Не­уем­ная Ме­дея

Опер­ный ка­та­лог Ген­де­ля неис­чер­па­ем: в Фи­лар­мо­нии сыг­ра­ли рос­сий­скую пре­мье­ру «Те­зея», и мы узна­ли оче­ред­ной ше­девр

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Петр Поспе­лов

Од­на из опер­ных пар­ти­тур, ко­то­ры­ми Георг Фри­дрих Ген­дель за­во­е­вы­вал Лон­дон, от­ли­ча­ет­ся тем, что на­пи­са­на не в трех ак­тах, а в пя­ти, посколь­ку либ­рет­тист Ни­ко­ла Фран­че­ско Хайм по­про­сту перевел фран­цуз­ское либ­рет­то Фи­лип­па Ки­но к опе­ре Люл­ли, а во Фран­ции бы­ла при­ня­та имен­но пя­ти­акт­ная струк­ту­ра. Од­на­ко Лон­дон нов­ше­ство не воз­бра­нил: спек­такль про­шел в 1713 г. с успе­хом и на­чал при­но­сить та­кую кас­су, что по­сле пер­вых же двух пред­став­ле­ний ан­тре­пре­нер смыл­ся со все­ми день­га­ми. Пев­цы и му­зы­кан­ты на­вер­ста­ли упу­щен­ное на сле­ду­ю­щих пред­став­ле­ни­ях, а главное впе­чат­ле­ние на лон­дон­скую пуб­ли­ку то­гда про­из­ве­ла ита­льян­ка Эли­за­бет­та Пи­лот­ти-скья­во­нет­ти, изоб­ра­жав­шая вол­шеб­ни­цу Ме­дею. То же са­мое по­вто­ри­лось и се­год­ня на мос­ков­ской пре­мье­ре, где Ме­дею пе­ла швед­ка Анн Хал­лен­берг. Роль, на­до при­знать, бла­го­дар­ная – Ме­дея пред­ста­ет пе­ред на­ми уже мно­го лет по­сле то­го, как она ото­мсти­ла невер­но­му му­жу, за­ре­зав двух их об­щих де­тей, но и сей­час она пол­на лю­бов­ных пла­нов, для осу­ществ­ле­ния ко­то­рых все сред­ства хо­ро­ши. Несколь­ко ярост­ных, ин­фер­наль­ных арий уда­лись пе­ви­це неот­ра­зи­мо эф­фект­но: фу­ри­оз­ные взле­ты го­ло­са вен­ча­лись устра­ша­ю­ще гроз­ны­ми но­та­ми, а зло­дей­ская прыть, не свой­ствен­ная го­дам ге­ро­и­ни, зву­ча­ла в раз­гоне ко­ло­ра­тур.

Од­на­ко ря­дом с ко­вар­ной ба­бой­я­гою не по­те­рял­ся оча­ро­ва­тель­ный за­глав­ный ге­рой: вме­сто ка­стра­та ген­де­лев­ских вре­мен его спе­ла лю­би­ми­ца моск­ви­чей мец­цо-со­пра­но гол­ланд­ка Оли­вия Фер­мой­лен, в чьем ис­пол­не­нии про­слав­лен­ный афин­ский во­ин ока­зал­ся чист, бла­го­ро­ден и да­же наи­вен.

От­кры­ти­ем кон­церт­но­го ис­пол­не­ния ста­ли ар­ти­сты из До­нец­ка и Кри­во­го Ро­га, уже об­ла­да­ю­щие ев­ро­пей­ским опы­том и на рав­ных пра­вах впи­сав­ши­е­ся в ин­тер­на­ци­о­наль­ный про­ект. Со­пра­но Ка­те­ри­на Кас­пер, не очень удач­но на­чав, впо­след­ствии со­зда­ла воз­душ­но-неж­ный об­раз воз­люб­лен­ной Те­зея Аги­леи и па­рой мед­лен­ных арий вве­ла зал в ти­по­вой ба­роч­ный транс. На­про­тив, бра­вый контра­те­нор Кон­стан­тин Дер­ри об­на­ру­жил оп­ти­ми­стич­ную часть укра­ин­ской при­ро­ды. Его па­рой ста­ла оча­ро­ва­тель­ная со­пра­но из Гер­ма­нии Ка­та­ри­на Рук­га­бер. Дру­гой контра­те­нор – Оу­эн Уил­леттс из Бри­та­нии тем­пе­ра­мент­но спел ца­ря Эгея. Ком­па­нию уве­рен­но до­пол­нил рос­сий­ский ба­ри­тон Игорь Подо­пле­лов в мор­жо­вой пар­тии жре­ца Ми­нер­вы.

Осо­бую ра­дость до­ста­ви­ли обыч­но ред­кие в опе­рах ба­рок­ко ду­э­ты и ан­сам­бли. Го­су­дар­ствен­ный ка­мер­ный ор­кестр Рос­сии иг­рал на со­вре­мен­ных ин­стру­мен­тах, но до­бав­ле­ние кла­ве­си­на и тео­р­бы, уме­лые со­ло ви­о­лон­че­ли­ста, а глав­ным об­ра­зом, сти­ли­сти­че­ская осна­щен­ность и ком­пе­тент­ность ди­ри­же­ра Фе­де­ри­ко Ма­рии Сар­дел­ли пол­но­стью убе­ди­ли нас в пре­вос­ход­ных ка­че­ствах оче­ред­но­го от­кры­то­го нам ше­дев­ра Ген­де­ля; неда­ром кон­ку­рен­ты на­зы­ва­ли его «чер­тов сак­со­нец».-

МАКСИМ СТУЛОВ / ВЕДОМОСТИ

Анн Хал­лен­берг сыг­ра­ла фу­ри­оз­ную Ме­дею с юмо­ром и ши­ком

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.