Дис­кус­сия го­да

Vecherniy Ekaterinburg - - ОФИЦИАЛЬНО -

С кон­ца 1980-х в Ека­те­рин­бур­ге, как и во всей Рос­сии, ста­ли ча­сто ис­поль­зо­вать­ся сло­ва «го­род­ское со­об­ще­ство», «пра­ва граж­дан». Од­на­ко от­но­ше­ние граж­дан к это­му бы­ло на­смеш­ли­во-скеп­тич­ным: в глу­бине ду­ши все бы­ли убеж­де­ны, что главные во­про­сы, как и рань­ше, ре­ша­ет власть без огляд­ки на ко­го-ли­бо. Про­ве­рять это, спо­рить с этим не пы­тал­ся ни­кто.

Си­ту­а­ция по­ме­ня­лась в 2010 го­ду. Воз­ник во­прос, вы­звав­ший по­ис­ти­не «об­ще­го­род­скую дис­кус­сию». Ру­ко­вод­ство Ека­те­рин­бург­ской епар­хии пред­ло­жи­ло вос­ста­но­вить Ека­те­ри­нин­ский со­бор. Со­про­тив­ле­ние это­му про­ек­ту воз­ник­ло по той при­чине, что он в свою оче­редь тре­бо­вал раз­ру­ше­ния: под буль­до­зер дол­жен был уй­ти фон­тан «Ка­мен­ный цве­ток» и сквер во­круг него.

Идея с «со­бо­ром вме­сто фон­та­на» по­тер­пе­ла со­кру­ши­тель­ное по­ра­же­ние на трёх «ли­ни­ях обо­ро­ны». На град­со­ве­те. На пуб­лич­ных слу­ша­ни­ях. Опа­са­ясь, что власть про­игно­ри­ру­ет это, про­тив­ни­ки стро­и­тель­ства со­бра­ли у фон­та­на ми­тинг 10 ап­ре­ля.

Спор ока­зал­ся ост­рым по весь­ма про­стой при­чине — он по­лу­чал­ся зна­чи­тель­но ши­ре, неже­ли дис­кус­сия по гра­до­стро­и­тель­но­му во­про­су. Это был спор о том, ка­кую сте­пень сво­бо­ды го­то­вы предо­ста­вить друг дру­гу пра­во­слав­ные и ате­и­сты.

Сен­са­ци­ей тех дней ста­ло то, что го­род­ская и об­ласт­ная вла­сти при­слу­ша­лись к наи­бо­лее внят­но и гром­ко вы­ра­жен­но­му мне­нию. Ре­а­ли­за­ция про­ек­та бы­ла при­оста­нов­ле­на. Всем ста­ло яс­но, что в Ека­те­рин­бур­ге го­род­ское са­мо­управ­ле­ние — да­ле­ко не пу­стой звук.

С дру­гой сто­ро­ны, сво­е­го ро­да эк­за­мен на че­ло­ве­че­скую зре­лость сда­ли и са­ми го­ро­жане. Дис­кус­сия лег­ко мог­ла пе­ре­ра­с­ти в об­мен оскорб­ле­ни­я­ми. Та­кие го­ло­са раз­да­ва­лись. Фра­зео­ло­гия неко­то­рых за­щит­ни­ков фон­та­на ма­ло чем от­ли­ча­лась от вы­ступ­ле­ний «бор­цов с ре­ли­ги­оз­ным дур­ма­ном» со­вет­ской по­ры. А в аги­та­ции за храм ино­гда пы­та­лись изоб­ра­зить всё так, что в скве­ре у фон­та­на оби­та­ют од­ни ал­ко­го­ли­ки и жен­щи­ны лёг­ко­го по­ве­де­ния — ста­ло быть, толь­ко та­кие лю­ди и вы­сту­па­ют про­тив стро­и­тель­ства.

Од­на­ко и на той, и на дру­гой сто­роне по­доб­ные го­ло­са пред­став­ля­ли ни­чтож­ное мень­шин­ство. На про­во­ка­ции ни­кто не под­дал­ся. Жар­ко спо­рить, не пе­ре­хо­дя на лич­но­сти — это ека­те­рин­бург­ский стиль. Взгляд из 2017-го

За ми­нув­шие го­ды про­ек­ти­ров­щи­ки хра­ма бук­валь­но го­ло­ву сло­ма­ли, подыс­ки­вая пло­щад­ку под него в цен­тре го­ро­да. Вся­кий раз бы­ло яс­но, что и этот ва­ри­ант вы­зо­вет мно­го­чис­лен­ные про­те­сты.

Слов­но­бы­вот­ча­я­нии,ар­хи­тек­то­ры ре­ши­ли… по­ки­нуть зем­ную твердь. Бы­ло пред­ло­же­но за­дей­ство­вать ак­ва­то­рию Го­род­ско­го пру­да. Од­на­ко и этот ва­ри­ант был встре­чен воз­ра­же­ни­я­ми: вы­яс­ни­лось, что мно­гим го­ро­жа­нам весь­ма до­ро­га па­но­ра­ма, от­кры­ва­ю­ща­я­ся с Пло­тин­ки. Осе­нью был пред­став­лен ещё один ва­ри­ант — храм пред­по­ла­га­ет­ся воз­ве­сти на за­пад­ном бе­ре­гу пру­да, несколь­ко юж­нее ар­хи­тек­тур­но­го ком­плек­са Ок­тябрь­ской пло­ща­ди. Осо­бых воз­ра­же­ний по­ка не про­зву­ча­ло.

Ôîíòàí è ÷àñîâíÿ âïîëíå ñïîñîáíû ìèðíî óæèâàòüñÿ áîê î áîê. Âîò áû è ëþäÿì òàê æå…

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.