Веч­ный Кобзон

Он ушёл, но его пес­ни оста­ют­ся с на­ми

Zdorovye AIF - - Психология - Игорь КАРЕВ

На­род­но­му ар­ти­сту Ио­си­фу Коб­зо­ну бы­ло 80 лет. Его пес­ни – «День По­бе­ды», «Тём­ная ночь», «Пес­ня оста­ёт­ся с че­ло­ве­ком», «Мг­но­ве­ния» – зна­ет и лю­бит не од­но по­ко­ле­ние.

НЕИЗ­ВЕСТ­НО, кому имен­но при­шла в го­ло­ву мысль за­риф­мо­вать «бе­гу­ще­го би­зо­на » и «по­ю­ще­го Коб­зо­на ». Эту па­ро­дию при­пи­сы­ва­ли пе­ру по­эта Алек­сандра Иванова, ве­ду­ще­го «Во­круг сме­ха », – имен­но в этой про­грам­ме она впер­вые и про­зву­ча­ла где­то в 80­е го­ды.

Но в лю­бом слу­чае па­ра «Кобзон – би­зон» бы­ла на­столь­ко на слу­ху, что на 80­летие знаменитый пе­вец и на­род­ный ар­тист СССР по­лу­чил от Пре­зи­ден­та Рос­сии Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на имен­но ста­ту­эт­ку это­го жи­вот­но­го. Ра­зу­ме­ет­ся, пе­вец не оби­дел­ся – подарок нёс мно­го смыс­лов и ни один из них не был нега­тив­ным. Ско­рее на­о­бо­рот.

Немно­го бок­са

По­жа­луй, эту «би­зо­ни­стость» Ио­сиф Кобзон при­об­рёл в дет­стве. Он ро­дил­ся в До­нец­кой об­ла­сти Укра­ин­ской ССР, в трёх­лет­нем воз­расте пе­ре­ехал с се­мьёй во Львов, а ещё че­рез год от­пра­вил­ся с ма­те­рью и бра­тья­ми в эва­ку­а­цию в Сред­нюю Азию, под Таш­кент. В 1944 г. вер­ну­лись – сна­ча­ла в Сла­вянск, по­том пе­ре­бра­лись в Кра­ма­торск, а ещё поз­же – в Дне­про­пет­ровск. Кобзон и то­гда пел – в ху­до­жест вен­ной са­мо­де­я­тель­но­сти, но всё же о вы­со­ком ещё не ду­мал, пред­по­чи­тая то, что мог­ло по­мочь се­мье вы­брать­ся из нуж­ды. За­ни­мал­ся бок­сом и да­же вы­иг­рал юно­ше­ские со­рев­но­ва­ния, учил­ся в Дне­про­пет­ров­ском гор­ном тех­ни­ку­ме – шах­тё­ры то­гда за­ра­ба­ты­ва­ли очень хо­ро­шо. Он да­же со­би­рал­ся по­ехать по рас­пре­де­ле­нию в за­по­ляр­ную Вор­ку­ту, но не сло­жи­лось: при­зва­ли в ар­мию.

Имен­но армия ука­за­ла ему путь, по ко­то­ро­му сто­ит ид­ти в жизни. Это был 1956 г., «це­лин­ный набор», при­зыв­ни­ки из ко­то­ро­го еха­ли слу­жить в Ка­зах­стан (Кобзон ока­зал­ся в Куста­най­ской об­ла­сти). Там он стал за­пе­ва­лой, а по­сле пе­ре­во­да в За­кав­ка­зье по­лу­чил при­гла­ше­ние в Ан­самбль пес­ни и пляс­ки во­ен­но­го окру­га.

«Это идут бар­бу­дос»

Кобзон имен­но по­сле ра­бо­ты в про­фес­си­о­наль­ном кол­лек­ти­ве по­нял, что хо­чет вы­сту­пать на сцене. И по­сле де­мо­би­ли­за­ции на­чал брать уро­ки во­ка­ла в род­ном Дне­про­пет­ров­ске, го­то­вил­ся по­сту­пать в Одес­скую кон­сер­ва­то­рию, но в ито­ге по­ехал в Моск­ву – и неожи­дан­но, ка­жет­ся, да­же для са­мо­го се­бя был при­нят в Му­зы­каль­но­пе­да­го­ги­че­ский ин­сти­тут име­ни Гне­си­ных. На во­каль­ный фа­куль­тет.

Де­нег не хва­та­ло – мать ещё пе­ред отъ­ез­дом в Моск­ву пре­ду­пре­жда­ла сы­на, что помогать не смо­жет. Вы­ход Кобзон на­шёл в ра­бо­те на эст­ра­де. Сна­ча­ла он устро­ил­ся в Цирк на Цвет­ном буль­ва­ре, ис­пол­нял пес­ню «Ку­ба – лю­бовь моя» в од­но­имён­ной про­грам­ме; со­хра­ни­лось да­же ви­део с бо­ро­да­тым пев­цом, ко­то­рый с ав­то­ма­том в ру­ках по­ёт про иду­щих бар­бу­дос.

По­том Кобзон стал вы­сту­пать ду­э­том вме­сте с од­но­курс­ни­ком Вик­то­ром Кох­но; пес­ни для них пи­сал ком­по­зи­тор Ар­ка­дий Ост­ров­ский – «Маль­чиш­ки, маль­чиш­ки», «Ты слы­шишь, Ку­ба », «Пес­ня оста­ёт­ся с че­ло­ве­ком».

В 1961 г. бы­ла пер­вая твор­че­ская ко­ман­ди­ров­ка за ру­беж – пусть и в со­ци­а­ли­сти­че­скую Вен­грию. На сле­ду­ю­щий год вы­шла его пер­вая пла­стин­ка с пес­ня­ми Ост­ров­ско­го и Алек­сан­дры Па­хму­то­вой. Это, ви­ди­мо, бы­ло уже за гра­нью, по­сколь­ку рек­тор Гне­син­ки по­тре­бо­вал ре­шить, что для но­во­яв­лен­ных зна­ме­ни­то­стей важ­нее – учёба или эст­ра­да; Кобзон ушёл из ин­сти­ту­та, а вот Кох­но остал­ся до­учи­вать­ся.

«Мг­но­ве­ния, мг­но­ве­ния, мг­но­ве­ния...»

Ре­ше­ние Коб­зо­на, как по­ка­за­ла даль­ней­шая жизнь, бы­ло пра­виль­ным. Эст­ра­да в СССР на­хо­ди­лась на подъ­ёме, она тре­бо­ва­ла но­вых та­лан­тов, а со­здан­ные в со­труд­ни­че­стве с ве­ду­щи­ми ком­по­зи­то­ра­ми и по­эта­ми пес­ни по­мо­га­ли мо­ло­до­му ис­пол­ни­те­лю, как ска­за­ли бы сей­час, рас­кру­тить­ся. Он со­труд­ни­чал с Па­хму­то­вой и Эду­ар­дом Кол­ма­нов­ским, Оска­ром Фельц­ма­ном и Иса­а­ком Ду­на­ев­ским, сти­хи для его пе­сен пи­са­ли Ро­берт Рож­де­ствен­ский, Ев­ге­ний Ев­ту­шен­ко и мно­гие дру­гие. По­чти сра­зу по­сле­до­ва­ли по­бе­ды на про­фес­си­о­наль­ных кон­кур­сах. В 1964­м Кобзон по­бе­дил на Все­рос­сий­ском кон­кур­се ар­ти­стов эст­ра­ды и в поль­ском Со­по­те. По­том сле­ду­ют по­бе­ды на эта­пах кон­кур­са «Друж­ба », на Все­со­юз­ном кон­кур­се ис­пол­ни­те­лей со­вет­ской пес­ни, а в 1968­м пе­вец ста­но­вит­ся ла­у­ре­а­том меж­ду­на­род­но­го кон­кур­са «Золотой Ор­фей».

Во­об­ще 60­е в ис­то­рии со­вет­ской эст­ра­ды – вре­мя очень лю­бо­пыт­ное, всё ещё тре­бу­ю­щее осмыс­ле­ния. То­гда в СССР сло­жи­лась своя «ве­ли­кая пя­тёр­ка », в ко­то­рую вхо­ди­ли пев­цы Мус­лим Ма­го­ма­ев, Эдуард Хиль, Ва­дим Му­лер­ман, Ва­ле­рий Обод­зин­ский. И ко­неч­но, Ио­сиф Кобзон. Все они вы­иг­ры­ва­ли кон­кур­сы, их лю­би­ли зри­те­ли, их кон­цер­ты про­хо­ди­ли с ан­шла­гом.

Прав­да, вме­сте они ужи­ва­лись не слишком дол­го; уже в на­ча­ле 70­х Му­лер­ма­на ли­ши­ли воз­мож­но­сти вы­сту­пать по те­ле­ви­де­нию и да­вать кон­цер­ты, на­ча­лись про­бле­мы и у Обод­зин­ско­го. Это свя­зы­ва­ют с мрач­ной фи­гу­рой то­гдаш­не­го гла­вы Го­сте­ле­ра­дио Сер­гея Ла­пи­на, ко­то­ро­го Му­лер­ман об­зы­вал «ярым ан­ти­се­ми­том». По ле­ген­де (ко­то­рая вполне мо­жет быть прав­ди­вой), имен­но Ла­пин за­явил, вы­чёр­ки­вая Обод­зин­ско­го из чис­ла участ­ни­ков оче­ред­но­го «Го­лу­бо­го огонь­ка »: «Нам од­но­го Коб­зо­на хва­тит!»

До кон­ца

Коб­зо­на, ра­зу­ме­ет­ся, хва­ти­ло. Он да­же за­ме­нил Му­лер­ма­на и спел пес­ни для «Сем­на­дца­ти мгно­ве­ний вес­ны» – прав­да, из­за та­кой «по­мо­щи» при­я­те­ли­кол­ле­ги раз­ру­га­лись на дол­гие го­ды. У Коб­зо­на не за­дер­жи­ва­лись и по­чёт­ные зва­ния – уже в на­ча­ле 70­х он стал за­слу­жен­ным ар­ти­стом РСФСР; на­род­но­го рес­пуб­ли­ки по­лу­чил в 1980­м, а на­род­но­го ар­ти­ста СССР – в 1987 г. Это не счи­тая раз­лич­ных Го­су­дар­ствен­ных пре­мий и дру­гих по­чёт­ных на­град.

Выс­шее об­ра­зо­ва­ние Ио­сиф Кобзон, кста­ти, всё­та­ки по­лу­чил. В 1974­м, уже в ста­ту­се из­вест­но­го пев­ца и за­слу­жен­но­го ар­ти­ста, он сно­ва при­шёл к рек­то­ру Гне­син­ки и по­про­сил­ся сдать эк­за­ме­ны – на об­щих ос­но­ва­ни­ях, как все. Сдал, ко­неч­но. А спу­стя де­сять лет ор­га­ни­зо­вал в этом вузе эст­рад­ный фа­куль­тет, обу­чал на нём, на­при­мер, Ири­ну Оти­е­ву и Ва­ле­рию, а уже в 90­х стал да­же про­фес­со­ром.

По­след­ние го­ды Ио­сиф Кобзон мно­го ле­чил­ся. Про­бле­мы со здо­ро­вьем появились в на­ча­ле ну­ле­вых, у него об­на­ру­жи­ли опу­холь, он пе­ре­нёс несколь­ко опе­ра­ций. Но вы­сту­пать не бро­сил – сце­на для него все­гда бы­ла на пер­вом ме­сте.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.