То­мос как пред­чув­ствие

Vedomosti - - МНЕНИЯ - ФЕДОР КРАШЕНИННИКОВ по­ли­то­лог, Ека­те­рин­бург

Юри­ди­че­ская часть ис­то­рии со­зда­ния на Укра­ине на­ци­о­наль­ной пра­во­слав­ной церк­ви за­вер­ши­лась: во­пре­ки уси­ли­ям рос­сий­ских цер­ков­ных и свет­ских по­ли­ти­ков же­ла­е­мый укра­ин­ца­ми акт был под­пи­сан и до­став­лен в Ки­ев.

Бо­лез­нен­ную оза­бо­чен­ность ру­ко­вод­ства Рос­сии цер­ков­ны­ми кон­флик­та­ми Укра­и­ны, ко­неч­но же, нель­зя рас­смат­ри­вать вне об­ще­го кон­тек­ста рос­сий­ско-укра­ин­ских от­но­ше­ний всех по­след­них лет. На­чи­ная с кон­ца 2013 г., ко­гда ру­ко­вод­ство на­шей стра­ны по­ста­ви­ло все на то­гдаш­не­го пре­зи­ден­та Укра­и­ны Вик­то­ра Яну­ко­ви­ча, офи­ци­аль­ная Рос­сия жи­вет, глу­бо­ко по­гру­зив­шись в укра­ин­ские де­ла. И схват­ка во­круг укра­ин­ской церк­ви все­го лишь один из мно­же­ства фрон­тов, на ко­то­рых уже ше­стой год идет эта вой­на.

Клю­че­вой эпи­зод все­го кон­флик­та, что бы ни го­во­ри­лось офи­ци­аль­но, во­все не по­бе­да май­да­на в Ки­е­ве и не со­бы­тия в Дон­бас­се, а при­со­еди­не­ние Кры­ма к Рос­сии вес­ной 2014 г. Имен­но с него по­ли­ти­че­ский кри­зис 2013–2014 гг. в Ки­е­ве окон­ча­тель­но стал ча­стью внут­рен­ней и внеш­ней по­ли­ти­ки Рос­сии. До ре­ше­ния при­со­еди­нить Крым всю си­ту­а­цию еще мож­но бы­ло отыг­рать на­зад, вы­брать дру­гую стра­те­гию по­ве­де­ния в от­но­ше­нии но­вых вла­стей Укра­и­ны. На­при­мер, до­ждать­ся но­вых вы­бо­ров Ра­ды и пре­зи­ден­та и, поль­зу­ясь тра­ди­ци­он­ным вли­я­ни­ем на ту часть элек­то­ра­та, ко­то­рая жи­вет в Кры­му и Дон­бас­се, в оче­ред­ной раз на­вя­зать Укра­ине ес­ли и не про­рос­сий­ское, то во вся­ком слу­чае не столь ан­ти­рос­сий­ское пра­ви­тель­ство. Но по­сле то­го, как Крым был объ­яв­лен рос­сий­ским, про­стран­ства для ма­нев­ра не оста­лось. По су­ти, с тех пор у ру­ко­вод­ства Рос­сии есть толь­ко один спо­соб вый­ти из сло­жив­ше­го­ся по­ло­же­ния без ра­ди­каль­ной и по­то­му невоз­мож­ной для него сме­ны кур­са: лю­бой це­ной до­бить­ся, что­бы к вла­сти на Укра­ине при­шло та­кое пра­ви­тель­ство, с ко­то­рым мож­но бу­дет до­го­во­рить­ся о при­зна­нии но­во­го ста­ту­са Кры­ма и уре­гу­ли­ро­ва­нии всех про­чих пре­тен­зий. Со­от­вет­ствен­но, ес­ли Укра­и­на от­ка­жет­ся от всех тре­бо­ва­ний, то стра­ны За­па­да то­же не бу­дут иметь ни­ка­ких ар­гу­мен­тов в поль­зу про­дол­же­ния дав­ле­ния на Россию, на­пря­жен­ность спа­дет, санк­ции от­ме­нят и Вла­ди­мир Пу­тин на­ко­нец ока­жет­ся по­бе­ди­те­лем.

Имен­но по­это­му все по­след­ние го­ды Укра­и­на бы­ла точ­кой при­ло­же­ния зна­чи­тель­ной ча­сти уси­лий рос­сий­ской вла­сти: это не столько по­пыт­ка по­вли­ять на мне­ние граж­дан Рос­сии, от ко­то­рых на са­мом де­ле ни­че­го в этом во­про­се не за­ви­сит, сколь­ко ра­бо­та с укра­ин­ским элек­то­ра­том в ин­те­ре­сах дис­кре­ди­та­ции ны­неш­них вла­стей и мо­би­ли­за­ции его на под­держ­ку тех по­ли­ти­че­ских сил Укра­и­ны, ко­то­рые в Крем­ле рас­смат­ри­ва­ют­ся как спо­соб­ные в пер­спек­ти­ве под­пи­сать нуж­ные до­го­во­ры.

На са­мом де­ле это со­вер­шен­но фан­та­сти­че­ский план, успех ко­то­ро­го за­ви­сит от фак­то­ров, ко­то­рые ни­как не кон­тро­ли­ру­ют­ся из Крем­ля. И в этом смыс­ле ис­то­рия с укра­ин­ской цер­ко­вью и по­ка­за­тель­на, и по­учи­тель­на: ка­кие юри­ди­че­ские, бо­го­слов­ские, по­ли­ти­че­ские, ис­то­ри­че­ские и кон­спи­ро­ло­ги­че­ские до­ка­за­тель­ства ни при­во­ди­ла рос­сий­ская сто­ро­на, сколь­ко де­нег, ин­триг, яро­сти, жел­чи и пре­зре­ния ни вкла­ды­ва­ла в об­ли­че­ния «коз­ней Фа­на­ра» и «укра­ин­ских рас­коль­ни­ков», в ито­ге пре­сло­ву­тый то­мос все-та­ки был под­пи­сан, что в чи­сто прак­ти­че­ском смыс­ле озна­ча­ет толь­ко од­но: крах всей мос­ков­ской цер­ков­ной по­ли­ти­ки в от­но­ше­нии Укра­и­ны. Крах этот тем непри­ят­нее, что каж­дый ры­чаг дав­ле­ния на внут­ри­укра­ин­скую си­ту­а­цию в ин­те­ре­сах со­хра­не­ния этой стра­ны в зоне рос­сий­ско­го вли­я­ния име­ет по­вы­шен­ную цен­ность для ру­ко­вод­ства Рос­сии.

Тут бы и за­ду­мать­ся: ес­ли да­же в та­кой уз­кой и спе­ци­фи­че­ской сфе­ре, как меж­ду­на­род­ная пра­во­слав­ная по­ли­ти­ка, ны­неш­ние вла­сти Укра­и­ны смог­ли най­ти се­бе со­юз­ни­ков и по­ло­мать всю иг­ру Моск­вы, то на чем ба­зи­ру­ет­ся на­деж­да, что на дру­гих фрон­тах де­ла ко­гда-ни­будь пой­дут дру­гим че­ре­дом? Мо­жет быть, оши­боч­на са­ма идея, что на укра­ин­скую

Мо­жет быть, оши­боч­на са­ма идея, что на укра­ин­скую си­ту­а­цию мож­но эф­фек­тив­но вли­ять из Моск­вы?

си­ту­а­цию мож­но эф­фек­тив­но вли­ять из Моск­вы, по­сто­ян­но на­ра­щи­вая фи­нан­со­вые и про­па­ган­дист­ские вло­же­ния? На­ко­нец, мо­жет быть, и вся по­ли­ти­ка на укра­ин­ском на­прав­ле­нии оши­боч­на, а по­то­му ра­но или позд­но в Рос­сии все-та­ки при­дет­ся на­чать труд­ную дис­кус­сию о ре­ви­зии ре­ше­ний, при­ня­тых ру­ко­вод­ством стра­ны пять лет на­зад?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.