Не­пе­ре­да­ва­е­мое наследство

Vedomosti - - МНЕНИЯ - МАК­СИМ ТРУДОЛЮБОВ

В уходящем го­ду стало по­нят­нее, как устро­е­на Рос­сия, – об­на­жи­лась мо­дель отношений между Моск­вой и ре­ги­о­на­ми. По­ли­ти­че­ские но­во­сти из ре­ги­о­нов были од­ни­ми из самых ин­те­рес­ных, и это были не просто про­ход­ные эпи­зо­ды.

Рос­сия – боль­шая страна с боль­ши­ми рас­сто­я­ни­я­ми между со­став­ны­ми ча­стя­ми. Части эти ра­зи­тель­но от­ли­ча­ют­ся друг от друга уров­нем бла­го­по­лу­чия, образом жизни и ха­рак­те­ром политической куль­ту­ры. Ре­ги­о­ны ми­ни­маль­но свя­за­ны между со­бой и мак­си­маль­но – с Моск­вой. Вы­стра­и­ва­ние отношений между центром и ре­ги­о­на­ми по опре­де­ле­нию важ­ней­шая задача, которую приходится ре­шать лю­бо­му главе рос­сий­ско­го го­су­дар­ства.

Сло­жив­ши­е­ся на се­го­дня прин­ци­пы управ­ле­ния ре­ги­о­на­ми го­су­дар­ствен­ная эли­та во главе с Владимиром Пу­ти­ным тео­ре­ти­че­ски мог­ла бы оста­вить в наследство сле­ду­ю­ще­му по­ко­ле­нию рос­сий­ских политиков. Все-таки почти 20 лет Кремль непре­рыв­но ме­нял законы и правила, ра­бо­тая над пу­тин­ской «уни­тар­ной фе­де­ра­ци­ей». Но яв­ля­ет­ся ли эта мо­дель дей­стви­тель­но на­след­ством, т. е. тем, что можно передать, – большой во­прос.

Слу­чив­ши­е­ся в 2018 г. от­ме­на пря­мых выборов в Ека­те­рин­бур­ге и неудач­ные для Кремля вы­бо­ры в несколь­ких ре­ги­о­нах показали, что для Моск­вы при­о­ри­тет именно мо­дель отношений как та­ко­вая. Ухо­дя­щий год про­де­мон­стри­ро­вал так­же, в чем Москва го­то­ва уступать, а в чем не го­то­ва.

Вы­рос­ший в ре­ги­оне са­мо­сто­я­тель­ный по­ли­тик, и не просто общественный де­я­тель, а кан­ди­дат, за ко­то­ро­го можно про­го­ло­со­вать, – про­бле­ма для Моск­вы. Сня­тие слу­чай­но­го победителя при­мор­ских выборов Андрея Ищен­ко с пе­ре­вы­бор­ной кам­па­нии и на­сто­ро­жен­ное от­но­ше­ние Кремля к гу­бер­на­то­рам­с­пой­ле­рам – лиш­нее тому до­ка­за­тель­ство.

Но Москва го­то­ва уступать в дру­гом: кан­ди­дат Кремля мо­жет ста­но­вить­ся более при­ем­ле­мым для го­ло­су­ю­щей ауди­то­рии. На при­ме­ре де­сан­ти­ро­ван­но­го в При­мо­рье Олега Ко­же­мя­ко стало оче­вид­но, что кан­ди­да­ту можно раз­ре­шить быть внешне менее «мос­ков­ским» и более жест­ким по ри­то­ри­ке. Кремль мо­жет позволить ему вы­би­вать деньги из цен­тра, де­мон­стри­руя по­вы­шен­ные лоб­бист­ские воз­мож­но­сти.

На самом де­ле эта де­мон­стра­ция лишь при­зва­на укре­пить в со­зна­нии граждан пу­тин­скую идею внут­рен­ней политики. По­ли­ти­ка в Рос­сии – это дви­же­ние денег из ре­ги­о­на в центр и обратно. При­е­хать тра­тить вы­де­лен­ные Моск­вой ре­ги­о­ну деньги мо­жет толь­ко де­ле­гат глав­но­го ре­ги­о­наль­но­го на­ло­го­пла­тель­щи­ка и/или вос­пи­тан­ный в «шко­ле гу­бер­на­то­ров» тех­но­крат, спус­ка­е­мый в ре­ги­он сверху, даже ес­ли человек изначально мест­ный.

Эта мо­дель отношений «центр – ре­ги­о­ны» и есть ба­сти­он, ко­то­рый за­щи­ща­ет Кремль. Во­прос толь­ко, сколько этот ба­сти­он стоит. Граж­дане осто­рож­но, без экс­тре­миз­ма, пы­та­ют­ся изменить прин­ци­пы отношений, а Кремль прин­ци­пы ме­нять не го­тов, но го­тов уступать в цене. Кон­сер­ва­тив­ный по­ли­то­лог Виталий Ива­нов сказал в ин­тер­вью «Ве­до­мо­стям» за­ме­ча­тель­ную фра­зу о том, что в При­мо­рье бы­ла «оче­вид­на несо­раз­мер­ность за­трат – «Жи­гу­ли» купили по цене Bentley». В этом яр­ком об­ра­зе все пре­крас­но: и срав­не­ние крем­лев­ско­го подхода к управ­ле­нию ре­ги­о­на­ми с «Жи­гу­ля­ми», и ха­рак­тер­ный вы­со­ко­мер­ный тон. Но это и признание того, что ради под­держ­ки этих «Жи­гу­лей» Кремль го­тов тра­тить неогра­ни­чен­ные ре­сур­сы. До­ба­вим, что ре­сур­сы тра­тят­ся не толь­ко де­неж­ные: в При­мо­рье по­го­рел и лич­ный по­ли­ти­че­ский ре­сурс Путина (лю­ди не при­ня­ли под­дер­жан­но­го им кандидата), и ин­сти­ту­ци­о­наль­ный – неза­ви­си­мые ана­ли­ти­ки согласны в том, что ре­зуль­та­ты в При­мо­рье были на­ри­со­ва­ны.

Мы, по су­ти, получили по­ли­ти­че­ский вариант мяг­ких бюд­жет­ных огра­ни­че­ний: ре­ги­о­ны осо­зна­ли, что отношения не ме­ня­ют­ся, а вот це­на вполне мо­жет ме­нять­ся – центр го­тов платить за свою мо­дель до­ро­го. Но по­нят­но так­же и то, что это игра с ну­ле­вой сум­мой. Подарки одним до­ста­ют­ся за счет дру­гих – бюджет не без­дон­ный. Су­ди­те са­ми, на­сколь­ко этот торг с ре­ги­о­на­ми по­хож на устой­чи­вый ин­сти­тут и, зна­чит, на наследство, ко­то­рое можно кому-ли­бо передать. (Мо­жет быть, и по­хож, и было бы ин­те­рес­но понять, чем именно.)

Ру­ка­ми соб­ствен­ных по­лит­тех­но­ло­гов Кремль за­креп­ля­ет в со­зна­нии граждан то об­сто­я­тель­ство, что Москва будет тра­тить неогра­ни­чен­ные ре­сур­сы, бо­рясь с рас­ши­ре­ни­ем возможностей

По­ли­ти­ка в Рос­сии – это дви­же­ние денег из ре­ги­о­на в центр и обратно

ре­ги­о­на рас­по­ря­жать­ся на­ло­го­вы­ми по­ступ­ле­ни­я­ми и пра­вом людей делать собственный выбор. Именно за то, в чем Москва не го­то­ва от­сту­пать ни на шаг, но за что го­то­ва платить, мест­ные эли­ты будут бороться. И ес­ли за­прос на боль­шую са­мо­сто­я­тель­ность да­ле­ко не во всех ре­ги­о­нах был за­ме­тен, то теперь он мо­жет стать более ак­ту­аль­ным. Условия до­го­во­ра с центром ста­нут пред­ме­том нового тор­га при пер­вом же ослаб­ле­нии Моск­вы.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.