Ан­дреа Ор­чел: Ре­струк­ту­ри­за­ция нуж­на, что­бы по­рвать с про­шлым

Vedomosti - - ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА - Ан­тон Оси­пов

Шесть лет на­зад ин­вест­бан­ки­ры UBS пе­ре­жи­ли шок. Им в на­чаль­ни­ки на­зна­чи­ли Ан­дреа Ор­че­ла из Bank of America Merrill Lynch. СМИ про­ро­чи­ли «кро­ва­вую ба­ню», пу­га­ли жест­ко­стью, тре­бо­ва­тель­но­стью, его при­выч­кой зво­нить в пять утра и тре­бо­вать от­ве­ты на элек­трон­ные пись­ма в пол­ночь. Они не ошиб­лись. Пе­ре­ход Ор­че­ла в ин­вест­бан­ков­ский биз­нес UBS при­вел к со­кра­ще­нию ты­сяч ра­бо­чих мест и за­яв­ле­ни­ям о доб­ро­воль­ной от­став­ке от пле­я­ды топ-ме­не­дже­ров, кон­ста­ти­ро­ва­ла FT. Сей­час на­сту­пи­ла по­ра дро­жать ра­бот­ни­кам Santander, од­но­го из круп­ней­ших бан­ков ми­ра. В на­ча­ле бу­ду­ще­го го­да Ор­чел всту­пит в долж­ность его ген­ди­рек­то­ра.

ВЗРЫВНОЙ ИТАЛЬЯНЕЦ

Итальянец Ан­дреа Ор­чел ро­дил­ся 14 мая 1963 г. в Ри­ме и окон­чил Рим­ский уни­вер­си­тет Ла Са­пи­ен­ца. Же­ла­ние стать бан­ки­ром по­яви­лось у него в 18 лет, ко­гда он на ка­ни­ку­лах в США пи­сал сту­ден­че­скую ра­бо­ту и чи­тал от­че­ты о сли­я­ни­ях и по­гло­ще­ни­ях в го­сти­нич­ном биз­не­се, объ­яс­нял он El Pais. В 1988 г. он устро­ил­ся в Goldman Sachs. Но ра­бо­та с ин­стру­мен­та­ми с фик­си­ро­ван­ной до­ход­но­стью, ку­да его опре­де­ли­ли, по­ка­за­лась скуч­ной. По­лу­чив MBA в INSEAD, он устро­ил­ся кон­суль­тан­том Boston Consulting Group, а с 1992 г. на­ча­лась пер­вая боль­шая гла­ва его ка­рье­ры – Merrill Lynch, ко­то­рой он по­свя­тил 20 лет.

Его пер­вая зна­ко­вая сдел­ка со­сто­я­лась в 1998 г. Ита­льян­ский банк Unicredito за­ду­мал­ся о при­вле­че­нии средств на IPO и на­нял Merrill Lynch для кон­суль­та­ции, рас­ска­зы­ва­ет FT. Но ко­гда бан­ки­ры услы­ша­ли оцен­ку верх­ней гра­ни­цы раз­ме­ще­ния, то при­уны­ли. Ор­чел по­про­сил раз­ре­ше­ния про­счи­тать дру­гие ва­ри­ан­ты. В ито­ге Unicredito по­шел на сли­я­ние с кон­ку­рен­том, Credit Italiano. По­том про­изо­шел еще ряд M&A, и воз­ник­ла груп­па, ко­то­рую мы зна­ем под брен­дом Unicredit. «Они дол­го-дол­го бы­ли од­ни­ми из луч­ших мо­их кли­ен­тов», – го­во­рил Ор­чел.

Со вре­ме­нем Ор­чел до­бил­ся та­кой из­вест­но­сти в ор­га­ни­за­ции M&A, что его ста­ли на­зы­вать «Ро­нал­до ин­вест­бан­кин­га», пи­шет The Guardian. А The Daily Telegraph ве­ли­ча­ет его «ар­хи­тек­то­ром круп­ней­ших бан­ков­ских сде­лок Ев­ро­пы».

В 2003 г. Ор­чел до­брал­ся до по­ста ру­ко­во­ди­те­ля груп­пы фи­нан­со­вых ин­сти­ту­тов, а в 2009 г. – пред­се­да­те­ля со­ве­та ди­рек­то­ров Merrill Lynch.

На встре­че с кор­ре­спон­ден­том FT Ор­чел на пол­ную вклю­чил свое оча­ро­ва­ние. Да, кон­ста­ти­ро­вал жур­на­лист, вот это умение и сде­ла­ло его од­ним из са­мых успеш­ных бан­ки­ров Ев­ро­пы. «Он вы­зы­ва­ет у кли­ен­тов силь­ную ре­ак­цию: они его ли­бо обо­жа­ют, ли­бо нена­ви­дят», – от­ме­тил один из со­бе­сед­ни­ков Reuters. Ему нема­ло по­мо­га­ет и то, что кро­ме род­но­го ита­льян­ско­го он сво­бод­но го­во­рит на ан­глий­ском, фран­цуз­ском и ис­пан­ском.

«Он ти­пич­но по-ита­льян­ски мо­жет вый­ти из се­бя. По­рой он орет на дру­гих. Но хо­ро­шие [ра­бот­ни­ки] оправ­ля­ют­ся и по-преж­не­му ува­жа­ют его, – вспо­ми­нал кол­ле­га Ор­че­ла по Merrill Lynch Мэтью Гри­берг в бе­се­де с FT. – Он ве­ли­ко­леп­но мо­ти­ви­ру­ет хо­ро­ших лю­дей и де­ла­ет их пре­вос­ход­ны­ми. Ху­же он справ­ля­ет­ся с мо­ти­ви­ро­ва­ни­ем по­сред­ствен­ных лю­дей и пре­вра­ще­ни­ем их в хо­ро­ших».

БЕЗ ЖАЛОСТИ

Ор­чел без­жа­ло­стен к се­бе. День он на­чи­на­ет с об­зво­на кли­ен­тов – с пя­ти до се­ми утра – и ра­бо­та­ет до но­чи. Он лю­бит спорт, но ча­су нето­роп­ли­вой про­беж­ки вдоль Цю­рих­ско­го озе­ра пред­по­чи­та­ет марш­рут вверх-вниз по окрест­ным хол­мам. Та­ким об­ра­зом, при той же ин­тен­сив­но­сти тре­ни­ров­ку мож­но уло­жить в пол­ча­са, сэко­но­мив вре­мя, объ­яс­нял он FT. По­рой он для раз­но­об­ра­зия за­ни­ма­ет­ся на озе­ре вод­ны­ми лы­жа­ми: «Это от­лич­но про­чи­ща­ет моз­ги». Эта тре­ни­ров­ка за­ни­ма­ет еще мень­ше, 25 ми­нут.

Ор­чел без­жа­ло­стен к под­чи­нен­ным и без ко­ле­ба­ний по­тре­во­жит их в неуроч­ный час. «Он за­хо­чет узнать, что еще каж­дый из вас со­би­ра­ет­ся пред­при­нять, что­бы за­ра­бо­тать де­нег, и что еще сде­лать для кли­ен­та», – рас­пи­сы­вал жду­щие его под­чи­нен­ных ужа­сы быв­ший кол­ле­га по Merrill Lynch. В 2013 г. в де­ло­вом ми­ре на­де­ла­ла шу­му смерть 21-лет­не­го ста­же­ра лон­дон­ско­го офи­са Bank of America Merrill Lynch, ко­то­рый про­ра­бо­тал трое су­ток без пе­ре­ры­ва. Мно­гие банки из­ме­ни­ли кор­по­ра­тив­ную по­ли­ти­ку, что­бы об­лег­чить участь мо­ло­дых со­труд­ни­ков.

Но­во­бран­цы до­ста­ли Ор­че­ла во­про­са­ми, со­би­ра­ет­ся ли он за­пре­щать им ра­бо­тать по вы­ход­ным и не мо­жет ли га­ран­ти­ро­вать ми­ни­маль­ное ко­ли­че­ство дней от­ды­ха (так сде­лал ряд бан­ков), жа­ло­вал­ся Ор­чел FT: «Мой от­вет – нет». При этом Ор­чел клял­ся, что ни­ко­гда ни­ко­го не при­зы­вал по­жерт­во­вать вы­ход­ным или от­ме­нить от­пуск. Но ес­ли под­чи­нен­ные по сво­ей ини­ци­а­ти­ве оста­ют­ся на ра­бо­те, он с удо­воль­стви­ем при­ни­ма­ет их по­мощь: «Я ува­жаю их вы­бор».

ВСПОМНИМ ВИННИ-ПУХА

В по­след­нее вре­мя ха­рак­тер Ор­че­ла стал смяг­чать­ся, от­ме­ча­ет El Pais. Ви­ной то­му то ли воз­раст, то ли от­цов­ство. В 2009 г. Ор­чел же­нил­ся на пор­ту­гал­ке Кла­ре Ба­та­лим, с ко­то­рой до это­го встре­чал­ся 16 лет. У них ро­ди­лась дочь Ал­ле­гра, сей­час ей семь лет. Ор­чел осо­зна­ет свою чрез­мер­ную тре­бо­ва­тель­ность: «Но я пы­та­юсь ни­ко­гда не про­сить ко­го-ли­бо о том, что не го­тов сде­лать сам». На­при­мер, в по­след­ние го­ды это ра­бо­та, ко­то­рая по­ме­ша­ет от­вез­ти ре­бен­ка в шко­лу или по­ужи­нать с до­че­рью и уло­жить спать (хо­тя по­сле это­го Ор­чел вновь са­дит­ся ра­бо­тать и да­же мо­жет вер­нуть­ся в офис, от­ме­ча­ет El Pais). Он до сих пор мно­го пу­те­ше­ству­ет, но по­рой бе­рет дочь с со­бой. «Я вы­де­лил на са­мо­сто­я­тель­ный ба­ланс мое от­цов­ское вре­мя», – под­шу­чи­вал он на стра­ни­цах FT и ци­ти­ро­вал Винни-пуха: «Как я счаст­лив, что у ме­ня есть то, что за­став­ля­ет ме­ня с тру­дом про­из­но­сить сло­ва про­ща­ния». Это его лю­би­мая цитата: ее же он не­дав­но ад­ре­со­вал кол­ле­гам в UBS при про­ща­нии.

Тру­ди­тесь в бан­ков­ской сфе­ре и хо­ти­те, что­бы су­пру­га при­но­си­ла в дом чуть боль­ше де­нег, что­бы ком­пен­си­ро­вать ва­ши па­да­ю­щие до­хо­ды? Бе­ри­те при­мер с Ор­че­ла, шу­тил сайт efinancialcareers: его же­на дол­гое вре­мя ра­бо­та­ла в сфе­ре от­но­ше­ний с кли­ен­та­ми в авиа­ин­ду­стрии, а в 2009 г. со­зда­ла ком­па­нию Orcel Kieffer Design с офи­сом в лон­дон­ском рай­оне Чел­си. Она раз­ра­ба­ты­ва­ла ди­зайн ин­те­рье­ров для со­сто­я­тель­ных кли­ен­тов. Нет ни­че­го луч­ше для при­вле­че­ния вни­ма­ния ше­фа, чем на­нять его же­ну для от­дел­ки сво­е­го до­ма, зу­бо­ска­лил efinancialcareers. Но слу­жа­щим Santander этот со­вет не по­мо­жет: фир­ма за­кры­лась еще в 2012 г. Как раз в тот год Ор­че­ла сма­ни­ли в UBS, штаб-квар­ти­ра ко­то­ро­го бы­ла в Швей­ца­рии.

Ан­дреа Ор­чел пе­ре­стра­и­вал биз­нес UBS и Merrill Lynch, и те­перь ему пред­сто­ит сде­лать то же са­мое в бан­ке Santander

ДРУЖИЩЕ ЭРМОТТИ

Ку­да толь­ко не про­чи­ли Ор­че­ла. По слу­хам, он мог воз­гла­вить Unicredit, но в кон­це кон­цов этот пост в 2010 г. за­нял Фе­де­ри­ко Гиц­цо­ни, пи­шет Reuters. Или воз­гла­вить ста­рей­ший банк ми­ра Monte dei Paschi di Siena, ко­то­рый ко­гда­то то­же кон­суль­ти­ро­вал.

В Merrill Lynch из ко­жи вон лез­ли, что­бы не дать ему уй­ти. В раз­гар кри­зи­са 2008 г. ему вы­пла­ти­ли день­га­ми и ак­ци­я­ми це­лых $33,8 млн, удив­ля­лась El Pais. Ко­гда в 2009 г. Bank of America на­чал сли­я­ние с Merrill Lynch, его про­дви­ну­ли на пост ис­пол­ни­тель­но­го пред­се­да­те­ля со­ве­та ди­рек­то­ров, лишь бы удер­жать в ком­па­нии, со­об­ща­ло из­да­ние efinancialcareers.

Но в 2012 г. Ор­че­ла уго­во­ри­ли стать ген­ди­рек­то­ром ин­ве­сти­ци­он­но­го бан­ка UBS (поз­же назва­ние долж­но­сти бы­ло из­ме­не­но на пре­зи­ден­та), за­пла­тив в ви­де ком­пен­са­ции за пе­ре­ход 24,9 млн швей­цар­ских фран­ков. Ин­сай­де­ры го­во­ри­ли The Daily Telegraph, что Ор­чел пы­тал­ся до­бить­ся боль­шей ав­то­но­мии при сли­я­нии (в 2013 г. Merrill Lynch был пол­но­стью ин­те­гри­ро­ван в струк­ту­ру Bank of America). Это яко­бы по­ро­ди­ло неко­то­рый рас­кол и бро­же­ние внут­ри бан­ка.

А в UBS как раз при­шел дав­ний зна­ко­мый Ор­че­ла: в 2011 г. ген­ди­рек­то­ром стал Сер­джио Эрмотти. Их пу­ти в пер­вый раз пе­ре­сек­лись в Merrill Lynch. Ко­гда Ор­чел при­шел ту­да

на ра­бо­ту,

Эрмотти уже пять лет де­лал там ка­рье­ру. По­том они тес­но об­ща­лись, ко­гда Эрмотти ра­бо­тал за­ме­сти­те­лем ген­ди­рек­то­ра Unicredit. «Сер­джио от­лич­но зна­ет Ор­че­ла. Это нор­маль­но, ко­гда но­вый ген­ди­рек­тор стре­мит­ся со­брать лю­дей, с ко­то­ры­ми близ­ко со­шел­ся и рань­ше ра­бо­тал», – го­во­рил источник Reuters. Он уве­рял, что Ор­чел не го­во­рил на­чаль­ству о пе­ре­го­во­рах с UBS, по­ка по­след­ний сам не по­ста­вил в из­вест­ность и Bank of America, и бри­тан­ско­го ре­гу­ля­то­ра.

ПО­ТЕ­РЯЛ ВДВОЕ

15 сен­тяб­ря 2011 г. UBS со­об­щил, что соб­ствен­ный со­труд­ник ли­шил его $2 млрд. Та­кие по­те­ри на­нес трей­дер Кве­ку Адо­бо­ли, про­вер­нув ряд несанк­ци­о­ни­ро­ван­ных опе­ра­ций. Не про­шло и двух недель, как ген­ди­рек­тор UBS Освальд Грю­бель по­дал в от­став­ку из-за скан­да­ла.

При­шед­ший ему на сме­ну Эрмотти ре­шил пе­ре­кро­ить ин­ве­сти­ци­он­ный биз­нес UBS так, что­бы он нес в се­бе как мож­но мень­ше угроз, и силь­но умень­шить его. На до­лю Ор­че­ла вы­па­ло за­крыть или со­кра­тить 15 на­прав­ле­ний, тре­бу­ю­щих боль­шо­го объ­е­ма ка­пи­та­ла, вро­де тор­гов­ли цен­ны­ми бу­ма­га­ми на соб­ствен­ные сред­ства, от­ме­ча­ет Bloomberg, и раз­ви­вать ме­нее ка­пи­та­ло­ем­кие вро­де кон­сал­тин­га и ан­дер­рай­тин­га. «Мы при­ня­ли ре­ше­ние со­сре­до­то­чить­ся на стра­те­гии, ко­то­рая вклю­ча­ет в се­бя на­бор ин­стру­мен­тов, не тре­бу­ю­щих вло­же­ния зна­чи­тель­ных соб­ствен­ных средств, бо­лее ча­стую обо­ра­чи­ва­е­мость ак­ти­вов на ба­лан­се, стро­гую ори­ен­та­цию на кли­ен­та и жест­кий кон­троль рас­хо­дов, – го­во­рил Ор­чел в ин­тер­вью «Ве­до­мо­стям» в де­каб­ре 2013 г. – В ин­ве­сти­ци­он­ном бан­ке на­ша цель про­ста: мак­си­ми­за­ция при­бы­ли на ак­ци­о­нер­ный ка­пи­тал при ми­ни­ми­за­ции рис­ков и наи­бо­лее эф­фек­тив­ном ис­поль­зо­ва­нии ре­сур­сов. К при­ме­ру, сей­час у нас на 25% сни­жен объ­ем взве­шен­ных по рис­ку ак­ти­вов по срав­не­нию с до­кри­зис­ным уров­нем». В ито­ге ему до­стал­ся чуть ли не вдвое мень­ший биз­нес, чем он управ­лял на преж­ней ра­бо­те, от­ме­ча­ет FT.

Ор­чел уве­рял FT, что имидж UBS по­сле всех этих неуря­диц сно­ва вос­па­рит: «Че­ло­век бо­лее скло­нен про­щать, чем ду­ма­ют». На во­прос, сколь­ко же вре­ме­ни по­на­до­бит­ся, что­бы лю­ди за­бы­ли о про­шлом, от­вет был: «Не знаю, зай­мет ли это три го­да, пять лет. Но не ду­маю, что 10».

КРО­ВА­ВАЯ БА­НЯ

Кор­по­ра­тив­ная куль­ту­ра UBS и так бы­ла бо­лее рас­слаб­лен­ной, чем в Merrill Lynch, пи­са­ла FT. На это еще на­кла­ды­ва­лась лич­ность Ор­че­ла и ре­струк­ту­ри­за­ция биз­не­са. Быв­ший кол­ле­га Ор­че­ла пред­ре­кал UBS «кро­ва­вую ба­ню». «UBS гру­бо раз­бу­дят», – го­во­рил дру­гой.

Все­го че­рез несколь­ко ме­ся­цев по­сле на­зна­че­ния Ор­чел за­явил о со­кра­ще­нии око­ло тре­ти из 16 400 ра­бо­чих мест и из­бав­ле­нии от по­ло­ви­ны ак­ти­вов ин­вест­бан­ков­ско­го биз­не­са. Ряд вы­со­ко­по­став­лен­ных бан­ки­ров ушли от но­во­го на­чаль­ни­ка по соб­ствен­ной во­ле, не сра­бо­тав­шись с ним. «Ре­фре­ном то­гда бы­ло «Это ре­струк­ту­ри­за­ция, необ­хо­ди­мая, что­бы по­рвать с про­шлым и со­здать мо­дель, с ко­то­рой мы при­мем­ся стро­ить бу­ду­щее», – вспо­ми­нал Ор­чел в ин­тер­вью FT. – Я пол­но­стью в это ве­рил. И ве­рю до сих пор». Этим из­бав­ле­ние от гру­за про­шло­го не огра­ни­чи­лось. Еще па­ру ме­ся­цев спу­стя UBS со­гла­сил­ся вы­пла­тить $1,5 млрд штра­фа за ма­ни­пу­ли­ро­ва­ние став­кой LIBOR на­ря­ду с дру­ги­ми бан­ка­ми. Из-за это­го 40% управ­ля­ю­щих ди­рек­то­ров UBS ли­ши­лись го­до­во­го бо­ну­са, пи­са­ла FT.

За пять лет в UBS тра­ты на воз­на­граж­де­ние со­труд­ни­ков ин­вест­биз­не­са Ор­чел со­кра­тил где-то на чет­верть при­мер­но до $3 млрд, от­ме­ча­ет Bloomberg. Его са­мо­го это не осо­бо кос­ну­лось. В 2013 г. Ор­чел, как цен­ный со­труд­ник, за­ра­бо­тал боль­ше дру­гих кол­лег в UBS – 11,4 млн швей­цар­ских фран­ков (8 млн фун­тов), пи­са­ла FT.

Его цель – не ско­ло­тить ги­гант­ский банк, ко­то­рый за­ма­ни­ва­ет кли­ен­тов кре­ди­та­ми, а по­том пич­ка­ет их фи­нан­со­вы­ми про­дук­та­ми, рас­ска­зы­вал Ор­чел Bloomberg. Он меч­тал об ин­вест­бан­ке ста­рой за­кал­ки, ко­то­рый пред­ла­га­ет пре­вос­ход­ные со­ве­ты и услу­ги и бе­рет за это до­стой­ную пла­ту: «Нам нуж­ны ста­ро­мод­ные бан­ки­ры, у ко­то­рых есть свя­зи, есть идеи и ко­то­рые ра­бо­та­ют луч­ше дру­гих – по­это­му кли­ен­ты им ве­рят. У нас очень вы­со­кие тре­бо­ва­ния к тем, ко­го мы на­ни­ма­ем».

Ту же кон­цеп­цию он про­дви­гал в про­щаль­ном пись­ме со­труд­ни­кам UBS, ци­ти­ру­ет ин­тер­нет-из­да­ние Marketwatch: «Из биз­не­са, ко­то­рый был рас­фо­ку­си­ро­ван­ным и от­ста­ю­щим, тре­бу­ю­щим боль­шо­го ко­ли­че­ства из­дер­жек и раз­ру­ша­ю­щим цен­ность, [мы пре­вра­ти­лись] в биз­нес скон­цен­три­ро­ван­ный и силь­ный, ко­то­ро­му нуж­но мень­ше ка­пи­та­ла и ко­то­рый со­зда­ет цен­ность. Мы бро­си­ли по­пыт­ки стать круп­ней­шим ин­ве­сти­ци­он­ным бан­ком и со­сре­до­то­чи­лись на том, что­бы быть луч­шим».

ОШИБ­КА НА 72 МЛРД ЕВ­РО

Ор­чел ча­сто шу­тил с кол­ле­га­ми, что в биз­не­се Santander он раз­би­ра­ет­ся не в при­мер луч­ше, чем в UBS. Он был кон­суль­тан­том мно­же­ства сде­лок Santander вро­де по­куп­ки British Abbey в 2004 г., British Alliance & Leicester в 2008 г., American Sovereign Bank в 2009 г., поль­ско­го биз­не­са KBC, пе­ре­чис­ля­ет El Pais. Их от­но­ше­ния с пред­се­да­те­лем Santander Эми­лио Бо­ти­ным бы­ли на­столь­ко близ­ки, что по­сле за­кры­тия каж­дой сдел­ки Ор­чел по­сы­лал ему по­здра­ви­тель­ное пись­мо, на­пи­сан­ное от ру­ки.

Са­мой гром­кой сдел­кой, ко­то­рую он вел для Santander, бы­ло, по­жа­луй, по­гло­ще­ние кон­сор­ци­у­мом с Royal Bank of Scotland и Fortis гол­ланд­ско­го бан­ка ABN Amro за 72 млрд ев­ро. Год был вы­бран неудач­но: на­ча­ло фи­нан­со­во­го кри­зи­са, 2007 г. Из-за по­не­сен­ных в свя­зи со сдел­кой убыт­ков Royal Bank of Scotland и Fortis бы­ли на­ци­о­на­ли­зи­ро­ва­ны. А вот Santander от­де­лал­ся лег­ким ис­пу­гом. Он оста­вил се­бе луч­ший ку­сок – бра­зиль­ские ак­ти­вы ABN Amro, а ита­льян­ские ак­ти­вы это­го бан­ка умуд­рил­ся с вы­го­дой про­дать Banca Monte dei Paschi еще до то­го, как по­лу­чил пол­ный кон­троль над ни­ми. В этом есть за­слу­га Ор­че­ла как кон­суль­тан­та, уве­ря­ет Reuters.

Вспо­ми­ная ту ис­то­рию, Ор­чел при­знал­ся FT: кое-что в той сдел­ке сле­до­ва­ло бы сде­лать по-дру­го­му. Но ого­во­рил­ся, что на дво­ре сто­я­ли со­всем дру­гие вре­ме­на, ре­зер­ви­ро­ва­ние ка­пи­та­ла бан­ка­ми не бы­ло в цен­тре вни­ма­ния, а качество ак­ти­вов не бы­ло при­ня­то ис­сле­до­вать так до­тош­но, как в по­сле­кри­зис­ные вре­ме­на: «Со­жа­лею ли я, что сде­лал это? Да, со­жа­лею, как ко­гда вы де­ла­е­те что-то, в чем со­вер­шен­но уве­ре­ны, а итог ока­зы­ва­ет­ся не тот, что ожи­дал­ся <...> Вы со­жа­ле­е­те, что все пошло не так».

Merrill Lynch за ту сдел­ку по­лу­чил бо­лее $500 млн в опла­ту услуг, пи­шет The Daily Telegraph. Этим от­ча­сти объ­яс­ня­ет­ся вы­со­кий бо­нус Ор­че­ла в 2008 г.

ДВА МЯСНИКА

Ана Пат­ри­сия Бо­тин уже чет­вер­тое по­ко­ле­ние се­мьи, управ­ля­ю­щей Santander. Че­ты­ре го­да на­зад она по­сле смер­ти от­ца за­ня­ла крес­ло ис­пол­ни­тель­но­го пред­се­да­те­ля. Эти го­ды ушли у нее на улуч­ше­ние тех­но­ло­гий бан­ка, вы­стра­и­ва­ние от­но­ше­ний с ре­гу­ля­то­ра­ми и уволь­не­ния в та­ких мас­шта­бах, что кто-то из со­бе­сед­ни­ков FT на­звал их «рез­ней». Ее един­ствен­ной сдел­кой M&A за эти го­ды ста­ло спа­се­ние в про­шлом го­ду мест­но­го кон­ку­рен­та Banco Popular за сим­во­ли­че­ский 1 ев­ро. Этим она в корне от­ли­ча­ет­ся от от­ца с его ма­ни­а­каль­ной стра­стью к по­гло­ще­ни­ям от Поль­ши до Аме­ри­ки, в ко­то­рых ему ак­тив­но по­мо­гал Ор­чел.

Весь июль Бо­тин и со­вет ди­рек­то­ров по­тра­ти­ли, спо­ря о кан­ди­да­ту­ре но­во­го ген­ди­рек­то­ра бан­ка. Преж­ний, Хо­се Ан­то­нио Аль­ва­рес, дол­жен скон­цен­три­ро­вать­ся на управ­ле­нии ис­пан­ским биз­не­сом бан­ка. Пе­ред лет­ним от­пус­ком Ана встре­ти­лась в Ньюй­ор­ке с Ор­че­лом, что­бы об­су­дить как с кон­суль­тан­том стра­те­гию на сле­ду­ю­щие три го­да. За­од­но пред­ло­жи­ла ра­бо­ту, ожи­дая, что он от­ве­тит уклон­чи­во, рас­ска­зы­ва­ли ис­точ­ни­ки FT. А он ска­зал: «Да я с ра­до­стью этим зай­мусь!» От­ча­сти уход Ор­че­ла из UBS объ­яс­ня­ет­ся его разо­ча­ро­ва­ни­ем в кон­сер­ва­тив­ной по­зи­ции бан­ка по от­но­ше­нию к ин­ве­сти­ци­он­но­му биз­не­су, зна­ет FT. Он при­зна­ет­ся, что за­гля­ды­вал­ся на пост ген­ди­рек­то­ра UBS, пи­шет El Pais. Но шан­сов у него бы­ло ма­ло­ва­то – Эрмотти, по­хо­же, не со­би­ра­ет­ся по­ки­дать свое крес­ло.

Бо­тин ве­рит, что банк как ми­ни­мум втрое недо­оце­нен ин­ве­сто­ра­ми. Ор­че­ла она по­ста­ви­ла в из­вест­ность, что в бли­жай­шее вре­мя ожи­да­ет от него удво­е­ния ко­ти­ро­вок, пи­шет FT. У Santander те же про­бле­мы, что и у ти­пич­но­го круп­но­го бан­ка в лю­бом угол­ке ми­ра: он стра­да­ет от низ­ких про­цент­ных ста­вок и рез­ко­го пе­ре­хо­да ин­ду­стрии в ин­тер­нет. Ему нуж­но до­бить­ся боль­шей си­нер­гии от гро­мозд­кой меж­ду­на­род­ной се­ти. И ему не хва­та­ет ка­пи­та­ла пер­во­го уров­ня – 10,5% в этом го­ду вме­сто це­ле­вых 11%.

ПОКОРЕНИЕ АМЕ­РИ­КИ

«Ан­дреа на­зна­чи­ли, что­бы банк стал ра­бо­тать эф­фек­тив­нее и от­кры­лись но­вые пер­спек­ти­вы, как уско­рить из­ме­не­ния, ко­то­рые долж­ны сде­лать банк со­вре­мен­ным, – го­во­рил FT источник, осо­бен­но на­пи­рая на циф­ро­ви­за­цию. – А не для за­клю­че­ния сде­лок. По край­ней ме­ре, по­ка». Опро­шен­ные El Pais ана­ли­ти­ки то­же со­мне­ва­ют­ся, что Ор­чел зай­мет­ся столь лю­би­мы­ми им M&A. Ско­рее от него хо­тят уве­ли­че­ния при­быль­но­сти соб­ствен­ных средств, улуч­ше­ния циф­ро­вых тех­но­ло­гий и сни­же­ния из­дер­жек.

Как ожи­да­ет­ся, Ор­чел по­пы­та­ет­ся рас­ши­рить биз­нес в США. Это бы­ла его меч­та еще в UBS. В ин­тер­вью Bloomberg в ап­ре­ле это­го го­да, си­дя в ман­х­эт­тен­ском офи­се, Ор­чел за­яв­лял, что у бан­ка «очень агрес­сив­ные пла­ны в США». Но его за­да­ча не столь­ко рас­ши­рить биз­нес, сколь­ко со­брать про­филь­ные ко­ман­ды в раз­ных об­ла­стях, от ри­тей­ла до аэро­кос­мо­нав­ти­ки. Ис­точ­ни­ки агент­ства го­во­ри­ли, что за пять лет UBS хо­чет удво­ить ко­ман­ду ра­бо­та­ю­щих с кли­ен­та­ми вы­со­ко­по­став­лен­ных бан­ки­ров в США.

«У вас есть Ferrari и есть Fiat, – го­во­рил Ор­чел. – Fiat – это ши­ро­кий круг бан­ков, ко­то­рые ак­тив­ны во всех сег­мен­тах биз­не­са и го­нят­ся за мас­шта­бом. UBS вро­де Ferrari. Мы ку­да мень­ше и скон­цен­три­ро­ван­нее». Ор­чел не про­сто так ссы­ла­ет­ся на Ferrari: в 2015 г. он кон­суль­ти­ро­вал IPO этой ком­па­нии.

В 2015 г. UBS был 12-м в спис­ке круп­ней­ших кон­суль­тан­тов по M&A в США. В на­ча­ле сле­ду­ю­ще­го го­да Ор­чел объ­явил, что рост в Се­вер­ной Аме­ри­ке – его при­о­ри­тет. Но с тех пор по­зи­ции UBS в США не укре­пи­лись, кон­ста­ти­ро­ва­ло Bloomberg. В про­шлом го­ду UBS за­нял 13-ю строч­ку в ми­ро­вом спис­ке кон­суль­тан­тов M&A. В рэн­кин­ге кон­суль­тан­тов авиа­ком­па­ний Се­вер­ной Аме­ри­ки он стал чет­вер­тым, а вот в ри­тей­ле и про­грамм­ном обес­пе­че­нии – 11-м. «Хо­тя мы мо­жем и не по­яв­лять­ся на вер­шине каж­до­го рей­тин­га, мы ли­де­ры в тех сфе­рах, ко­то­рые вы­бра­ли как ос­нов­ные», – го­во­рил Ор­чел агент­ству.

В мар­те 2018 г., за ме­сяц до ин­тер­вью, от­ве­чав­ший за аме­ри­кан­ский ин­вест­биз­нес UBS Джо Рис по­дал в от­став­ку. Как го­во­ри­ли ис­точ­ни­ки агент­ства, из-за раз­но­гла­сий с Ор­че­лом по стра­те­гии раз­ви­тия. Но раз­вер­нуть­ся на пол­ную в UBS Ор­чел не успел.

Santander в США из­ве­стен раз­ве что тем, что в 2016 г. умуд­рил­ся за­ва­лить три стресс-те­ста ФРС под­ряд. Его низ­ко­при­быль­ный биз­нес скон­цен­три­ро­ван на се­ве­ро-во­сто­ке США. За пер­вые пол­го­да 2018 г. он по­ка­зал при­быль на ка­пи­тал 5%. Для срав­не­ния: это вдвое мень­ше по­ка­за­те­ля бри­тан­ских бан­ков и на чет­верть – ла­ти­но­аме­ри­кан­ских, пи­шет FT. Бес­по­ко­ит и его за­ви­си­мость от суб­стан­дарт­ных ав­то­кре­ди­тов в Дал­ла­се. За­то у Ор­че­ла есть все шан­сы по­ка­зать свои уме­ния, за­во­е­вав для ис­пан­ско­го бан­ка Аме­ри­ку.-

«Как я счаст­лив, что у ме­ня есть то, что за­став­ля­ет ме­ня с тру­дом про­из­но­сить сло­ва про­ща­ния»

АН­ДРЕЙ МА­ХО­НИН / ВЕ­ДО­МО­СТИ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.