Незна­ко­мый «Мон­пар­нас» с Фон­тан­ки

Эта вы­став­ка пред­став­ля­ет про­из­ве­де­ния ху­дож­ни­ков пер­вой тре­ти ХХ ве­ка, на­хо­дя­щи­е­ся в част­ных кол­лек­ци­ях

Vecherniy Ekaterinburg - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ека­те­ри­на ШАКШИНА.

КОЛЛЕКЦИЯ рус­ско­го аван­гар­да ека­те­рин­бург­ско­го Му­зея изоб­ра­зи­тель­ных ис­кусств ши­ро­ко из­вест­на. В про­шлом году она бы­ла вос­тре­бо­ва­на На­ци­о­наль­ной га­ле­ре­ей в Бу­да­пеш­те, толь­ко что 14 ра­бот из неё бы­ли по­ка­за­ны в Москве. Это лишь недав­ние марш­ру­ты. Наш аван­гард лю­бят не толь­ко «на вы­ез­де». Ека­те­рин­бурж­цы гор­дят­ся, что у нас есть свои МАЛЕВИЧ, КАНДИНСКИЙ, ЛАРИОНОВ, ГОНЧАРОВА, ФАЛЬК… Сло­вом, ко­го толь­ко нет. Есте­ствен­но, мно­гих всё же нет. Огром­ное ко­ли­че­ство про­из­ве­де­ний рус­ских ху­дож­ни­ков Се­реб­ря­но­го ве­ка рас­сре­до­то­че­ны по му­зе­ям ми­ра, част­ным кол­лек­ци­ям. Ес­ли в му­зее дру­го­го го­ро­да или стра­ны их при осо­бом же­ла­нии мож­но уви­деть, то зна­ко­мить­ся с част­ны­ми кол­лек­ци­я­ми слож­нее. Но и это пре­одо­ли­мо.

Пи­тер­ские га­ле­ри­сты пе­ре­ме­сти­ли к нам из сво­ей KGallery, рас­по­ло­жен­ной в до­ме № 24 на на­бе­реж­ной Фон­тан­ки, рус­ский «Мон­пар­нас», и в Му­зее изоб­ра­зи­тель­ных ис­кусств (ул. Во­е­во­ди­на, 5) 22 ап­ре­ля от­кры­лась вы­став­ка «Рус­ские «па­ри­жане». Она пред­став­ля­ет про­из­ве­де­ния ху­дож­ни­ков пер­вой тре­ти ХХ ве­ка, на­хо­дя­щи­е­ся в част­ных кол­лек­ци­ях. Рус­ских ху­дож­ни­ков, кто свя­зал свою судь­бу с Па­ри­жем. «Част­ные» кар­ти­ны незна­ко­мы мно­гим зри­те­лям. На­при­мер, эта — «В ма­стер­ской в Па­ри­же» На­та­на АЛЬТМАНА.

КУ­РА­ТОР вы­став­ки «Рус­ские «па­ри­жане» от KGallery Ар­те­мий ФАХРУТДИНОВ от­ме­тил, что экс­по­зи­ция—но­вая, спе­ци­аль­но сфор­ми­ро­ва­на для ека­те­рин­бург­ско­го Му­зея изоб­ра­зи­тель­ных ис­кусств. В Санкт-Пе­тер­бур­ге, в га­ле­рей­ном до­ме на Фон­тан­ке, та­кую под­бор­ку про­из­ве­де­ний рус­ских ху­дож­ни­ков-эми­гран­тов из част­ных кол­лек­ций ещё не ви­де­ли. Со­бра­ли «со­бра­ние» имен­но для Ека­те­рин­бур­га. И по­то­му, что у нас в го­ро­де под­го­тов­лен­ный зри­тель, и по­то­му, что пи­тер­скую KGallery свя­зы­ва­ют парт­нёр­ские от­но­ше­ния сЕМИ И, с фа­куль­те­том ис­кус­ство­ве­де­ния и со­ци­о­куль­тур­ных тех­но­ло­гий Ураль­ско­го фе­де­раль­но­го уни­вер­си­те­та. От му­зея вы­став­ку ку­ри­ру­ет за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра по на­уч­ной ра­бо­те Зоя ТАЮРОВА, а её со­ку­ра­тор — ис­кус­ство­вед Та­ма­ра ГАЛЕЕВА, воз­глав­ля­ю­щая ка­фед­ру ис­то­рии ис­кусств и му­зее­ве­де­ния УрФУ. В сфе­ре ис­сле­до­ва­ний ка­фед­ры — твор­че­ство рус­ских ху­дож­ни­ков Се­реб­ря­но­го ве­ка в эми­гра­ции. Та­ма­ра Алек­сан­дров­на про­ве­ла для нас блиц-экс­кур­сию по про­из­ве­де­ни­ям рус­ских «па­ри­жан».

В пер­вом за­ле экс­по­зи­ции мы ещё в Рос­сии вме­сте с ху­дож­ни­ка­ми Ми­ха­и­лом ДОБУЖИНСКИМ, Бо­ри­сом ГРИГОРЬЕВЫМ, Ива­ном БИЛИБИНЫМ, Алек­сан­дром БЕНУА, Ива­ном ПУНИ… Ак­ва­рель­ный пей­заж с за­бо­ром (1910-е го­ды), ко­неч­но же, — рос­сий­ский, узна­ва­е­мый, но уже то­гда Пуни по­се­щал за­ня­тия в па­риж­ской ху­до­же­ствен­ной ака­де­мии Род оль­фоЖЮ ЛИ АН А.Ещё до ре­во­лю­ции он воз­вра­щал­ся в Па­риж, участ­во­вал в Са­лоне Не­за­ви­си­мых. Во Фран­ции, ку­да окон­ча­тель­но уехал в 1920-е, он стал на­зы­вать­ся Жа­ном ПУНЬИ. А в 1919-м, ещё оста­ва­ясь Ива­ном, пре­по­да­вал в Ви­теб­ске вме­сте с дру­гим рус­ским «па­ри­жа­ни­ном», кар­ти­на ко­то­ро­го смот­рит на нас уже «из Па­ри­жа», на­про­тив, на стене — «Ба­ран», на­пи­сан­ный Мар­ком ШАГАЛОМ в па­риж­ские го­ды, в кон­це 1920-х. Ша­гал — вез­де и все­гда Ша­гал.

Ку­ра­то­ры вы­став­ки — и пи­тер­ские, и ека­те­рин­бург­ские — еди­но­душ­ны в опре­де­ле­нии глав­ной сво­ей це­ли: «Это по­пыт­ка со­здать обоб­щён­ный порт­рет рус­ских ху­дож­ни­ков, ока­зав­ших­ся свя­зан­ны­ми с Па­ри­жем в 1910—1940-е го­ды. Вре­мя меж­ду дву­мя ми­ро­вы­ми вой­на­ми, ко­гда фран­цуз­ская сто­ли­ца ста­ла при­бе­жи­щем для мно­гих яр­чай­ших пред­ста­ви­те­лей ми­ро­вой твор­че­ской ин­тел­ли­ген­ции. Па­риж пре­вра­тил­ся в свое­об­раз­ный пе­ре­крё­сток бур­ля­щей ху­до­же­ствен­ной жиз­ни, в мно­го­на­ци­о­наль­ный и муль­ти­куль­тур­ный центр. Во мно­гом бла­го­да­ря рус­ским ху­дож­ни­кам».

На­ши со­оте­че­ствен­ни­ки, ока­зав­шись, кто по сво­ей во­ле, кто став из­гнан­ни­ком из ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии, бы­ли — по су­ти, по от­кры­то­сти, по глу­бине и ши­ро­те вос­при­я­тия ми­ра и ху­до­же­ствен­ных яв­ле­ний — ев­ро­пей­ца­ми. Они «впи­сы­ва­лись» ес­ли не в бла­го­по­луч­ный быт, то в бы­тие ис­кус­ства есте­ствен­но, как тво­ри­ли, дру­жи­ли со мно­ги­ми людь­ми ис­кус­ства. Так Па­вел ЧЕЛИЩЕВ, чьи ра­бо­ты мы впер­вые ви­дим на этой вы­став­ке, об­рёл в Па­ри­же пре­дан­ную це­ни­тель­ни­цу сво­е­го та­лан­та — мно­го­зна­ю­щую, ис­ку­шён­ную Гер­тру­ду СТАЙН. Вот она-то всем зна­ко­ма по хе­мин­гу­эев­ско­му «Празд­ни­ку, ко­то­рый все­гда с то­бой».

Мы впер­вые уви­де­ли в та­ком мно­го­об­ра­зии твор­че­ство Бо­ри­са ГРИГОРЬЕВА. Незна­ко­мым «ван-го­гом» пред­стал сво­и­ми фран­цуз­ски­ми «Под- сол­ну­ха­ми под ок­ном» из­вест­ный те­ат­раль­ный ху­дож­ник Лев БАКСТ. И эти ра­бо­ты лю­би­мой мно­ги­ми, из­вест­ной Зи­на­и­ды СЕРЕБРЯКОВОЙ ви­дим впер­вые в ори­ги­на­ле: эс­киз к боль­шо­му по­лот­ну «Бе­ле­ние хол­ста», за­ри­сов­ка из эк­зо­ти­че­ской по­езд­ки «Ма­рок­кан­ские де­вуш­ки»…

Та­ма­ра Галеева под­черк­ну­ла, что это — вы­став­ка-ис­сле­до­ва­ние. Её сту­ден­ты, бу­ду­щие ис­кус­ство­ве­ды, уже ста­ли за­все­гда­та­я­ми в «рус­ском Па­ри­же». Спе­ци­а­ли­стам мно­гое пред­сто­ит здесь изу­чить, узнать, опо­знать пер­со­на­жей. На­при­мер, кто изоб­ра­жён на ри­сун­ке Юрия (в Па­ри­же — Жорж) АННЕНКОВА ря­дом с Гер­бер­том УЭЛЛСОМ? Или кто эта жен­щи­на на кар­тине «В ма­стер­ской в Па­ри­же» (см. 1-ю стр.)? Да, это та са­мая ма­стер­ская, в ко­то­рой ра­бо­тал На­тан АЛЬТМАН, а вот ры­жая да­ма? На­тур­щи­ца по­сле се­ан­са, или, ско­рее все­го, как счи­та­ет ис­кус­ство­вед Галеева, его же­на — ба­ле­ри­на Ири­на ДЕГА, с ко­то­рой Альтман вер­нул­ся в СССР в 1935 году… Боль­шин­ство — не вер­ну­лось. Но к нам сей­час на пол­то­ра ме­ся­ца вер­ну­лись их ра­бо­ты.

В Санкт-Пе­тер­бур­ге, в га­ле­рею на Фон­тан­ке, 24, на­вер­ня­ка при слу­чае зай­дём, а вот к част­ным кол­лек­ци­о­не­рам пуб­ли­ке по­пасть не так-то про­сто. Вы­став­ка «Рус­ские «па­ри­жане» из бо­лее 100 ра­бот 60 ху­дож­ни­ков да­ёт нам та­кую воз­мож­ность: по­лу­чить со­вер­шен­но но­вые впе­чат­ле­ния, рас­ши­рить свой ху­до­же­ствен­ный кру­го­зор. При­ят­но, что ека­те­рин­бурж­цы опять — в чис­ле из­бран­ных.

«Ìàðîêêàíñêèå äåâóøêè» Çèíàèäû ÑÅÐÅÁÐßÊÎÂÎÉ.

«Áàðàí» Ìàðêà ØÀÃÀËÀ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.