Ва­ле­рия: «Я смог­ла при­вить му­жу лю­бовь к здо­ро­во­му пи­та­нию»

Zdorovye AIF - - Гость номера - Бе­се­до­вал Вла­ди­мир ПОЛУПАНОВ

Из­вест­ная пе­ви­ца Ва­ле­рия рас­ска­за­ла «АиФ. Здо­ро­вье» о неже­ла­нии сво­их де­тей встре­чать­ся с био­ло­ги­че­ским от­цом, о сво­их глав­ных до­сти­же­ни­ях, о том, по­че­му не же­ла­ет го­во­рить о про­шлом, и что сде­ла­ла, что­бы «по­строй­нел» Ио­сиф При­го­жин. «Не ощу­щаю се­бя звез­дой»

? Ва­ле­рия, ко­гда вы по­ня­ли, что вы звез­да? – Не очень люб­лю это сло­во. Я по­ня­ла, что ста­ла узна­ва­е­мой, в опре­де­лён­ный мо­мент вре­ме­ни. Это слу­чи­лось не в од­но­ча­сье, не бы­ло та­ко­го, что я просну­лась зна­ме­ни­той. А то­гда, ко­гда ко­ли­че­ство пе­ре­рос­ло в ка­че­ство. В один вос­крес­ный день по­шла в рай­оне Та­ган­ки в ма­га­зин и на ры­нок. И несколь­ко че­ло­век ме­ня од­но­вре­мен­но узна­ли на ули­це. А я по при­выч­ке по­шла од­на. При­хо­жу до­мой и ду­маю: «Всё, на­вер­ное, мне так од­ной нель­зя хо­дить по ули­це». С од­ной сто­ро­ны, ис­пы­та­ла ра­дость, с дру­гой – нелов­кость. Про­сто не зна­ла, как се­бя ве­сти. Очень хо­ро­шо это пом­ню. Это бы­ло, ко­гда вы­шел аль­бом на ан­глий­ском «The Taiga Simphony» (1992 г.), кли­пы кру­ти­лись по те­ле­ви­де­нию, ко­гда я несколь­ко ме­ся­цев кря­ду бы­ла на те­ле­экране, по­яв­ля­ясь в кон­кур­се «Утрен­няя звез­да». Но звез­дой я се­бя не ощу­щаю до сих пор. Я про­сто де­ла­ла и про­дол­жаю де­лать своё лю­би­мое де­ло.

? А что ты счи­та­ешь сво­им глав­ным до­сти­же­ни­ем? – Все­гда слож­но от­ве­чать на во­про­сы, ка­са­ю­щи­е­ся «са­мо­го­са­мо­го». Чув­ство удо­вле­тво­ре­ния не свя­за­но с ка­кой­то кон­крет­ной на­гра­дой, пре­ми­ей или по­бе­дой. Ско­рее с ка­ки­ми­то зна­ко­вы­ми кон­цер­та­ми. Сра­зу всплы­ва­ет в па­мя­ти кон­церт в «Аль­берт­хол­ле» в Лон­доне в 2015­м. Для ме­ня это бы­ла вы­со­кая план­ка. Чест­но при­зна­юсь, не очень хо­те­ла этот кон­церт. Я не пред­став­ля­ла се­бе, как мож­но эту вы­со­кую план­ку взять. Та­кая пло­щад­ка от­вет­ствен­ная. Столь­ко все­го на­до бы­ло под­го­то­вить. Но тем не ме­нее, ко­гда это слу­чи­лось, по­ня­ла, что по эмо­ци­ям это бы­ло са­мое яр­кое, что я ис­пы­та­ла за свою твор­че­скую жизнь.

? На­сколь­ко био­гра­фич­на ва­ша но­вая пес­ня «Лю­бовь и боль»? Или это всё­та­ки со­би­ра­тель­ный об­раз, ме­та­фо­ра, так ска­зать? – Ко­неч­но, со­би­ра­тель­ный об­раз. Лю­ди неко­то­рые мне тут пи­шут: «От­пу­сти уже свою боль». В этой песне да­же кра­еш­ком со­зна­ния я не за­це­пи­лась за своё про­шлое. У ме­ня дру­гие кар­тин­ки пе­ред гла­за­ми, ко­гда пою эту пес­ню. Ско­рее эта пес­ня про Эдит Пиаф, про жизнь ак­три­сы, от­дав­шей се­бя слу­же­нию сцене. Да, у неё есть своя ис­то­рия люб­ви, ко­то­рой пре­не­брег­ли. И в ито­ге ак­три­са вы­би­ра­ет сце­ну, а не лю­бовь. Ни­кто из ва­ших де­тей ни­ко­гда не вы­ска­зы­вал же­ла­ния встре­тить­ся с био­ло­ги­че­ским от­цом – Алек­сан­дром Шуль­ги­ным?

– Нет. Ни­кто. Се­ня как­то ви­дел­ся слу­чай­но в ре­сто­ране. За­бав­ная встре­ча бы­ла. И всё.

Правильный под­ход

Ва­ле­рия, вы ве­дё­те очень правильный об­раз жиз­ни, упо­треб­ля­е­те по­лез­ную, но не очень вкус­ную еду…

– Ну по­че­му это «невкус­ную»? Я ем очень вкус­ную пи­щу. Не люб­лю пи­тать­ся невкус­но.

А вы ко­гда­ни­будь еди­те вкус­ную, но не осо­бо по­лез­ную еду? – Ко­неч­но. Бы­ва­ет та­кое, что мы едим очень нездо­ро­вую пи­щу. Осо­бен­но ко­гда едем на от­дых в Ду­бай: там столь­ко нездо­ро­вой еды в боль­шом ко­ли­че­стве, что удер­жать­ся невоз­мож­но. Так что пе­ри­о­да­ми. Мы се­бе мно­го поз­во­ля­ем на от­ды­хе, а по­том опять воз­вра­ща­ем­ся к пра­виль­ной и здо­ро­вой еде.

Уда­лось ли вам су­пру­га Ио­си­фа При­го­жи­на под­са­дить на здо­ро­вую пи­щу и за­ста­вить за­ни­мать­ся йо­гой?

– Йо­гой – нет. Но пи­та­ет­ся он сей­час со­всем по­дру­го­му. Два ме­ся­ца как. Отве­чая на вопрос о том, сколь­ко ка­ло­рий он съе­да­ет в день, го­во­рил: «1200». А то­гда он си­дел на ди­е­те. А я от­ве­ча­ла: «1200 – это учи­ты­вая «за­бор» мо­ей кро­ви». Это был пер­вый этап по­во­ро­та к здо­ро­во­му пи­та­нию. Но сей­час он доб­ро­воль­но пи­та­ет­ся очень ра­зум­но. Хо­тя се­бя не огра­ни­чи­ва­ет, не да­ёт се­бе уста­нов­ку си­деть на ди­е­те. Но уже сам под­ход к то­му, что он ест, правильный и здо­ро­вый. Он по­строй­нел. Мне нра­вит­ся его на­строй.

Все­му своё вре­мя

В 2008 го­ду вы вы­пу­сти­ли ан­гло­языч­ный аль­бом «Out oя Contro». Это бы­ла по­пыт­ка сде­лать карьеру на За­па­де. Ес­ли бы вам сей­час пред­ло­жи­ли ещё раз по­про­бо­вать, мог­ли бы по­вто­рить этот опыт?

– В дан­ный мо­мент вре­ме­ни точ­но нет. Мы так уста­ли. Столь­ко сил по­тра­че­но на под­го­тов­ку к юби­лей­но­му шоу. Я бы взя­ла неко­то­рое вре­мя для пе­ре­дыш­ки. Не знаю, ка­кая я из это­го юби­лей­но­го ма­ра­фо­на вый­ду. Бу­дет у ме­ня на­пол­не­ние или, на­обо­рот, опу­сто­ше­ние. В лю­бом слу­чае не ду­маю, что это бы­ла бы хо­ро­шая идея. Все­му своё вре­мя.

Вас сей­час до­воль­но мно­го в ин­фор­ма­ци­он­ном про­стран­стве. Ко­гда­то я спро­сил Зем­фи­ру, по­че­му она ред­ко да­ёт ин­тер­вью. Она мне от­ве­ти­ла, что в ка­кой­то мо­мент «пе­ре­дозну­ла» со­бой пуб­ли­ку. Те­перь от­си­жи­ва­ет­ся. У вас нет это­го ощу­ще­ния пе­ре­до­зи­ров­ки?

– У ме­ня есть ощу­ще­ние пе­ре­до­зи­ров­ки от про­грамм, ка­са­ю­щих­ся мо­ей лич­ной жиз­ни. У ме­ня не мо­жет быть несколь­ко био­гра­фий, что­бы по­ра­до­вать зри­те­ля но­вы­ми фак­та­ми. Всё рав­но по­лу­ча­ет­ся од­на и та же те­ма. Я со­гла­ша­юсь на съём­ки, все­гда ого­ва­ри­вая, что не го­во­рю про про­шлое. Но всё рав­но вы­ру­ли­ва­ют на ту же са­мую те­му. Гос­по­ди! Ну сколь­ко мож­но? По­ща­ди­те! Ни­ко­му это уже не нуж­но. Ко­гда ты го­то­вишь­ся к ка­ким­то кон­цер­там, те­бе при­хо­дит­ся сни­мать­ся в те­ле­про­грам­мах, что­бы использовать это как по­вод рас­ска­зать о глав­ном, ра­ди че­го ты при­шёл: о кон­цер­тах. А о чём мы го­во­рим в ре­зуль­та­те, уже за­ви­сит от про­фес­си­о­на­лиз­ма жур­на­ли­стов. И я очень бла­го­дар­на тем тво­им кол­ле­гам, ко­то­рые не идут са­мой про­то­рен­ной до­рож­кой, ко­то­рая мно­го раз все­ми ис­хо­же­на. По­это­му обя­за­тель­но бу­ду де­лать ин­фор­ма­ци­он­ную па­у­зу по­сле этих кон­цер­тов. Уй­ду в тень.

Сфор­му­ли­ро­ва­ли ли вы для се­бя прин­ци­пы, по ко­то­рым ста­ра­е­тесь жить? Я сей­час не про пра­виль­ное пи­та­ние.

– О нём я уже, кста­ти, не мо­гу го­во­рить то­же. Один из ос­нов­ных прин­ци­пов – это жить так, что­бы лю­дям, на­хо­дя­щим­ся ря­дом с то­бой, жи­лось луч­ше. Это ка­са­ет­ся и се­мей­ной жиз­ни, и твор­че­ской. Мне хо­чет­ся, что­бы при об­ще­нии со мной, на мо­их кон­цер­тах лю­дям ста­но­ви­лось лег­че, что­бы они на­пи­ты­ва­лись по­ло­жи­тель­ной энер­ги­ей. У ме­ня пол­но про­блем, как у лю­бо­го че­ло­ве­ка. Но я не при­вык­ла их ве­шать на дру­гих лю­дей, не хо­чу это­го де­лать.

НА­ША СПРАВКА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.