Же­на Гу­се­ва: ОН ПО­ТРЕ­БО­ВАЛ ВЕР­НУТЬ СЕРЬГИ, ПОДАРЕННЫЕ 10 ЛЕТ НА­ЗАД

20 000 ста­рин­ных книг, кол­лек­ция охот­ни­чьих ру­жей и фа­миль­ные ценности – несмет­ные со­кро­ви­ща главре­да

Zhizn - - ТЕЛЕ -

ГЛА­ВА га­зе­ты «Мос­ков­ский ком­со­мо­лец» Па­вел Гу­сев всю осень гром­ко раз­во­дит­ся со сво­ей же­ной Ев­ге­ни­ей Ефи­мо­вой — на ко­ну об­щее иму­ще­ство в 27 мил­ли­ар­дов руб­лей.

«Жизнь» по­об­ща­лась с Ев­ге­ни­ей, что­бы узнать, что имен­но она по­лу­чит при раз­во­де. Жен­щи­на, ко­то­рая про­жи­ла в бра­ке с Гу­се­вым 21 год, уве­ре­на – су­пруг не оста­вит ей ни­че­го. – Как вы разъ­ез­жа­лись?

– Я спро­си­ла, сни­мет ли он нам с детьми квар­ти­ру. Он от­ве­тил от­ри­ца­тель­но, ска­зал: «Ес­ли ты не осво­бо­дишь в те­че­ние трёх дней по­ме­ще­ние, я вы­зо­ву служ­бу, ко­то­рая опе­ча­та­ет твои ве­щи и уве­зёт их неиз­вест­но ку­да». На сле­ду­ю­щее утро я уе­ха­ла и по­про­си­ла ма­му остать­ся с детьми. У Павла слу­чи­лась ис­те­ри­ка — он ди­ко на­пу­гал де­тей. Я сред­нюю дочь на­шла на ули­це, она бы­ла в од­ной пи­жа­ме. По­том он на три дня ис­чез из до­ма и вы­клю­чил те­ле­фон. Дней че­рез де­сять мне по­зво­нил ад­во­кат — ска­зал, что Па­вел по­дал за­яв­ле­ние о кра­же ан­ти­ква­ри­а­та и что на ме­ня за­ве­ли уго­лов­ное де­ло.

ЦЕННОСТИ

– Что за ан­ти­ква­ри­ат?

– У нас мно­го цен­но­стей и в до­ме, и на да­че, од­них книг ста­рин­ных око­ло два­дца­ти ты­сяч. Боль­шая охот­ни­чья кол­лек­ция, на празд­ни­ки дру­зья по­сто­ян­но что-то да­ри­ли. Па­вел об­ви­нил ме­ня в кра­же без ка­ких-то до­ка­за­тельств. Ад­во­кат ска­зал, что ме­ня по­са­дят в СИЗО. Пе­ред тем как ме­ня за­бра­ли, я ска­за­ла стар­шим доч­кам, ку­да ухо­жу и что ме­ня мо­гут по­са­дить в тюрь­му. У дев­чо­нок слу­чи­лась ис­те­ри­ка, вто­рая дочь у ме­ня аст­ма­тик — она на­ча­ла за­ды­хать­ся на нерв­ной поч­ве. Я пошла за таб­лет­ка­ми, вдруг слы­шу, что она по­зво­ни­ла па­пе. Он то­гда был за гра­ни­цей, си­дел в ре­сто­ране.

Дочь крик­ну­ла: «Па­па, па­па, оста­но­вись, что ты де­ла­ешь? Ты на­шу мать за­би­ра­ешь,

ты за­би­ра­ешь всю на­шу жизнь!» Он ей ска­зал: «Ва­ша ма­ма пло­хо се­бя ве­дёт». Она от­ве­ти­ла: «Па­па, вы де­ли­те день­ги — это все­го лишь бу­маж­ки». А он го­во­рит: «Это не бу­маж­ки — это вся моя жизнь». Раз­го­вор был чу­до­вищ­ный. – Сле­до­ва­те­ли не угро­жа­ли?

– Нет, но за­то бы­ли массовые обыс­ки у мо­их дру­зей, кол­лег, мо­ей ма­мы, бра­та — это бы­ло всё од­но­вре­мен­но. Все сле­до­ва­те­ли бы­ли удив­ле­ны, ко­гда узна­ва­ли, что мы в бра­ке и на раз­вод ещё да­же не по­да­но за­яв­ле­ние. В од­ном ме­сте да­же ска­за­ли: «Мы во­об­ще то­гда не по­ни­ма­ем, что здесь де­ла­ем». За уго­лов­ным де­лом на­ча­лись массовые проверки на­ло­го­вой ин­спек­ции по всем ком­па­ни­ям, ко­то­рые свя­за­ны с мо­ей фа­ми­ли­ей. Это ком­па­нии мо­их род­ствен­ни­ков. Жи­вёшь с че­ло­ве­ком два­дцать лет, до­ве­ря­ешь, а он те­бя по­том хо­чет уничтожить... На по­след­нем за­се­да­нии Па­вел по­дал иск о раз­де­ле ка­ких-то яко­бы по­да­рен­ных мне на день рож­де­ния се­рё­жек. Я их, ко­неч­но, вер­ну. Он по­да­рил мне их 10 лет на­зад. Де­ти ни­ко­гда не просили у него де­нег — зна­ли, что не даст. Я ра­бо­та­ла, до сва­дьбы ез­ди­ла на «лек­су­се», по­том по­ме­ня­ла его на «мер­се­дес». Он его за­брал яко­бы на об­слу­жи­ва­ние и так и не от­дал. Од­на­жды он ска­зал: «Я пер­вой жене ни­че­го не оста­вил, вто­рой ни­че­го не оста­вил, с че­го ты ре­ши­ла, что ты мо­жешь что-то по­лу­чить?»

Евгения уве­ре­на, что её муж не оста­вит ей ни­че­го, несмот­ря на 21 год сов­мест­ной жиз­ни

По сло­вам Ев­ге­нии, муж бро­сил её ра­ди мо­ло­дой кол­ле­ги

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.