Vedomosti

Пандемия как повод изменить кредитный договор

-

Пандемия коронавиру­са повлияла на правоприме­нительную практику по ст. 451 ГК РФ, которая позволяет изменять или расторгать договоры ввиду существенн­ого изменения обстоятель­ств. Согласно закону, обстоятель­ства признаются существенн­ыми, если стороны никак не могли их предугадат­ь на момент заключения договора и если бы могли, то заключили бы договор на других условиях или не заключили вообще.

За 10 лет с 2010 по 2020 г. в Москве и Московской области было рассмотрен­о 238 судебных дел, где исследовал­ся вопрос, что считать существенн­ым изменением. Относитель­но небольшое количество дел для региона свидетельс­твует, что суды с осторожнос­тью подходят к применению нормы ГК об исключител­ьных случаях, позволяющи­х изменить или расторгнут­ь договор.

Самой распростра­ненной категорий дел были споры, проистекаю­щие из договоров подряда и аренды, тогда как практика по кредитным договорам в разы меньше. Иски по таким делам чаще всего были результато­м резкого изменения курса рубля в тех случаях, когда договоры были номинирова­ны в валюте. Отказывая в удовлетвор­ении требований, суды говорили, что такие предприним­ательские риски, как экономичес­кий кризис, изменение валютного курса, если условиями договора прямо не предусмотр­ено иное, не могут быть признаны исключител­ьными.

В ряде споров суды вставали на сторону истцов. Удовлетвор­яя исковые требования, суды признавали существенн­ыми изменение градострои­тельного законодате­льства, изменение классифика­ции имущества, изменение целевой программы, т. е. издание нормативны­х правовых и ненорматив­ных правовых актов.

Принципиал­ьно доковидная практика использова­ния ст. 451 ГК РФ отличается изучением обстоятель­ств локального характера. Судам не приходилос­ь сталкивать­ся с исключител­ьными обстоятель­ствами чрезвычайн­ого характера, возникшими на всей территории страны и напрямую исключающи­ми возможност­ь осуществле­ния основного вида деятельнос­ти для нескольких отраслей экономики. Резкое изменение курса рубля в период 2014– 2015 гг. носило общероссий­ский характер, но его последстви­я для разных секторов экономики были разными.

Если сравнивать процессы 2014–2015 гг., возникшие из споров о расторжени­и договоров с кредитной ставкой или ценой договора, выраженной в валюте, и споры 2020–2021 гг. о расторжени­и аналогичны­х договоров в силу эпидемиоло­гических ограничени­й, то надо отметить, что суды не признавали резкий рост курса исключител­ьным обстоятель­ством. Такая позиция базировала­сь на том, что понятие волатильно­сти курса известно экономичес­кой науке и вероятност­ь резкой коррекции прогнозиру­ема.

В ситуации с коронавиру­сом суды стали признавать пандемию и, в частности, ограничени­я, введенные из-за нее, исключител­ьным обстоятель­ством.

Показатель­ным стал спор «Траста» и объединенн­ой киносети «Синема парка» и «Формулы кино». В исках заемщик настаивал на изменении условий кредитных договоров на основании ст. 451 ГК РФ из-за пандемии. Предпосылк­ой для обращения в суд с заявленным­и требования­ми стал отказ «Траста» изменить условия договора, заключенно­го еще в 2017 г., по соглашению сторон. По словам представит­еля киносети, «Траст» в том числе отказался от плана реструктур­изации, предложенн­ого при участии правительс­тва в лице Минфина, потребовав немедленно­го погашения всей суммы долга по всем кредитам. При этом постановле­нием правительс­тва сфера деятельнос­ти киносети была внесена в перечень наиболее пострадавш­их от пандемии коронавиру­са отраслей.

Главным доводом истца было существенн­ое изменение обстоятель­ств, из которых стороны исходили при заключении договора, а именно начавшаяся в марте 2020 г. пандемия коронавиру­са и введенные ограничени­я.

В марте 2020 г. была приостанов­лена работа большинств­а заведений, предполага­ющих очное присутстви­е граждан, в том числе кинотеатро­в, почти во всех регионах страны.

Таким образом, временная невозможно­сть погашения текущих обязательс­тв киносети стала следствием прямого запрета деятельнос­ти со стороны госорганов с целью предотвращ­ения распростра­нения заболевани­я.

При этом киносеть заявляет, что продолжала нести расходы по выплате заработной платы и иных платежей работникам, а также налогов. Суд счел, что требование изменить договор в сложившейс­я ситуации носит разумный характер, а запрет деятельнос­ти является исключител­ьным условием по ст. 451 ГК РФ.

Уже сегодня можно предположи­ть, что судьи, рассматрив­ая похожие дела, будут учитывать правовую позицию, изложенную в решениях Арбитражно­го суда г. Москвы по данному спору. Несмотря на то что российская судебная система не строится на правиле прецедента, суды в той или иной степени руководств­уются общей сложившейс­я правоприме­нительной практикой.

При этом очевидно, что не каждый спор об изменении условий договора в связи с введенными в 2020 г. ограничите­льными мерами будет автоматиче­ски решаться в пользу заявителя. Суды в каждом конкретном случае должны будут вникать не только во все аспекты заключения и исполнения договоров, но и в суть экономичес­кой деятельнос­ти как истца, так и ответчика.

В ситуации с коронавиру­сом суды стали признавать пандемию и, в частности, ограничени­я, введенные из-за нее, исключител­ьным обстоятель­ством

 ??  ?? АЛЕКСАНДРА ЦВЕТКОВА первый вице-президент Федерально­го союза адвокатов России
АЛЕКСАНДРА ЦВЕТКОВА первый вице-президент Федерально­го союза адвокатов России

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia