В Па­ри­же ЛСД едят да­же со­ба­ки

Ро­бер Ле­паж на­шел иде­аль­ную пуб­ли­ку

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Олег Зин­цов

Че­хов­ский фе­сти­валь – 2007 бу­дут вспо­ми­нать по спек­так­лям Ро­бе­ра Ле­па­жа. Вслед за три­ум­фаль­ны­ми по­ка­за­ми “Об­рат­ной сто­ро­ны Лу­ны” в Москве бы­ли сыг­ра­ны “Про­ект Ан­дер­сен” и Busker’s opera. Они окон­ча­тель­но разъ­яс­ни­ли, чем же так бли­зок нам ка­над­ский ре­жис­сер.

Меж­ду ли­ри­че­ским мо­но­спек­так­лем “Про­ект Ан­дер­сен” и ра­зу­ха­би­стой Busker’s opera на пер­вый взгляд нет по­чти ни­че­го об­ще­го. И, в от­ли­чие от “Об­рат­ной сто­ро­ны Лу­ны”, ни тут ни там – ни­ка­ких рус­ских тем. Но, по­хо­же, в лю­бой спек­такль Ле­па­жа мы мо­жем смот­реть­ся, как в зер­ка­ло. Его ге­рои, точь-в-точь как рус­ская пуб­ли­ка, об­ре­че­ны на ком­плекс про­вин­ци­а­ла по от­но­ше­нию к куль­тур­ной Ев­ро­пе. Раз­ни­ца толь­ко в том, что они го­то­вы от­кро­вен­но в этом при­знать­ся.

Пер­со­наж “Ан­дер­се­на”, ка­над­ский рок-по­эт, при­гла­шен­ный в па­риж­скую Гранд-опе­ра со­чи­нять либ­рет­то для меж­ду­на­род­ной ко­про­дук­ции к юби­лею дат­ско­го ска­зоч­ни­ка, объ­яс­ня­ет, что толь­ко при­зна­ние во Фран­ции даст ему куль­тур­ный вес в род­ном Мон­ре­а­ле: для фран­ко­фон­ной ча­сти Ка­на­ды мет­ро­по­лия так и оста­лась в Па­ри­же. Кста­ти, и сам Ан­дер­сен, обо­жа­е­мый до­ма, хо­тел па­риж­ской сла­вы.

В Busker’s opera ба­ра­бан­щик из Кве­бе­ка на­ив­но за­яв­ля­ет лон­дон­ско­му про­дю­се­ру, что му­зы­ка – меж­ду­на­род­ный язык. И по­лу­ча­ет ре­зон­ный от­вет: “Не му­зы­ка. Ан­глий­ский. So learn it!”

Мос­ков­ский зал встре­ча­ет ре­пли­ку с ве­се­лым со­чув­стви­ем: кве­бек­ский бе­до­ла­га, чув­ству­ю­щий се­бя лап­тем хоть в Па­ри­же, хоть в Лон­доне, ми­гом ста­но­вит­ся нам род­ным. Мы ре­флек­тор­но от­зы­ва­ем­ся на ме­лан­хо­лич­ную иро­нию Ле­па­жа, риф­му­ю­ще­го про­вин­ци­аль­ность и непри­ка­ян­ность. Жа­лея его оди­но­ких ге­ро­ев, жа­ле­ем се­бя. И нет ощу­ще­ния сла­ще.

Тех­но­ло­гия “Про­ек­та Ан­дер­сен” – та же, что и в “Об­рат­ной сто­ро- не Лу­ны”. Мо­но­спек­такль, в ко­то­ром один ак­тер (на этот раз не сам Ле­паж, а Ив Жак), ме­няя ко­стю­мы и па­ри­ки, иг­ра­ет несколь­ко ро­лей. Лег­кие по­движ­ные де­ко­ра­ции, быст­ро уез­жа­ю­щие за сце­ну, что­бы осво­бо­дить ме­сто для ви­део­про­ек­ции, с по­мо­щью ко­то­рой ча­ще все­го и со­зда­ет­ся ме­сто дей­ствия. Каж­дый эпи­зод – ост­ро­ум­ный ви­зу­аль­ный фо­кус, по­стро­ен­ный на иг­ре жи­во­го ак­те­ра в вир­ту­аль­ном про­стран­стве.

Мож­но ска­зать, что те­атр Ле­па­жа очень ки­не­ма­то­гра­фи­чен. Но еще боль­ше он ли­те­ра­ту­рен. “Про- ект Ан­дер­сен” – вир­ту­оз­ный сю­жет­ный текст, ко­то­рый лег­ко пред­ста­вить в ви­де ро­ма­на.

Ра­зу­ме­ет­ся, те­ат­раль­но­го ро­ма­на: по­ми­мо про­че­го, здесь по­ка­за­на прак­ти­ка пом­пез­ных про­ек­тов с уча­сти­ем куль­тур­ных ин­сти­ту­ций из раз­ных стран. Мон­ре­аль­ско­го либ­рет­ти­ста этот мир изум­ля­ет не мень­ше, чем бул­га­ков­ско­го Мак­су­до­ва – нра­вы МХТ; по­доб­но Мак­су­до­ву, он вы­гля­дит в ко­ми­че­ском закулисье бе­лой во­ро­ной. Со­вер­шен­но бук­валь­но: наш либ­рет­тист – аль­би­нос.

Вто­рой пер­со­наж спек­так­ля – па­риж­ский куль­тур­ный чи­нов- ник, ку­ри­ру­ю­щий “Про­ект Ан­дер­сен”. У него своя тра­ги­ко­ми­че­ская ис­то­рия, про­хо­дя­щая по боль­шей ча­сти в ка­бин­ках пип-шоу, над ко­то­рым либ­рет­тист по случайност­и снял ман­сар­ду. Па­рал­ле­ли с Ан­дер­се­ном, стра­дав­шим от сек­су­аль­ных фруст­ра­ций и не лю­бив­шим де­тей, на­хо­дят­ся и у чи­нов­ни­ка, и у по­эта. И па­рал­ле­ли со сказ­ка­ми то­же: ан­дер­се­нов­ская дри­а­да – лес­ная ним­фа, меч­та­ю­щая уви­деть Па­риж, оби­та­ет в спек­так­ле на тех же пра­вах, что и при­ду­мав­ший ее пи­са­тель. А еще у оди­но­ко­го че­ло­ве­ка долж­на быть со­ба­ка, и ей, зна­е­те ли, то­же не­про­сто жить: либ­рет­тист ле­чит бед­ня­гу от нар­ко­за­ви­си­мо­сти и во­дит к со­ба­чье­му пси­хо­ана­ли­ти­ку. Ле­паж уме­ет под­бро­сить в сю­жет что-ни­будь в этом ро­де точ­но в тот мо­мент, ко­гда у вас уже вот-вот го­то­во сжать­ся серд­це.

Busker’s opera ли­ше­на этой иголь­ча­той сла­до­сти. На мо­тив “Опе­ры ни­щих” Джо­на Гея разыг­ра­но са­ти­ри­че­ское ре­вю, дей­ствие ко­то­ро­го ме­чет­ся от Лон­до­на до Лас-Ве­га­са, а му­зы­каль­ные па­ро­дии – от пан­ка до джа­за и кан­три. На поп-му­зы­каль­ный си­роп на­кла­ды­ва­ют­ся по-брех­тов­ски хлест­кие тек­сты, ар­ти­сты с яв­ным удо­воль­стви­ем ку­ро­чат глав­ный аме­ри­кан­ский сце­ни­че­ский жанр – мю­зикл. То есть те­перь мы зна­ем двух Ле­па­жей – иро­нич­но­го ме­лан­хо­ли­ка и ма­сте­ра ша­пи­то. А ведь бу­дет еще и тре­тий: че­рез неде­лю Ро­бер Ле­паж по­ка­жет в Москве “Три­ло­гию дра­ко­нов” – те­ат­раль­ную эпо­пею дли­ной в пять ча­сов.

Ис­то­рия либ­рет­ти­ста (Ив Жак), при­е­хав­ше­го из Мон­ре­а­ля в Па­риж, то и де­ло про­ва­ли­ва­ет­ся в кис­лот­ную гал­лю­ци­на­цию

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.