Как про­ва­ли­вал­ся Раз­ве­дупр РККА

Vedomosti - - МНЕНИЯ - ПА­ВЕЛ АП­ТЕ­КАРЬ ис­то­рик Пол­ная вер­сия ста­тьи: www.vedomosti.ru

Се­рия скан­да­лов с раз­об­ла­че­ни­я­ми рос­си­ян, ко­то­рых на­зы­ва­ют со­труд­ни­ка­ми во­ен­ной раз­вед­ки и по­до­зре­ва­ют в под­рыв­ной де­я­тель­но­сти или шпи­о­на­же, за­став­ля­ет вспом­нить о пе­ри­о­де круп­ных и за­мет­ных про­ва­лов со­вет­ской раз­вед­ки в 1920–1930-х гг. Они при­ве­ли к смене ру­ко­вод­ства IV управ­ле­ния (Раз­ве­дупр) шта­ба Крас­ной ар­мии и укреп­ле­нию его кад­ров че­ки­ста­ми.

РАННИЕ НЕУДА­ЧИ

Ра­бо­та со­вет­ской во­ен­ной раз­вед­ки, од­ной из спец­служб мо­ло­до­го со­вет­ско­го го­су­дар­ства, с на­ча­ла 1920-х гг. со­про­вож­да­лась се­ри­ей скан­да­лов, свя­зан­ных с ра­бо­той ее ре­зи­ден­тур.

Раз­ве­дупр фор­ми­ро­вал­ся пре­иму­ще­ствен­но за счет но­вых кад­ров, опыт­ные раз­вед­чи­ки ис­чис­ля­лись еди­ни­ца­ми, а парт­ра­бот­ни­ки и ино­стран­ные ком­му­ни­сты име­ли опыт кон­спи­ра­ции, не все­гда при­год­ный для вы­яс­не­ния во­ен­ных и тех­ни­че­ских сек­ре­тов. Мно­гие со­труд­ни­ки раз­вед­ки за ру­бе­жом бы­ли ма­ло­об­ра­зо­ван­ны­ми, а раз­вед­чи­ки в при­гра­нич­ных окру­гах неред­ко сла­бо зна­ли ино­стран­ные язы­ки. Им бы­ло труд­но на рав­ных ве­сти по­еди­нок с контр­раз­вед­чи­ка­ми, осо­бен­но имев­ши­ми опыт борь­бы с про­тив­ни­ком в го­ды вой­ны.

Бы­ли и ор­га­ни­за­ци­он­ные про­бле­мы. Ве­де­ние раз­вед­ки сра­зу тре­мя струк­ту­ра­ми: Раз­ве­ду­пром, ино­стран­ным от­де­лом (ИНО) ОГПУ и Ко­мин­тер­ном – при­во­ди­ло к сла­бой ко­ор­ди­на­ции, к то­му же ко­мин­тер­нов­цы увле­ка­лись ре­во­лю­ци­он­ной про­па­ган­дой. Вме­сте это неред­ко при­во­ди­ло к про­ва­лам и ди­пло­ма­ти­че­ским ослож­не­ни­ям. В 1922 г. во Фран­ции был осуж­ден за шпи­о­наж на два го­да со­вет­ский ре­зи­дент Яков Руд­ник. Сме­нив­ше­му его Се­ме­ну Уриц­ко­му (бу­ду­ще­му на­чаль­ни­ку Раз­ве­ду­п­ра) в мар­те 1924 г. при­шлось по­ки­нуть Па­риж по­сле за­дер­жа­ния по­ли­ци­ей. В 1923–1924 гг. из-за про­ва­ла свя­зан­ной с ап­па­ра­том по­соль­ства раз­вед­груп­пы Фин­лян­дию вы­нуж­де­ны бы­ли по­ки­нуть сна­ча­ла по­мощ­ник во­ен­но­го ат­та­ше Ав­густ Песс, а за­тем и сам ат­та­ше, быв­ший пол­ков­ник Ар­да­ли­он Боб­ри­щев. В де­каб­ре 1927 г. из Шве­ции вы­сла­ли во­ен­но-мор­ско­го ат­та­ше Павла Ора­са. Его объ­яви­ли пер­со­ной нон гра­та по­сле аре­ста от­став­но­го офи­це­ра Ге­ста Нор­бер­га, пе­ре­да­вав­ше­го Ора­су сек­рет­ные до­ку­мен­ты и све­де­ния.

РАЗГРОМ ОТ ХЕЛЬ­СИН­КИ ДО ПАРИЖА

Од­на­ко неуда­чи 1920-х гг. по­мерк­ли пе­ред се­ри­ей про­ва­лов 1932–1934 гг., при­вед­шей к раз­гро­му со­вет­ской аген­ту­ры во мно­гих стра­нах Ев­ро­пы. Ис­то­ри­ки Алек­сандр Кол­па­ки­ди и Дмит­рий Про­хо­ров в кни­ге «Им­пе­рия ГРУ» от­ме­ча­ли, что пер­вый зво­нок про­зву­чал в 1932 г. в Вене, где полиция аре­сто­ва­ла пя­те­рых раз­вед­чи­ков во гла­ве с ре­зи­ден­том Кон­стан­ти­ном Ба­со­вым (на­сто­я­щее имя – Ян Абол­тынь). Их спас­ло за­яв­ле­ние Ба­со­ва о сов­мест­ной ра­бо­те с не­мец­кой во­ен­ной раз­вед­кой (аб­ве­ром). На­чаль­ник аб­ве­ра пол­ков­ник Фер­ди­нанд фон Бре­дов при­был в Ве­ну и до­бил­ся осво­бож­де­ния аре­сто­ван­ных.

4 июня 1933 г. лат­вий­ская полиция раз­гро­ми­ла од­ну из ре­зи­ден­тур Раз­ве­ду­п­ра и аре­сто­ва­ла ее клю­че­вых аген­тов. Про­вал был след­стви­ем ха­лат­но­сти ру­ко­вод­ства раз­вед­ки. На­чаль­ник управ­ле­ния Ян Бер­зин и его со­рат­ни­ки, зная, что два аген­та за­све­ти­лись по­сле вен­ских аре­стов, не при­ня­ли мер по их воз­вра­ще­нию в СССР.

Но и этот про­вал не на­сто­ро­жил Раз­ве­дупр. В июле 1933 г. в Гам­бур­ге контр­раз­вед­ка аре­сто­ва­ла аген­та IV управ­ле­ния, чле­на не­мец­кой ком­пар­тии Юли­уса Трос­си­на, дли­тель­ное вре­мя ра­бо­тав­ше­го ко­ор­ди­на­то­ром на несколь­ких ли­ни­ях свя­зи. Еще в 1932 г. Раз­ве­дупр на­ме­ре­вал­ся раз­де­лить их, но опоз­дал. Ока­за­лось, в Москве не зна­ли, что связь меж­ду ре­зи­ден­ту­ра­ми в Лат­вии, Фин­лян­дии и Гер­ма­нии под­дер­жи­ва­ет один че­ло­век. Арест Трос­си­на имел тя­же­лые по­след­ствия. Он вы­дал нем­цам ка­на­лы свя­зи, яв­ки и лиц, пе­ре­прав­ляв­ших сек­рет­ную по­чту. Связь с ре­зи­ден­ту­ра­ми в Аме­ри­ке, Ру­мы­нии, Эсто­нии и Ан­глии на­дол­го пре­рва­лась.

Крайне чув­стви­тель­ным ока­зал­ся про­вал в Фин­лян­дии. 10 ок­тяб­ря 1933 г. полиция аре­сто­ва­ла в Хель­син­ки ре­зи­ден­та IV управ­ле­ния Ма­рию Шуль-ты­л­тынь, трех ее по­мощ­ни­ков и несколь­ких аген­тов. Неза­дол­го до про­ва­ла че­ки­сты раз­об­ла­чи­ли быв­ше­го на­чаль­ни­ка пунк­та раз­ве­ды­ва­тель­ных пе­ре­прав (ПРП) шта­ба Ле­нин­град­ско­го ВО Ар­ма­са Утри­ай­не­на как аген­та фин­ской раз­вед­ки, вы­дав­ше­го про­тив­ни­ку аген­тур­ную сеть в стране и ее ли­нии свя­зи. Несмот­ря на арест Утри­ай­не­на, Раз­ве- дупр не при­нял се­рьез­ных мер по очист­ке аген­ту­ры. Раз­вед­чи­ки так­же на­ру­ша­ли эле­мен­тар­ные нор­мы кон­спи­ра­ции: во­ен­ный ат­та­ше Алек­сандр Яко­влев и его по­мощ­ни­ки встре­ча­лись с Шуль-ты­л­тынь пря­мо в ее квар­ти­ре. В ито­ге ре­зи­ден­ту­ра бы­ла раз­гром­ле­на. Шуль-ты­л­тынь осу­ди­ли на во­семь лет тюрь­мы, она умер­ла за ре­шет­кой в 1938 г.

Сра­зу за фин­ским про­ва­лом по­сле­до­вал скан­дал во Фран­ции. 19 де­каб­ря 1933 г. в Па­ри­же контр­раз­вед­ка аре­сто­ва­ла ре­зи­ден­та IV управ­ле­ния Ве­ни­а­ми­на Бер­ко­ви­ча с же­ной, его по­мощ­ни­ка, свя­зи­ста и аген­тов. У них изъ­яли до­ку­мен­ты и ра­дио­ап­па­ра­ту­ру. Раз­об­ла­че­ние на­дол­го ста­ло клю­че­вой те­мой га­зет­ных ста­тей. Фи­гу­ран­тов де­ла об­ви­ня­ли в шпи­о­на­же и вер­бов­ке аген­ту­ры для по­лу­че­ния и пе­ре­да­чи сек­рет­ных све­де­ний СССР. Фран­цуз­ский про­вал мож­но бы­ло предот­вра­тить. В 1932 г. преж­ний ре­зи­дент Раз­ве­ду­п­ра в Па­ри­же Геор­гий Ки­ла­чиц­кий об­на­ру­жил слеж­ку и со­об­щил о ней в Моск­ву. Од­на­ко ука­за­ния о пре­кра­ще­нии ра­бо­ты с ним и его по­мощ­ни­ка­ми не по­сле­до­ва­ло.

ПРИГРАНИЧНЫЕ НЕПРИ­ЯТ­НО­СТИ

Про­ва­лы за­ру­беж­ных ре­зи­ден­тур сов­па­ли с неуда­ча­ми ПРП во­ен­ных окру­гов, че­рез ко­то­рые за ру­беж пе­ре­бра­сы­ва­лась аген­ту­ра, дей­ство­вав­шая в по­ло­се 150–200 км от гра­ни­цы.

10 сен­тяб­ря 1933 г. ру­мын­ская контр­раз­вед­ка лик­ви­ди­ро­ва­ла аген­ту­ру Одес­ско­го ПРП Укра­ин­ско­го во­ен­но­го окру­га. У аре­сто­ван­ных изъ­яли го­лу­бей, ис­поль­зо­вав­ших­ся для свя­зи. Про­вал про­изо­шел по вине на­чаль­ни­ка Одес­ско­го ПРП Дне­про­ва, пе­ре­бро­сив­ше­го за кор­дон аген­тов, имев­ших кон­такт с осуж­ден­ны­ми за шпи­о­наж ру­мын­ски­ми ре­зи­ден­та­ми, несмот­ря на пре­ду­пре­жде­ния мест­ных ор­га­нов ОГПУ. При рас­сле­до­ва­нии вы­яс­ни­лось, что со­труд­ник ПРП Фе­до­тов был свя­зан с ру­мын­ским аген­том. Несмот­ря на эти све­де­ния, его не от­стра­ни­ли от ра­бо­ты. Во вре­мя од­ной из пе­ре­прав с со­вет­ской сто­ро­ны был по­дан из­вест­ный ру­мы­нам све­то­вой сиг­нал и пе­ре­прав­ляв­ше­го­ся аген­та аре­сто­ва­ли.

Одес­ский ПРП был ис­клю­чи­тель­ным в сво­ей рас­хля­бан­но­сти, но да­ле­ко не един­ствен­ным, где неуда­чи сле­до­ва­ли од­на за дру­гой. 15 сен­тяб­ря 1933 г. ту­рец­кая контр­раз­вед­ка раз­об­ла­чи­ла двух аген­тов, от­прав­лен­ных Ле­ни­на­кан­ским ПРП Кав­каз­ской ар­мии, за ним по­сле­до­ва­ли про­ва­лы на дру­гих ПРП. Они бы­ли вы­зва­ны на­сы­щен­но­стью аген­ту­ры про­во­ка­то­ра­ми и двой­ны­ми аген­та­ми, а так­же пре­не­бре­жи­тель­ным от­но­ше­ни­ем к пре­ду­пре­жде­ни­ям че­ки­стов о нена­деж­но­сти от­дель­ных аген­тов и со­труд­ни­ков раз­вед­ки.

СКАН­ДАЛ НА­ВЕР­ХУ

Се­рия гром­ких раз­об­ла­че­ний со­вет­ской аген­ту­ры при­влек­ла вни­ма­ние Крем­ля. 29 мар­та 1934 г. во­прос о ра­бо­те раз­вед­ки об­суж­дал­ся по­лит­бю­ро, оно по­ру­чи­ло ТАСС под­го­то­вить опро­вер­же­ние опуб­ли­ко­ван­ных га­зе­та­ми и жур­на­ла­ми дан­ных, а нар­ко­му по во­ен­ным и мор­ским де­лам Кли­мен­ту Во­ро­ши­ло­ву – «озна­ко­мить­ся с во­про­сом и до­ло­жить». Од­но­вре­мен­но по­лит­бю­ро по­ру­чи­ло ОГПУ про­ана­ли­зи­ро­вать при­чи­ны неудач «смеж­ни­ков». В ра­бо­те че­ки­стов за ру­бе­жом так­же слу­ча­лись про­ва­лы – мож­но вспом­нить бег­ство за гра­ни­цу в 1930 г. быв­ше­го ре­зи­ден­та на Во­сто­ке Геор­гия Ага­бе­ко­ва, пе­ре­дав­ше­го про­тив­ни­ку мно­гие сек­ре­ты, но то­гда эф­фек­та до­ми­но уда­лось из­бе­жать.

Вско­ре че­ки­сты пред­ста­ви­ли об­сто­я­тель­ную до­клад­ную за­пис­ку, ре­зю­ме бы­ло неуте­ши­тель­ным: «Тща­тель­ное изу­че­ние при­чин про­ва­лов, при­вед­ших к раз­гро­му круп­ней­ших ре­зи­ден­тур, по­ка­за­ло, что все они яв­ля­ют­ся след­стви­ем за­со­рен­но­сти пре­да­те­ля­ми; под­бо­ра за­ру­беж­ных кад­ров из эле­мен­тов со­мни­тель­ных по сво­е­му про­шло­му и свя­зям; несо­блю­де­ния пра­вил кон­спи­ра­ции; недо­ста­точ­но­го ру­ко­вод­ства за­ру­беж­ной ра­бо­той со сто­ро­ны са­мо­го IV управ­ле­ния шта­ба РККА...» Про­ва­лы бы­ли след­стви­ем пре­вра­ще­ния Раз­ве­ду­п­ра в за­мкну­тую струк­ту­ру, не при­вле­кав­шую, за ред­ким ис­клю­че­ни­ем, све­жих сил извне. Раз­вед­чи­ки ва­ри­лись в соб­ствен­ном со­ку без долж­но­го кон­тро­ля.

26 мая 1934 г. по­лит­бю­ро по­свя­ти­ло ра­бо­те Раз­ве­ду­п­ра спе­ци­аль­ное за­се­да­ние. В Крем­ле со­гла­си­лись, что по­стро­е­ние аген­тур­ной се­ти, при ко­то­рой ли­нии свя­зи с несколь­ки­ми ре­зи­ден­ту­ра­ми со­сре­до­то­чи­ва­лись в од­ном пунк­те, при­во­дит к про­ва­лам, а пе­ре­брос­ка ском­про­ме­ти­ро­ван­ных в од­ной стране ра­бот­ни­ков в дру­гие стра­ны со­зда­ет до­пол­ни­тель­ные пред­по­сыл­ки для раз­об­ла­че­ния. По­лит­бю­ро так­же ука­за­ло на сла­бое ру­ко­вод­ство аген­тур­ной ра­бо­той на­чаль­ни­ком управ­ле­ния и его за­ме­сти­те­ля­ми. Вско­ре по­сле­до­ва­ли кад­ро­вые и ор­га­ни­за­ци­он­ные из­ме­не­ния. Раз­ве­дупр пе­ре­да­ли из шта­ба РККА в непо­сред­ствен­ное под­чи­не­ние нар­ко­ма по во­ен­ным де­лам. Что­бы раз­вед­чи­ков не за­гру­жа­ли ма­ло­зна­чи­мы­ми за­да­ни­я­ми, при­ня­ли ре­ше­ние пе­ре­да­вать их в Раз­ве­дупр толь­ко че­рез Во­ро­ши­ло­ва. Кро­ме то­го, пред­пи­сы­ва­лось уси­лить его ру­ко­вод­ство «круп­ны­ми во­ен­ны­ми ра­бот­ни­ка­ми». На­чаль­ни­ка управ­ле­ния обязали пе­ре­стро­ить де­я­тель­ность аген­ту­ры, со­здав неболь­шие са­мо­сто­я­тель­ные груп­пы, обес­пе­чив каж­дую непо­сред­ствен­ной свя­зью с цен­тром, уси­лить кон­спи­ра­цию. На­ко­нец, со­зда­ва­лась спе­ци­аль­ная раз­вед­шко­ла, ко­то­рую пред­по­ла­га­ли уком­плек­то­вать «тща­тель­но ото­бран­ны­ми, про­ве­рен­ны­ми ОГПУ и парт­ор­га­ни­за­ци­я­ми ли­ца­ми ко­манд­но­го и по­ли­ти­че­ско­го со­ста­ва <...>».

В 1934 г. до Боль­шо­го тер­ро­ра бы­ло да­ле­ко: Бер­зи­на не сня­ли с долж­но­сти, он по­лу­чил под­креп­ле­ние от че­ки­стов. Его пер­вым за­мом стал пе­ре­ве­ден­ный из ОГПУ на­чаль­ник ИНО Ар­тур Ар­ту­зов. Он при­вел в Раз­ве­дупр 15 клю­че­вых со­труд­ни­ков ИНО, в том чис­ле на­чаль­ни­ков от­де­лов Фе­до­ра Ка­ри­на и От­то Штейн­брю­ка.

РЕОРГАНИЗАЦИЯ НЕ СПАС­ЛА

Реорганизация и по­мощь че­ки­стов не предот­вра­ти­ли но­во­го про­ва­ла: в фев­ра­ле 1935 г. дат­ская полиция аре­сто­ва­ла со­вет­ско­го аген­та аме­ри­кан­ца Джор­джа Мин­ка и со­труд­ни­ков Раз­ве­ду­п­ра, в том чис­ле от­ве­чав­ше­го за связь в Ев­ро­пе Алек­сандра Ула­нов­ско­го,

Неуда­чи Раз­ве­ду­п­ра 1920-х гг. по­мерк­ли пе­ред се­ри­ей про­ва­лов 1932–1934 гг. , ко­то­рые при­ве­ли к раз­гро­му со­вет­ской аген­тур­ной се­ти во мно­гих стра­нах Ев­ро­пы

он на­ру­шил пра­ви­ла кон­спи­ра­ции и за­прет на вер­бов­ку мест­ных ком­му­ни­стов.

По­сле это­го Бер­зи­на сня­ли с долж­но­сти и на­зна­чи­ли зам­на­чаль­ни­ка по­лит­управ­ле­ния Даль­не­во­сточ­ной ар­мии, его сме­нил кад­ро­вый разведчик Се­мен Уриц­кий. Это бы­ло се­рьез­ным по­ни­же­ни­ем, но не опа­лой: в 1936 г. Бер­зи­на от­пра­ви­ли глав­ным во­ен­ным со­вет­ни­ком в Ис­па­нию.

В 1936–1937 гг. круп­ных про­ва­лов не от­ме­ча­лось, но не яс­но, на­сколь­ко успеш­ны­ми ока­за­лись ре­фор­мы Раз­ве­ду­п­ра и его за­гра­нич­ной се­ти. Они не за­щи­ти­ли его ру­ко­вод­ство и мно­гих за­ру­беж­ных ре­зи­ден­тов от ре­прес­сий. В 1937– 1938 гг. Раз­ве­дупр был раз­гром­лен: по об­ви­не­ни­ям в за­го­во­рах и шпи­о­на­же рас­стре­ля­ли Бер­зи­на, Уриц­ко­го, Ар­ту­зо­ва и мно­гих со­труд­ни­ков управ­ле­ния. Его воз­мож­но­сти до­бы­вать важ­ную во­ен­но-по­ли­ти­че­скую ин­фор­ма­цию рез­ко сни­зи­лись.

Удар по раз­вед­ке ока­зал­ся осо­бен­но бо­лез­нен­ным на­ка­нуне боль­шой вой­ны. Раз­об­ла­че­ние вра­гов на­ро­да в раз­вед­ке уси­ли­ло недо­ве­рие ру­ко­вод­ства СССР к ее со­об­ще­ни­ям о под­го­тов­ке на­па­де­ния на СССР. 21 июня 1941 г. во­ен­ный ат­та­ше в неок­ку­пи­ро­ван­ной ча­сти Фран­ции ге­не­рал Иван Сусло­па­ров со­об­щил в Моск­ву, что, по дан­ным ис­точ­ни­ка (неле­галь­но­го ре­зи­ден­та в Па­ри­же Лео­поль­да Треп­пе­ра), на­па­де­ние Гер­ма­нии на СССР на­зна­че­но на 22 июня. На его до­кла­де Ста­лин на­пи­сал: «Эта ин­фор­ма­ция яв­ля­ет­ся ан­глий­ской про­во­ка­ци­ей. Раз­уз­най­те, кто ав­тор этой про­во­ка­ции, и на­ка­жи­те его».

Недо­ве­рие к раз­вед­ке яр­ко от­ра­зи­ла за­пис­ка Лав­рен­тия Бе­рии к Ста­ли­ну от 21 июня. Бе­рия тре­бо­вал на­ка­зать посла в Бер­лине Вла­ди­ми­ра Де­ка­но­зо­ва, «ко­то­рый по-преж­не­му бом­бар­ди­ру­ет ме­ня де­зой о яко­бы го­то­вя­щем­ся Гит­ле­ром на­па­де­нии на СССР. Он со­об­ща­ет, что это «на­па­де­ние» нач­нет­ся зав­тра <...> То же ра­ди­ро­вал и ге­не­рал-май­ор Ту­пи­ков, во­ен­ный ат­та­ше в Бер­лине. Этот ту­пой ге­не­рал утвер­жда­ет, что три груп­пы ар­мий вер­мах­та бу­дут на­сту­пать на Моск­ву, Ле­нин­град и Ки­ев».

В Крем­ле не до­ве­ря­ли не толь­ко Раз­ве­ду­пру. Из­вест­на ре­зо­лю­ция Ста­ли­на на со­об­ще­нии внеш­ней раз­вед­ки НКГБ: «Мо­жет по­слать ваш «источ­ник» из шта­ба гер­ман­ской авиа­ции к еб-ной ма­те­ри. Это не «источ­ник», а дез­ин­фор­ма­тор». Но в тот раз ис­точ­ни­ки ока­за­лись пра­вы.-

Ян Бер­зин мно­гие го­ды ру­ко­во­дил со­вет­ской во­ен­ной раз­вед­кой

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.