ЛДПР про­тив двой­ных стан­дар­тов — в Рос­сии и в ми­ре

Vecherniy Ekaterinburg - - NEWS - Дмит­рий ЖУРАВЛЁВ.

Вся ны­неш­няя по­ли­ти­ка За­па­да про­ни­за­на ли­це­ме­ри­ем и двой­ны­ми стан­дар­та­ми. Осо­бен­но это ка­са­ет­ся во­про­сов су­ве­ре­ни­те­та. На­при­мер, Ев­ро­пей­ский со­юз от­ка­зал­ся при­зна­вать ре­фе­рен­дум в Ка­та­ло­нии. Меж­ду тем Ка­та­ло­ния се­го­дня тре­бу­ет не про­сто неза­ви­си­мо­сти, а вос­ста­нов­ле­ния неза­ви­си­мо­сти, ко­то­рой эта стра­на и так об­ла­да­ла ве­ка­ми. Ведь Ка­та­ло­ния об­ра­зо­ва­лась в ка­че­стве са­мо­сто­я­тель­ной стра­ны в то же вре­мя, что и Ис­па­ния.

Ли­дер ЛДПР Вла­ди­мир ЖИРИНОВСКИЙ на­по­ми­на­ет, что ев­ро­пей­ские по­ли­ти­ки не ве­рят в ре­фе­рен­дум в Аб­ха­зии, ко­то­рая ис­то­ри­че­ски бы­ла неза­ви­си­мой стра­ной и к Гру­зии не от­но­си­лась. Они на­зы­ва­ют «ан­нек­си­ей» ре­фе­рен­дум в Кры­му, ко­то­рый с 18-го ве­ка был в со­ста­ве Рос­сии, ко­гда ни­ка­кой Укра­и­ны еще и в по­мине не бы­ло.

Но при этом они при­зна­ют неза­ви­си­мость Ко­со­во — фак­ти­че­ски за­хва­чен­ной серб­ской зем­ли, где ни­ка­ко­го ре­фе­рен­ду­ма во­об­ще не про­во­ди­лось, а бы­ло лишь ре­ше­ние мест­но­го пар­ла­мен­та. Они не оспа­ри­ва­ют во­ен­ную ан­нек­сию Фолк­ленд­ских (точ­нее, Маль­вин­ских) ост­ро­вов Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей. И они же, под­чёр­ки­ва­ет Вла­ди­мир Жириновский, при­зна­ли рас­чле­не­ние СССР, хо­тя это ре­ше­ние бы­ло при­ня­то «в уз­ком кру­гу» в Бе­ло­веж­ской Пу­ще во­пре­ки ре­фе­рен­ду­му.

А как же раз­дел Ир­лан­дии? Ве­ли­ко­бри­та­ния оста­ви­ла се­бе са­мые цен­ные тер­ри­то­рии, со­гла­сив­шись от­дать ир­ланд­цам лишь часть их ост­ро­ва. Есть и мно­же­ство дру­гих при­ме­ров.

ЛДПР про­тив двой­ных стан­дар­тов — и в меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ни­ях, и в по­ли­ти­ке как та­ко­вой, да и во­об­ще — в жиз­ни. Лю­бые двой­ные стан­дар­ты — это жал­кая по­пыт­ка вы­гля­деть «хо­ро­ши­ми», «доб­ры­ми» и «спра­вед­ли­вы­ми», в ре­аль­но­сти при­зна­вая лишь «пра­во силь­но­го».

Ка­та­лон­цы, ука­зы­ва­ет Вла­ди­мир Жириновский, се­го­дня си­дят в тюрь­мах толь­ко по­то­му, что они ка­та­лон­цы: «Так же и рус­ских на Укра­ине уби­ва­ют толь­ко за то, что они рус­ские! Пус­кай вра­ги рус­ских и вра­ги ка­та­лон­цев пе­ре­ста­нут изоб­ра­жать из се­бя пра­вед­ни­ков и про­сто при­зна­ют­ся: «Мы — зло­деи, мы — убий­цы». Мо­жет, так не при­ня­то. Но за­то это бу­дет по-чест­но­му».

То есть Аме­ри­ка, под­чёр­ки­ва­ет Вла­ди­мир Жириновский, са­ма сужа­ет сво­бо­ду прес­сы: «На на­ших гла­зах РФ вы­хо­дит на пер­вое ме­сто сре­ди стран, ко­то­рые го­во­рят о ре­аль­ной сво­бо­де сло­ва. Кон­сти­ту­ция США се­го­дня пред­по­ла­га­ет пол­ную сво­бо­ду прес­сы, од­на­ко ру­ко­вод­ство стра­ны смог­ло обой­ти эти нор­мы. Они на­шли улов­ку и че­рез за­кон об ино­стран­ных аген­тах вве­ли огра­ни­че­ния для ино­стран­ных ком­па­ний, имея в ви­ду на­ши, рос­сий­ские. По­лу­ча­ет­ся, что Рос­сия ста­ла един­ствен­ной в ми­ре стра­ной, ко­то­рая вы­сту­па­ет за неогра­ни­чен­ную сво­бо­ду прес­сы. У нас всё ещё об­суж­да­ют, счи­тать ли ино­стран­ные СМИ «ино­стран­ны­ми аген­та­ми». А в Аме­ри­ке — не об­суж­да­ют.

Во­об­ще, с тех вре­мён, ко­гда Аме­ри­ка счи­та­лась «сво­бод­ной стра­ной», там мно­гое по­ме­ня­лось. На­при­мер, мо­дель го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния. Мы убе­ди­лись, что в Аме­ри­ке уже не пре­зи­дент­ская рес­пуб­ли­ка, а ис­ка­жён­ный, из­вра­щён­ный тип пар­ла­мент­ской рес­пуб­ли­ки, ко­гда всё ре­ша­ет Кон­гресс.

Имен­но из­вра­щён­ный. По­то­му что в нор­маль­ной пар­ла­мент­ской рес­пуб­ли­ке пар­ла­мент — оплот де­мо­кра­тии. А в США, так вы­шло, Кон­гресс сто­ит на сто­роне ис­теб­лиш­мен­та, а вот пре­зи­дент как раз из­бран на­ро­дом».

Дей­стви­тель­но, сей­час Кон­гресс и Се­нат вы­сту­па­ют про­тив Трам­па, а он пре­зи­дент стра­ны. В та­кой си­ту­а­ции, от­ме­ча­ет ли­дер ЛДПР, из­би­рать гла­ву го­су­дар­ства на­до на за­се­да­нии Кон­грес­са, как в Гер­ма­нии, как в Ита­лии, как в Гре­ции, как в Из­ра­и­ле и во мно­гих стра­нах: «За­чем аме­ри­кан­цам вы­ду­мы­вать от­дель­ные вы­бо­ры пре­зи­ден­та? Это до­ро­го».

Да и в це­лом, уве­рен Вла­ди­мир Жириновский, вы­бо­ры в США нель­зя на­звать по-на­сто­я­ще­му де­мо­кра­ти­че­ски­ми: «Мне­ние и роль аме­ри­кан­ско­го на­ро­да ис­ка­жа­ют­ся, по­то­му что про­хо­дят че­рез вы­бор­щи­ков. Вы­бор­щи­ков мож­но за­пу­гать, под­ку­пить, а это в США по­да­ет­ся как об­ра­зец де­мо­кра­тии! Та­кая аме­ри­кан­ская мо­дель са­мим аме­ри­кан­цам идёт во вред. Они её в лю­бом слу­чае бу­дут ме­нять. Но на сло­вах аме­ри­кан­цы бу­дут про­дол­жать на­зы­вать всё по-ста­ро­му: цен­зу­ру — «сво­бо­дой сло­ва», а дик­та­ту­ру — «де­мо­кра­ти­ей». ЛДПР про­тив по­доб­но­го ли­це­ме­рия. Мы все­гда все ве­щи на­зы­ва­ем сво­и­ми име­на­ми».

В Аме­ри­ке есть за­кон FARA, по ко­то­ро­му все неа­ме­ри­кан­ские СМИ долж­ны за­ре­ги­стри­ро­вать­ся как «ино­стран­ные аген­ты». Наш тер­мин «ино­стран­ный агент» — каль­ка с аме­ри­кан­ско­го. Вла­ди­мир Жириновский от­ме­ча­ет, что эта каль­ка — не слиш­ком удач­ная: «Лю­ди сра­зу на­чи­на­ют вспо­ми­нать про шпи­о­нов. А речь лишь о том, что ес­ли ор­га­ни­за­ция фи­нан­си­ру­ет­ся из-за ру­бе­жа, за­ре­ги­стри­ро­ва­на за ру­бе­жом, то она и ра­бо­та­ет на дру­гую стра­ну. Кто пла­тит, тот и за­ка­зы­ва­ет». Но ра­бо­тать на дру­гую стра­ну — не обя­за­тель­но зна­чит ра­бо­тать про­тив Рос­сии. По­это­му до сих пор ино­стран­ные СМИ у нас не по­лу­ча­ли ста­тус ино­стран­ных аген­тов. Те­перь, од­на­ко, при­шлось это сде­лать.

Это не по­вод ко­го-то за­бло­ки­ро­вать, за­пре­тить, огра­ни­чить. Ма­ло то­го: ЛДПР счи­та­ет, что лю­бые СМИ долж­ны иметь пра­во по­сы­лать сво­их офи­ци­аль­ных на­блю­да­те­лей на вы­бо­ры. Лю­бые — в том чис­ле ино­стран­ные аген­ты. Чем боль­ше бу­дет на­блю­да­те­лей от СМИ, ко­то­рые на­стро­е­ны кри­тич­но, да­же пред­взя­то, тем мень­ше бу­дет шан­сов у тех, кто по­пы­та­ет­ся на этих вы­бо­рах смух­ле­вать. Во­об­ще, лю­бые по­пыт­ки огра­ни­чить глас­ность на вы­бо­рах — это по­пыт­ки со­хра­нить нечто в тайне. А тут не долж­но быть тайн! Есть что скры­вать? Это пло­хо. Нече­го скры­вать? То­гда ка­кая раз­ни­ца, на­сколь­ко кри­тич­но от­но­сит­ся на­блю­да­тель к кан­ди­да­там, к вы­бо­рам, к Рос­сии? Пусть на­блю­да­ют. Пусть ви­дят, что на­ши вы­бо­ры про­хо­дят аб­со­лют­но чест­но. То есть ес­ли вы­бо­ры бу­дут чест­ны­ми, то ни­ка­кие на­блю­да­те­ли не смо­гут им по­ме­шать. На­обо­рот: они бу­дут га­ран­ти­ей, что ни­кто ни­че­го не скрыл.

Итак, ЛДПР вы­сту­па­ет за мак­си­маль­ные сво­бо­ды для СМИ и ни­че­го не пред­ла­га­ет за­пре­щать и да­же огра­ни­чи­вать.

На­шу­мев­шая по­прав­ка о ста­ту­се ино­аген­та для СМИ бы­ла при­ня­та ис­клю­чи­тель­но в ка­че­стве от­вет­ной ме­ры на точ­но та­кие же дей­ствия Ми­ню­ста США, ко­то­рый, угро­жая тюрь­мой и бло­ки­ров­кой сче­тов, за­ста­вил за­ре­ги­стри­ро­вать­ся в США в ка­че­стве ино­стран­но­го ка­нал Russia Today America.

Это был вы­нуж­ден­ный ди­пло­ма­ти­че­ский ход. С од­ной сто­ро­ны, нель­зя оста­вить аме­ри­кан­ский де­марш без от­ве­та. А с дру­гой — ни­кто не со­би­рал­ся ре­аль­но огра­ни­чи­вать сво­бо­ду СМИ. В этом смыс­ле при­ня­тый за­кон иде­а­лен. Кста­ти, на­ша ини­ци­а­ти­ва зна­чи­тель­но мяг­че аме­ри­кан­ско­го за­ко­на FARA. Мы не бу­дем ре­ги­стри­ро­вать все ино­стран­ные СМИ в ка­че­стве ино­стран­ных аген­тов — та­кая нор­ма не преду­смот­ре­на. Мы лишь на­де­ля­ем Ми­нюст пра­вом при­ни­мать ре­ше­ние, ка­кое ино­стран­ное (за­ре­ги­стри­ро­ван­ное за ру­бе­жом, а не в Рос­сии) СМИ вклю­чать в спи­сок ино­стран­ных аген­тов. За­кон не огра­ни­чи­ва­ет ве­ща­ние это­го СМИ, а лишь обя­зы­ва­ет его пуб­лич­но со­об­щать о том, что оно ра­бо­та­ет в ин­те­ре­сах ино­стран­ных го­су­дарств, а так­же предо­став­лять боль­ше от­чёт­но­сти о ра­бо­те в Рос­сии.

В свя­зи с этим Вла­ди­мир Жириновский от­ме­тил, что неко­то­рые на­ши соб­ствен­ные, оте­че­ствен­ные СМИ вре­дят Рос­сии ку­да силь­нее, чем все ино­стран­ные, вме­сте взя­тые: «Иные жур­на­ли­сты сво­и­ми ком­мен­та­ри­я­ми, ко­то­рые на­гне­та­ют и ис­ка­жа­ют ре­аль­ность, на­но­сят по до­ве­рию об­ще­ства к СМИ боль­ший удар, чем лю­бые пря­мые огра­ни­че­ния». Двой­ные стан­дар­ты, к со­жа­ле­нию, бо­лезнь не толь­ко за­пад­ная. В Рос­сии са­мый во­пи­ю­щий при­мер двой­ных стан­дар­тов — на­ша по­ли­ти­че­ская си­сте­ма. Ка­за­лось бы, сей­час в Рос­сии до­ста­точ­но пар­ла­мент­ских пар­тий. Но на са­мом де­ле, под­чёр­ки­ва­ет Вла­ди­мир Жириновский, в на­шей стране — «по­лу­то­ра­пар­тий­ная» струк­ту­ра: «Она устро­е­на та­ким об­ра­зом, что лишь од­на пар­тия до­пу­ще­на к ры­ча­гам управ­ле­ния и ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах не уй­дёт в оп­по­зи­цию. А осталь­ные пар­тии не мо­гут все­рьёз пре­тен­до­вать на по­бе­ду».

Что­бы пре­одо­леть этот кри­зис, ли­дер ЛДПР пред­ла­га­ет пе­рей­ти к двух­пар­тий­ной си­сте­ме: «Про­пор­ци­о­наль­ная си­сте­ма су­ще­ству­ет во всех ев­ро­пей­ских стра­нах и се­го­дня. Она бы­ла со­зда­на, что­бы раз­вить пар­тии, что­бы они ста­ли мощ­ны­ми. До­пу­стим, что­бы они мог­ли по­лу­чать на вы­бо­рах по 20—25% го­ло­сов. Мак­си­мум 30%. То­гда они об­ра­зу­ют ко­а­ли­цию — спер­ва ко­а­ли­ция двух пар­тий, по­том ко­а­ли­ция дру­гих двух пар­тий. Но в ре­зуль­та­те стро­и­тель­ства ко­а­ли­ций об­ра­зу­ет­ся две ос­нов­ные пар­тии. Все раз­ви­тые по­ли­ти­че­ские си­сте­мы по­стро­е­ны имен­но по та­ко­му прин­ци­пу».

Иде­аль­ная кон­фи­гу­ра­ция, уве­рен Вла­ди­мир Жириновский, это две пар­тии в пар­ла­мен­те — кон­сер­ва­то­ры и оп­по­зи­ци­он­ная пар­тия, и они долж­ны ме­нять­ся у вла­сти.

Оп­по­зи­ци­он­ная пар­тия мо­жет стро­ить­ся во­круг ЛДПР. По­то­му что идео­ло­гия ЛДПР яв­ля­ет­ся объ­еди­ня­ю­щей. С од­ной сто­ро­ны, ЛДПР кон­сер­ва­тив­на — в той ча­сти, где речь идёт об устрой­стве стра­ны. С дру­гой сто­ро­ны, ЛДПР вы­сту­па­ет за сво­бо­ды — и в этом смыс­ле со­ли­дар­на с те­ми, кто вы­сту­па­ет за сво­бод­ную прес­су, сво­бод­ные су­ды, сво­бод­ные вы­бо­ры, сме­ня­е­мость вла­сти. ЛДПР стре­мит­ся помочь бед­ным — и в этом плане ча­стич­но раз­де­ля­ет ле­вую идео­ло­гию.

Так что, де­ла­ет вы­вод Вла­ди­мир Жириновский, оп­ти­маль­но бы­ло бы объ­еди­нить пар­ла­мент­скую оп­по­зи­цию во­круг ЛДПР, со­здав об­щую Со­ци­ал­де­мо­кра­ти­че­скую пар­тию. В та­ком ви­де но­вая пар­тия смо­жет стать уже вто­рой в стране по ве­ли­чине и по­ли­ти­че­ско­му ве­су и ре­аль­но кон­ку­ри­ро­вать с крем­лёв­ской пар­ти­ей, ка­кой бы она ни бы­ла. Та­кие две рав­но­ве­ли­кие по­ли­ти­че­ские си­лы смо­гут се­рьёз­но кон­ку­ри­ро­вать в 2021 го­ду, и ещё неиз­вест­но, кто по­лу­чит боль­шин­ство. Бо­лее то­го, под­чёр­ки­ва­ет ли­дер ЛДПР, та­кое объ­еди­не­ние по­ста­ви­ло бы под во­прос и ре­зуль­тат пре­зи­дент­ских вы­бо­ров 2018 го­да: «Воз­мож­но, что у нас воз­ник­ли бы уже то­гда два рав­но­цен­ных кан­ди­да­та, и мы до утра 19 мар­та не зна­ли бы, кто стал Пре­зи­ден­том — как это бы­ло в Аме­ри­ке в но­яб­ре 2016 го­да.

Ра­но или позд­но мы всё рав­но при­дём к то­му, что и у нас бу­дет та­кая же ин­три­га на вы­бо­рах, но с опоз­да­ни­ем. Луч­ше по­то­ро­пить­ся, по­ку­да граж­дане не по­те­ря­ли окон­ча­тель­но ин­те­рес к вы­бо­рам, к са­мой идее де­мо­кра­тии».

Итак, двой­ные стан­дар­ты — ни­ку­да не год­ный, опас­ный под­ход. Это ли­це­ме­рие, ко­то­рое раз­дра­жа­ет всех лю­дей — во всём ми­ре. Вклю­чая, ко­неч­но же, и Рос­сию. ЛДПР при­зы­ва­ет по­кон­чить с ли­це­ме­ри­ем, чёт­ко обо­зна­чать лю­бые про­бле­мы и ре­шать их мак­си­маль­но чест­но.

Âëàäèìèð AEÈÐÈÍÎÂÑÊÈÉ: ×åñòíîñòü — ëó÷øàÿ ïîëèòèêà!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.