РЕ­ЖИС­СЕР ИН­ТЕ­РЬЕ­РА

В РА­БО­ТАХ фран­цуз­ско­го ди­зай­не­ра ШАХ А НА­МИ НАС С ЯНА па­риж­ский шик за­про­сто со­че­та­ет­ся с эк­зо­тиз­мом

The Rake  - - Содержание - Текст Ма­ри­на Вол­ко­ва

Ша­хан Ми­нассян от­кры­ва­ет две­ри и секреты

Кол­лек­ци­о­нер, мод­ник, свет­ский лев, де­ко­ра­тор — Ша­хан Ми­нассян без­упре­чен во всех ипо­ста­сях. Ему 57 лет, и 25 из них он за­ни­ма­ет­ся ди­зай­ном ин­те­рье­ров. «Им­пе­рия» Ша­ха­на вклю­ча­ет ди­зайн-сту­дию, га­ле­рею и офис на Ле­вом бе­ре­гу, в серд­це квар­та­ла ан­ти­ква­ров и арт-ди­ле­ров. Они на­хо­дят­ся в несколь­ких ша­гах друг от дру­га, в ти­пич­но па­риж­ских особ­ня­ках с внут­рен­ни­ми дво­ри­ка­ми, уз­ки­ми вход­ны­ми ар­ка­ми и леп­ни­ной на се­ро-пе­соч­ных фа­са­дах.

Ка­би­нет ди­зай­не­ра — са­мо во­пло­ще­ние уюта. Из-под аба­жу­ров на­столь­ных ламп на мощ­ном скульп­тур­ном ос­но­ва­нии (ди­зайн cа­мо­го ма­сте­ра) стру­ит­ся мяг­кий свет, на по­лу — пу­ши­стый ковер, на столе аук­ци­он­ные ка­та­ло­ги впе­ре­меш­ку с чер­те­жа­ми (Ша­хан — из ста­рой гвар­дии, до сих пор ри­су­ет эс­ки­зы сво­их про­ек­тов от ру­ки), об­раз­ца­ми тка­ней, цве­то­вы­ми па­лит­ра­ми. Ра­бо­чий стол ди­зай­не­ра укра­ша­ет скульптура 1960-х го­дов аме­ри­кан­ско­го бру­та­ли­ста Нэп­поу в ви­де ша­ра, по­верх­ность ко­то­ро­го сфор­ми­ро­ва­на шляп­ка­ми гвоз­дей. На стене за ним — фак­тур­ное ке­ра­ми­че­ское пан­но аме­ри­кан­ца Пи­те­ра Лэй­на, ко­то­ро­го Ми­нассян на­зы­ва­ет скуль­пто­ром на­ше­го ве­ка. Пред­ме­ты раз­ных эпох и куль­тур от­лич­но ужи­ва­ют­ся друг с дру­гом и по­до­бра­ны так, что интерьер вы­зы­ва­ет вздох вос­хи­ще­ния.

По­черк Ша­ха­на счи­ты­ва­ет­ся в од­ну се­кун­ду: од­на­жды уви­дев со­здан­ный им интерьер, вы не спу­та­е­те его ни с ка­ким дру­гим. Прав­да, про­ек­ты Ми­насся­на ред­ко по­па­да­ют на стра­ни­цы глян­це­вых из­да­ний. «Мои за­каз­чи­ки це­нят при­ват­ность, — от­ме­ча­ет он. — Я не впра­ве афи­ши­ро­вать их име­на и тем бо­лее по­ка­зы­вать пуб­ли­ке их ин­те­рье­ры. У ме­ня сло­жил­ся свой круг кли­ен­тов: это пред­ста­ви­те­ли круп­но­го биз­не­са, бан­ков­ской

Мои ин­те­рье­ры — эф­фект­ный микс, я мо­гу сочетать са­мые раз­ные ве­щи

сфе­ры, мо­ды, ки­но­звез­ды, ста­рая ари­сто­кра­тия. К то­му же обыч­но один за­каз­чик — это несколь­ко объ­ек­тов: апар­та­мен­ты в го­ро­де, за­го­род­ный дом, вил­ла на част­ном ост­ро­ве и т. д. Еще де­сять лет на­зад ме­ня счи­та­ли га­ле­ри­стом, так как мо­их ин­те­рье­ров ни­кто не ви­дел, это бы­ли за­кры­тые про­ек­ты. На­ше вре­мя да­ет зна­чи­тель­но боль­ше воз­мож­но­стей. Несколь­ко раз в год мы участ­ву­ем в круп­ных шоу, на­при­мер, AD Intérieurs, что­бы по­ка­зать свои ин­те­рье­ры, ка­ки­ми мы их ви­дим. И, ко­неч­но, InŽagram: га­ле­реи (@chahangallery) и соб­ствен­ный (@chahan_m). Я счи­таю его глав­ным сред­ством про­фес­си­о­наль­ной ком­му­ни­ка­ции, ведь 90 % мо­их под­пис­чи­ков — не слу­чай­ные лю­ди. Мы вра­ща­ем­ся в од­них кру­гах, мы из од­ной сфе­ры. Че­рез InŽagram мы об­ме­ни­ва­ем­ся иде­я­ми. По­это­му, кста­ти, я по­ка не из­даю кни­гу со сво­и­ми про­ек­та­ми, а ис­поль­зую ви­зу­аль­ную ком­му­ни­ка­цию он­лайн. Мы жи­вем в ми­ре вы­со­ких ско­ро­стей. Нуж­но при­знать, что мои за­каз­чи­ки из тех, ко­го при­ня­то на­зы­вать мил­ле­ни­а­ла­ми, на во­прос, про­ек­ти­ро­вать ли биб­лио­те­ку, удив­лен­но вски­ды­ва­ют бро­ви: „Кто сей­час чи­та­ет?“. А мне лич­но нра­вит­ся чув­ство­вать бу­ма­гу, пе­ре­ли­сты­вать стра­ни­цы. Кни­га или жур­нал — не толь­ко ви­зу­аль­ный ряд, это еще и так­тиль­ные ощу­ще­ния, но нуж­но при­знать, что вре­ме­на из­ме­ни­лись».

Об­ла­да­тель са­мой окла­ди­стой и ухо­жен­ной бо­ро­ды в ди­зай­нер­ском ми­ре, Ша­хан от­нюдь не кон­сер­ва­ти­вен в сво­ем об­ли­ке. На про­гул­ке с ба­лов­нем Оска­ром, фран­цуз­ским буль­до­гом, на хо­зя­ине под­вер­ну­тые чи­но­сы и де­зер­ты Gucci c вы­ши­ты­ми тиг­ра­ми. В дожд­ли­вый день Оскар и сам ще­го­ля­ет в сте­га­ном пу­хо­вич­ке и тви­до­вой кеп­ке. Се­го­дня на Ша­хане клас­си­че­ский при­та­лен­ный пи­джак тем­но-си­не­го от­тен­ка от Valentino (с изю­мин­кой — лац­ка­ны от­де­ла­ны цвет­ным кан­том), а на но­гах яр­кие ке­ды. «Я не вый­ду из дома без пи­джа­ка, — го­во­рит ди­зай­нер. — Для ме­ня это сво­е­го ро­да фе­тиш. Мой отец но­сил пи­джак, для ме­ня важ­на связь по­ко­ле­ний. Мои пред­по­чте­ния в одеж­де? Ralph Lauren. Я, как го­во­рят, very Ralph. Я люб­лю ком­форт, но мо­гу по­жерт­во­вать им ра­ди кра­со­ты. Я мо­гу но­сить мех со шле­пан­ца­ми, на­при­мер. Мой об­лик, как и мои ин­те­рье­ры, — эф­фект­ный микс, я мо­гу сочетать са­мые раз­ные ве­щи, но обя­за­тель­но хо­ро­ше­го кроя и с нот­кой клас­си­ки».

Чув­ству­ет­ся, что ди­зай­нер при­шел в профессию из ин­ду­стрии мо­ды. Хо­тя он го­во­рит, что ра­бо­та с мод­ны­ми до­ма­ми (Ми­нассян семь лет был кре­а­тив­ным ди­рек­то­ром лю­би­мо­го Ralph Lauren) да­ла ему не столь­ко на­смот­рен­ность и вкус, сколь­ко… са­мо­дис­ци­пли­ну. «Мода мушт­ру­ет, — счи­та­ет он. — Ты ста­но­вишь­ся дик­та­то­ром. Ты дол­жен на­учить­ся быст­ро при­ни­мать ре­ше­ния и брать на се­бя от­вет­ствен­ность за них. Ты про­хо­дишь про­вер­ку ха­риз­мой. Она ли­бо есть, ли­бо нет».

Ко­гда Ша­хан ушел из сфе­ры мо­ды, у него уже бы­ли кли­ен­ты, и он от­крыл свое ар­хи­тек­тур­ное бю­ро. Прав­да, боль­шая ар­хи­тек­ту­ра его не вполне удо­вле­тво­ря­ет. «Я про­ек­ти­рую жи­лое про­стран­ство, я от­тал­ки­ва­юсь от ар­хи­тек­ту­ры, я строю, — го­во­рит он. — Но я люб­лю тек­сту­ру, фак­тур­ные ма­те­ри­а­лы, мне нра­вят­ся чув­ствен­ные ин­те­рье­ры — ар­хи­тек­ту­ра это­го не да­ет».

Де­сять лет на­зад Ша­хан от­крыл га­ле­рею Chahan Gallery, где про­да­ют­ся как пред­ме­ты его ди­зай­на (ме­бель, све­тиль­ни­ки, ак­сес­су­а­ры), так и про­из­ве­де­ния со­вре­мен­ных ма­сте­ров, со­бран­ные им. «Мой бэк­гра­унд — ан­ти­квар­ная сре­да (по ро­ди­те­лям), — рас­ска­зы­ва­ет он. — Все свои про­ек­ты я ком­плек­тую не толь­ко ве­ща­ми соб­ствен­но­го ди­зай­на (всё, от ме­бе­ли до ков­ров, я пред­по­чи­таю де­лать на за­каз), но и кол­лек­ци­ей ис­кус­ства. Я „ку­ри­рую“интерьер». В га­ле­рее есть как ав­тор­ская ке­ра­ми­ка Пи­те­ра Лэй­на, так и вин­таж, а еще ме­бель са­мо­го Ша­ха­на. Она объ­еди­не­на в се­рии,

по­свя­щен­ные гор­но­му хру­ста­лю, мар­кет­ри из со­лом­ки (воз­рож­ден­ное ис­кус­ство 1930-х), брон­зе руч­ной от­лив­ки. «Каж­дые два-три ме­ся­ца я со­здаю по несколь­ко ве­щей, — про­дол­жа­ет ди­зай­нер. — Я не на­зо­ву их сво­ей ли­ни­ей ме­бе­ли, это ав­тор­ская кол­лек­ция (сей­час в ней око­ло 50 пред­ме­тов). В мо­ем под­хо­де нет се­зон­но­сти, я ча­сто про­ек­ти­рую на за­каз. На­при­мер, нет иде­аль­но­го обе­ден­но­го сто­ла и при­кро­ват­ных тум­бо­чек. Обе по­зи­ции за­ви­сят от раз­ме­ров по­ме­ще­ния». Га­ле­рея пред­ла­га­ет ве­щи раз­ных ма­сте­ров и эпох, с по­мо­щью ко­то­рых мож­но со­здать интерьер «как у Ша­ха­на». За­каз­чи­ки ча­сто по­ку­па­ют всю об­ста­нов­ку за­ла!

По­след­нее увле­че­ние Ша­ха­на — ке­ра­ми­ка. «Сна­ча­ла я по­ку­пал про­из­ве­де­ния 1920–50-х го­дов, фин­ские, швед­ские, то­гда это ис­кус­ство бы­ло раз­ви­то в Скан­ди­на­вии, — вспо­ми­на­ет ди­зай­нер. — За­тем ме­ня за­ин­те­ре­со­ва­ли со­вре­мен­ные ве­щи. Я нена­ви­жу гру­бое, ре­мес­лен­ное. Ка­за­лось бы, ке­ра­ми­ка долж­на от­тал­ки­вать ме­ня. Но она мо­жет быть по­стро­е­на на ню­ан­сах, быть пер­во­здан­ной, а не гру­бой, быть чув­ствен­ной, про­буж­дать эмо­ции. И она мо­жет смот­реть­ся до­ро­го!»

Сей­час в Chahan Gallery пред­став­ле­ны несколь­ко ма­сте­ров, каж­дый из них ра­бо­та­ет в сво­ей ма­не­ре, и они до­пол­ня­ют друг дру­га. Звез­да аме­ри­кан­ско­го ке­ра­ми­ста Пи­те­ра Лэй­на взо­шла имен­но бла­го­да­ря Ша­ха­ну. Ди­зай­нер де­ко­ри­ро­вал его ке­ра­ми­че­ски­ми пан­но ин­те­рье­ры спа в па­риж­ском Hôtel de Crillon, от­крыв­шем­ся про­шлым ле­том по­сле мас­штаб­ной ре­но­ва­ции (см. The Rake № 22). На­ря­ду с Ми­насся­ном в со­зда­нии ин­те­рье­ров оте­ля при­ни­ма­ли уча­стие еще несколь­ко зна­ме­ни­то­стей, в част­но­сти фран­цуз Три­стан Оэр. У каж­до­го был свой фронт ра­бот. По­ми­мо спа Sense и бас­сей­на Ша­хан спро­ек­ти­ро­вал несколь­ко су­и­тов, га­стро­но­ми­че­ский ре­сто­ран L’ecrin, чай­ный салон Jardin d’hiver, бар Les Ambassadeurs и вин­ный по­греб La Cave. Он увле­чен­но рас­ска­зы­ва­ет об этом про­ек­те: «В мо­ей прак­ти­ке уже бы­ла го­сти­ни­ца, ка­мер­ный бу­тик-отель в Май­а­ми, при­над­ле­жа­щий че­те кол­лек­ци­о­не­ров. Здесь же бы­ла со­вер­шен­но дру­гая ис­то­рия. Па­лас-отель, один из луч­ших в Па­ри­же, ле­ген­дар­ное ме­сто с бо­га­той ис­то­ри­ей. Вла­дель­цы про­си­ли ме­ня со­хра­нить ДНК de Crillon и вме­сте с тем сде­лать его мод­ным, стиль­ным, на острие. Ра­бо­ты за­тя­ну­лись на пять лет. Я стре­мил­ся к эле­гант­но­сти, кутюр­но­сти, ис­поль­зо­вал в ин­те­рье­ре элементы декора фа­са­дов па­риж­ских особ­ня­ков, что­бы счи­ты­ва­лись го­род­ские „ко­ды“. Вме­сте с тем я раз­ра­бо­тал сце­но­гра­фию по­ме­ще­ний, что­бы го­сти оте­ля не про­сто при­хо­ди­ли в ре­сто­ран или в спа, а пе­ре­жи­ва­ли это как нечто осо­бен­ное, что­бы этот опыт ста­но­вил­ся для них под­лин­ным ин­те­рьер­но-ку­ли­нар­ным

пу­те­ше­стви­ем. Мяг­ко оcве­щен­ный бас­сейн на­по­ми­на­ет ла­гу­ну, вин­ный по­греб — дра­ма­ти­зи­ро­ван­ное, та­ин­ствен­ное про­стран­ство, в ре­сто­ране так­же разыг­ры­ва­ет­ся ин­те­рьер­ный спек­такль, со­пут­ству­ю­щий кухне Кри­сто­фе­ра Аша. Я ра­бо­таю на ню­ан­сах, бу­до­ра­жа­щих чувства». Ин­те­рье­ры Hôtel de Crillon, без­услов­но, вой­дут в ис­то­рию.

Что де­ла­ет тот или иной проект, вещь зна­чи­мы­ми, ста­вит их вне вре­ме­ни? Ша­хан отвечает: «Преж­де все­го ка­че­ство. Вкус. Но пер­вич­но все же ка­че­ство. Вещь мо­жет вам нра­вить­ся или не нра­вить­ся, но вы не мо­же­те не при­знать, что это про­из­ве­де­ние ис­кус­ства. Это, кста­ти, очень па­риж­ская ис­то­рия. Что та­кое па­риж­ский стиль? Это ню­ан­сы, ДНК культуры. То, что вы со­бой пред­став­ля­е­те, счи­ты­ва­ет­ся окру­жа­ю­щи­ми, то, как вы­гля­ди­те, еди­те, дви­га­е­тесь. Фран­цуз­ская куль­ту­ра — это по­тря­са­ю­щее вни­ма­ние к де­та­лям. Я впи­тал эту ее со­став­ля­ю­щую, ос­но­ву ос­нов. Ка­за­лось бы, ка­кая разница — се­реб­ро или по­се­реб­ре­ние? Но вы чув­ству­е­те раз­ни­цу. На­при­мер, в мо­их про­ек­тах окантовка штор де­ла­ет­ся толь­ко вруч­ную. Я за­ка­зы­ваю вы­шив­ку од­но­му из ста­рей­ших фран­цуз­ских до­мов. Ка­за­лось бы, в чем от­ли­чие? Эти де­та­ли не бро­са­ют­ся в гла­за, воз­мож­но, вы их да­же не за­ме­ти­те. Но неуло­ви­мо имен­но из та­ких де­та­лей спле­та­ет­ся ткань об­ра­за. Вы это по­чув­ству­е­те и вы­дох­не­те: „Рос­кош­но!“»

Ша­хан утверждает: чем ла­ко­нич­нее интерьер, тем без­упреч­нее долж­но быть ка­че­ство. «Бе­лые ин­те­рье­ры оди­оз­ны, — го­во­рит он. — Ко­гда ко мне об­ра­ща­ют­ся с прось­бой, я объ­яс­няю: чи­сто бе­лый в раз­ное вре­мя дня в за­ви­си­мо­сти от осве­щен­но­сти по­ме­ще­ния смот­рит­ся то агрес­сив­но, то уны­ло. Мерт­вен­но-бе­лый. Я вы­бе­ру от­те­нок, пе­ре­хо­ды от­тен­ков, тон­кая гра­да­ция вы­ве­дет мой бе­лый за гра­ни­цы бе­ло­го. Я по­строю интерьер на тек­сту­рах, мяг­кий свет бу­дет омы­вать их, соз­да­вая ком­форт­ную ат­мо­сфе­ру». Да, в слу­чае с Ша­ха­ном Ми­насся­ном все непро­сто да­же с са­мым, ка­за­лось бы, эле­мен­тар­ным из цве­тов.

Я нена­ви­жу гру­бое и ре­мес­лен­ное. Но ке­ра­ми­ка мо­жет смот­реть­ся до­ро­го

1. Экс­по­зи­ци­он­ный интерьер Ша­ха­на на яр­мар­ке кол­лек­ци­он­но­го ди­зай­на PAD в Лон­доне. 2. Интерьер для PAD в Па­ри­же, 2017. 3. Шир­ма по ди­зай­ну Ми­насся­на, экран сде­лан из гор­но­го хру­ста­ля. 4. Ку­шет­ка с ос­но­ва­ни­ем из брон­зы, спро­ек­ти­ро­ван­ная Ша­ха­ном и...

1. Спа-центр па­риж­ско­го Hôtel de Crillon, от­крыв­ше­го­ся в про­шлом го­ду по­сле ре­но­ва­ции, оформ­лен Ми­насся­ном. Од­на из стен де­ко­ри­ро­ва­на ке­ра­ми­че­ским пан­но руч­ной ра­бо­ты. Ав­тор — аме­ри­кан­ский скуль­птор-ке­ра­мист Пи­тер Лэйн. 2. Апар­та­мен­ты в Па­ри­же,...

2. 1. Ша­хан и его лю­би­мый буль­дог Оскар. 2. Ин­те­рье­ры Chahan Gallery да­ют ис­чер­пы­ва­ю­щее пред­став­ле­ние о любимых де­ко­ра­тор­ских при­е­мах Ми­насся­на

1.

2.

3.

4.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.