Алек­сей Че­кун­ков: Со­здан­ная си­сте­ма – это раз­вед­ка бо­ем

Vedomosti - - ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА - Бэ­ла Ля­ув

Ген­ди­рек­тор Фон­да раз­ви­тия Даль­не­го Во­сто­ка рас­ска­зы­ва­ет о пер­спек­ти­вах ре­ги­о­на в до­бы­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти, ло­ги­сти­ке, сель­ском хо­зяй­стве, ры­бо­лов­стве, ту­риз­ме и о про­ек­тах, ко­то­рые ре­а­ли­зу­ет фонд

Фонд раз­ви­тия Даль­не­го Во­сто­ка прак­ти­че­ски ро­вес­ник Рос­сий­ско­го фон­да пря­мых ин­ве­сти­ций (РФПИ), со­зда­вал­ся в 2011 г. Од­на­ко судь­бы двух ор­га­ни­за­ций сло­жи­лись по­раз­но­му: РФПИ стал ди­на­мич­но раз­ви­вать­ся, а даль­не­во­сточ­ный фонд пер­вые три го­да без­дей­ство­вал. Бы­ло мно­го про­ти­во­ре­ча­щих друг дру­гу об­сто­я­тельств, объ­яс­ня­ет его ген­ди­рек­тор Алек­сей Че­кун­ков: пра­ви­ла, на­пи­сан­ные для фон­да, не поз­во­ля­ли ему ин­ве­сти­ро­вать день­ги; а ВЭБ, ко­то­рый и со­зда­вал фонд, был на гра­ни кра­ха. В 2013 г. пре­зи­дент Вла­ди­мир Пу­тин про­из­нес зна­ме­ни­тую фра­зу про банк, на­звав его «по­мой­кой для пло­хих дол­гов».

Че­кун­ков воз­гла­вил фонд в 2014 г. по при­гла­ше­нию ви­це-пре­мье­ра и пол­пре­да пре­зи­ден­та в Даль­не­во­сточ­ном фе­де­раль­ном окру­ге Юрия Трут­не­ва. Ему по­ру­чи­ли за­пу­стить пол­но­цен­ную ра­бо­ту фон­да. «Мы долж­ны бы­ли под­дер­жать тех пи­о­не­ров, ко­то­рые по­ве­ри­ли в но­вую по­ли­ти­ку на Даль­нем Во­сто­ке», – го­во­рит Че­кун­ков. Фонд под­дер­жи­ва­ет ин­ве­сто­ров, предо­став­ляя кре­дит­ное плечо в ви­де де­ше­вых зай­мов под 5% го­до­вых. За че­ты­ре го­да фонд вло­жил в эко­но­ми­ку Даль­не­го Во­сто­ка око­ло 38 млрд руб. в про­ек­ты об­щей сто­и­мо­стью бо­лее 170 млрд руб.

– Се­год­ня раз­ви­ти­ем Даль­не­го Во­сто­ка за­ни­ма­ет­ся мно­же­ство струк­тур. Есть Кор­по­ра­ция раз­ви­тия Даль­не­го Во­сто­ка, Фонд раз­ви­тия Даль­не­го Во­сто­ка, Ми­ни­стер­ство по раз­ви­тию Даль­не­го Во­сто­ка, пра­ви­тель­ствен­ная ко­мис­сия. Ка­кая мис­сия у ва­ше­го фон­да? – Даль­ний Во­сток Рос­сии – это треть тер­ри­то­рии на­шей стра­ны и по­чти по­ло­ви­на ее при­род­ных ре­сур­сов. Он гра­ни­чит с клю­че­вы­ми стра­на­ми Азии. По­тен­ци­ал Даль­не­го Во­сто­ка как раз за­клю­ча­ет­ся в ин­те­гра­ции с са­мы­ми круп­ны­ми и ди­на­мич­ны­ми рын­ка­ми Во­сточ­ной и Юго-во­сточ­ной Азии. По­доб­но то­му как Ка­на­да ста­ла очень раз­ви­той стра­ной бла­го­да­ря на­це­лен­но­сти эко­но­ми­ки на рын­ки США. Но для ре­а­ли­за­ции та­ко­го сце­на­рия од­но­го ми­ни­стер­ства и че­ты­рех ин­сти­ту­тов раз­ви­тия недо­ста­точ­но. Что­бы встро­ить­ся в ази­ат­ские це­поч­ки до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти, долж­ны ско­ор­ди­ни­ро­ван­но сработать круп­ный биз­нес и го­су­дар­ство. Биз­нес за­пус­ка­ет про­ек­ты, а го­су­дар­ство со­зда­ет усло­вия и ин­фра­струк­ту­ру для обес­пе­че­ния их кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти. Со­здан­ная в по­след­ние 5 лет си­сте­ма – это фак­ти­че­ски раз­вед­ка бо­ем. На­ша за­да­ча – за­пу­стить ме­ха­низ­мы ро­ста. Пра­ви­тель­ство со­зда­ет осо­бые усло­вия (та­кие как тер­ри­то­рии опе­ре­жа­ю­ще­го раз­ви­тия, ТОРЫ), кор­по­ра­ция стро­ит бес­плат­ную ин­фра­струк­ту­ру для про­ек­тов, а фонд предо­став­ля­ет льгот­ный ка­пи­тал. – Ко­му предо­став­ля­е­те ка­пи­тал, на ка­ких усло­ви­ях? – Для ин­ве­сто­ров важ­но пря­мое фи­нан­со­вое уча­стие го­су­дар­ства в про­ек­тах, что­бы оно раз­де­ли­ло риск и вме­сте с ин­ве­сто­ром до­би­ва­лось успе­ха. В по­след­ние три го­да мы вы­сту­па­ем та­ким фи­нан­со­вым парт­не­ром от го­су­дар­ства. Фонд предо­став­ля­ет де­ше­вые длин­ные зай­мы – под 5% го­до­вых, са­мый длин­ный вы­дан на 23 го­да. – Но ведь этих зай­мов на всех не хва­тит? – Да. Что­бы ока­зать зна­чи­мый эф­фект на эко­но­ми­ку Даль­не­го Во­сто­ка, одних на­ших зай­мов не хва­ти­ло бы – да­же ес­ли бы их бы­ло на по­ря­док боль­ше. По­это­му ос­нов­ная на­ша ра­бо­та как ин­ве­сти­ци­он­но­го ин­сти­ту­та – при­вле­кать день­ги. Про­ек­ты ре­а­ли­зу­ем до­ста­точ­но мас­штаб­ные, есть объ­е­мом по 40–50 млрд руб.

По су­ти, пред­при­ни­ма­те­лям пред­ло­же­ны бес­пре­це­дент­ные усло­вия для ве­де­ния биз­не­са. Раз­ра­бо­та­на спе­ци­аль­ная за­ко­но­да­тель­ная ба­за – все­го бы­ло при­ня­то бо­лее 30 но­вых за­ко­нов, со­зда­ва­лись ТОРЫ и Сво­бод­ный порт Вла­ди­во­сток, пред­по­ла­га­ю­щие на­ло­го­вые льго­ты для биз­не­са, под­во­ди­лась ин­фра­струк­ту­ра к объ­ек­там, за­пус­ка­лись сер­ви­сы для ин­ве­сто­ров. В ито­ге мы под­дер­жа­ли фи­нан­со­во все пер­вые круп­ные про­ек­ты, ко­то­рые стар­то­ва­ли на Даль­нем Во­сто­ке. В про­ек­ты в ТОРАХ, на­при­мер, про­ин­ве­сти­ро­ва­но 45% на­ших де­нег. Мы опе­ри­ру­ем се­год­ня ка­пи­та­лом в 38 млрд руб. и рас­счи­ты­ва­ем, что фонд еже­год­но бу­дет по­пол­нять­ся при­мер­но на 10 млрд руб. – За­чем ну­жен фонд, ес­ли есть ин­сти­тут раз­ви­тия – ВЭБ? Он мо­жет сам за­ни­мать­ся круп­ны­ми ин­ве­сти­ци­я­ми. А ес­ли речь про ло­каль­ные ин­ве­сти­ции, то этим долж­ны за­ни­мать­ся мест­ные вла­сти. – Вла­сти не мо­гут при­вле­кать ин­ве­сти­ции, они долж­ны обод­рять ин­ве­сто­ров, за­щи­щать, со­зда­вать им усло­вия. По­ми­мо ин­ве­сти­ций и их при­вле­че­ния пе­ред на­ми еще сто­ит за­да­ча – ре­шать пробле­мы. Ведь лю­бой но­вый про­ект, осо­бен­но в та­кой уда­лен­ной тер­ри­то­рии, стал­ки­ва­ет­ся с про­бле­ма­ми са­мо­го раз­но­го ха­рак­те­ра. Вза­и­мо­дей­ствие с фон­дом как раз по­мо­га­ет их опе­ра­тив­но ре­шать.

В на­шем слу­чае управ­ле­ние раз­ви­ти­ем Даль­не­го Во­сто­ка за­клю­ча­ет­ся в со­зда­нии усло­вий – за­ко­нов, сер­ви­сов и пря­мых мер под­держ­ки, та­ких как льгот­ные ин­ве­сти­ции, ко­то­рые вкла­ды­ва­ет наш фонд. При этом воз­мож­ность опе­ра­тив­но ре­шать пробле­мы про­ек­тов на раз­ных уров­нях вла­сти очень важ­на, так как на дан­ном эта­пе каж­дый про­ект – мо­дель­ный. Что по­лу­чит­ся – бу­дет вос­про­из­ве­де­но мно­го раз. Что не ра­бо­та­ет – нуж­но по­пра­вить, что­бы за­ра­бо­та­ло. – На­сколь­ко эф­фек­тив­ны ин­стру­мен­ты в ви­де ТОРОВ, Сво­бод­но­го пор­та Вла­ди­во­сток? – Они точ­но очень вос­тре­бо­ва­ны. Прак­ти­че­ски все, кто за­ни­мал­ся се­рьез­ным биз­не­сом на Даль­нем Во­сто­ке, уже за­пи­са­лись в ТОРЫ или ста­ли ре­зи­ден­та­ми сво­бод­но­го пор­та. Бо­лее 1300 про­ек­тов в ТОРАХ и Сво­бод­ном пор­ту.

ВНИ­МА­НИЕ СИЛЬ­НЫХ ИГ­РО­КОВ

– Как на­хо­ди­те про­ек­ты? – Ин­ве­сто­ры, ко­то­рым нуж­ны льгот­ные день­ги, зна­ют, что у нас есть день­ги под 5% го­до­вых. К нам идут все, кто ре­а­ли­зу­ет бо­ле­е­ме­нее су­ще­ствен­ные про­ек­ты на Даль­нем Во­сто­ке.

По­тен­ци­ал Даль­не­го Во­сто­ка за­клю­ча­ет­ся в ин­те­гра­ции с са­мы­ми круп­ны­ми рын­ка­ми Во­сточ­ной и Юго-во­сточ­ной Азии

По про­ше­ствии че­ты­рех лет вс­по­ми­на­ют­ся пер­вые пред­при­ни­ма­те­ли, по­ве­рив­шие в фонд. В наш офис, еще на Са­дов­ни­че­ской на­бе­реж­ной, при­шел энер­гич­ный, во­ен­но­го скла­да и ре­чи че­ло­век. По­ло­жил боль­шую фо­то­гра­фию якут­ской тунд­ры и ска­зал: «Ты дол­жен дать день­ги сю­да – здесь бу­дет воз­рож­де­на уголь­ная от­расль, как в со­вет­ское вре­мя. Мы бу­дем до­бы­вать 6 млн т уг­ля». Сра­зу на «ты».

То­гда, к со­жа­ле­нию, мы не смог­ли под­дер­жать это­го энер­гич­но­го че­ло­ве­ка... Но че­рез 2,5 го­да фонд все-та­ки вло­жил 4 млрд руб. в пред­при­я­тие ком­па­нии «Кол­мар» Сер­гея Ев­ге­нье­ви­ча Ци­ви­ле­ва. Ко­то­рый та­кую энер­гию по­ка­зал, что ему до­ве­ри­ли один из слож­ней­ших уголь­ных ре­ги­о­нов – Ке­ме­ров­скую об­ласть. – По­че­му то­гда не под­дер­жа­ли? – Я за­ни­мал­ся гор­но­руд­ны­ми ин­ве­сти­ци­я­ми рань­ше и хо­ро­шо се­бе пред­став­лял дви­же­ние от за­па­сов в зем­ле до ра­бо­та­ю­ще­го пред­при­я­тия и рын­ка и рис­ки, с этим свя­зан­ные. А рис­ки вы­со­кие. Ведь у нас по­лу­чи­лось пе­ре­за­пу­стить фонд при до­ста­точ­но жест­ких усло­ви­ях по за­щи­те средств и воз­врат­но­сти. По­это­му у нас пло­хих дол­гов – 0,1% от порт­фе­ля, то­гда как в сред­нем по рын­ку – 3–5%.

Сей­час гор­но-обо­га­ти­тель­ный ком­плекс «Кол­ма­ра» вы­хо­дит на те по­ка­за­те­ли, ко­то­рые бы­ли в пла­нах. И ста­вит го­раз­до бо­лее ам­би­ци­оз­ные це­ли – рас­кру­тить пред­при­я­тие до 24 млн т. Та­кой план уже под­тя­ги­ва­ет за со­бой но­вые пор­то­вые мощ­но­сти. Уже не в Яку­тии, а в Ха­ба­ров­ском крае, че­му по­мо­жет уве­ли­чен­ная про­пуск­ная спо­соб­ность БАМА и Транс­си­ба. Для под­держ­ки имен­но та­ких про­ек­тов го­су­дар­ство вк­ла-

ды­ва­ет пол­т­рил­ли­о­на руб­лей в ре­кон­струк­цию это­го важ­ней­ше­го транс­порт­но­го пу­ти. Ведь уголь в ос­нов­ном идет на ази­ат­ские рын­ки. «Кол­мар» до­бы­ва­ет один из луч­ших кок­су­ю­щих­ся уг­лей в ми­ре для ме­тал­лур­гии. Пре­ми­аль­ный то­вар – в 3 ра­за до­ро­же, чем энер­ге­ти­че­ский уголь (сто­ит $200 за тон­ну), хо­тя до­бы­ча об­хо­дит­ся оди­на­ко­во.

– Ка­ки­ми еще проектами мо­же­те по­хва­лить­ся?

– Про­ект «Ру­са­г­ро» по стро­и­тель­ству пер­во­го сви­но­ком­плек­са на Даль­нем Во­сто­ке: в этом го­ду ком­па­ния от­кры­ла ком­плекс на 77 000 т. До сих пор сви­ни­ну ту­да вез­ли из ев­ро­пей­ской ча­сти Рос­сии.

Или дру­гой при­мер. Амур­ская об­ласть – сто­ли­ца по про­из­вод­ству сои. Рань­ше экс­пор­ти­ро­ва­ли ис­клю­чи­тель­но сы­рье – со­е­вые бо­бы. А весь изо­лят – цен­ный бел­ко­вый со­е­вый про­дукт, на­при­мер, для кол­ба­сы – мы им­пор­ти­ро­ва­ли. Глу­пая си­ту­а­ция! Мы про­фи­нан­си­ро­ва­ли пер­вый в Рос­сии за­вод по глу­бо­кой пе­ре­ра­бот­ке сои и про­из­вод­ству изо­ля­та. Ряд про­ек­тов, ко­то­рые мы де­ла­ем по пря­мо­му по­ру­че­нию пре­зи­ден­та и пра­ви­тель­ства, нуж­ны, что­бы обес­пе­чить ком­плекс­ность. На­при­мер, идет стро­и­тель­ство круп­ней­шей но­вой су­до­вер­фи «Звез­да» в го­ро­де Боль­шой Ка­мень. Что­бы вы­пол­нить за­да­чу, нуж­ны ты­ся­чи лю­дей, а зна­чит, нуж­но стро­ить жи­лье. Мы вме­сте с АИЖК обес­пе­чи­ли фи­нан­си­ро­ва­ние для стро­и­тель­ства жи­лья, про­ект за­кры­ва­ет по­треб­ность в но­вых квар­ти­рах по ми­ни­маль­ным це­нам, за счет то­го что процентная став­ка там 4,5% го­до­вых, а срок фи­нан­си­ро­ва­ния – 23 го­да для за­строй­щи­ка.

– «Ру­са­г­ро» без вас не ста­ла бы за­ни­мать­ся сви­но­вод­че­ским ком­плек­сом?

– Труд­но ска­зать. Мо­жет быть, и ста­ла бы. Тем не ме­нее счи­таю, что глав­ный итог ра­бо­ты, ко­то­рая де­ла­лась по­след­ние пять лет, – это вни­ма­ние к ре­ги­о­ну по­на­сто­я­ще­му силь­ных ры­ноч­ных иг­ро­ков. «Ру­са­г­ро» – ком­па­ния с про­фес­си­о­наль­ным кор­по­ра­тив­ным управ­ле­ни­ем, ко­ти­ру­ю­ща­я­ся на меж­ду­на­род­ном рын­ке. Но ее ос­нов­ные биз­не­сы бы­ли в ев­ро­пей­ской ча­сти Рос­сии, в Чер­но­зе­мье. Вый­ти на Даль­ний Во­сток, замахнуться на ази­ат­ский ры­нок, ду­маю, бы­ло бы слож­нее без под­держ­ки го­су­дар­ства. Даль­ний Во­сток сам по се­бе ло­каль­ный ры­нок ма­лень­кий – с Бай­каль­ским ре­ги­о­ном там про­жи­ва­ет 8 млн че­ло­век. Все это пре­крас­но по­ни­ма­ют.

– Но ведь ки­тай­цы за­пре­ща­ют ввоз сви­ни­ны?

– Вода ка­мень то­чит, и уже ви­ден про­гресс в на­ших пе­ре­го­во­рах с ки­тай­ца­ми. Они по­ти­хо­неч­ку дви­ну­лись по зер­ну, то­чеч­но уже пус­ка­ют мя­со – по­ка го­вя­ди­ну. Вот, на­при­мер, на­ча­лись проб­ные по­став­ки в Япо­нию. По то­му, ка­кие тре­бо­ва­ния япон­цы предъ­яв­ля­ют к ка­че­ству, к то­му, что они по­ку­па­ют, они, что на­зы­ва­ет­ся, за це­ной не сто­ят. Они го­то­вы до­ро­го пла­тить. Там рис в 8 раз до­ро­же на­ше­го. Но он свой, за­щи­щен­ный на внут­рен­нем рын­ке.

Мож­но по-раз­но­му от­но­сить­ся к [До­наль­ду] Трам­пу. Но он, как че­ло­век с пря­мой во­лей, не стал де­ли­кат­ни­чать и на­звал ве­щи сво­и­ми име­на­ми. В Ки­тае до­воль­но агрес­сив­ные прак­ти­ки за­щи­ты сво­е­го рын­ка. Тем не ме­нее у нас бо­лее по­зи­тив­ный ха­рак­тер от­но­ше­ний, чем у Ки­тая и США. Рань­ше был устав­ший диа­лог. Аб­стракт­но го­во­ри­ли: от­крой­те рын­ки; они го­во­ри­ли: от­ку­да вы что бу­де­те вез­ти, вам невы­год­но. А сей­час пе­ре­го­во­ры идут пред­мет­ные: ка­са­тель­но кон­крет­ных ре­ги­о­нов и кон­крет­ных про­дук­тов, ко­то­рые бу­дут по­став­лять­ся.

– По каким на­прав­ле­ни­ям ра­бо­та­е­те с ки­тай­ца­ми?

– Об­суж­да­ем с ни­ми ин­ве­сти­ции в га­зо­хи­мию, в гор­но­до­бы­ва­ю­щий сек­тор, в пе­ре­ра­бот­ку, в сель­ское хо­зяй­ство. Участ­ву­ем в сдел­ке в За­бай­каль­ском крае по ин­ве­сти­ции ки­тай­ской го­су­дар­ствен­ной зо­ло­то­до­бы­ва­ю­щей ком­па­нии China Gold в раз­ви­тие Клю­чев­ско­го ме­сто­рож­де­ния зо­ло­та. Это до­воль­но мас­штаб­ная сдел­ка – об­щий объ­ем ин­ве­сти­ций бо­лее 30 млрд руб., в ко­то­рой участ­ву­ют круп­ные биз­не­сы сра­зу трех стран: Ин­дии (про­ект ос­но­ван ин­дий­ской Sun Group се­мьи Кем­ка), Ки­тая (China Gold) и Фонд раз­ви­тия Даль­не­го Во­сто­ка от Рос­сии.

Ос­но­вы­ва­ясь на опы­те пер­во­го со­труд­ни­че­ства по от­дель­но­му про­ек­ту, об­суж­да­ем с Ки­та­ем со­зда­ние сов­мест­ных фон­дов. Фон­ды с Ки­та­ем – это та­кая прит­ча во язы­цех: объ­яв­ле­но мно­го плат­форм, ко­то­рые боль­ше не ра­бо­та­ют, чем ра­бо­та­ют. Но те, что ра­бо­та­ют, очень мас­штаб­ные. И вы­нуж­де­ны при­ни­мать ре­ше­ния боль­ши­ми маз­ка­ми. Лю­бой наш ви­за­ви име­ет ак­ти­вы боль­ше $100 млрд. По­это­му мы при­ни­ма­ем на се­бя боль­ше роль де­ве­ло­пе­ра про­ек­тов, ин­тел­лек­ту­аль­но­го цен­тра. По­то­му что со­по­ста­ви­мые фи­нан­со­вые ре­сур­сы в про­ект вло­жить не мо­жем.

– Есть ли ин­ве­сто­ры из Япо­нии и Ко­реи?

– С Япо­ни­ей идет ин­тен­сив­ный диа­лог. Но, к со­жа­ле­нию, бо­лее ма­лень­ки­ми ша­га­ми. По­след­ние па­ру лет фо­кус был на гео­по­ли­ти­че­ских во­про­сах и без­опас­но­сти, а не на биз­не­се. С их бан­ком раз­ви­тия – JBIC, это ана­лог на­ше­го ВЭБА, – есть сов­мест­ная плат­фор­ма, ко­то­рая по­мо­га­ет сред­ним япон­ским биз­не­сам ре­а­ли­зо­вы­вать про­ек­ты на Даль­нем Во­сто­ке. В ра­бо­те де­вять про­ек­тов. На­при­мер, по ути­ли­за­ции по­дер­жан­ных ав­то­мо­би­лей, по про­из­вод­ству дре­вес­ных пел­лет (топ­лив­ных гра­нул), по пе­ре­ра­бот­ке твер­дых бы­то­вых от­хо­дов. Япон­цы очень ин­те­ре­су­ют­ся теп­ли­ца­ми. Ко­рей­ский биз­нес се­бя непло­хо чув­ству­ет на тер­ри­то­рии Даль­не­го Во­сто­ка. На­при­мер, в этом го­ду ко­рей­ский Kexim Bank предо­ста­вил фи­нан­си­ро­ва­ние Lotte Group для при­об­ре­те­ния во Вла­ди­во­сто­ке го­сти­нич­но­го ком­плек­са Hyundai и сель­ско­хо­зяй­ствен­ных ак­ти­вов в При­мор­ском крае.

10 МЛРД РУБ. В АКВАКУЛЬТУРУ – Ко­гда бы­ла во Вла­ди­во­сто­ке, уди­ви­лась, что там ма­ло рыбы и она сто­ит до­ро­же, чем в Москве.

– Я не со­гла­шусь, что во Вла­ди­во­сто­ке про­бле­ма с мо­ре­про­дук­та­ми. Мо­жет быть, в пе­ри­од Во­сточ­но­го фору­ма. Сам Вла­ди­во­сток – бо­га­тый тор­го­вый го­род. Это ме­сто, где рас­квар­ти­ро­ва­ны ос­нов­ные ком­па­нии, ко­то­рые как раз за­ни­ма­ют­ся рыб­ным биз­не­сом. Они не обя­за­тель­но стре­мят­ся там все и про­да­вать. По­став­ки све­жей про­дук­ции на внут­рен­ней ры­нок – очень слож­ное мероприятие. Нет хо­ло­диль­ни­ков-при­ем­ни­ков, что­бы эту про­дук­цию при­ни­мать. По­то­му что как толь­ко ры­ба ока­за­лась в ат­мо­сфе­ре, то счет по­шел на ча­сы, как быст­ро она долж­на быть оформ­ле­на, упа­ко­ва­на. И у биз­не­са уже, как пра­ви­ло, есть на­ла­жен­ные свя­зи со сво­и­ми по­ку­па­те­ля­ми.

– Что полезного вы де­ла­е­те для рыб­ной от­рас­ли?

– Мы вме­сте с Ро­с­ры­бо­лов­ством, Мин­во­сто­краз­ви­тия, Рос­кар­то­гра­фи­ей со­зда­ли элек­трон­ный сер­вис, ко­то­рый поз­во­ля­ет рас­пре­де­лять участ­ки под вы­ра­щи­ва­ние аква­куль­ту­ры. В ми­ре ис­кус­ствен­но вы­ра­щен­ные мор­ские био­ре­сур­сы за­ни­ма­ют по­чти по­ло­ви­ну рын­ка. На Даль­нем Во­сто­ке – 0,1%. При этом недо­стат­ка в гре­беш­ке и тре­пан­ге нет. Но си­сте­ма при­вле­че­ния ин­ве­сти­ций в эту от­расль, ко­то­рая су­ще­ство­ва­ла, бы­ла уста­рев­шей. Чи­нов­ник в Москве ре­шал, где на Даль­нем Во­сто­ке вы­де­лить уча­сток под аквакультуру. Та­кой та­лант­ли­вый яс­но­ви­дя­щий чи­нов­ник ри­со­вал по сво­е­му ра­зу­ме­нию гра­ни­цу участ­ка, объ­яв­лял мо­ло­точ­ный аук­ци­он. Пред­при­ни­ма­те­лю из При­мор­ско­го края, с Са­ха­ли­на, из Ха­ба­ров­ско­го края на­до бы­ло при­е­хать в Моск­ву, что­бы по­участ­во­вать в аук­ци­оне. Так как про­це­ду­ра за­ни­ма­ла го­ды, пред­при­ни­ма­те­ли са­бо­ти­ро­ва­ли та­кие аук­ци­о­ны и про­дол­жа­ли ра­бо­тать, по су­ти, неле­ги­тим­но.

Мы раз­ра­бо­та­ли он­лайн-кар­ту, на ко­то­рую на­не­се­ны все участ­ки в ак­ва­то­рии. Ин­ве­стор мо­жет про­сто паль­цем на сай­те www.aquavostok. ru на­ри­со­вать че­ты­ре точ­ки, и ав­то­ма­ти­че­ски без уча­стия че­ло­ве­ка Ро­с­ры­бо­лов­ством в те­че­ние трех дней фор­ми­ру­ет­ся уча­сток ак­ва­то­рии. Объ­яв­ля­ет­ся элек­трон­ный аук­ци­он. Пер­вый аук­ци­он ле­том про­шел, бит­ва дли­лась боль­ше су­ток, на­чаль­ная це­на вы­рос­ла в 5 раз. За три ме­ся­ца ра­бо­ты си­сте­мы рас­пре­де­ли­ли по­ряд­ка 7000 га, это озна­ча­ет, что в от­расль при­дет око­ло 10 млрд руб., а ра­бо­тать при­шли про­фес­си­о­наль­ные ком­па­нии. Это при­рост на 15% об­ще­го ко­ли­че­ства рас­пре­де­лен­ных участ­ков за три ме­ся­ца по от­но­ше­нию к преды­ду­щей чет­вер­ти ве­ка.

ЛЮ­ДИ И ДРУ­ГИЕ ПРОБЛЕ­МЫ – Ка­кие ос­нов­ные пробле­мы на Даль­нем Во­сто­ке, на ваш взгляд?

– Глав­ная про­бле­ма не ре­гу­ля­тор­ная. Са­мая глав­ная – это лю­ди. Даль­ний Во­сток – это Азия на­обо­рот. В Азии ре­сур­сов ма­ло, лю­дей мно­го. У нас ре­сур­сов мно­го, про­стран­ства мно­го, а лю­дей не хва­та­ет.

Мы это чув­ству­ем. На­при­мер, мы ин­ве­стор в про­ек­те по стро­и­тель­ству гру­зо­пас­са­жир­ских па­ро­мов для мо­дер­ни­за­ции пе­ре­пра­вы Са­ха­лин – ма­те­рик. Так вот стро­и­тель­ство па­ро­мов су­ще­ствен­но уско­ри­лось, ко­гда за­кон­чи­лось стро­и­тель­ство Крым­ско­го мо­ста и 120 свар­щи­ков пе­ре­ба­зи­ро­ва­лись в Ком­со­мольск-на-аму­ре. По­ка этих 120 свар­щи­ков не бы­ло, то все бук­со­ва­ло. По всей стране не мог­ли най­ти свар­щи­ков! А их нуж­ны сот­ни. И это толь­ко один слу­чай. И пред­ставь­те кон­ку­рен­то­спо­соб­ность эко­но­ми­ки. На 1,5 млрд ки­тай­цев и еще 1 млрд лю­дей в Югово­сточ­ной Азии, Япо­нии, Ин­дии. Им лег­че со­зда­вать про­из­вод­ства, ко­то­рые тре­бу­ют мно­го ра­бо­чих рук. А на на­ших про­из­вод­ствах, ко­то­рые за­вя­за­ны на при­род­ные ре­сур­сы, – ги­гант­ская до­бав­лен­ная сто­и­мость с ма­лым ко­ли­че­ством лю­дей. С точ­ки зре­ния мак­ро­эко­но­ми­ки, на­вер­ное, пра­виль­но два стол­па иметь. Один – вы­со­ко­про­из­во­ди­тель­ные про­ек­ты по глу­бо­кой пе­ре­ра­бот­ке при­род­ных ре­сур­сов. А дру­гой – ма­лый и сред­ний биз­нес.

– Как бу­дет ре­шать­ся про­бле­ма с ис­хо­дом лю­дей?

– От­вет – это со­зда­ние ком­форт­ной го­род­ской сре­ды. В Ки­тае стро­ят но­вые го­ро­да с ну­ля с на­уч­ным под­хо­дом: что­бы лю­дям там бы­ло комфортно жить с точ­ки зре­ния транс­порт­ных по­то­ков, здра­во­охра­не­ния, без­опас­но­сти. Прав­да, это не ре­ше­ние для Даль­не­го Во­сто­ка. На Даль­нем Во­сто­ке каж­дый го­род дол­жен на­хо­дить свою фиш­ку. Вла­ди­во­сток – это оке­ан, Юж­но-са­ха­линск – гор­ные лыжи и го­ря­чие ис­точ­ни­ки, Пет­ро­пав­ловск – вул­ка­ны, Ха­ба­ровск – тай­га и рыбалка, Якутск – ко­ло­рит Се­ве­ра и т. д.

– Как в це­лом раз­ви­ва­ют­ся даль­не­во­сточ­ные ре­ги­о­ны?

– Быст­рее стра­ны. Но это свя­за­но с вни­ма­ни­ем, ко­то­рое ока­зы­ва­ет­ся: ТОРЫ, сво­бод­ный порт – они в хо­ро­шем смыс­ле со­зда­ли «дви­жу­ху». Но в об­ще­ствен­ном со­зна­нии представление о Даль­нем Во­сто­ке силь­но ис­ка­же­но. Пер­вые два сло­ва, ко­то­рые на ум мно­гим лю­дям при­хо­дят: Даль­ний Во­сток – это лес и ры­ба. А ко­гда смот­ришь струк­ту­ру эко­но­ми­ки, то ос­нов­ную часть ва­ло­во­го про­дук­та со­зда­ет ло­ги­сти­ка. Все, что по­па­да­ет в Рос­сию с Во­сто­ка, про­ез­жа­ет по всей тер­ри­то­рии Даль­не­го Во­сто­ка. И с этой ло­ги­сти­кой свя­за­но мно­го биз­не­сов. Вто­рое – это уг­ле­во­до­ро­ды. Ост­ров Са­ха­лин в боль­шой сте­пе­ни жи­вет уг­ле­во­до­ро­да­ми. В Яку­тии их мно­го, в Во­сточ­ной Си­би­ри, в Ир­кут­ской об­ла­сти. Даль­ний Во­сток – это по­ло­ви­на рос­сий­ско­го зо­ло­та. Сель­ское хо­зяй­ство – 3 млн га па­хот­ных зе­мель. Не та­кие по­тря­са­ю­щие, как в Чер­но­зе­мье, но это зем­ли, при­ле­га­ю­щие к са­мым боль­шим рын­кам спро­са на про­дук­цию – ази­ат­ским. Мож­но рас­тить зер­но и бо­бы, кор­мить ими жи­вот­ных, а мя­со и мо­ло­ко даль­ше пе­ре­ра­ба­ты­вать. Есть про­мыш­лен­ность – до­ста­точ­но кла­стер­ная, но мощ­ная: все, что свя­за­но с авиа­стро­е­ни­ем, су­до­стро­е­ни­ем. Со­зда­ет­ся га­зо­хи­ми­че­ский кла­стер в Сво­бод­ном. Все это до­воль­но ди­вер­си­фи­ци­ро­ван­ная эко­но­ми­ка.

– Недав­но ост­ров Рус­ский пе­ре­да­ли При­мор­ско­му краю. Что с ним бу­дет даль­ше?

– У нас есть своя кон­цеп­ция. Мы ее на­зы­ва­ем «Центр меж­ду­на­род­но­го со­труд­ни­че­ства». Во­сточ­ный эко­но­ми­че­ский фо­рум по­ка про­во­дит­ся в Даль­не­во­сточ­ном фе­де­раль­ном уни­вер­си­те­те. Нам ка­жет­ся, что Рус­ский мо­жет стать кон­гресс­но-вы­ста­воч­ным цен­тром. И ре­кре­а­ци­он­ным для го­стей со всей Азии, со все­го АТР. Для них Вла­ди­во­сток – это са­мый во­сточ­ный ев­ро­пей­ский го­род, им очень нра­вит­ся. Там ат­мо­сфе­ра. Воз­дух чи­стый. Жи­те­лю сред­не­ки­тай­ско­го го­ро­да да­же съездить по­ды­шать име­ет смысл. Нуж­но раз­ви­вать ме­ди­цин­ский ту­ризм, де­ло­вой, на­уч­ный, дет­ский, спор­тив­ный ту­ризм, ки­бер­спорт. Ес­ли пра­виль­но со­здать та­кие маг­ни­ты на Рус­ском, он рас­цве­тет.-

МАК­СИМ СТУЛОВ / ВЕ­ДО­МО­СТИ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.