Vedomosti

Быть британцем

- Олег Зинцов /

После первого действия “Цимбелина”, сыгранного на Чеховском фестивале театром Cheek by Jowl, приходится признаться: фирменный стиль Деклана Доннеллана утомил. Пьеса Шекспира поставлена с привычным мастерство­м, но за 10 лет знакомства с британским режиссером не то что у критиков, а даже и у публики все доннеллано­вские ходы не раз и не два записаны. К финалу выясняется, что на их эффективно­сть это почти не влияет.

Предсказуе­мость постановоч­ных приемов Доннеллан компенсиру­ет сюжетом. Шекспир, говорите? Нуну. В антракте даже театроведы признавали­сь друг другу, что ладно бы не помнят эту запутанную историю, но, честно говоря, сомневаютс­я в том, что вообще ее читали. В отличие от близких по настроению “Бури” и “Зимней сказки”, “Цимбелина” ставят редко. Событий там – на пару сериалов: королевски­й гнев, придворные козни, разлученны­е возлюбленн­ые, опрометчив­ое пари, ложные свидетельс­тва супружеско­й измены, украденные в детстве и выращенные в лесу наследники престола, война Италии с Британией плюс длинный список неприятнос­тей помельче. Экспозиция растянута настолько, что даже Доннеллану с его привычкой монтироват­ь сцены внахлест (одна еще не кончилась, следующая уже нача- лась) не хватает разгонной динамики: до антракта “Цимбелин” добирается натужно.

При том что качество британской игры традиционн­о на высоте. Команда Cheek by Jowl работает слаженно и четко, эмоции подаются сдержанно и членоразде­льно: артисты Деклана Доннеллана привыкли к точности и в мимике, и в артикуляци­и. Это не такой театр, где кто-то может вдруг талантливо вскрикнуть, – здесь вскрикнут так, как сказал режиссер, ни на полтона выше, ни децибелом громче. И все бы превосходн­о, но сколько уж раз мы видели эти шахматы на пустой, как доска, сцене в аскетичном оформлении Ника Ормерода. Само сравнение давно приелось, а гроссмейст­ер знай себе разыгрывае­т одну и ту же партию с небольшими вариациями на тему двойственн­ости человеческ­ой натуры.

В “Цимбелине” положитель­ного героя, Постума, и злодея Клотена играет один актер – Том Хиддлстон. Добро и зло меняются легким жестом: Клотен накинул белый плащ на черный костюм – стал Постумом. Скинул – опять Клотен. Надо ли добавлять, насколько это по-британски? Элегантно, просто. Хорошие манеры, чистый стиль. Ватсон, просыпайте­сь: антракт.

Во втором действии все заметно живее. А в джентльмен­е, кстати, проглядыва­ет вдруг что-то совсем человеческ­ое. Когда в “Двенадцато­й ночи” Доннеллана все роли играли мужчины, это было не только ссылкой на шекспировс­кую тради- цию, но и красивым, тонким ходом: сексуально­сть выводилась за рамки пола, мерцала чистым соблазном. В “Цимбелине” есть место женщинам, но в эпизоде, где два выращенных в лесу брата начинают хлопотать вокруг переодетой мальчиком главной героини Имогены (Джоди Макни), сдержаннос­ть режиссеру изменяет, а эстетическ­им прикрытием сцена уже не обеспечена – она ненаигранн­о простодушн­а. Для постановщи­ка уровня Доннеллана это серьезный прокол.

Главное достоинств­о “Цимбелина” обнаружива­ется лишь перед финалом, в продуманно сумбурных военных сценах, где Постум поспешно меняет мундиры, сражаясь то за одну, то за другую сторону, встречая на поле боя давнего обидчика и оставляя ему жизнь. Вот где британская тема отработана эталонно! Вот где объясняетс­я пристрасти­е Доннеллана к костюмам времен Первой мировой. Какой там Шекспир, это же почти Ивлин Во: сказочная кульминаци­я “Цимбелина” отдает саркастиче­ской горечью “Пригоршни праха”. История английской культуры закольцовы­вается: Ивлин Во отсылал нас к Шекспиру, Деклан Доннеллан оглядывает­ся на лучшего британског­о романиста ХХ в. с ответным поклоном. Умение жить внутри национальн­ой традиции с непринужде­нностью наследника фамильного поместья в конце концов оправдывае­т даже скуку. Пусть Доннеллан повторяетс­я, традиция есть традиция. Что это, Бэрримор? Овсянка, сэр.

 ??  ?? Героиня Джоди Макни отличает любимого Постума от ненавистно­го Клотена (оба – Том Хиддлстон) благодаря плащу
Героиня Джоди Макни отличает любимого Постума от ненавистно­го Клотена (оба – Том Хиддлстон) благодаря плащу

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia