«Я НЕ УСТА­ЛА ЖИТЬ!»

От че­го за­ви­се­ла и стра­да­ла Ла­ри­са Голубкина?

Argumenty I Fakty (Ukraine) - - Средства Для Гигиены Могут Вызывать Рак - Ученые - Сер­гей ГРАЧЕВ Фо­то GLOBAL LOOK press, из се­мей­но­го ар­хи­ва

«МИ­РО­НОВ ДЕ­ЛАЛ МНЕ ПРЕД­ЛО­ЖЕ­НИЕ НЕСКОЛЬ­КО РАЗ. НО СО­ГЛА­СИ­ЛАСЬ Я ЛИШЬ НА ЧЕТ­ВЕР­ТЫЙ», - ПРИ­ЗНА­ЕТ­СЯ АКТРИСА.

ЖИЗНЬ В СОМНЕНИЯХ

- Ла­ри­са Ива­нов­на, че­рез весь спек­такль крас­ной ни­тью про­хо­дят рас­суж­де­ния о том, сво­им ли де­лом вы за­ни­ма­е­тесь. Вы го­во­ри­те, что до сих пор со­мне­ва­е­тесь в пра­виль­но­сти вы­бо­ра про­фес­сии. Раз­ве это нор­маль­но для со­сто­яв­ше­го­ся твор­че­ско­го че­ло­ве­ка - всю жизнь ис­пы­ты­вать та­кие со­мне­ния?

- Это нор­маль­но для че­ло­ве­ка по име­ни Ла­ри­са Голубкина. Я все­гда счи­та­ла, что глав­ное в на­шей про­фес­сии - не взле­теть как мож­но вы­ше, в этом ни­ка­ко­го смыс­ла не ви­жу, а чет­ко по­ни­мать, что ты де­ла­ешь на сцене или в кад­ре. Я по­сто­ян­но за­да­ва­ла се­бе во­прос: «Что я де­лаю в той или иной по­ста­нов­ке, в филь­ме?» Каж­дый раз мне при­хо­ди­лось са­мой до­ка­пы­вать­ся до су­ти ро­ли. Ни­кто мне в этом осо­бо не по­мо­гал. А за­да­ча-то нелег­кая! По­это­му в ка­кой-то мо­мент у ме­ня и воз­ник во­прос о том, сво­им ли де­лом я за­ни­ма­юсь. Он му­ча­ет ме­ня до сих пор. Не мо­гу ска­зать, что разо­ча­ро­ва­лась в те­ат­ре. (За­ду­мы­ва­ет­ся.) Недав­но встре­ти­ла сво­е­го ста­рин­но­го дру­га, и он ска­зал: «Зна­ешь, я очень устал

жить». Мне ста­ло страш­но. Сла­ва Бо­гу, я не уста­ла жить. Мне по-преж­не­му очень мно­гое ин­те­рес­но. Но ин­те­рес­нее все­го по­нять, чем я всю жизнь за­ни­ма­лась и за­ни­ма­юсь. Это и ак­тер­ской про­фес­сии ка­са­ет­ся, и пев­че­ской. Мне очень важ­но, что­бы я пе­ла се­го­дня с вы­со­ты сво­е­го воз­рас­та. Очень мно­гие ар­тист­ки в го­дах за­бы­ва­ют, сколь­ко им лет, и на­чи­на­ют при­ки­ды­вать­ся мо­ло­ды­ми. Вот это страш­но! - Но ведь ак­тер­ская про­фес­сия очень за­ви­си­ма…

- Это прав­да, и я всю жизнь это в пол­ной ме­ре ощу­ща­ла. Но го­во­ри­ла са­ма се­бе: «Ла­ри­са, ты с ума со­шла? Ты бу­дешь оби­жать­ся на ко­го-то? Мо­жет, те­бе на се­бя на­до оби­деть­ся? Мо­жет, те­бя лю­ди про­сто бо­ят­ся, ты се­бя непра­виль­но ве­дешь?» По­ни­маю, что все это зву­чит как бред су­ма­сшед­ше­го, но так все и бы­ло. Я не оби­жа­лась ни на ко­го. Не да­ли по­ра­бо­тать здесь - по­бе­жа­ла в дру­гое ме­сто. Выг­на­ли от­сю­да - пой­ду ту­да.

- Я-то вас хо­тел спро­сить про пе­ри­од невос­тре­бо­ван­но­сти, ко­то­рый слу­чал­ся в жиз­ни по­чти каж­до­го ар­ти­ста.

- Был ли та­кой пе­ри­од у ме­ня? Да всю жизнь он длит­ся! Да, это боль­но, непри­ят­но. Но ни­ка­ких де­прес­сий я в свя­зи с этим ни­ко­гда не пе­ре­жи­ва­ла.

И во­об­ще все свои ком­плек­сы я ста­ра­лась при­крыть от окру­жа­ю­щих ка­ки­ми-то «заплатками».

- Вы в спек­так­ле про­из­но­си­те фра­зу: «Прав­да в том, что я ни­ко­гда не го­во­рю до кон­ца о се­бе прав­ду». - Но сей­час я с ва­ми от­кро­вен­на!

- А в спек­так­ле я вам не по­ве­рил. Та­кая вы вся счастливая, успеш­ная, ве­се­лая там. А так не бы­ва­ет!

- По­то­му что все свои ду­шев­ные на­ры­вы, над­ло­мы я за­ры­ла глу­бо­ко-глу­бо­ко. Ес­ли бы я это­го не сде­ла­ла, пре­вра­ти­лась бы в жут­кую, ста­рую, злую, пью­щую и ку­ря­щую ба­бу. А мне не хо­чет­ся в нее пре­вра­щать­ся. Чем боль­ше обид вы­плес­ки­ва­ешь, тем боль­ше зла по­яв­ля­ет­ся. Тем боль­ше воз­ни­ка­ет га­до­сти внут­ри, ко­то­рая на­чи­на­ет те­бя разъ­едать.

ЗАВИСИМАЯ НЕЗА­ВИ­СИ­МОСТЬ

- Вы го­во­ри­те, что за все го­ды бра­ка с Ан­дре­ем Ми­ро­но­вым ни­ко­гда не го­во­ри­ли с ним до­ма о про­фес­сии. Вы та­ким об­ра­зом пы­та­лись из­бе­жать кон­ку­рен­ции меж­ду ва­ми?

- Да, ко­неч­но. В та­кой ак­тер­ской па­ре кто-то дол­жен за­ткнуть­ся. В дан­ном слу­чае это долж­на бы­ла сде­лать я. Вый­ти за него за­муж бы­ло со­зна­тель­ным ре­ше­ни­ем. Ан­дрей де­лал мне пред­ло­же­ние несколь­ко раз, но со­гла­си­лась я лишь на чет­вер­тое. Ду­ма­ла: ну как же мы, два ак­те­ра, смо­жем ужить­ся под од­ной кры­шей? А по­том в один миг по­ня­ла, что ни­че­го слож­но­го и страш­но­го в этом нет.

Хо­тя бы­ли, ко­неч­но, мо­мен­ты в жиз­ни, ко­гда я те­ря­лась. Ан­дрей мне раз­ре­шал все. У нас, ка­за­лось, не бы­ло друг от дру­га сек­ре­тов. Но сек­ре­ти­ки пе­ри­о­ди­че­ски всплы­ва­ли. И вот с этим спра­вить­ся бы­ло слож­нее все­го. (За­ду­мы­ва­ет­ся.)

- Вы пред­по­чи­та­е­те не го­во­рить о бо­лез­нен­ных пе­ри­о­дах сво­ей жиз­ни. А о ка­ком вре­ме­ни вспо­ми­на­е­те как о са­мом счаст­ли­вом?

- Прав был Шо­пен­гау­эр, ко­гда ска­зал, что сча­стья в прин­ци­пе не су­ще­ству­ет. Есть мгно­ве­ния жиз­ни, и в эти мгно­ве­ния кое у ко­го мо­жет про­б­лес­нуть что-то по­хо­жее на сча­стье. Но эти мгно­ве­ния на­столь­ко же ско­ро­теч­ны, как и са­ма жизнь. Вот сей­час че­ре­му­ха рас­цве­ла. Я иду, чув­ствую этот за­пах - и уже счаст­ли­ва. Пусть да­же на миг. И это не то, что при­хо­дит с возрастом. Нет! Ка­ким че­ло­век ро­дил­ся, та­ким он уй­дет в мир иной. Не­ко­то­рые уже рож­да­ют­ся ста­рич­ка­ми, недо­воль­ны­ми всем и вся.

- Вы не так мно­го сни­ма­лись в ки­но, хо­тя де­бю­ти­ро­ва­ли бле­стя­ще. Что у вас пошло не так с ки­не­ма­то­гра­фом?

- Не знаю… (За­ду­мы­ва­ет­ся, го­во­рит ше­по­том.) Я очень неза­ви­си­мая. Я так не люб­лю, ко­гда ме­ня пы­та­ют­ся стро­ить и ло­мать. Все­гда бе­жа­ла от это­го. Как-то я долж­на бы­ла встре­чать Но­вый год с Бреж­не­вым и Ко­сы­ги­ным. Но не смог­ла се­бя заставить. Спе­ла и сра­зу уеха­ла. А все оста­лись. Я все­гда ужас­но не лю­би­ла де­лать то, к че­му ме­ня при­нуж­да­ют. Мо­жет быть, из-за этой неза­ви­си­мо­сти я и не рас­кры­лась в ки­но до кон­ца. Воз­мож­но, ре­жис­се­ры не хо­те­ли со мной свя­зы­вать­ся. Сла­ва Бо­гу, га­до­стей от­кро­вен­ных хоть не пред­ла­га­ли. Один че­ло­век мне толь­ко од­на­ж­ды ска­зал: «Я бы те­бя снял в сво­ем филь­ме, но ты, го­во­рят, пью­щая!» - И что вы от­ве­ти­ли?

- Ска­за­ла (про­из­но­сит на­рас­пев): «Ну-у-у, ва-а-ас Бог на­ка-а-ажет спол­на-а-а». Раз­вер­ну­лась и уш­ла. Все эти оби­ды я со­би­ра­ла, ко­пи­ла, по­сколь­ку не зна­ла, не по­ни­ма­ла, как мож­но ина­че. Но со вре­ме­нем мое от­но­ше­ние к это­му несколь­ко из­ме­ни­лось, хо­тя я по-преж­не­му пред­по­чи­таю по­мал­ки­вать и о сво­их ра­до­стях, и о сво­их бе­дах. И по-преж­не­му не хо­чу вы­гля­деть в чьих-то гла­зах несчаст­ной.

- То есть вы пы­та­е­тесь ка­зать­ся луч­ше, счаст­ли­вее, чем есть на са­мом де­ле?

- Хо­чу! Я все­гда бы­ла очень за­ви­си­ма от лю­дей. Толь­ко в по­след­нее вре­мя, на­вер­ное, ста­ла за­ви­сеть мень­ше. Я ни­ко­гда не уме­ла спо­рить. Ме­ня пе­ре­би­ва­ли обя­за­тель­но. (За­ду­мы­ва­ет­ся.) Но что в этом всем ко­пать­ся? Я та­кая, ка­кая есть, и дру­гой уже не бу­ду.

«СВОИ КОМ­ПЛЕК­СЫ ПРИКРЫВАЛА «ЗАПЛАТКАМИ».

Ан­дрей Ми­ро­нов и Ла­ри­са Голубкина с до­че­рью Ма­шей на шаш­лы­ках у дру­зей на да­че. 1976 г.

Де­бют­ная роль Л. Го­луб­ки­ной - Шу­роч­ка Азарова в филь­ме «Гу­сар­ская бал­ла­да».

Недав­но со­сто­я­лась премьера спек­так­ля-ре­пе­ти­ции «Ла­ри­са Голубкина. За­плат­ки». Фор­ма у дей­ства неожи­дан­ная: со сце­ны зву­чит свое­об­раз­ная ис­по­ведь ак­три­сы, по­стро­ен­ная как раз­го­вор с дра­ма­тур­гом. В нем - и от­ве­ты на неудоб­ные во­про­сы, и вос­по­ми­на­ния, и...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.