Не­со­гла­сие как пре­ступ­ле­ние

Vedomosti - - ОТ РЕДАКЦИИ - Вла­ди­мир Ру­вин­ский Ма­рия Же­лез­но­ва

На ком ле­жит от­вет­ствен­ность за вве­де­ние меж­ду­на­род­ных санк­ций в от­но­ше­нии Рос­сии? Во втор­ник Ду­ма в пер­вом чте­нии еди­но­глас­но при­ня­ла за­ко­но­про­ект, ко­то­рый од­но­знач­но от­ве­ча­ет на этот во­прос: ви­но­ва­ты не те, кто со­здал усло­вия для вве­де­ния санк­ций, а те, кто со­об­щил о со­зда­нии та­ких усло­вий. Эта уже клас­си­че­ская для со­вре­мен­но­го рос­сий­ско­го за­ко­но­твор­че­ства ло­ги­ка пе­ре­но­са ви­ны и от­вет­ствен­но­сти с се­бя на «то­го пар­ня» – фак­ти­че­ски на­ка­за­ние для лю­бо­го, кто не со­гла­сен с по­ли­ти­кой по­след­них лет и не счи­та­ет ее ре­зуль­та­ты пред­ме­том для гор­до­сти: с при­ня­ти­ем это­го за­ко­на – а шан­сы ве­ли­ки – по­ли­ти­че­ские раз­но­гла­сия пе­рей­дут в ка­те­го­рию уго­лов­ных пре­ступ­ле­ний.

Фор­му­ли­ров­ки за­ко­на раз­мы­ты – впро­чем, это дав­но уже не ме­ша­ет ни за­ко­но­да­те­лям, ни пра­во­при­ме­ни­те­лям. Со­глас­но за­ко­но­про­ек­ту за «умыш­лен­ные дей­ствия», «спо­соб­ству­ю­щие» вве­де­нию ино­стран­ных санк­ций про­тив рос­сий­ских «част­ных и пуб­лич­ных субъ­ек­тов», мож­но бу­дет по­лу­чить три го­да ко­ло­нии, в том чис­ле за «пе­ре­да­чу све­де­ний» и иные «умыш­лен­ные дей­ствия», ко­то­рые «при­ве­ли или мог­ли при­ве­сти» к санк­ци­ям.

За­ко­но­про­ект труд­но счесть пра­во­вым, кон­ста­ти­ру­ет про­фес­сор пра­ва НИУ ВШЭ Илья Ша­б­лин­ский: «Объ­ек­тив­ная сто­ро­на со­ста­ва пре­ступ­ле­ния сфор­му­ли­ро­ва­на со­вер­шен­но рас­плыв­ча­то, что от­кры­ва­ет ши­ро­чай­шее по­ле для про­из­во­ла». Под фор­му­лу «дей­ствия, спо­соб­ству­ю­щие» мож­но под­вер­стать прак­ти­че­ски все, что угод­но. Уточ­не­ние «умыш­лен­ные» яс­но­сти не до­бав­ля­ет: под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, что че­ло­век пред­ви­дел, же­лал и осо­зна­вал по­след­ствия, но как до­ка­зы­вать об­рат­ное? И что та­кое «пе­ре­да­ча» и «рас­про­стра­не­ние» све­де­ний – счи­тать ли им лю­бое пуб­лич­ное вы­ска­зы­ва­ние?

Под по­до­зре­ни­ем мо­гут ока­зать­ся не толь­ко пра­во­за­щит­ни­ки, оп­по­зи­ци­он­ные по­ли­ти­ки, ана­ли­ти­ки, рас­сле­до­ва­те­ли-жур­на­ли­сты, но и, на­при­мер, Forbes, рейтинг рос­сий­ских мил­ли­ар­де­ров ко­то­ро­го, как от­ме­ча­ли экс­пер­ты, лег в ос­но­ву про­то­ти­па спис­ка фи­гу­ран­тов но­вей­ших аме­ри­кан­ских санк­ций: по­нять, что тут, на­при­мер, про­фес­си­о­наль­ная де­я­тель­ность жур­на­ли­ста, а что – пре­ступ­ле­ние, из за­ко­на нель­зя. Все это мож­но бы­ло бы счесть недо­ра­бот­кой, но по­ло­жи­тель­ный от­зыв на за­ко­но­про­ект при­слал Вер­хов­ный суд, не име­ю­щий за­ме­ча­ний «кон­цеп­ту­аль­но­го ха­рак­те­ра».

Фак­ти­че­ски под ка­те­го­рию но­во­го пре­ступ­ле­ния по­па­да­ет все, что так или ина­че идет враз­рез с по­зи­ци­ей рос­сий­ской вла­сти, – вся та по­ли­ти­че­ская и об­ще­ствен­ная по­ле­ми­ка, ко­то­рая еще уце­ле­ла в стране, где «мест для дис­кус­сий» ста­но­вит­ся все мень­ше. Это за­яв­ка и на цен­зу­ру сло­ва, и на цен­зу­ру мыс­ли. То, что за­кон пред­по­ла­га­ет из­би­ра­тель­ное пра­во­при­ме­не­ние, сле­ду­ет из уве­рен­но­сти де­пу­та­тов, се­на­то­ров, ми­ни­стров и дру­гих пред­ста­ви­те­лей вла­сти, что к ним по­ло­же­ния но­вой ста­тьи Уго­лов­но­го ко­дек­са не мо­гут быть при­ме­не­ны. В этом есть своя иро­ния: по­лу­ча­ет­ся, те же де­пу­та­ты и се­на­то­ры не счи­та­ют, что их сло­ва, ре­ше­ния и дей­ствия име­ют ка­ки­е­ли­бо по­след­ствия, за­то впе­чат­ля­ю­щий по­ли­ти­че­ский вес об­ре­та­ют те са­мые несо­глас­ные, ко­то­рых власть хо­чет счи­тать ма­ло­чис­лен­ны­ми и ма­ло­мощ­ны­ми. По­нят­но, кто здесь власть, но кто здесь си­ла?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.