Джефф Ма­джи­он­каль­да: Мир дви­жет­ся в на­прав­ле­нии он­лайн-ди­пло­мов

Ген­ди­рек­тор круп­ней­шей пло­щад­ки он­лайн-кур­сов рас­ска­зы­ва­ет, как тех­но­ло­гии из­ме­нят выс­шее об­ра­зо­ва­ние и обес­пе­чат об­рат­ную связь меж­ду сту­ден­та­ми, ву­за­ми и ра­бо­то­да­те­ля­ми

Vedomosti - - ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА - Юли­а­на Пет­ро­ва

РО­ДИЛ­СЯ в 1968 г. в США, в об­ла­сти за­ли­ва Сан-фран­цис­ко В 1991 г. окон­чил Ст­эн­форд­ский уни­вер­си­тет со сте­пе­нью ба­ка­лав­ра по эко­но­ми­ке и ан­глий­ско­му язы­ку. При­сту­пил к ра­бо­те ана­ли­ти­ком в ком­па­нии Cornerstone Research

Ком­па­ния Coursera бы­ла ос­но­ва­на в 2011 г. быв­ши­ми про­фес­со­ра­ми Ст­эн­форд­ско­го уни­вер­си­те­та Дафне Кол­лер и Эн­д­рю Эн­гом. За семь лет Coursera ста­ла круп­ней­шим в ми­ре про­вай­де­ром он­лай­но­вых об­ра­зо­ва­тель­ных кур­сов с 36 млн за­ре­ги­стри­ро­ван­ных поль­зо­ва­те­лей, 3000 кур­сов и вы­руч­кой (по оцен­кам Forbes) в $140 млн в 2018 г.

Биз­нес-мо­дель Coursera – эко­си­сте­ма, объ­еди­ня­ю­щая сту­ден­тов, ву­зы и ком­па­нии-ра­бо­то­да­те­ли: ву­зы и ком­па­нии раз­ра­ба­ты­ва­ют об­ра­зо­ва­тель­ные кур­сы, Coursera их про­да­ет (или рас­про­стра­ня­ет бес­плат­но), учеб­ные за­ве­де­ния и ком­па­нии по­лу­ча­ют ана­ли­ти­ку о сво­их кур­сах и по­тен­ци­аль­ных сту­ден­тах и ра­бот­ни­ках.

В ян­ва­ре 2013 г. Coursera пред­ста­ви­ла си­сте­му плат­ных сер­ти­фи­ка­тов, под­твер­жда­ю­щих вы­пол­не­ние кон­крет­ным сту­ден­том всех эта­пов учеб­но­го кур­са: вы­пол­не­ние до­маш­них ра­бот, сда­чу те­стов и эк­за­ме­нов. (Поль­зо­ва­тель иден­ти­фи­ци­ру­ет­ся по осо­бен­но­стям элек­трон­но­го по­чер­ка и фо­то с веб-ка­ме­ры.) Толь­ко за пер­вый год та­кие сер­ти­фи­ка­ты (вы­да­ют­ся от име­ни Coursera и ву­за – раз­ра­бот­чи­ка учеб­ной про­грам­мы, сто­ят $29–99) при­нес­ли ком­па­нии $4 млн.

Сле­ду­ю­щим про­ры­вом стал за­пуск в 2014 г. ком­плек­тов свя­зан­ных кур­сов для углуб­лен­но­го изу­че­ния пред­ме­тов. Од­ной из пер­вых по­яви­лась про­грам­ма по изу­че­нию data science, раз­ра­бо­тан­ная Уни­вер­си­те­том Джо­на Хоп­кин­са. Она вклю­ча­ет де­вять кур­сов и сда­чу ито­го­во­го про­ек­та. За пер­вые пять ме­ся­цев за­пи­сав­ши­е­ся на спе­ци­аль­ность слу­ша­те­ли за­пла­ти­ли Coursera бо­лее $800 000.

Кро­ме то­го, ком­па­ния пред­ла­га­ет учеб­ные кур­сы для со­труд­ни­ков кор­по­ра­тив­ных кли­ен­тов – ра­бо­то­да­те­лей (их у Coursera се­год­ня 1400). За каж­до­го со­труд­ни­ка, ко­то­рый учит­ся на Coursera, она взи­ма­ет по $400 в год.

Биз­нес-мо­дель Coursera по­нра­ви­лась вен­чур­ным ин­ве­сто­рам, ко­то­рые за че­ты­ре ра­ун­да вло­жи­ли в ком­па­нию свы­ше $210 млн. Ны­неш­няя за­бо­та то­п­ме­недж­мен­та Coursera – вы­ве­сти ком­па­нию на опе­ра­ци­он­ную оку­па­е­мость. На­зна­чен­ный в июне 2017 г. ге­не­раль­ный ди­рек­тор Coursera Джефф Ма­джи­он­каль­да рас­ска­зал «Ве­до­мо­стям», как из­ме­ни­лась мо­дель мо­не­ти­за­ции за по­след­ние го­ды, ка­кие ре­фор­мы он про­вел в Courserа, как ком­па­ния со­труд­ни­ча­ет с рос­сий­ски­ми уни­вер­си­те­та­ми и ка­ко­во бу­ду­щее об­ра­зо­ва­ния.

– Вы воз­глав­ля­е­те ком­па­нию уже 1,5 го­да. Что вам уда­лось сде­лать за этот срок? – Мис­сия ком­па­нии, сфор­му­ли­ро­ван­ная еще ос­но­ва­те­ля­ми, не из­ме­ни­лась: ме­нять жизнь лю­дей по­сред­ством об­ра­зо­ва­ния. Мы да­ем воз­мож­ность лю­дям учить­ся, где бы они ни на­хо­ди­лись.

Мас­со­вые учеб­ные он­лайн-кур­сы, предо­став­ля­е­мые 160 на­ши­ми уни­вер­си­те­та­ми-парт­не­ра­ми и 30 от­рас­ле­вы­ми парт­не­ра­ми (один из круп­ней­ших от­рас­ле­вых парт­не­ров, кста­ти, «Ян­декс»), яв­ля­ют­ся на­шим клю­че­вым ак­ти­вом. Я про­сто за­дал­ся во­про­сом: как же нам по мак­си­му­му ис­поль­зо­вать этот ак­тив?

Мы ста­ли, на­при­мер, от­но­си­тель­но не­дав­но пред­ла­гать ма­ги­стер­ские про­грам­мы. Об­щий ми­ро­вой ры­нок ба­ка­лаври­а­та и ма­ги­стра­ту­ры – $1,5 трлн, сре­ди уни­вер­си­те­тов-парт­не­ров – са­мые ува­жа­е­мые ву­зы в ми­ре: Ст­эн­форд, Duke, Физ­тех, Выс­шая шко­ла эко­но­ми­ки (ВШЭ). Со­всем не­дав­но мы так­же вы­ве­ли на ры­нок про­дукт «Coursera для биз­не­са». C его по­мо­щью ра­бо­то­да­те­ли, та­кие как Сбер­банк, яв­ля­ю­щий­ся од­ним из на­ших круп­ных кли­ен­тов, обу­ча­ют со­труд­ни­ков. «Coursera для биз­не­са» – важ­ная часть на­шей стра­те­гии.

Са­мое важ­ное, чем Coursera мо­жет спо­соб­ство­вать до­не­се­нию выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния до мак­си­маль­но ши­ро­ко­го кру­га лю­дей, – плат­фор­ма, на ко­то­рой схо­дят­ся уни­вер­си­те­ты, ра­бо­то­да­те­ли и сту­ден­ты.

Мне очень по­нра­ви­лись ос­нов­ные эле­мен­ты на­шей стра­те­гии, я про­сто ре­шил их по-дру­го­му ском­по­но­вать – так, что­бы каж­дый раз, ко­гда у нас по­яв­ля­ет­ся но­вый сту­дент на плат­фор­ме, это при­но­си­ло поль­зу уни­вер­си­те­там. И что­бы каж­дый но­вый курс и уни­вер­си­тет-парт­нер шли на поль­зу на­шим кли­ен­там – кор­по­ра­ци­ям. Те, в свою оче­редь, сво­им при­сут­стви­ем на плат­фор­ме при­вле­ка­ют сту­ден­тов. Поль­за для уни­вер­си­те­тов – рас­ши­ре­ние охва­та и уве­ли­че­ние до­хо­да.

Сей­час мы про­ра­ба­ты­ва­ем свя­зи меж­ду ра­бо­то­да­те­ля­ми и сту­ден­та­ми. Это очень важ­но для ра­бо­то­да­те­лей, по­то­му что они смо­гут срав­ни­вать на­вы­ки со­труд­ни­ков, ска­жем, с уров­нем сту­ден­тов из дру­гих стран или пред­ста­ви­те­лей той же са­мой от­рас­ли в дру­гих стра­нах.

Сле­ду­ю­щий шаг – ре­кру­тин­го­вое парт­нер­ство, ко­гда ра­бо­то­да­те­ли смо­гут не про­сто срав­ни­вать сво­их со­труд­ни­ков с дру­ги­ми сту­ден­та­ми Coursera, но и при­гла­шать на ра­бо­ту тех, кто по­нра­вит­ся. Это очень ак­ту­аль­но для мно­гих ком­па­ний, вклю­чая рос­сий­ские.

Под­черк­ну, что я из­ме­нил не столь­ко эле­мен­ты стра­те­гии, сколь­ко свя­зи меж­ду ни­ми, а для это­го при­шлось по­ме­нять струк­ту­ру ор­га­ни­за­ции. Рань­ше у ме­ня в пря­мом под­чи­не­нии бы­ло шесть че­ло­век, сей­час –10. Ин­же­не­ры про­грам­ми­сты рань­ше под­чи­ня­лись ди­рек­то­ру по про­дук­там, а сей­час и те и дру­гие под­чи­ня­ют­ся мне на­пря­мую. Точ­но так же ди­рек­тор по сер­ви­сам под­чи­ня­ет­ся мне на­пря­мую. Это да­ет мне бо­лее непо­сред­ствен­ный кон­такт с биз­не­сом, и, с дру­гой сто­ро­ны, весь топ-ме­недж­мент мо­жет быст­рее и эф­фек­тив­нее об­ме­ни­вать­ся ин­фор­ма­ци­ей. – У вас но­вый ди­рек­тор по мар­ке­тин­гу, но­вый опе­ра­ци­он­ный ди­рек­тор, но­вый фи­нан­со­вый ди­рек­тор. Зна­чит ли это, что вас не устра­и­ва­ли преды­ду­щие то­п­ме­не­дже­ры? – Из 10 че­ло­век, на­хо­дя­щих­ся у ме­ня в пря­мом под­чи­не­нии, толь­ко один был в пря­мом под­чи­не­нии ген­ди­рек­то­ра, ко­гда я при­шел в ком­па­нию. Несколь­ких че­ло­век я при­вел с со­бой из преды­ду­щей ком­па­нии, несколь­ких про­дви­нул из чис­ла мо­ло­дых и очень та­лант­ли­вых со­труд­ни­ков. По­вы­ше­ние по­лу­чи­ли очень та­лант­ли­вые ре­бя­та, хо­ро­шие ко­манд­ные иг­ро­ки, пре­крас­но раз­би­ра­ю­щи­е­ся в сво­ем де­ле. У нас сло­жи­лась то­п­ме­не­джер­ская ко­ман­да, пол­но­стью пре­дан­ная мис­сии Coursera стать ве­ду­щей плат­фор­мой, со­еди­ня­ю­щей уни­вер­си­те­ты, ра­бо­то­да­те­лей и сту­ден­тов.

Трое из преж­них топ-ме­не­дже­ров по­шли в вен­чур­ные ка­пи­та­ли­сты. Но­во­го юри­ди­че­ско­го ди­рек­то­ра я взял на ра­бо­ту из мо­ей преды­ду­щей ком­па­нии – Financial Engines, от­ту­да же при­шел че­ло­век, за­ни­ма­ю­щий­ся пла­ни­ро­ва­ни­ем и ана­ли­зом. Мы су­ще­ствен­но улуч­ши­ли про­цес­сы по­ста­нов­ки фи­нан­со­вых це­лей и пла­ни­ро­ва­ния де­неж­ных по­то­ков. И за­од­но под­тя­ну­ли про­цес­сы

Мно­гим ка­жет­ся, что бес­плат­ный до­ступ – это непра­виль­ная биз­нес-мо­дель. Но мы зна­ем, что бес­плат­ные сту­ден­ты да­ют очень цен­ные дан­ные

бюд­же­ти­ро­ва­ния – так, что­бы луч­ше по­ни­мать, сколь­ко мы мо­жем по­тра­тить де­нег на мар­ке­тинг, на на­ем пер­со­на­ла. Мы уве­ли­чи­ли рас­хо­ды по од­ним ста­тьям бюд­же­та, умень­ши­ли по ря­ду дру­гих ста­тей бюд­же­та, хо­тя в це­лом бюд­жет по срав­не­нию с преды­ду­щи­ми го­да­ми за­мет­но уве­ли­чил­ся. Мы по­ме­ня­ли мо­дель мо­не­ти­за­ции. – Что но­во­го в этой мо­де­ли? – «Coursera для биз­не­са» ста­ла но­вым ис­точ­ни­ком до­хо­да. На мас­со­вые он­лайн-кур­сы, b2c, при­хо­дит­ся бо­лее 50% на­ше­го до­хо­да. «Coursera для биз­не­са» при­но­сит по­ряд­ка 25%, тре­тий ис­точ­ник до­хо­да – ма­ги­стер­ские про­грам­мы, их до­ля по­ка мень­ше 10%, но она очень быст­ро рас­тет. За по­след­ний год на­ши до­хо­ды вы­рос­ли бо­лее чем на 50%. Наи­боль­шая часть на­ше­го до­хо­да от под­пис­ки при­хо­дит­ся на три ка­те­го­рии: биз­нес, data science и про­грам­ми­ро­ва­ние. Так­же ино­гда при­об­ре­та­ют­ся кур­сы по пси­хо­ло­гии, ком­му­ни­ка­ци­ям, по на­пи­са­нию ав­тор­ских тек­стов.

Мож­но про­хо­дить курс со­вер­шен­но бес­плат­но. Мно­гим ка­жет­ся, что бес­плат­ный до­ступ – это непра­виль­ная биз­нес-мо­дель. Од­на­ко мы зна­ем по соб­ствен­но­му опы­ту, что бес­плат­ные сту­ден­ты да­ют очень цен­ные дан­ные. Эти дан­ные по­мо­га­ют срав­ни­вать сту­ден­тов из раз­ных ком­па­ний, го­ро­дов и стран – для ком­па­ний эти срав­не­ния важ­ны. Бо­лее то­го, мы мо­жем по­ка­зать уни­вер­си­те­там, как мож­но с по­мо­щью этих дан-

ных по­вы­сить эф­фек­тив­ность обу­че­ния. Так­же мы опра­ши­ва­ем сту­ден­тов, что они ду­ма­ют о тех или иных кур­сах, и эти дан­ные то­же по­лез­ны уни­вер­си­те­там. Да­же ес­ли сту­ден­ты нам не пла­тят де­нег, дан­ные, ко­то­рые мы ана­ли­зи­ру­ем о них, по­лез­ны для осталь­ных участ­ни­ков, в первую оче­редь для ра­бо­то­да­те­лей. Кста­ти, мно­гие из поль­зо­ва­те­лей, ко­то­рый при­об­ре­ли ма­ги­стер­скую про­грам­му за $25 000, в свое вре­мя на­ча­ли зна­ком­ство с на­шей плат­фор­мой с бес­плат­ных кур­сов. Эту биз­не­смо­дель ча­сто на­зы­ва­ют freemium. – То есть кур­сы бес­плат­ны, а лю­ди пла­тят за сер­ти­фи­ка­ты? – Со­вер­шен­но вер­но. Мно­гие сту­ден­ты про­хо­дят кур­сы бес­плат­но, но вре­мя от вре­ме­ни ви­дят со­об­ще­ние, что ин­те­ре­су­ю­щий их курс вхо­дит в ма­ги­стер­скую про­грам­му. Не хо­ти­те ли ее прой­ти? Мир дви­жет­ся в на­прав­ле­нии он­лайн-ди­пло­мов. – Ка­кая до­ля поль­зо­ва­те­лей пла­тит? – Мно­гое за­ви­сит от стра­ны, в Со­еди­нен­ных Шта­тах – от 5 до 10%. В Рос­сии до­ля не так вы­со­ка, как в США, но су­ще­ствен­но вы­ше, чем в Ла­тин­ской Аме­ри­ке, Ин­дии или Ки­тае. Мно­гие рус­ские сту­ден­ты при­об­ре­та­ют кур­сы, по­сколь­ку хо­тят по­лу­чить сер­ти­фи­кат, ко­то­рый мож­но по­ка­зать ра­бо­то­да­те­лям.

ОЦЕН­КА ДЛЯ ОНЛАЙНСТУДЕНТА

– Ка­ким об­ра­зом оце­ни­ва­ют­ся зна­ния, усво­ен­ные слу­ша­те­ля­ми он­лайн-кур­сов? – На­ша плат­фор­ма поз­во­ля­ет ис­поль­зо­вать раз­ные ти­пы за­да­ний. Неко­то­рые за­да­ния – те­сты с несколь­ки­ми ва­ри­ан­та­ми от­ве­тов, там оцен­ка ста­вит­ся ав­то­ма­ти­че­ски. Для пись­мен­ных ра­бот прак­ти­ку­ет­ся вза­им­ное оце­ни­ва­ние ра­бот уча­щи­ми­ся – что­бы по­лу­чить оцен­ку, сту­дент дол­жен, в свою оче­редь, оце­нить ра­бо­ты дру­гих уче­ни­ков кур­са. Фи­наль­ная оцен­ка пред­став­ля­ет со­бой сред­ний балл за все ти­пы вы­пол­нен­ных за­да­ний. Сер­ти­фи­ка­ты о про­хож­де­нии кур­са вы­да­ют­ся уни­вер­си­те­том-парт­не­ром и на­ми сов­мест­но. – Есть ли от­ли­чия в про­це­ду­ре оцен­ки до­сти­же­ний слу­ша­те­лей ма­ги­стер­ских про­грамм по срав­не­нию с обыч­ны­ми он­лайн-кур­са­ми? – Здесь под­ход бо­лее ком­плекс­ный. Он ча­сто пред­по­ла­га­ет под­твер­жде­ние ре­зуль­та­тов вы­пол­не­ния тре­бо­ва­ний учеб­ной про­грам­мы или оцен­ку за­да­ний ас­си­стен­та­ми пре­по­да­ва­те­ля. Уча­щи­е­ся по­лу­ча­ют пол­но­цен­ный ди­плом уни­вер­си­те­та. – Но мно­гие ли ра­бо­то­да­те­ли при­зна­ют ди­пло­мы об об­ра­зо­ва­нии, по­лу­чен­ном он­лайн? – По-раз­но­му. В прин­ци­пе, все ра­бо­то­да­те­ли при­зна­ют ди­пло­мы на­ших уни­вер­си­те­тов, по­то­му что это ве­ду­щие ми­ро­вые ву­зы, а так­же ди­пло­мы на­ших от­рас­ле­вых парт­не­ров, по­то­му что это ве­ду­щие ком­па­нии. Осо­бен­но ес­ли речь идет о data science. Сту­ден­ты про­хо­дят кур­сы на­ше­го ос­но­ва­те­ля Эн­д­рю Эн­га, или кур­сы Уни­вер­си­те­та Джо­на Хоп­кин­са, или пре­крас­ные кур­сы Прин­стон­ско­го уни­вер­си­те­та по ал­го­рит­мам – их сер­ти­фи­ка­ты не вы­зы­ва­ют ни­ка­ких со­мне­ний. В то же вре­мя спрос на рын­ке тру­да на об­ла­да­те­лей сер­ти­фи­ка­тов об окон­ча­нии кур­сов по фо­то­гра­фии, ис­то­рии или по­э­зии, оче­вид­но, ни­же, что яв­ля­ет­ся ба­рье­ром для раз­ви­тия это­го сег­мен­та об­ра­зо­ва­тель­но­го рын­ка.

Один из круп­ней­ших раз­ры­вов на се­го­дняш­ний день – это раз­рыв меж­ду ра­бо­то­да­те­ля­ми и уни­вер­си­те­та­ми. То, че­му учат уни­вер­си­те­ты, за­ча­стую не нуж­но ра­бо­то­да­те­лям, и на­обо­рот: то­му, что нуж­но ком­па­ни­ям, ву­зы не учат. На плат­фор­ме «Coursera для биз­не­са» мы предо­став­ля­ем и тем и дру­гим важ­ную об­рат­ную связь. Мы мо­жем по­ка­зать уни­вер­си­те­там, что нуж­но ра­бо­то­да­те­лям, а ра­бо­то­да­те­лям – что ин­те­рес­но­го и но­во­го про­ис­хо­дит в об­ла­сти ре­грес­си­он­но­го ана­ли­за, ней­ро­се­тей и т. д. Мы пы­та­ем­ся на­ла­дить эф­фек­тив­ное со­труд­ни­че­ство меж­ду уни­вер­си­те­та­ми и биз­не­сом, ко­то­рое долж­но су­ще­ствен­но по­мочь снять про­ти­во­ре­чия меж­ду ни­ми. – В чем за­клю­ча­ют­ся ин­те­ре­сы сто­рон? – Сту­ден­ты при­хо­дят в он­лайн, не толь­ко что­бы учить­ся, но и что­бы по­вы­шать уро­вень сво­е­го бла­го­со­сто­я­ния. Ра­бо­то­да­те­ли – что­бы под­би­рать но­вых ра­бот­ни­ков и раз­ви­вать су­ще­ству­ю­щих. Уни­вер­си­те­ты при­хо­дят на Coursera, что­бы учить весь мир и за­ра­ба­ты­вать день­ги. Для мно­гих уни­вер­си­те­тов до­ступ к плат­фор­ме – это спо­соб укре­пить соб­ствен­ную ре­пу­та­цию и бренд. На­при­мер, мно­гие рос­сий­ские уни­вер­си­те­ты ши­ро­ко из­вест­ны в Рос­сии, но го­раз­до мень­ше – в дру­гих стра­нах. Они ре­зон­но хо­тят рас­ши­рять по­пу­ляр­ность соб­ствен­ных про­фес­со­ров, соб­ствен­ных об­ра­зо­ва­тель­ных мо­де­лей, а за­од­но и за­ра­ба­ты­вать день­ги в дру­гих стра­нах. К то­му же на­ша плат­фор­ма поз­во­ля­ет с ми­ни­маль­ны­ми за­тра­та­ми обу­чать боль­шее чис­ло сту­ден­тов, да еще и со­би­рать о них ана­ли­ти­ку. Это важ­ный об­ра­зо­ва­тель­ный опыт. А пе­ред уни­вер­си­те­та­ми сто­ят за­да­чи по эф­фек­тив­но­му до­не­се­нию зна­ний и обу­че­нию на­вы­кам. – Ка­ко­вы фи­нан­со­вые усло­вия со­труд­ни­че­ства с ву­за­ми? – Мы по­мо­га­ем уни­вер­си­те­там со­зда­вать кур­сы, они раз­ме­ща­ют­ся на на­шей плат­фор­ме, а мы яв­ля­ем­ся пла­теж­ным шлю­зом, че­рез нас про­хо­дят день­ги. Око­ло 50% то­го, что нам пла­тят сту­ден­ты, ухо­дит уни­вер­си­те­там. Бы­ва­ет чуть боль­ше, бы­ва­ет чуть мень­ше – в за­ви­си­мо­сти от кон­крет­ных до­го­во­рен­но­стей. – А как мо­не­ти­зи­ру­ют­ся от­но­ше­ния меж­ду та­лант­ли­вы­ми сту­ден­та­ми и ра­бо­то­да­те­ля­ми? – Мы сей­час не мо­не­ти­зи­ру­ем ре­кру­тин­го­вые услу­ги. Я да­же не утвер­ждаю, что мы ко­гда-ни­будь нач­нем это де­лать. Ко­гда ра­бо­то­да­тель бе­рет на ра­бо­ту на­ше­го сту­ден­та, это сра­зу по­вы­ша­ет при­вле­ка­тель­ность кур­са для дру­гих сту­ден­тов, по­то­му что та­ким об­ра­зом они ви­дят, что про­хож­де­ние это­го кур­са – это cпо­соб улуч­шить свое бла­го­со­сто­я­ние. По­вы­ше­ние цен­но­сти кур­сов пой­дет на поль­зу и Coursera, и на­шим уни­вер­си­те­там­парт­не­рам, и дру­гим об­ра­зо­ва­тель­ным парт­не­рам,

воз­мож­но, то­же.

АМЕ­РИ­КАН­СКИЕ СТУ­ДЕН­ТЫ ВШЭ

– У Coursera семь парт­не­ров в Рос­сии, в том чис­ле ВШЭ, МГУ и Физ­тех. Из­вест­ны ли при­ме­ры успе­хов рос­сий­ских уни­вер­си­те­тов на гло­баль­ных рын­ках? – У нас за­ре­ги­стри­ро­ва­но 880 000 сту­ден­тов в Рос­сии. Это чис­ло вы­рос­ло на 41% за по­след­ний год. Ву­за­ми-парт­не­ра­ми со­зда­но 290 кур­сов. 215 из них – на рус­ском язы­ке, 75 – на ан­глий­ском. Это ко­ли­че­ство удво­и­лось за по­след­ний год. Кста­ти, ВШЭ вхо­дит в два­дцат­ку уни­вер­си­те­тов-парт­не­ров с наи­боль­ши­ми за­ра­бот­ка­ми на Coursera.

Бо­лее 1 млн че­ло­век за­пи­са­лось на кур­сы ВШЭ на Coursera: са­мое боль­шое чис­ло – из Рос­сии, есть боль­шие груп­пы аме­ри­кан­ских, ин­дий­ских, ки­тай­ских сту­ден­тов. Чис­ло аме­ри­кан­ских сту­ден­тов по­чти та­кое же, как и рос­сий­ских. На 3-м ме­сте идут слу­ша­те­ли из Ин­дии. В сум­ме сту­ден­тов из США и Ин­дии боль­ше, чем из Рос­сии. По­хо­жая кар­ти­на и в несколь­ких дру­гих рос­сий­ских уни­вер­си­те­тах. – СМИ пи­са­ли, что рос­сий­ские парт­не­ры Coursera за­ра­бо­та­ли бо­лее $1 млн в 2017 г. Это вер­но? – Ска­жу так: в этом го­ду они за­ра­бо­та­ют боль­ше, чем в про­шлом го­ду, про­цен­тов на 50. Я уже ска­зал, что в Рос­сии до­ста­точ­но вы­сок уро­вень мо­не­ти­за­ции, и, бо­лее то­го, рус­ско­языч­ный сег­мент – са­мый быст­ро­рас­ту­щий и при­но­ся­щий хо­ро­шие день­ги. Ну, мо­жет быть, по­сле ан­гло­языч­но­го сег­мен­та. – На­сколь­ко на по­пу­ляр­ность кур­сов вли­я­ют по­ка­за­те­ли ву­за в меж­ду­на­род­ных рей­тин­гах? Ведь рос­сий­ские ву­зы ма­ло пред­став­ле­ны в рей­тин­гах THE и QS. . . – До тех пор по­ка ра­бо­то­да­те­ли и сту­ден­ты ори­ен­ти­ру­ют­ся на рей­тин­ги и рэн­кин­ги, они бу­дут ска­зы­вать­ся и на по­пу­ляр­но­сти про­грамм со­от­вет­ству­ю­щих уни­вер­си­те­тов на Coursera. Ин­те­рес­ный опыт по­вы­ше­ния по­пу­ляр­но­сти есть у на­ших парт­не­ров в Ла­тин­ской Аме­ри­ке. Са­мые пре­стиж­ные уни­вер­си­те­ты в этом ре­ги­оне – мек­си­кан­ский Tecnologico de Monterrey, The University of Los Andes в Ко­лум­бии и Catolica de Chile в Чи­ли. Они об­ра­ти­лись к нам и ска­за­ли, что у них есть мно­го силь­ных кур­сов и что они го­то­вы объ­еди­нить­ся и сов­мест­но пред­ла­гать свои кур­сы. Те­перь каж­дый сту­дент, уча­щий­ся в од­ном из этих трех ву­зов, мо­жет за­пи­сать­ся на лю­бой курс этих трех уни­вер­си­те­тов. Дру­гие уни­вер­си­те­ты то­же мо­гут де­лать что-то по­доб­ное, об­ме­ни­вать­ся кур­са­ми с дру­ги­ми уни­вер­си­те­та­ми сво­е­го ре­ги­о­на. Ведь не у всех же есть соб­ствен­ные хо­ро­шие спе­ци­а­ли­сты в об­ла­сти ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та или, ска­жем, им­му­но­те­ра­пии. Мне ка­жет­ся, это ин­те­рес­ная мо­дель.

БУ­ДУ­ЩЕЕ ВЫС­ШЕ­ГО ОБ­РА­ЗО­ВА­НИЯ

– По оцен­кам Forbes, в этом го­ду Coursera по­лу­чит вы­руч­ку в $140 млн. Это вер­но? – Мо­гу ска­зать лишь, что мы рас­тем очень вы­со­ки­ми тем­па­ми, они за­ви­сят от раз­ви­тия эко­си­сте­мы, в ко­то­рую вхо­дят ву­зы, от­рас­ле­вые парт­не­ры и сту­ден­ты. Мы уже са­ми ге­не­ри­ру­ем до­ста­точ­но де­нег.

Не ду­маю, что мы вый­дем в плюс в обо­зри­мом бу­ду­щем в си­лу ин­ве­сти­ций в эту эко­си­сте­му, но по де­неж­но­му по­то­ку мы и прав­да со­би­ра­ем­ся вый­ти в плюс. Очень важ­но ге­не­ри­ро­вать по­ло­жи­тель­ный де­неж­ный по­ток, что­бы боль­ше не об­ра­щать­ся к ак­ци­о­не­рам за фи­нан­си­ро­ва­ни­ем. В по­след­нем ра­ун­де – D – мы под­ня­ли $64 млн ин­ве­сти­ций, а со­во­куп­ные ин­ве­сти­ции со­ста­ви­ли $210,3 млн. – Ос­нов­ное на­прав­ле­ние ин­ве­сти­ций – раз­ра­бот­ка плат­фор­мы или мар­ке­тинг? – И то и дру­гое. Плат­фор­ма тем цен­нее, чем боль­ше ею бу­дет поль­зо­вать­ся на­ро­ду. Этот се­те­вой эф­фект мы зна­ем и по Uber, и по Airbnb. – Как вы ви­ди­те даль­ней­шее раз­ви­тие рын­ка он­лайн-об­ра­зо­ва­ния в ми­ре и в Рос­сии? – Все бу­дет за­ви­сеть от устой­чи­во­сти биз­нес-мо­де­лей. Я изу­чал раз­ные биз­нес-мо­де­ли на рын­ке. Есть, на­при­мер, си­сте­мы Learning Management Systems, ко­то­рые пред­на­зна­че­ны в первую оче­редь для хра­не­ния уни­вер­си­тет­ско­го кон­тен­та. Мне ка­жет­ся, это сла­бая мо­дель. Есть ком­па­нии, та­кие как Skill Soft, ко­то­рые предо­став­ля­ют учеб­ные про­грам­мы ра­бо­то­да­те­лям без кон­так­тов с уни­вер­си­те­та­ми. Мы же вы­бра­ли плат­фор­мен­ную мо­дель: Coursera объ­еди­ня­ет и сту­ден­тов, и ра­бо­то­да­те­лей, и уни­вер­си­те­ты. И этим очень силь­но от­ли­ча­ет­ся от по­став­щи­ков кор­по­ра­тив­ных тре­нин­гов. Мо­дель устро­е­на так, что чем боль­ше участ­ни­ков, тем выгоднее для всех. Я ду­маю, что бу­ду­щее это­го рын­ка как раз за по­доб­ны­ми плат­фор­ма­ми. Но здесь очень ва­жен мас­штаб. Нуж­на кри­ти­че­ская мас­са.

Я ду­маю так­же, что бу­ду­щее выс­шее об­ра­зо­ва­ние бу­дет в се­бя вклю­чать не толь­ко пол­но­цен­ные ди­плом­ные про­грам­мы, но и мик­ро­ди­плом­ные, с мик­ро­сер­ти­фи­ка­та­ми.

Так­же выс­шее об­ра­зо­ва­ние бу­дет ги­брид­ным – он­лай­но­во-офлай­но­вым. Вот при­мер – про­грам­ма МВА Уни­вер­си­те­та шта­та Ил­ли­нойс. Сей­час в кам­пу­се по этой про­грам­ме учит­ся 120 че­ло­век, в то вре­мя как на Coursera – 1700. По­лу­чи­лось, что эта про­грам­ма в он­лайн­ва­ри­ан­те в 10 раз боль­ше ис­ход­ной офлай­но­вой про­грам­мы. Она ока­за­лась на­столь­ко по­пу­ляр­на, что все же­ла­ю­щие сту­ден­ты Уни­вер­си­те­та шта­та Ил­ли­нойс про­сто не мо­гут про­бить­ся в ауди­то­рию. И по­это­му уни­вер­си­тет сей­час при­зы­ва­ет сво­их сту­ден­тов про­хо­дить ин­те­ре­су­ю­щий курс на Coursera. Уни­вер­си­те­ты все боль­ше бу­дут ис­поль­зо­вать мас­со­вые он­лайн­кур­сы для обу­че­ния сту­ден­тов. В кам­пу­се чис­ло сту­ден­тов огра­ни­че­но – до­пу­стим, 1000–5000 че­ло­век, а он­лайн-об­ра­зо­ва­ние ра­бо­та­ет на весь мир. – В Рос­сии го­су­дар­ство фи­нан­си­ру­ет он­лайн-плат­фор­му, объ­еди­ня­ю­щую уни­вер­си­те­ты. Та­ких ини­ци­а­тив да­же несколь­ко. Ка­кую роль мо­жет сыг­рать Coursera в го­су­дар­ствен­ных про­ек­тах? – На­ши парт­не­ры – рос­сий­ские уни­вер­си­те­ты ра­бо­та­ют и на Coursera, и на го­су­дар­ствен­ных плат­фор­мах. Мы го­то­вы ра­бо­тать с лю­бым пра­ви­тель­ством, но счи­та­ем, что са­мы­ми успешными бу­дут гло­баль­ные об­ра­зо­ва­тель­ные ини­ци­а­ти­вы. Во мно­гих стра­нах не хва­та­ет ра­бо­чих мест, а гло­баль­ная плат­фор­ма спо­соб­на по­мочь сту­ден­там най­ти ра­бо­ту за пре­де­ла­ми род­ной стра­ны. Они пред­по­чи­та­ют не ло­каль­ные, а гло­баль­ные плат­фор­мы, где мож­но най­ти и ВШЭ, и уни­вер­си­те­ты Ли­ги плю­ща, и ву­зы из мно­гих стран ми­ра. Это вер­но и для рос­сий­ских, и для ки­тай­ских, и для аф­ри­кан­ских, и для аме­ри­кан­ских сту­ден­тов.-

НАТАША ШАРАПОВА / ДЛЯ ВЕ­ДО­МО­СТЕЙ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.