев­ско­го дво­ра ни­ко­гда не бы­ли де­ше­вы­ми.

2. 3. 1

4. 5. 6.

2.

1. На по­су­де Nymphenburg по­да­вал­ся обед на су­перъ­ях­те Christina O Ари­сто­те­ля Онас­си­са, по сей день ма­ну­фак­ту­ра вы­пол­ня­ет сер­ви­зы для вла­дель­цев са­мых рос­кош­ных яхт. 2. За­лив­ка жид­ко­го фар­фо­ра в гип­со­вую фор­му. 3. Чай­ник из кол­лек­ции Lightscape слов­но...

1. Каж­дый ма­стер — от мо­де­ли­ста до ху­дож­ни­ка — остав­ля­ет на из­де­лии под­пись. 2. За свою ис­то­рию Nymphenburg со­труд­ни­чал со мно­ги­ми ху­дож­ни­ка­ми, од­на из по­след­них кол­лек­ций, «Ми­фы и ле­ген­ды», бы­ла при­ду­ма­на Дэми­е­ном Хёр­стом. 3. Все пиг­мен­ты для рос­пи­си...

1.

4. 5

6.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.