Пе­ви­ца Ма­ри­ам Мерабова: «Я сбро­си­ла 67 кг и те­перь под­дер­жи­ваю фор­му»

Zdorovye AIF - - Гость номера - Бе­се­до­ва­ла Оль­га ШАБЛИНСКАЯ

«Супчик ну­жен обя­за­тель­но»

Ма­ри­ам, у вас две до­че­ри и сын. Не­уже­ли на­ли­чие трёх де­тей не ме­ша­ло ка­рье­ре, га­стро­лям?

– Нет. Ко­гда я ви­жу, что де­воч­ки мо­ло­дые не хо­тят ро­жать – яко­бы это ска­жет­ся на ка­рье­ре, по­ни­маю, что они по­па­ли в кап­кан. Сколь­ко во­круг жен­щин, ко­то­рые упу­сти­ли мо­мент и оста­лись уже во взрос­лом воз­расте оди­но­ки­ми. Я всё­та­ки кав­каз­ская, на­вер­ное, жен­щи­на. А мо­жет, про­сто нор­маль­ная тра­ди­ци­он­ная. Для ме­ня со­сто­ять в се­мье на­мно­го важ­нее, чем те­шить эго на сцене.

Это прав­да. Ес­ли мне Гос­подь ска­жет: за­ткну­лась и се­ла до­ма, так на­до, я за­ткнусь и ся­ду до­ма, ни­че­го страш­но­го со мной не бу­дет. Я не бо­лею бо­лез­нью «хо­чу быть зна­ме­ни­той».

Как тра­ди­ци­он­ная жен­щи­на не­уже­ли са­ми и го­то­ви­те, и уби­ра­е­те?

– Го­тов­лю и уби­раю. Вче­ра в но­чи, на­при­мер, сроч­но де­ла­ла пер­вое. По­то­му что зна­ла, что се­го­дня бу­ду це­лый день на съём­ках. На­до, что­бы у се­мьи был и супчик. Пер­вое нуж­но обя­за­тель­но: суп со­гре­ва­ет, еда пра­виль­ной тем­пе­ра­ту­ры по­сту­па­ет в же­лу­док.

Да­вай­те по­по­дроб­нее о ра­ци­оне. Ка­кие суп­чи­ки го­то­вит Мерабова?

– Овощ­ные. С неко­то­рых пор я сле­жу за ра­ци­о­ном. Пос­ле то­го как сде­ла­ла опе­ра­цию – у ме­ня бы­ла про­доль­ная ре­зек­ция же­луд­ка – и при­шла в бо­ле­е­ме­нее нор­маль­ную фор­му, есте­ствен­но, я кон­тро­ли­рую то, что мы едим, как мы едим. Мы во­об­ще не упо­треб­ля­ем жа­ре­но­го. Не за­пи­ва­ем еду во­дой. Это­го нель­зя де­лать ни в ко­ем слу­чае! Что ещё… По­мень­ше хле­ба, муч­ное у нас прак­ти­че­ски ис­клю­че­но. Раз­ве что мож­но до 12 ча­сов дня бу­тер­бро­дик.

И с чем лю­би­те бу­тер­бро­дик? – А я люб­лю со всем – с мас­лом, с рыб­кой. Но до 12, это важ­но! Вы ска­за­ли про опе­ра­цию. Страш­но бы­ло ло­жить­ся на опе­ра­ци­он­ный стол?

– Нет, не страш­но. Страш­но бы­ло остать­ся в том со­сто­я­нии, в ко­то­ром я уже бы­ла. Мне уда­ля­ли желч­ный пу­зырь и од­но­вре­мен­но сде­ла­ли ре­зек­цию.

Всё бы­ло сде­ла­но, что­бы сбро­сить тя­го­тя­щий вас вес? – Нет, что­бы во­об­ще вер­нуть­ся к нор­маль­но­му су­ще­ство­ва­нию, по­то­му что бы­ла уже ре­аль­ная угро­за жиз­ни. У ме­ня был очень серьёзный гор­мо­наль­ный сбой. И что­бы воз­ро­дить, пе­ре­за­пу­стить ор­га­низм, на­до бы­ло уже дать ему се­рьёз­ную встряс­ку – по ти­пу та­кой опе­ра­ции. По­то­му что по­сле­опе­ра­ци­он­ный пе­ри­од под­ра­зу­ме­ва­ет опре­де­лён­ный ре­жим, за вре­мя ко­то­ро­го ор­га­низм на­чи­на­ет пе­ре­стра­и­вать­ся. Так и про­изо­шло. И это здо­ро­во.

Сколь­ко же вы ки­ло­грам­мов сбро­си­ли в ито­ге?

– На дан­ный мо­мент – 67 кг. Счи­тай, это вес од­но­го че­ло­ве­ка! Но в мо­ей си­ту­а­ции не про­сто сде­лал опе­ра­цию – и гу­ляй, Ва­ся! Даль­ше на­до уже под­дер­жи­вать фор­му, сле­дить за пи­та­ни­ем, не рас­ши­рять же­лу­док и за­ни­мать­ся спор­том, нуж­но под­дер­жи­вать те­ло в то­ну­се, что­бы оно не об­вис­ло пос­ле по­ху­де­ния.

И ка­ким спор­том вы за­ни­ма­е­тесь?

– У ме­ня толь­ко один тре­на­жёр – эл­липс. Хо­жу на него, что­бы не убить суста­вы. Но за­ни­ма­юсь по­мно­гу.

«Го­лос – это энер­гия»

Ма­ри­ам, у вас не­ве­ро­ят­но чувственный го­лос, здо­ро­во от­ра­жа­ю­щий на­ту­ру. Но у все­го есть об­рат­ная сто­ро­на ме­да­ли. Жен­щи­ны, а осо­бен­но ар­тист­ки, под­вер­же­ны пе­ре­ме­нам на­стро­е­ния.

– Да, бед­ный мой Ар­мен Ме­ра­бов! Муж пе­ре­ме­ны мо­е­го на­стро­е­ния ис­пы­ты­ва­ет на се­бе по­сто­ян­но. Я очень эмо­ци­о­наль­на и ино­гда несдер­жан­на. Но все­гда по­про­шу про­ще­ния, ес­ли я оби­де­ла. Ис­кренне по­про­шу!

Са­мое страш­ное вре­мя для ме­ня – это утро, вот в чём ужас! Луч­ше ме­ня не тро­гать. А ес­ли ме­ня дёр­гать пря­мо с утра, то всё, на­чи­наю нерв­ни­чать. Мне на­до, проснув­шись, уеди­нить­ся с ко­фе на пол­ча­си­ка, что­бы ме­ня не бес­по­ко­и­ли. Не важ­но, по ка­ким во­про­сам, до­маш­ние ли это де­ла или ра­бо­чие. Важ­но про­сто ме­ня не тро­гать. (Сме­ет­ся.) Вот про­сто нет ме­ня и всё! То­гда я вхо­жу в жизнь, и всё нор­маль­но.

А как се­бя ве­дёт ваш го­лос в зависимости от жиз­нен­ной си­ту­а­ции? Еле­на Образ­цо­ва рас­ска­зы­ва­ла: ко­гда она влю­би­лась в ди­ри­жё­ра Аль­ги­са Жю­рай­ти­са, ей при­шлось раз­во­дить­ся с пер­вым му­жем. И она прак­ти­че­ски по­те­ря­ла го­лос.

– Аб­со­лют­но пра­ва Еле­на Образ­цо­ва. Го­лос жи­вой и аб­со­лют­но на­пря­мую свя­зан с тво­им эмо­ци­о­наль­ным со­сто­я­ни­ем. Не сек­рет, что в стрес­сах он про­па­да­ет, мо­жет во­об­ще ис­чез­нуть на нерв­ной поч­ве. По­то­му что ухо­дит энер­гия жиз­нен­ная, а го­лос – это энер­гия. И, на­обо­рот, ко­гда ты лю­бишь, у те­бя по­яв­ля­ет­ся боль­ше энер­гии на то, что­бы озву­чить всё, что ты ви­дишь, что ты лю­бишь.

Для ме­ня вол­не­ние – враг мой. Я нена­ви­жу кон­кур­сы, нена­ви­жу со­рев­но­ва­ния, в жиз­ни в них не участ­во­ва­ла. Кро­ме двух аван­тюр­ных мо­мен­тов – шоу «Го­лос» и сей­час «Три ак­кор­да». Но имен­но по­то­му, что я не люб­лю со­рев­но­ва­ния, я ува­жаю всех кол­лег на кон­кур­сах и ра­ду­юсь за их успе­хи.

Что ка­са­ет­ся вол­не­ния на сцене… Мы все­гда вме­сте с мо­им су­пру­гом. Ко­гда мы вме­сте, у нас воз­ни­ка­ет ма­гия, мы очень лю­бим друг дру­га не толь­ко в жиз­ни, но и в твор­че­стве. Пи­та­ем­ся друг дру­гом. Все зна­ют это и по­это­му всем нра­вит­ся на нас смот­реть и нас слу­шать.

Ско­ро мы вы­сту­пим на необыч­ной пло­щад­ке. Это сце­на на во­де в «Зе­лё­ном те­ат­ре» ВДНХ. Бу­дет и ав­тор­ская му­зы­ка, и пе­ре­ло­же­ние из­вест­ных со­вет­ских пе­сен в джа­зо­вой трак­тов­ке. Но джаз бу­дет имен­но на рус­ском язы­ке. Рус­ский изу­ми­тель­но зву­чит. Его про­сто нель­зя ко­рё­жить. Для ме­ня со­вет­ские пес­ни – это наш зо­ло­той фонд. Так же, как есть и в Аме­ри­ке зо­ло­той фонд джа­за. Наш зо­ло­той фонд по­след­нее вре­мя на­зы­ва­ли наф­та­ли­ном. Но это непра­виль­но, пес­ни пи­са­ли ве­ли­кие ком­по­зи­то­ры и по­эты­пе­сен­ни­ки, со­здав­шие пол­ней­шую гар­мо­нию ме­ло­дии и фо­не­ти­ки. Неко­то­рые та­кие ше­дев­ры ис­пол­ним в джа­зо­вой об­ра­бот­ке. Мы не пер­вые, это де­ла­ли до нас ве­ли­кие лю­ди. На­при­мер, Люд­ми­ла Мар­ков­на Гур­чен­ко в «Трио» Ми­ха­и­ла Оку­не­ва.

По­пу­ляр­ная пе­ви­ца Ма­ри­ам Мерабова рас­ска­за­ла «АиФ. Здо­ро­вье», как ре­ши­лась на ре­зек­цию же­луд­ка и как те­перь сле­дит за пи­та­ни­ем.

Сов­мест­ная ра­бо­та му­жа и же­ны – это плюс, тыл при­крыт. С дру­гой сто­ро­ны, мо­гут воз­ник­нуть спо­ры…

– Ко­неч­но, бы­ва­ют стыч­ки ка­ки­е­то. Мы мо­жем вдрызг по­ссо­рить­ся, но сце­на ми­рит. И с кон­цер­та мы уже едем об­рат­но, сно­ва за руч­ку дер­жась и це­лу­ясь, всё пре­крас­но. Сце­на дей­стви­тель­но всё ле­чит.

Ма­ма вы ка­кая?

– Во­об­ще­то стро­гая. Стро­же, чем Ар­мен, ска­жем так, он де­тей ба­лу­ет. Стар­шей Ир­ме 23, сред­ней Со­фье 11, млад­ше­му Геор­гию сей­час ис­пол­нит­ся 5.

По­след­не­го ре­бён­ка вы ро­ди­ли, по­лу­ча­ет­ся, в том воз­расте, про ко­то­рый со­вет­ские вра­чи го­во­ри­ли «ста­ро­ро­дя­щая». – Ста­ро­ро­дя­щи­ми у них счи­та­лись жен­щи­ны в 25. Я ро­ди­ла пос­ле 40. Мо­жет, это позд­но, ес­ли бы Жо­рик был пер­вым ре­бён­ком. Но Геор­гий был уже тре­тий, так что нор­маль­но.

Не страш­но бы­ло на тре­тьи ро­ды ре­шить­ся?

– Страш­но. Но я бы­ла уве­ре­на в нор­маль­ном ис­хо­де. Ес­ли Бог дал ре­бён­ка, зна­чит, всё бу­дет хо­ро­шо.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.