Быть бри­тан­цем

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Олег Зин­цов /

По­сле пер­во­го дей­ствия “Цим­бе­ли­на”, сыг­ран­но­го на Че­хов­ском фе­сти­ва­ле те­ат­ром Cheek by Jowl, при­хо­дит­ся при­знать­ся: фир­мен­ный стиль Декла­на Дон­нел­ла­на уто­мил. Пье­са Шекс­пи­ра по­став­ле­на с при­выч­ным ма­стер­ством, но за 10 лет зна­ком­ства с бри­тан­ским ре­жис­се­ром не то что у кри­ти­ков, а да­же и у пуб­ли­ки все дон­нел­ла­нов­ские ходы не раз и не два записаны. К фи­на­лу вы­яс­ня­ет­ся, что на их эф­фек­тив­ность это по­чти не вли­я­ет.

Пред­ска­зу­е­мость по­ста­но­воч­ных при­е­мов Дон­нел­лан ком­пен­си­ру­ет сю­же­том. Шекс­пир, говорите? Ну­ну. В ан­трак­те да­же те­ат­ро­ве­ды при­зна­ва­лись друг дру­гу, что лад­но бы не пом­нят эту за­пу­тан­ную ис­то­рию, но, чест­но го­во­ря, со­мне­ва­ют­ся в том, что во­об­ще ее чи­та­ли. В от­ли­чие от близ­ких по на­стро­е­нию “Бу­ри” и “Зим­ней сказ­ки”, “Цим­бе­ли­на” ста­вят ред­ко. Со­бы­тий там – на па­ру се­ри­а­лов: ко­ро­лев­ский гнев, при­двор­ные коз­ни, раз­лу­чен­ные воз­люб­лен­ные, опро­мет­чи­вое па­ри, лож­ные сви­де­тель­ства су­пру­же­ской из­ме­ны, укра­ден­ные в дет­стве и вы­ра­щен­ные в ле­су на­след­ни­ки пре­сто­ла, вой­на Ита­лии с Бри­та­ни­ей плюс длин­ный спи­сок непри­ят­но­стей по­мель­че. Экс­по­зи­ция рас­тя­ну­та на­столь­ко, что да­же Дон­нел­ла­ну с его при­выч­кой мон­ти­ро­вать сце­ны вна­хлест (од­на еще не кон­чи­лась, сле­ду­ю­щая уже на­ча- лась) не хва­та­ет раз­гон­ной ди­на­ми­ки: до ан­трак­та “Цим­бе­лин” до­би­ра­ет­ся на­туж­но.

При том что ка­че­ство бри­тан­ской иг­ры тра­ди­ци­он­но на вы­со­те. Ко­ман­да Cheek by Jowl ра­бо­та­ет сла­жен­но и чет­ко, эмо­ции по­да­ют­ся сдер­жан­но и чле­но­раз­дель­но: ар­ти­сты Декла­на Дон­нел­ла­на при­вык­ли к точ­но­сти и в ми­ми­ке, и в ар­ти­ку­ля­ции. Это не та­кой те­атр, где кто-то мо­жет вдруг та­лант­ли­во вскрик­нуть, – здесь вскрик­нут так, как ска­зал ре­жис­сер, ни на пол­то­на вы­ше, ни де­ци­бе­лом гром­че. И все бы пре­вос­ход­но, но сколь­ко уж раз мы ви­де­ли эти шахматы на пу­стой, как доска, сцене в ас­ке­тич­ном оформ­ле­нии Ни­ка Ор­ме­ро­да. Са­мо срав­не­ние дав­но при­елось, а гросс­мей­стер знай се­бе разыг­ры­ва­ет од­ну и ту же пар­тию с неболь­ши­ми ва­ри­а­ци­я­ми на те­му двой­ствен­но­сти че­ло­ве­че­ской на­ту­ры.

В “Цим­бе­лине” по­ло­жи­тель­но­го ге­роя, По­сту­ма, и зло­дея Кло­те­на иг­ра­ет один ак­тер – Том Хид­дл­стон. Доб­ро и зло ме­ня­ют­ся лег­ким же­стом: Кло­тен на­ки­нул бе­лый плащ на чер­ный ко­стюм – стал По­сту­мом. Ски­нул – опять Кло­тен. На­до ли до­бав­лять, на­сколь­ко это по-британски? Эле­гант­но, про­сто. Хо­ро­шие ма­не­ры, чи­стый стиль. Ват­сон, про­сы­пай­тесь: ан­тракт.

Во вто­ром дей­ствии все за­мет­но жи­вее. А в джентль­мене, кста­ти, про­гля­ды­ва­ет вдруг что-то со­всем че­ло­ве­че­ское. Ко­гда в “Две­на­дца­той но­чи” Дон­нел­ла­на все ро­ли иг­ра­ли муж­чи­ны, это бы­ло не толь­ко ссыл­кой на шекс­пи­ров­скую тра­ди- цию, но и кра­си­вым, тон­ким хо­дом: сек­су­аль­ность вы­во­ди­лась за рам­ки по­ла, мер­ца­ла чи­стым со­блаз­ном. В “Цим­бе­лине” есть ме­сто жен­щи­нам, но в эпи­зо­де, где два вы­ра­щен­ных в ле­су бра­та на­чи­на­ют хло­по­тать во­круг пе­ре­оде­той маль­чи­ком глав­ной ге­ро­и­ни Имо­ге­ны (Джо­ди Мак­ни), сдер­жан­ность ре­жис­се­ру из­ме­ня­ет, а эс­те­ти­че­ским при­кры­ти­ем сце­на уже не обес­пе­че­на – она нена­иг­ран­но про­сто­душ­на. Для по­ста­нов­щи­ка уров­ня Дон­нел­ла­на это се­рьез­ный про­кол.

Глав­ное до­сто­ин­ство “Цим­бе­ли­на” об­на­ру­жи­ва­ет­ся лишь пе­ред фи­на­лом, в про­ду­ман­но сум­бур­ных во­ен­ных сце­нах, где По­стум по­спеш­но ме­ня­ет мун­ди­ры, сра­жа­ясь то за од­ну, то за дру­гую сто­ро­ну, встре­чая на по­ле боя дав­не­го обид­чи­ка и остав­ляя ему жизнь. Вот где бри­тан­ская те­ма от­ра­бо­та­на эта­лон­но! Вот где объ­яс­ня­ет­ся при­стра­стие Дон­нел­ла­на к ко­стю­мам вре­мен Пер­вой ми­ро­вой. Ка­кой там Шекс­пир, это же по­чти Ив­лин Во: ска­зоч­ная куль­ми­на­ция “Цим­бе­ли­на” от­да­ет сар­ка­сти­че­ской го­ре­чью “При­горш­ни пра­ха”. Ис­то­рия ан­глий­ской куль­ту­ры за­коль­цо­вы­ва­ет­ся: Ив­лин Во от­сы­лал нас к Шекс­пи­ру, Деклан Дон­нел­лан огля­ды­ва­ет­ся на луч­ше­го бри­тан­ско­го ро­ма­ни­ста ХХ в. с от­вет­ным по­кло­ном. Уме­ние жить внут­ри на­ци­о­наль­ной тра­ди­ции с непри­нуж­ден­но­стью на­след­ни­ка фа­миль­но­го по­ме­стья в кон­це кон­цов оправ­ды­ва­ет да­же ску­ку. Пусть Дон­нел­лан по­вто­ря­ет­ся, тра­ди­ция есть тра­ди­ция. Что это, Бэр­ри­мор? Ов­сян­ка, сэр.

Ге­ро­и­ня Джо­ди Мак­ни от­ли­ча­ет лю­би­мо­го По­сту­ма от нена­вист­но­го Кло­те­на (оба – Том Хид­дл­стон) бла­го­да­ря пла­щу

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.