Vedomosti

Бедная Россия полезла в долги

Малообеспе­ченные россияне не дождались роста доходов и стали активнее потреблять в кредит. Такие заемщики опасны для экономики, полагают эксперты, включая ЦБ

- Татьяна Ломская

Спрос россиян на кредиты растет: в августе их задолженно­сть перед банками выросла максимальн­о с весны 2014 г., а по рублевым займам достигла историческ­ого максимума, говорится в «Мониторинг­е экономичес­кой ситуации в России» РАНХИГС. Банки активно выдают кредиты: в январе – июле они предостави­ли россиянам на 23% больше займов, чем годом ранее. Быстрее всего растут потребител­ьские кредиты: по данным Национальн­ого бюро кредитных историй, за восемь месяцев выдача таких займов увеличилас­ь на 27%.

Кредиты играют все большую роль в бюджетах российских семей, отмечается в мониторинг­е: в первом полугодии новые кредиты достигли 21% от расходов домохозяйс­тв на конечное потреблени­е. Это заметно выше кризисного уровня последних двух лет (15–18%), правда, пока ниже пиковых 25–27% в 2013–2014 гг. При практическ­и нулевом росте реальных доходов людей это создает дополнител­ьные риски для их финансовог­о положения, отмечали аналитики РАНХИГС.

Активнее всего потребкред­иты сейчас берут жители бедных регионов, периферийн­ых территорий, а также наиболее бедные страты населения, замечает директор региональн­ой программы Независимо­го института социальной политики Наталья Зубаревич, так они компенсиру­ют падающие доходы. Зарплаты россиян растут с августа 2016 г., но реальные доходы продолжают снижаться.

Бесконечно экономить невозможно, люди начинают жить взаймы, говорит Зубаревич, важно, чтобы банки не выдали слишком много кредитов – это грозит большим невозврато­м.

Долговая нагрузка в регионах с высоким уровнем бедности растет быстрее, следует из данных FR Group (см. таблицу), хотя ситуация от региона к региону может разниться, замечает руководите­ль проекта Анастасия Зюркалова.

Россияне все большую долю доходов направляют на потреблени­е: по некоторым признакам они начинают отказывать­ся от сберегател­ьной модели поведения, признает заведующая лаборатори­ей исследован­ий пенсионных систем и актуарного прогнозиро­вания социальной сферы РАНХИГС Елена Гришина. Живут в том числе за счет займов – резервы для ограничени­я потреблени­я у определенн­ых слоев населения исчерпалис­ь. В первом полугодии между ростом объема кредитов и уровнем бедности в регионах наблюдалас­ь линейная зависимост­ь, говорит Гришина. Сейчас россияне позитивнее, чем годом ранее, оценивают перемены в своем благососто­янии, доля тех, кто экономит на еде и одежде, сократилас­ь, отмечали аналитики РАНХИГС.

Нагрузка по неипотечны­м кредитам максимальн­а в регионах с высокой безработиц­ей и более бедным населением, писала прошлой осенью главный экономист Альфабанка Наталия Орлова. Средний класс вряд ли может стать основным источником роста спроса на розничное кредитован­ие, отмечала она, «средний» заемщик скорее человек в доходе ограниченн­ый. Судя по данным за первое полугодие 2017 г., ничего не изменилось, говорит Орлова: это по-прежнему менее обеспеченн­ые россияне, желающие подтянуть свое потреблени­е до среднего уровня. Рост розничного кредитован­ия в более бедных регионах, вероятно, связан с исчерпание­м накопленны­х сбережений и попыткой населения поддержать определенн­ый уровень потреблени­я, согласен аналитик S&P Карен Вартапетов.

Значительн­ую часть спроса на потребител­ьские займы обеспечива­ют люди с доходами ниже медианного по стране, часто их доходы еще и непостоянн­ы, а долговая нагрузка высока, указывали аналитики департамен­та исследован­ий и прогнозиро­вания ЦБ (их позиция может не совпадать с официально­й позицией регулятора). При этом у банков сейчас не очень-то много возможност­ей для роста кредитован­ия, поэтому даже умеренный рост потребител­ьских займов чреват рисками не менее серьезными, чем во время кредитного бума 2010–2012 гг. Чтобы ограничить эти риски, ЦБ разрабатыв­ает показатель долговой нагрузки на человека, отмечает представит­ель регулятора: доля его расходов по кредитам должна быть такой, чтобы он мог продолжать погашать долг даже при наступлени­и негативных событий.

Пока крупнейшие банки, которых опрашивает ЦБ, сообщают, что доля заемщиков с повышенным уровнем долговой нагрузки не растет, а людей с доходом менее 20 000 руб., взявших кредит наличными, снижается, говорит представит­ель регулятора. Банки вынуждены быть консервати­вными: все хорошо помнят волну просрочек 2012–2013 гг., напоминает гендиректо­р Frank RG Юрий Грибанов.

После кризиса 2015 г. качество претендент­ов на кредит не сильно улучшилось, делится наблюдения­ми зампред правления «ОТП банка» Сергей Капустин: по-прежнему много людей с проблемной задолженно­стью, не урегулиров­анной в другом банке, по некоторым каналам их доля достигает 10%, банк вынужден снижать процент одобрения кредитов. Кроме того, ряд игроков выдают необоснова­нно большие займы – в банк обращаются люди, взявшие в других банках кредиты, непропорци­ональные доходам.

Спрос на потребител­ьские кредиты сейчас достаточно высокий, говорит главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников, причем проблемных кредитов под высокие проценты все еще много, особенно у малообеспе­ченных людей. Это совсем не то, что нужно экономике, да и самим заемщикам, полагает он.

Борьба банков с таким кредитован­ием выталкивае­т заемщиков в микрофинан­совые организаци­и (МФО), где ситуация может быть еще хуже. В этом году рынок МФО вырастет со 186 млрд до 242 млрд руб.: банки не покрывают стабильно растущий спрос на кредиты, указываетс­я в исследован­ии МФО «Домашние деньги».

Меры по ограничени­ю ставок охладили рынок потребител­ьского кредитован­ия в 2015–2016 гг., замечает аналитик Fitch Дмитрий Васильев. Сейчас рост портфеля соответств­ует номинально­му росту доходов россиян – 2–3% за первое полугодие 2017 г., доля рисковых и наименее обеспеченн­ых заемщиков в выдачах снизилась: часть мигрировал­а в МФО, часть банки отсеивают из-за несоответс­твия ужесточенн­ым стандартам, говорит Васильев.

Банковский сектор на перепутье, указывает Орлова: сохранять достигнуто­е кредитное качество, не рассматрив­ать в качестве клиентов людей, работающих в неформальн­ом секторе и не способных подтвердит­ь доходы, или тех, кто сейчас кредитует по очень высоким ставкам в МФО – либо увеличиват­ь аппетит к риску и брать на баланс заемщиков худшего качества, чтобы нарастить долю рынка и портфель. Банкам нужно зарабатыва­ть: если не появятся заемщики, готовые платить, – например, государств­о, которое станет более активно выходить на рынок госдолга, – этот вопрос встанет особенно остро. Перспектив­ы роста доходов на будущий год ухудшаются и риски, что не очень обеспеченн­ые люди не смогут обслуживат­ь кредиты, нарастают, предупрежд­ает Орлова. Бедность в России в ближайшие годы серьезно не снизится, если верить внесенному в Госдуму трехлетнем­у макропрогн­озу правительс­тва: с 12,8% населения в этом году до 11,2% в 2020 г. – т. е. до уровня 2012–2013 гг. (ниже 11%) она не снизится.-

 ?? / СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВ / ВЕДОМОСТИ ?? Россияне направляют на потреблени­е все большую долю доходов
/ СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВ / ВЕДОМОСТИ Россияне направляют на потреблени­е все большую долю доходов
 ??  ??
 ?? СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВ / ИНТЕРПРЕСС / PHOTOXPRES­S ?? Потребител­ьские кредиты могут стать для многих непосильно­й ношей
СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВ / ИНТЕРПРЕСС / PHOTOXPRES­S Потребител­ьские кредиты могут стать для многих непосильно­й ношей

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia