КАК ВОЗНИКЛО ДЕ­ЛО ДМИТ­РИЯ РЫБОЛОВЛЕВА

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Га­ли­на Ста­рин­ская Бэ­ла Ля­ув

Оли­гарх, одер­жи­мый фут­бо­лом, кол­лек­ци­о­нер жи­во­пи­си – а те­перь фи­гу­рант де­ла о кор­руп­ции

Бы­ло вре­мя, ко­гда в Мо­на­ко Дмит­рия Рыболовлева мог­ли при­нять за ко­ро­лев­скую осо­бу: за ним сле­до­ва­ли до пя­ти те­ло­хра­ни­те­лей – боль­ше, чем за са­мим мо­нар­хом, кня­зем Аль­бе­ром II, пи­са­ла The New York Times (NYT). Ино­гда князь при­со­еди­нял­ся к Ры­бо­ловле­ву в рос­кош­ной ло­же на ста­ди­оне Лю­до­ви­ка II для про­смот­ра игр с уча­сти­ем при­над­ле­жа­ще­го рос­си­я­ни­ну фут­боль­но­го клу­ба «Мо­на­ко». Ры­бо­ловлев участ­во­вал и в кре­сти­нах сы­но­вей-близ­не­цов Аль­бе­ра в 2015 г., пи­са­ла NYT. Но в по­след­нее вре­мя биз­нес­мен в опа­ле. А на этой неделе Ры­бо­ловле­ву, чье со­сто­я­ние аме­ри­кан­ский Forbes оце­нил в $6,8 млрд, предъ­яв­ле­но об­ви­не­ние по де­лу о «кор­руп­ции и тор­гов­ле вли­я­ни­ем». По­че­му он не при­жил­ся в Мо­на­ко?

ОТ ВРА­ЧА ДО БИЗ­НЕ­СМЕ­НА

Ры­бо­ловлев – пер­мяк, ро­дил­ся в се­мье вра­чей, по­сту­пил в ме­ди­цин­ский ин­сти­тут. Со 2-го кур­са ра­бо­тал по спе­ци­аль­но­сти, рас­ска­зы­вал Ры­бо­ловлев в ин­тер­вью «Ве­до­мо­стям» в 2006 г. По­сле ин­сти­ту­та по­шел ра­бо­тать вра­чом, но по­том за­нял­ся биз­не­сом. Пер­вый про­ект был свя­зан с ме­ди­ци­ной: вме­сте с от­цом он со­здал ком­па­нию, ко­то­рая за­ни­ма­лась ле­че­ни­ем с по­мо­щью маг­ни­то­те­ра­пии.

То­гда же за­рож­дал­ся ры­нок цен­ных бу­маг, и Ры­бо­ловлев про­зор­ли­во по­лу­чил ат­те­стат Мин­фи­на на опе­ра­ции с ни­ми. В Пер­ми он со­здал ин­ве­сти­ци­он­ную ком­па­нию, по­том – ин­вест­банк. В ито­ге, ко­гда на­ча­лась при­ва­ти­за­ция, бу­ду­щий оли­гарх ока­зал­ся во все­ору­жии. В неф­тян­ку Ры­бо­ловлев ре­шил не со­вать­ся: «Бы­ли лю­ди, ко­то­рые еще рань­ше по­счи­та­ли, что это их тер­ри­то­рия». По­это­му биз­нес­мен ску­пал ак­ции пред­при­я­тий, вы­ра­жа­ясь со­вре­мен­ным язы­ком, вто­ро­го эше­ло­на – «Урал­ка­лия», Со­ли­кам­ско­го ЦБК, «Силь­ви­ни­та», «Неф­те­хи­ми­ка». «Кон­цен­тра­ция на хи­ми­че­ской от­рас­ли, а по­том и на бо­лее уз­кой ка­лий­ной от­рас­ли по­лу­чи­лась са­ма со­бой – в про­цес­се от­бо­ра пред­при­я­тий, в ко­то­рые, как нам ка­за­лось, сто­ит ин­ве­сти­ро­вать», – объ­яс­нял Ры­бо­ловлев. По­ми­мо это­го у Рыболовлева был свой ре­ги­стра­тор, банк, ЧОП и проч., пи­сал «Ком­мер­сантъ».

На­ча­ло 1990-х гг. – вре­мя пер­во­на­чаль­но­го на­коп­ле­ния ка­пи­та­ла. Ря­дом с боль­ши­ми день­га­ми все­гда по­яв­лял­ся криминал. Ры­бо­ловлев, по дан­ным Forbes, на­нял охра­ну еще в 1993 г.: «Пе­ри­о­ди­че­ски нуж­но бы­ло хо­дить в бро­не­жи­ле­те». А в 1995 г. от­пра­вил же­ну и дочь в Швей­ца­рию.

Как пи­сал «Ком­мер­сантъ», перм­ский криминал по­лу­чал часть де­нег от «Неф­те­хи­ми­ка». Ры­бо­ловлев со­брал 40% ак­ций пред­при­я­тия и бо­рол­ся за кон­троль над ним с ком­па­ни­ей Solvalub. В 1995 г. со­пер­ни­ки до­го­во­ри­лись о сов­мест­ном управ­ле­нии «Неф­те­хи­ми­ком» и на­зна­че­нии ген­ди­рек­то­ром пред­при­я­тия за­ни­мав­ше­го ана­ло­гич­ную долж­ность в Solvalub Ев­ге­ния Пан­те­лей­мо­но­ва. Но че­рез неко­то­рое вре­мя по­след­ний был за­стре­лен. В ор­га­ни­за­ции убий­ства был об­ви­нен Ры­бо­ловлев. Он про­вел в СИ­ЗО 11 ме­ся­цев. След­ствие счи­та­ло, что пре­ступ­ле­ние мог­ло быть свя­за­но с борь­бой за кон­троль над «Неф­те­хи­ми­ком». До­ка­за­тельств со­брать не уда­лось, и в 1997 г. Ры­бо­ловлев вы­шел из СИ­ЗО. Арест стал хо­ро­шим уро­ком. «Я по­нял, что крайне важ­но пра­виль­но вы­стра­и­вать от­но­ше­ния со мно­ги­ми, в том чис­ле с вла­стью. Рань­ше я про­сто за­ни­мал­ся биз­не­сом и не ста­рал­ся ин­те­гри­ро­вать­ся в эту си­сте­му <...> Сей­час уве­рен, что круп­ный биз­нес не мо­жет су­ще­ство­вать вне го­су­дар­ства», – го­во­рил он «Ве­до­мо­стям».

КАЛИЙНЫЙ КОРОЛЬ

В 2000 г. Ры­бо­ловлев со­брал кон­троль­ный па­кет «Урал­ка­лия». В его пла­нах бы­ло объ­еди­нить­ся с «Силь­ви­ни­том», что­бы со­сре­до­то­чить в од­них ру­ках до­бы­чу ка­лий­ных удоб­ре­ний в Рос­сии и про­ве­сти IPO.

Пер­вая по­пыт­ка раз­ме­стить ак­ции на Лон­дон­ской бир­же бы­ла в ок­тяб­ре 2006 г. Ры­бо­ловлев то­гда вы­ста­вил на про­да­жу 20,84% ак­ций, рас­счи­ты­вая по­лу­чить не ме­нее $907 млн. Но уже по­сле за­кры­тия кни­ги за­явок он от­ка­зал­ся от сдел­ки. То­гда это объ­яс­ня­лось тем, что раз­ме­стить весь па­кет в рам­ках объ­яв­лен­но­го це­но­во­го диа­па­зо­на не уда­лось. Но мень­ше чем че­рез две неде­ли по­сле от­ме­ны IPO ста­ло из­вест­но, что из-за ава­рии «Урал­ка­лий» ли­шит­ся од­но­го из руд­ни­ков в Бе­рез­ни­ках – на него при­хо­ди­лось око­ло 20% до­бы­чи ру­ды, – а на его ме­сте об­ра­зо­вал­ся ги­гант­ский про­вал. При­чи­ной ава­рии ко­мис­сия Ро­сте­х­над­зо­ра на­зва­ла «гео­ло­ги­че­скую ано­ма­лию». Че­рез два го­да об ава­рии вспом­нил Игорь Се­чин, ко­то­рый то­гда за­ни­мал пост ви­це-пре­мье­ра. Он по­тре­бо­вал про­ве­сти рас­сле­до­ва­ние еще раз и под­счи­тать ущерб. Но­вая про­вер­ка ре­ши­ла, что при­чи­на ава­рии «со­во­куп­ность гео­ло­ги­че­ских и тех­но­ло­ги­че­ских фак­то­ров», и ре­ко­мен­до­ва­ла взыс­кать с ком­па­нии сто­и­мость утра­чен­ных из-за по­то­па запасов. До по­след­не­го, впро­чем, не до­шло. Хо­тя на ком­пен­са­цию рас­хо­дов от ава­рии «Урал­ка­лий» по­тра­тил 8 млрд руб.

Осе­нью 2007 г. Ры­бо­ловлев по­вто­рил по­пыт­ку и не про­га­дал. В хо­де IPO он про­дал 14,4% ак­ций за $1,07 млрд. У биз­не­сме­на оста­ва­лось еще око­ло 65%.

А в 2010 г. Ры­бо­ловлев про­дал 53,2% «Урал­ка­лия» и 20% «Силь­ви­ни­та» Су­лей­ма­ну Ке­ри­мо­ву и его парт­не­рам. В 2011 г. он про­дал и остав­ши­е­ся 10% «Урал­ка­лия». При­чи­ну биз­нес­мен не объ­яс­нял. Воз­мож­но, к это­му ша­гу под­толк­ну­ли слож­ные от­но­ше­ния с Крем­лем по­сле ава­рии на руд­ни­ке, рас­суж­да­ли

Один из бо­га­тей­ших лю­дей Рос­сии, Дмит­рий Ры­бо­ловлев, дол­го ра­бо­тал на имидж успеш­но­го за­пад­но­го биз­не­сме­на. Но сей­час рис­ку­ет все

по­те­рять: в Мо­на­ко он об­ви­ня­ет­ся по де­лу о «кор­руп­ции и тор­гов­ле вли­я­ни­ем»

то­гда экс­пер­ты ВТБ. Не по­хо­же, что Ры­бо­ловлев про­да­ет «Урал­ка­лий» под дав­ле­ни­ем, го­во­ри­ли «Ве­до­мо­стям» его зна­ко­мые: ко­гда нуж­но из­ба­вить­ся от ак­ти­ва, его про­да­ют с дис­кон­том, а вла­де­лец «Урал­ка­лия» тре­бо­вал пре­мию. Же­ла­ние про­дать «Урал­ка­лий» зна­ко­мый Рыболовлева объ­яс­нял хо­ро­шей ры­ноч­ной конъ­юнк­ту­рой и уста­ло­стью биз­не­сме­на. В ре­зуль­та­те сде­лок Ры­бо­ловлев вы­ру­чил бо­лее $6 млрд.

ИЗ РОС­СИИ В МО­НА­КО

По­сле про­да­жи «Урал­ка­лия» Ры­бо­ловлев пе­ре­ехал в Мо­на­ко и по­чти сра­зу ку­пил од­но­имен­ный мест­ный фут­боль­ный клуб. Же­ла­ние стать вла­дель­цем фут­боль­ной ко­ман­ды по­яви­лось у него в 2004 г., ко­гда биз­нес­мен впер­вые в жиз­ни по­пал на фут­бол – на матч лон­дон­ско­го «Чел­си» Ро­ма­на Аб­ра­мо­ви­ча, пи­сал Forbes. Ры­бо­ловлев не был близ­ко зна­ком с Аб­ра­мо­ви­чем, по­это­му сам ку­пил билет на три­бу­ну и смот­рел иг­ру в окру­же­нии про­стых бо­лель­щи­ков. «Дмит­рий при­шел к мыс­ли, что, ес­ли ему ко­гда-ни­будь пред­ста­вит­ся слу­чай стать вла­дель­цем фут­боль­но­го клу­ба, он им обя­за­тель­но вос­поль­зу­ет­ся», – рас­ска­зы­вал его зна­ко­мый.

В 2011 г. «Мо­на­ко» пе­ре­жи­вал тя­же­лей­ший кри­зис и нуж­дал­ся в ин­ве­сто­ре. Он не толь­ко вы­ле­тел из пер­во­го ди­ви­зи­о­на фран­цуз­ско­го чем­пи­о­на­та, но и бол­тал­ся в са­мом ни­зу тур­нир­ной таб­ли­цы вто­рой ли­ги, пи­сал Forbes. По ито­гам се­зо­на 2010/11 г. убыт­ки «Мо­на­ко» со­ста­ви­ли по­чти 14 млн ев­ро, а все зна­чи­мые иг­ро­ки пе­ре­шли в дру­гие клу­бы.

Ры­бо­ловлев обя­зал­ся ин­ве­сти­ро­вать в ко­ман­ду не ме­нее 100 млн ев­ро за че­ты­ре го­да. При­над­ле­жа­щая ему ком­па­ния Monaco Sport Invest при­об­ре­ла 66,67% клу­ба «Мо­на­ко». 33% оста­лись у Association Sportive de Monaco Football Club, ко­то­рая пред­став­ля­ет ин­те­ре­сы кня­же­ства Мо­на­ко. Сум­ма сдел­ки не на­зы­ва­лась, но прес­са пи­са­ла, что па­кет в «Мо­на­ко» был от­дан биз­не­сме­ну за сим­во­ли­че­скую сум­му в 1 ев­ро.

Все­го Ры­бо­ловлев ин­ве­сти­ро­вал в «Мо­на­ко» око­ло 335 млн ев­ро, ко­то­рые бы­ли по­тра­че­ны на транс­фе­ры, зар­пла­ты иг­ро­ков и опла­ту дол­гов ко­ман­ды, со­об­щал не­дав­но фут­боль­ный клуб. Спу­стя все­го 1,5 се­зо­на «Мо­на­ко» смог вер­нуть­ся в эли­ту фран­цуз­ско­го фут­бо­ла. С се­зо­на 2014/15 гг. Ры­бо­ловлев пре­кра­тил вли­вать сред­ства в ко­ман­ду, го­во­рил его дав­ний со­рат­ник, воз­глав­ляв­ший в 1999–2002 гг. «Урал­ка­лий», а сей­час ви­це-пре­зи­дент «Мо­на­ко» Ва­дим Ва­си­льев. В 2017 г. клуб впер­вые за 17 лет вы­иг­рал чем­пи­о­нат Фран­ции. То­гда он по­ка­зал са­мый боль­шой рост сре­ди ко­манд Ев­ро­ли­ги: вы­руч­ка «Мо­на­ко» под­ско­чи­ла на 86% до 144 млн ев­ро, под­счи­ты­ва­ли ана­ли­ти­ки KPMG. Впро­чем, в сен­тябрь­ском ин­тер­вью фран­цуз­ско­му из­да­нию L’equipe Ва­си­льев го­во­рил, что Ры­бо­ловлев не за­брал из клу­ба ни ев­ро. «Дмит­рий Ев­ге­нье­вич как-то при­знал­ся, что управ­лять фут­боль­ным клу­бом слож­нее, чем та­кой ма­хи­ной, как «Урал­ка­лий», – рас­ска­зы­вал Ва­си­льев в ин­тер­вью Forbes в 2015 г. – Сде­лать фут­боль­ный клуб успеш­ным и при­быль­ным од­но­вре­мен­но – очень слож­ная за­да­ча, но мы от нее не от­ка­зы­ва­ем­ся».

ЖИВОПИСЬ СЛОЖ­НЕЕ ФУТ­БО­ЛА

Сде­лать клуб успеш­ным ока­за­лось про­ще, чем разо­брать­ся в ис­кус­стве и вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с людь­ми. В на­ча­ле 2015 г. Ры­бо­ловлев об­ра­тил­ся в по­ли­цию Мо­на­ко с за­яв­ле­ни­ем о мо­шен­ни­че­стве – яко­бы он пе­ре­пла­тил бо­лее $1 млрд при по­куп­ке кар­тин у швей­цар­ско­го арт-ди­ле­ра Ива Бу­вье. На тот мо­мент Ры­бо­ловлев был из­вест­ным кол­лек­ци­о­не­ром пред­ме­тов ис­кус­ства. На про­тя­же­нии по­чти 13 лет Бу­вье по­мо­гал ему ку­пить 38 про­из­ве­де­ний ис­кус­ства, Ры­бо­ловле­ву они обо­шлись в $2 млрд. В его кол­лек­ции ра­бо­ты Ро­де­на, Го­ге­на, Мо­ди­лья­ни, Ван Го­га, Моне, Де­га, Пи­кассо и Ма­тис­са. По мне­нию Рыболовлева, Бу­вье дей­ство­вал в ка­че­стве его аген­та и со­вет­ни­ка по сдел­кам и по­лу­чал ко­мис­си­он­ные – 2%. Но поз­же рос­си­я­нин об­на­ру­жил, что Бу­вье ку­пил мно­гие из кар­тин за­ра­нее, а за­тем пе­ре­про­дал, за­ра­бо­тав по­ми­мо ко­мис­сий еще $1 млрд.

Не­за­дол­го до это­го от­кры­тия Ры­бо­ловлев ока­зал­ся втя­нут в скан­дал с по­хи­ще­ни­ем кар­тин Пи­кассо. Две кар­ти­ны – «При­че­сы­ва­ю­ща­я­ся жен­щи­на» и «Ис­пан­ка с ве­е­ром» – он в 2013 г. при­об­рел у то­го же Бу­вье. Но пад­че­ри­ца Пи­кассо Кэтрин Ют­эн-блэ за­яви­ла об их кра­же из ее част­ной кол­лек­ции. Ры­бо­ловлев вер­нул кар­ти­ны, объ­яс­нив это же­ла­ни­ем, что­бы «прав­да вос­тор­же­ство­ва­ла».

В фев­ра­ле 2015 г. Бу­вье был аре­сто­ван по по­до­зре­нию в ма­ни­пу­ли­ро­ва­нии це­на­ми на пред­ме­ты ис­кус­ства и от­мы­ва­нии де­нег, по­том его от­пу­сти­ли под за­лог 10 млн ев­ро. След­ствие по де­лу не за­кон­че­но, арт-ди­ле­ру предъ­яв­ле­ны об­ви­не­ния в мо­шен­ни­че­стве и со­уча­стии в от­мы­ва­нии де­нег. В от­но­ше­нии Бу­вье от­кры­ты про­из­вод­ства в Син­га­пу­ре, Швей­ца­рии и США, го­во­рит пред­ста­ви­тель Рыболовлева.

Вме­сте с Бу­вье рос­си­я­нин об­ви­ня­ет и из­вест­ный аук­ци­он­ный дом Sotheby’s – в том, что он «спо­соб­ство­вал круп­ней­ше­му мо­шен­ни­че­ству в ис­то­рии ис­кус­ства». Sotheby’s участ­во­вал в 14 сдел­ках с Бу­вье. В ка­че­стве ком­пен­са­ции биз­нес­мен тре­бу­ет от Sotheby’s $380 млн в Фе­де­раль­ном окруж­ном су­де Ньюй­ор­ка.

РОКОВОЙ РАЗ­ГО­ВОР

Раз­би­ра­тель­ства с Бу­вье обо­шлись Ры­бо­ловле­ву до­ро­го: кон­фликт пе­ре­рос в скан­дал на уровне го­су­дар­ства. При­чи­ной это­го ста­ло от­ча­ян­ное же­ла­ние его ад­во­ка­та Та­тья­ны Бер­ше­ды до­ка­зать ви­ну Бу­вье. На част­ной ве­че­рин­ке она за­пи­са­ла на дик­то­фон раз­го­вор с Та­ней Рап­по, ко­то­рая при­зна­ва­лась, что це­ны на кар­ти­ны дей­стви­тель­но

за­вы­ше­ны. Имен­но Рап­по в 2003 г. по­зна­ко­ми­ла Рыболовлева с Бу­вье и все это вре­мя бы­ла пе­ре­вод­чи­ком в пе­ре­го­во­рах меж­ду ни­ми. Факт этой за­пи­си Рап­по рас­це­ни­ла как вме­ша­тель­ство в лич­ную жизнь и по­да­ла иск про­тив Бер­ше­ды. Позд­нее в том же был об­ви­нен и сам Ры­бо­ловлев.

Рас­сле­дуя это де­ло, след­ствие изу­чи­ло хра­ня­щи­е­ся в те­ле­фоне Бер­ше­ды дан­ные. Это ста­ло по­во­дом для но­во­го рас­сле­до­ва­ния: ока­за­лось, что та тес­но об­ща­лась с выс­ши­ми долж­ност­ны­ми ли­ца­ми Мо­на­ко. На­при­мер, яко­бы Бер­ше­да пре­ду­пре­ди­ла по­ли­цию Мо­на­ко о при­бы­тии Бу­вье на де­ло­вую встре­чу, на ко­то­рой он и был аре­сто­ван. Кро­ме то­го, сле­до­ва­те­ли об­на­ру­жи­ли пе­ре­пис­ку с же­ной гла­вы де­пар­та­мен­та юри­ди­че­ских услуг Мо­на­ко Фи­лип­па Нар­ми­но – она бла­го­да­ри­ла Бер­ше­ду за по­езд­ку на вер­то­ле­те в швей­цар­ское ша­ле Рыболовлева. Фран­цуз­ские СМИ так­же на­пе­ре­бой рас­ска­зы­ва­ли, как ко­ман­да Рыболовлева об­ха­жи­ва­ла мест­ные вла­сти. На­при­мер, быв­ший по­ли­цей­ский рас­ска­зал сле­до­ва­те­лям, что до 25 со­труд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов по­лу­чи­ли Vip-або­не­мен­ты на «Мо­на­ко» сто­и­мо­стью око­ло $16 000 за па­ру. Пред­ста­ви­те­ли Рыболовлева то­гда па­ри­ро­ва­ли, что про­пус­ка веж­ли­во­сти – это усто­яв­ша­я­ся прак­ти­ка. Нар­ми­но при­шлось уво­лить­ся; ему предъ­яв­ле­ны об­ви­не­ния, так­же в чис­ле об­ви­ня­е­мых его су­пру­га, сын, а так­же са­ма Бер­ше­да.

Скан­да­лы гре­мят и во­круг клу­ба. Фран­цуз­ская га­зе­та Mediapart пи­са­ла, что Ры­бо­ловлев со­здал секретный фонд для за­пре­щен­ной скуп­ки прав на иг­ро­ков. Это, по вер­сии жур­на­ли­стов, отож­деств­ля­ет­ся с от­мы­ва­ни­ем де­нег. Клу­бу при­шлось вы­пу­стить опро­вер­же­ние, в част­но­сти, о том, что Ры­бо­ловлев не при­сва­и­вал се­бе день­ги от про­да­жи фор­вар­да Ки­ли­а­на Мбап­пе. 19-лет­ний иг­рок этим ле­том был про­дан в «Па­ри Сен-жер­мен» за бас­но­слов­ные 180 млн ев­ро.

ЗА­КОН НЕ ТАК СУРОВ

Мо­на­ко – ти­хая га­вань для биз­не­сме­нов. Что­бы там по­се­лить­ся, нуж­но за­слу­жить рас­по­ло­же­ние мо­нар­ше­го дво­ра, го­во­рит ди­рек­тор мос­ков­ско­го офи­са ком­па­нии Urus Advisory Алек­сей Па­нин. Для Рыболовлева вход­ным би­ле­том мог стать «Мо­на­ко». «Од­на­ко си­ту­а­ция историческая, пре­це­дент, ка­ко­го ни­ко­гда не бы­ло в кня­же­стве, и он по­вле­чет очень се­рьез­ные по­след­ствия», – счи­та­ет ад­во­кат Вла­ди­слав Ко­че­рин из «Ко­че­рин и пар­те­ры». При­част­ность Рыболовлева к кор­руп­ци­он­но­му скан­да­лу под­ни­ма­ет мно­го во­про­сов во­круг бу­ду­ще­го «Мо­на­ко», ведь клуб яв­ля­ет­ся ла­ко­мым кус­ком для мно­гих, пи­шет L’equipe. По ис­точ­ни­кам га­зе­ты, биз­не­сме­на в бли­жай­шие ме­ся­цы мо­гут вы­ну­дить про­дать клуб, ес­ли в су­де

де­ла ста­нут пло­хи и по­до­зре­ния в кор­руп­ции под­твер­дят­ся. «Мы не ви­дим ос­но­ва­ний для та­ких опа­се­ний», – ска­зал «Ве­до­мо­стям» пред­ста­ви­тель Рыболовлева Дмит­рий Чеч­кин.

Ры­бо­ловлев стал раз­дра­жать мест­ный ис­теб­лиш­мент, го­во­рит ра­бо­та­ю­щий с со­сто­я­тель­ны­ми по­ку­па­те­ля­ми мест­ный ри­эл­тор: слиш­ком мно­го де­нег, слиш­ком мно­го шу­ма и скан­да­лов. Мо­на­ко – от­дель­ное и очень ма­лень­кое го­су­дар­ство, с охра­ной во­об­ще там хо­дить не при­ня­то, это та­кой «рус­ский стиль», ука­зы­ва­ет Ко­че­рин.

По­ка Ры­бо­ловлев остав­лен под су­деб­ным кон­тро­лем: он мо­жет по­ки­дать Мо­на­ко, но ему за­пре­ще­но встре­чать­ся с ли­ца­ми, участ­ву­ю­щи­ми в раз­би­ра­тель­стве, так­же он дол­жен яв­лять­ся по по­вест­ке след­ствен­но­го судьи. Суть об­ви­не­ний в его ад­рес не яс­на.

На­ка­за­ние за кор­руп­ци­он­ные пре­ступ­ле­ния ва­рьи­ру­ет­ся от 5 до 10 лет с на­зна­че­ни­ем круп­но­го штра­фа – в сот­ни ты­сяч, а ино­гда и мил­ли­о­ны ев­ро, го­во­рит ад­во­кат уго­лов­ной прак­ти­ки Art de Lex Алек­сей Ануф­ри­ен­ко. Впро­чем, уго­лов­ной ко­декс Мо­на­ко по срав­не­нию с ана­ло­гич­ны­ми ко­дек­са­ми дру­гих стран не са­мый жест­кий, осо­бен­но в ча­сти эко­но­ми­че­ских, на­ло­го­вых и долж­ност­ных пре­ступ­ле­ний, про­дол­жа­ет управ­ля­ю­щий парт­нер BMS Law Firm Алим Би­ше­нов: «По­это­му бо­ять­ся рос­сий­ским биз­не­сме­нам в Мо­на­ко на­до не тюрь­мы, а стать в опре­де­лен­ном кру­гу «неру­ко­по­жат­ны­ми» пер­со­на­ми».

Князь Аль­бер II вни­ма­тель­но сле­дит за де­лом, на­пи­са­ла 8 но­яб­ря Monaco Matin со ссыл­кой на кан­це­ля­рию дво­ра. «О Мо­на­ко нель­зя бу­дет го­во­рить [по­сле рас­сле­до­ва­ния], что пра­во­су­дие в стране за­труд­не­но и что пра­во­су­дие на­хо­дит­ся в ру­ках силь­ных ми­ра се­го. В Мо­на­ко их ни­кто не по­ща­дит», – при­во­дит из­да­ние по­зи­цию мо­нар­ше­го до­ма.

Ком­му­ни­ка­ци­он­ный де­пар­та­мент Мо­на­ко ад­ре­со­вал во­про­сы «Ве­до­мо­стей» ген­про­ку­ро­ру Мо­на­ко. За­про­сы в кан­це­ля­рию кня­же­ско­го дво­ра, в ми­ни­стер­ство ино­стран­ных дел стра­ны, ген­про­ку­ро­ру и в Sotheby’s оста­лись без от­ве­та. С Бу­вье свя­зать­ся не уда­лось.-

/ JEAN CATUFFE / GETTYIMAGES

Де­ло Дмит­рия Рыболовлева мо­жет стать ис­то­ри­че­ским для Кня­же­ства Мо­на­ко

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.