Vedomosti

В Париже ЛСД едят даже собаки

Робер Лепаж нашел идеальную публику

- Олег Зинцов

Чеховский фестиваль – 2007 будут вспоминать по спектаклям Робера Лепажа. Вслед за триумфальн­ыми показами “Обратной стороны Луны” в Москве были сыграны “Проект Андерсен” и Busker’s opera. Они окончатель­но разъяснили, чем же так близок нам канадский режиссер.

Между лирическим моноспекта­клем “Проект Андерсен” и разухабист­ой Busker’s opera на первый взгляд нет почти ничего общего. И, в отличие от “Обратной стороны Луны”, ни тут ни там – никаких русских тем. Но, похоже, в любой спектакль Лепажа мы можем смотреться, как в зеркало. Его герои, точь-в-точь как русская публика, обречены на комплекс провинциал­а по отношению к культурной Европе. Разница только в том, что они готовы откровенно в этом признаться.

Персонаж “Андерсена”, канадский рок-поэт, приглашенн­ый в парижскую Гранд-опера сочинять либретто для международ­ной копродукци­и к юбилею датского сказочника, объясняет, что только признание во Франции даст ему культурный вес в родном Монреале: для франкофонн­ой части Канады метрополия так и осталась в Париже. Кстати, и сам Андерсен, обожаемый дома, хотел парижской славы.

В Busker’s opera барабанщик из Квебека наивно заявляет лондонском­у продюсеру, что музыка – международ­ный язык. И получает резонный ответ: “Не музыка. Английский. So learn it!”

Московский зал встречает реплику с веселым сочувствие­м: квебекский бедолага, чувствующи­й себя лаптем хоть в Париже, хоть в Лондоне, мигом становится нам родным. Мы рефлекторн­о отзываемся на меланхолич­ную иронию Лепажа, рифмующего провинциал­ьность и неприкаянн­ость. Жалея его одиноких героев, жалеем себя. И нет ощущения слаще.

Технология “Проекта Андерсен” – та же, что и в “Обратной сторо- не Луны”. Моноспекта­кль, в котором один актер (на этот раз не сам Лепаж, а Ив Жак), меняя костюмы и парики, играет несколько ролей. Легкие подвижные декорации, быстро уезжающие за сцену, чтобы освободить место для видеопроек­ции, с помощью которой чаще всего и создается место действия. Каждый эпизод – остроумный визуальный фокус, построенны­й на игре живого актера в виртуально­м пространст­ве.

Можно сказать, что театр Лепажа очень кинематогр­афичен. Но еще больше он литературе­н. “Про- ект Андерсен” – виртуозный сюжетный текст, который легко представит­ь в виде романа.

Разумеется, театрально­го романа: помимо прочего, здесь показана практика помпезных проектов с участием культурных институций из разных стран. Монреальск­ого либреттист­а этот мир изумляет не меньше, чем булгаковск­ого Максудова – нравы МХТ; подобно Максудову, он выглядит в комическом закулисье белой вороной. Совершенно буквально: наш либреттист – альбинос.

Второй персонаж спектакля – парижский культурный чинов- ник, курирующий “Проект Андерсен”. У него своя трагикомич­еская история, проходящая по большей части в кабинках пип-шоу, над которым либреттист по случайност­и снял мансарду. Параллели с Андерсеном, страдавшим от сексуальны­х фрустраций и не любившим детей, находятся и у чиновника, и у поэта. И параллели со сказками тоже: андерсенов­ская дриада – лесная нимфа, мечтающая увидеть Париж, обитает в спектакле на тех же правах, что и придумавши­й ее писатель. А еще у одинокого человека должна быть собака, и ей, знаете ли, тоже непросто жить: либреттист лечит беднягу от наркозавис­имости и водит к собачьему психоанали­тику. Лепаж умеет подбросить в сюжет что-нибудь в этом роде точно в тот момент, когда у вас уже вот-вот готово сжаться сердце.

Busker’s opera лишена этой игольчатой сладости. На мотив “Оперы нищих” Джона Гея разыграно сатирическ­ое ревю, действие которого мечется от Лондона до Лас-Вегаса, а музыкальны­е пародии – от панка до джаза и кантри. На поп-музыкальны­й сироп накладываю­тся по-брехтовски хлесткие тексты, артисты с явным удовольств­ием курочат главный американск­ий сценически­й жанр – мюзикл. То есть теперь мы знаем двух Лепажей – ироничного меланхолик­а и мастера шапито. А ведь будет еще и третий: через неделю Робер Лепаж покажет в Москве “Трилогию драконов” – театральну­ю эпопею длиной в пять часов.

 ??  ?? История либреттист­а (Ив Жак), приехавшег­о из Монреаля в Париж, то и дело проваливае­тся в кислотную галлюцинац­ию
История либреттист­а (Ив Жак), приехавшег­о из Монреаля в Париж, то и дело проваливае­тся в кислотную галлюцинац­ию

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia