Мо­хам­мад Зах­ур: «Ни­ко­гда и ни с кем не до­го­ва­ри­вай­тесь»

КАК ДОЛ­ГО И ПОЧЕМУ МО­ХАМ­МАД ЗАХ­УР, ОС­НО­ВА­ТЕЛЬ И СОБ­СТВЕН­НИК ГРУП­ПЫ ISTIL, СУ­ДИТ­СЯ С МИ­НИ­СТЕР­СТВОМ ОБО­РО­НЫ УКРА­И­НЫ, ПРИ КАКИХ УСЛО­ВИ­ЯХ ОН ОТКРОЕТ ОТЕЛЬ «ЛЕЙПЦИГ» В КИ­Е­ВЕ, КАК МОЖ­НО ЗА­ЩИ­ТИТЬ СВОЙ БИЗ­НЕС В НА­ШЕЙ СТРАНЕ – ОБ ЭТОМ И НЕ ТОЛЬ­КО ЧИ­ТАЙ­ТЕ В ДАН­НОМ

Commercial Property - - СОДЕРЖАНИЕ - Текст: Та­тья­на Ан­то­нюк

Mо­хам­мад Зах­ур не нуж­да­ет­ся в пред­став­ле­нии. Бла­го­да­ря дли­тель­но­му пе­ри­о­ду ра­бо­ты в Укра­ине, биз­не­сам в раз­лич­ных сек­то­рах эко­но­ми­ки и пуб­лич­но­сти его зна­ют не толь­ко в де­ло­вом со­об­ще­стве.

В на­ча­ле ок­тяб­ря те­ку­ще­го го­да все­об­щее вни­ма­ние при­влек­ло офи­ци­аль­ное за­яв­ле­ние гос­по­ди­на Зах­у­ра о рей­дер­ской ата­ке со сто­ро­ны чи­нов­ни­ков Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны Укра­и­ны и ком­па­нии «Пром­буд-м». Объ­ект спо­ра – зе­мель­ный уча­сток пло­ща­дью 0,6 гек­та­ра по ул. Се­че­вых Стрель­цов, 24-а (ра­нее – ул. Ар­те­ма) в Ки­е­ве, при­над­ле­жа­щий его груп­пе ISTIL.

Не­смот­ря на то, что Мо­хам­мад Зах­ур за­явил о кон­флик­те толь­ко сей­час, тяж­бы в от­но­ше­нии это­го ак­ти­ва длят­ся с 2009 го­да.

В част­но­сти, в июле 2009 го­да груп­па ISTIL ку­пи­ла иму­ще­ствен­ный комплекс, со­сто­я­щий из несколь­ких вет­хих зда­ний, рас­по­ло­жен­ный по ул. Се­че­вых Стрель­цов, 24-а. «Недвижимость на­хо­ди­лась в част­ной соб­ствен­но­сти и бы­ла при­об­ре­те­на у ком­па­нии, ко­то­рая име­ла все необ­хо­ди­мые до­ку­мен­ты на пра­во вла­де­ния и за­пла­ти­ла Ми­ни­стер­ству обо­ро­ны око­ло мил­ли­о­на дол­ла­ров за этот комплекс. Од­на­ко сра­зу же по­сле по­куп­ки на­ше пра­во соб­ствен­но­сти на это иму­ще­ство бы­ло оспо­ре­но Ми­ни­стер­ством обо­ро­ны в су­де», – за­явил гос­по­дин Зах­ур. В сен­тяб­ре то­го же го­да Хо­зяй­ствен­ный суд Ки­е­ва при­знал за ком­па­ни­ей груп­пы ISTIL пра­во соб­ствен­но­сти на иму­ще­ствен­ный комплекс, впо­след­ствии это ре­ше­ние бы­ло под­твер­жде­но вы­ше­сто­я­щи­ми су­деб­ны­ми ин­стан­ци­я­ми, вклю­чая Вер­хов­ный Суд Укра­и­ны.

В де­каб­ре 2010 го­да Киевский го­род­ской со­вет при­нял ре­ше­ние о про­да­же ком­па­нии груп­пы ISTIL, как соб­ствен­ни­ку зда­ний, участ­ка, на ко­то­ром они рас­по­ло­же­ны, а та­к­же при­ле­га­ю­щей к ним тер­ри­то­рии. В фев­ра­ле сле­ду­ю­ще­го го­да был под­пи­сан до­го­вор куп­ли-про­да­жи этой зем­ли с Ки­ев­ским го­род­ским со­ве­том с по­этап­ной опла­той в те­че­ние пя­ти лет; по­ку­па­тель пол­но­стью вы­пла­тил го­ро­ду сто­и­мость зе­мель­но­го участ­ка и за­ре­ги­стри­ро­вал пра­во соб­ствен­но­сти в мае 2017 го­да. Спу­стя семь ме­ся­цев груп­па ISTIL узна­ет, что ее пра­ва на зем­лю оспо­ре­ны в Хо­зяй­ствен­ном су­де Ки­е­ва фир­мой «Пром­буд-м». Как ока­за­лось, еще в мар­те 2017 го­да Ми­ни­стер­ство обо­ро­ны под­пи­са­ло с этим пред­при­я­ти­ем до­го­вор на строительство жи­ло­го ком­плек­са по ул. Се­че­вых Стрель­цов, 24-а. В ян­ва­ре те­ку­ще­го го­да груп­па ISTIL оспо­ри­ла этот до­го­вор как фик­тив­ный в Хо­зяй­ствен­ном су­де Ки­е­ва, ко­то­рый 3 мая при­знал его недей­стви­тель­ным. Ми­ни­стер­ство обо­ро­ны и «Пром­буд-м» по­да­ли апел­ля­цию. Од­но­вре­мен­но с этим про­цес­сом ве­дом­ство по­да­ло иск о при­зна­нии до­го­во­ра куп­ли-про­да­жи зе­мель­но­го участ­ка меж­ду Ки­ев­со­ве­том и ISTIL недей­стви­тель­ным. «22 мая 2018 го­да Хо­зяй­ствен­ный суд Ки­е­ва при­нял нуж­ное рей­де­рам ре­ше­ние, ан­ну­ли­ро­вав ре­ше­ние Ки­ев­ско­го го­род­ско­го со­ве­та о про­да­же нам зем­ли и до­го­вор куп­ли-про­да­жи участ­ка», – за­явил Мо­хам­мад Зах­ур. Его ком­па­ния по­да­ла апел­ля­цию. Кро­ме то­го, в июне 2018 го­да груп­па ISTIL по­да­ла за­яв­ле­ние в по­ли­цию о воз­буж­де­нии уго­лов­но­го де­ла в от­но­ше­нии гос­по­ди­на Со­ба­на, и.о. на­чаль­ни­ка управ­ле­ния ка­пи­таль­но­го стро­и­тель­ства в Ми­ни­стер­стве обо­ро­ны, ини­ци­и­ро­вав­ше­го тен­дер на воз­ве­де­ние жи­ло­го ком­плек­са на участ­ке по ул. Се­че­вых Стрель­цов, 24-а.

По­ми­мо су­деб­но­го раз­би­ра­тель­ства, гос­по­дин Зах­ур об­ра­тил­ся к Да­ни­и­лу Би­ла­ку, ди­рек­то­ру Офи­са по при­вле­че­нию и под­держ­ке ин­ве­сти­ций Ukraineinvest и глав­но­му ин­ве­сти­ци­он­но­му со­вет­ни­ку пре­мьер-ми­ни­стра Укра­и­ны Вла­ди­ми­ра Грой­сма­на, с прось­бой о по­мо­щи. Гос­по­дин Би­лак ор­га­ни­зо­вал встре­чу с Ок­са­ной Мар­ка­ро­вой, на тот мо­мент упол­но­мо­чен­ным пра­ви­тель­ства по во­про­сам ин­ве­сти­ций и гла­вой меж­ве­дом­ствен­ной ра­бо­чей груп­пы, со­здан­ной для ре­ше­ния про­блем ин­ве­сто­ров (сей­час она за­ни­ма­ет долж­ность и.о. ми­ни­стра фи­нан­сов Укра­и­ны – ред.). «У нас по­лу­чи­лась очень по­зи­тив­ная и об­на­де­жи­ва­ю­щая встре­ча с гос­по­жой Мар­ка­ро­вой и со­вет­ни­ком ра­бо­чей груп­пы Ири­ной Крас­ко в мар­те 2018 го­да, – рас­ска­зал Мо­хам­мад Зах­ур. – Она по­обе­ща­ла про­ин­фор­ми­ро­вать пре­мьер-ми­ни­стра Укра­и­ны об этих фак­тах и об­ра­тить­ся в Ми­ни­стер­ство обо­ро­ны. Од­на­ко по­сле этой встре­чи гос­по­жа Мар­ка­ро­ва, к мо­е­му со­жа­ле­нию, пре­кра­ти­ла даль­ней­шее об­ще­ние по это­му во­про­су без каких-ли­бо объ­яс­не­ний, и все на­ши элек­трон­ные пись­ма оста­лись без от­ве­та».

Bы очень дав­но ра­бо­та­е­те в Укра­ине и не раз стал­ки­ва­лись с угро­зой сво­е­му биз­не­су. Почему толь­ко сей­час Вы ста­ли осо­бо ак­тив­но за­яв­лять о по­доб­ных пре­це­ден­тах?

В на­ча­ле 2000-х го­дов у нас бы­ли про­бле­мы, как и сей­час, и мы точ­но так же гром­ко за­яв­ля­ли о них. Прав­да, то­гда это не бы­ло свя­за­но с недви­жи­мо­стью, а с ме­тал­лур­ги­че­ским за­во­дом в До­нец­ке. На тот мо­мент наш под­ход был та­ким же: мы вы­нес­ли все на по­верх­ность, об­ра­ти­лись во мно­гие по­соль­ства, га­зе­ты, по­лу­чи­ли под­держ­ку от гла­вы Рос­сии, с ко­то­рой на тот мо­мент у Укра­и­ны бы­ли хо­ро­шие от­но­ше­ния, и нам уда­лось ре­шить этот во­прос. При­об­ре­тя ан­гло­языч­ную га­зе­ту Kyiv Post, на нас на­ча­лось иное дав­ле­ние – прось­бы, что­бы из­да­ние не пуб­ли­ко­ва­ло те или иные те­мы. Кро­ме то­го ока­зы­ва­лось ад­ми­ни­стра­тив­ное дав­ле­ние – про­вер­ки про­ку­ра­ту­ры, на­ло­го­вой, ко­то­рые при­хо­ди­ли и ухо­ди­ли, ни­че­го не на­хо­дя.

Од­на­ко в этот раз мы столк­ну­лись с рей­дер­ской ата­кой при уча­стии го­су­дар­ствен­ных ор­га­нов Укра­и­ны. В Kyiv Post мы не раз осве­ща­ли по­доб­ные пре­це­ден­ты и по­мо­га­ли дру­гим пред­при­ни­ма­те­лям, те­перь это слу­чи­лось с на­ми. Мы про­сто вы­нес­ли ин­фор­ма­цию на по­верх­ность, по­лу­чи­ли очень боль­шую оглас­ку не толь­ко в Укра­ине. Сей­час этот во­прос ре­ша­ет­ся в су­дах.

Ве­ри­те ли Вы, что по­доб­ная от­кры­тость мо­жет по­ло­жи­тель­но по­вли­ять на ис­ход де­ла в от­но­ше­нии зе­мель­но­го участ­ка по ул. Се­че­вых Стрель­цов?

Ес­ли да­же не по­вли­я­ет, у нас есть дру­гая под­держ­ка – в су­де бу­дут пред­ста­ви­те­ли По­соль­ства Ве­ли­ко­бри­та­нии в Укра­ине, пред­ста­ви­те­ли меж­ду­на­род­ной ор­га­ни­за­ции по борь­бе с кор­руп­ци­ей Transparency International, из­да­ний Kyiv Post и «Но­вое Вре­мя» и мно­гие дру­гие. Ес­ли они уви­дят яв­ный пе­ре­гиб в чью-то поль­зу, то об этом, есте­ствен­но, сно­ва бу­дут го­во­рить и пи­сать, а мы про­дол­жим от­ста­и­вать свои пра­ва. На­ша цель – до­бить­ся спра­вед­ли­во­сти. Ес­ли го­су­дар­ство в ли­це Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны чест­ным об­ра­зом вы­иг­ра­ет у нас, то ка­кие во­про­сы? Ес­ли мы про­иг­ра­ем, Киевский го­род­ской со­вет, про­дав­ший уча­сток, дол­жен вер­нуть опла­чен­ную на­ми сум­му. Мы те­ря­ем раз­ни­цу, и до­воль­но зна­чи­тель­ную, по­то­му что по­ку­па­ли, ко­гда курс был 8 гри­вен/дол­лар, а воз­вра­щать бу­дем по 28 гри­вен/дол­лар. Есте­ствен­но, по­те­ри у нас бу­дут, но я та­к­же по­ни­маю, что бюд­жет го­ро­да со­всем пу­стой и воз­вра­щать сред­ства ему слож­но.

«МЫ ПРОСИМ ЗАЩИТЫ ОТ РЕЙДЕРСТВА – ЭТО КЛАС­СИ­ЧЕ­СКАЯ СХЕМА, В КО­ТО­РОЙ ЗАДЕЙСТВОВАНЫ ЧИНОВНИКИ, КРИМИНАЛИТЕТ, СУДЫ, ПРОКУРАТУРА»

По­ми­мо це­ны по­куп­ки зе­мель­но­го участ­ка, Вы по­нес­ли и дру­гие рас­хо­ды. Их та­к­же мож­но от­не­сти к по­те­рям?

24,5 мил­ли­о­на гри­вен – это толь­ко сто­и­мость зем­ли. Кро­ме то­го, мы ку­пи­ли вет­хие со­ору­же­ния на этом участ­ке, ко­то­рые со­би­ра­лись сне­сти и ре­а­ли­зо­вать на их ме­сте новый про­ект.

Рас­ска­жи­те по­дроб­нее, ка­кие у Вас бы­ли пла­ны по зе­мель­но­му участ­ку?

Пред­по­ла­га­лось строительство элит­но­го мно­го­этаж­но­го жи­ло­го ком­плек­са, был раз­ра­бо­тан пред­ва­ри­тель­ный дизайн-про­ект. По­том на­чал­ся кри­зис, вой­на, и, есте­ствен­но, мы ста­ли ждать луч­ших вре­мен. Сей­час в го­ро­де

ве­дет­ся мас­со­вое строительство жи­лья. Ес­ли чест­но, то ни­ка­кой при­чи­ны для по­яв­ле­ния столь­ких но­востро­ек мы не уви­де­ли. Де­нег у лю­дей нет, бан­ки не кре­ди­ту­ют, од­на­ко но­вые про­ек­ты все рав­но воз­во­дят­ся.

В бу­ду­щем Вы вер­не­тесь к стро­и­тель­ству жи­ло­го ком­плек­са на этом участ­ке ли­бо на­ме­ре­ны со­здать дру­гой биз­нес?

Нет, дру­гой недви­жи­мо­сти, кро­ме жи­лья, там быть не мо­жет. Этот уча­сток не пред­на­зна­чен для ком­мер­че­ской недви­жи­мо­сти из-за слож­но­го за­ез­да. А для жи­лья он очень хо­ро­ший – от­кры­ва­ет кра­си­вый вид на По­дол, от­да­лен от про­ез­жей ча­сти, что сни­жа­ет уро­вень шу­ма. Пло­щадь зе­мель­но­го участ­ка со­став­ля­ет 0,6 гек­та­ра, что поз­во­ля­ет со­здать дет­скую пло­щад­ку, на­зем­ный пар­кинг и дру­гую ин­фра­струк­ту­ру. В бу­ду­щем, ес­ли мы уви­дим объ­ек­тив­ные пред­по­сыл­ки для ожив­ле­ния рын­ка жи­лья, то, мо­жет быть, и ре­а­ли­зу­ем этот про­ект.

По­сле Ва­ше­го от­кры­то­го за­яв­ле­ния, опуб­ли­ко­ван­но­го мно­ги­ми СМИ, и ин­тер­вью из­да­нию «Глав­ком», свя­зы­вал­ся ли с Ва­ми кто-ли­бо из озву­чен­ных лю­дей или их пред­ста­ви­те­лей? Ка­ко­го в це­лом ре­зуль­та­та Вы ожи­да­ли от пуб­ли­ка­ций в ме­диа?

На на­шу пуб­лич­ность очень хо­ро­шо ре­а­ги­ру­ют пар­тии Юлии Ти­мо­шен­ко и Ана­то­лия Гри­цен­ко. Они уве­ря­ют, что ес­ли они при­дут к вла­сти, то та­ко­го без­об­ра­зия не бу­дет. Что ка­са­ет­ся ны­неш­них чи­нов­ни­ков, то, к со­жа­ле­нию, ни­кто с на­ми не свя­зы­вал­ся – пря­чут­ся, по­то­му что по­чув­ство­ва­ли, что это «ата­ка» на каж­до­го чле­на пра­ви­тель­ства, ко­то­рый иг­но­ри­ру­ет свои обя­зан­но­сти.

На связь с на­ми ни­кто не вы­хо­дил, но кор­ре­спон­ден­там они от­ве­ча­ли, что не мо­гут ни­че­го по­де­лать, не мо­гут вме­ши­вать­ся в су­деб­ный про­цесс. А мы об этом и не про­си­ли. Мы просим защиты от рейдерства – это клас­си­че­ская схема, в ко­то­рой задействованы чиновники, криминалитет, суды, прокуратура. Все они иг­ра­ют в од­ну иг­ру, на­хо­дят сла­бое ме­сто и пы­та­ют­ся бить по нему. В на­шем слу­чае сла­бое ме­сто – это Ми­ни­стер­ство обо­ро­ны, в ко­то­ром ра­бо­та­ют кор­рум­пи­ро­ван­ные лю­ди, ко­то­рые кор­рум­пи­ро­ван­ны­ми спо­со­ба­ми про­да­ли зем­лю в част­ные ру­ки. Се­го­дня ве­дом­ство пы­та­ет­ся да­вить на доб­ро­со­вест­ных по­ку­па­те­лей та­ких ак­ти­вов, а необ­хо­ди­мо бы­ло кон­тро­ли­ро­вать сво­их же чи­нов­ни­ков и на­ка­зы­вать за то, что они сде­ла­ли. Ес­ли я про­иг­раю все суды в Укра­ине, я знаю, что в Ев­ро­пе, где су­ще­ству­ет си­сте­ма пре­це­дент­но­го пра­ва, я вы­иг­раю. А имен­но: за­кон бу­дет на сто­роне ли­ца или ком­па­нии, а не го­су­дар­ствен­но­го ор­га­на, ес­ли до­ка­за­на его ошиб­ка, ха­лат­ность, кор­рум­пи­ро­ван­ность или про­чие пре­ступ­ные дей­ствия в том или ином во­про­се, на­при­мер, при вы­да­че раз­ре­ше­ний или под­пи­са­нии до­го­во­ров.

Ве­ри­те ли Вы в по­бе­ду, ес­ли де­ло дой­дет до су­да в Ев­ро­пе?

Аб­со­лют­но.

Ес­ли Вам при­дет­ся об­ра­тить­ся в Ев­ро­пей­ский суд по пра­вам че­ло­ве­ка, на­сколь­ко дол­го за­тя­нет­ся про­цесс?

Мы уже 10 лет су­дим­ся с го­су­дар­ством Укра­и­ны в Ев­ро­пей­ском су­де по пра­вам че­ло­ве­ка по дру­го­му де­лу. Дан­ная ин­стан­ция рас­смат­ри­ва­ет все об­ра­ще­ния – и круп­ные, и неболь­шие – в по­ряд­ке оче­ре­ди. Там нет пре­фе­рен­ций. В Ев­ро­пей­ском су­де мож­но 6-7 лет ждать сво­ей оче­ре­ди, и еще 2-3 го­да рас­смат­ри­ва­ет­ся са­мо де­ло.

Мы та­к­же мо­жем об­ра­тить­ся в Меж­ду­на­род­ный центр по уре­гу­ли­ро­ва­нию ин­ве­сти­ци­он­ных спо­ров. Это быст­рее, но до­ро­же. На са­мом де­ле, мы не то­ро­пим­ся, по­то­му что да­же ес­ли де­ло рас­смат­ри­ва­ет­ся 10 лет, в слу­чае вы­иг­ры­ша вы по­лу­ча­е­те всю сум­му ис­ка, на ко­то­рую весь этот пе­ри­од на­чис­ля­ют­ся про­цен­ты.

На ка­ком эта­пе на­хо­дит­ся де­ло в от­но­ше­нии рей­дер­ско­го за­хва­та зе­мель­но­го участ­ка сей­час?

В от­но­ше­нии рей­дер­ско­го за­хва­та участ­ка бы­ло ини­ци­и­ро­ва­но два су­деб­ных про­цес­са, а та­к­же от­кры­то уго­лов­ное де­ло.

Пер­вый, ко­то­рый мы вы­иг­ра­ли, ка­сал­ся при­зна­ния недей­стви­тель­ным до­го­во­ра меж­ду Ми­ни­стер­ством обо­ро­ны и стро­и­тель­ной фир­мой «Пром­буд-м». В том до­ку­мен­те бы­ло мно­го несты­ко­вок. На­при­мер, по усло­ви­ям это­го до­го­во­ра Ми­но­бо­ро­ны при­ня­ло на се­бя

обя­за­тель­ства в те­че­ние 12 ме­ся­цев по­сле его за­клю­че­ния об­ра­тить­ся в Ки­ев­со­вет и офор­мить свои пра­ва на зе­мель­ный уча­сток, соб­ствен­ни­ком ко­то­ро­го яв­ля­ет­ся на­ша ком­па­ния. Тем са­мым Ми­ни­стер­ство обо­ро­ны при­зна­ло тот факт, что оно под­пи­са­ло этот до­го­вор, не имея ни­ка­ких прав на зе­мель­ный уча­сток. Са­ма же ком­па­ния «Пром­буд-м» за­ре­ги­стри­ро­ва­на в се­ле в Ро­вен­ской об­ла­сти, ее устав­ный ка­пи­тал со­став­ля­ет все­го 9000 гри­вен, стро­и­тель­ная ли­цен­зия от­сут­ству­ет. Это чи­стей­шая схема лю­дей, ко­то­рые зна­ют, что они оста­нут­ся без­на­ка­зан­ны­ми.

Вто­рой про­цесс – ис­ки со сто­ро­ны «Пром­буд-м» и Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны про­тив на­шей ком­па­нии и Ки­ев­ско­го го­род­ско­го со­ве­та о при­зна­нии ре­ше­ния Ки­ев­со­ве­та и до­го­во­ра о про­да­же нам зе­мель­но­го участ­ка недей­стви­тель­ны­ми. 22 мая су­дья Вла­ди­слав Де­ми­дов при­нял за­ве­до­мо го­то­вое ре­ше­ние – ан­ну­ли­ро­вал ре­ше­ние Ки­ев­со­ве­та и до­го­вор о про­да­же участ­ка, не дав на за­се­да­нии сло­ва ни пред­ста­ви­те­лю Ки­ев­со­ве­та, ни на­шей ком­па­нии. На сле­ду­ю­щий день у него за­кон­чи­лись пол­но­мо­чия. 10 июля он про­шел пе­ре­ат­те­ста­цию, сно­ва став су­дьей. Мне не из­вест­но, ка­ки­ми мо­ти­ва­ми ру­ко­вод­ство­вал­ся су­дья, при­ни­мая та­кое ре­ше­ние в спеш­ке, на­ка­нуне окон­ча­ния сво­их су­дей­ских пол­но­мо­чий, но, оче­вид­но, у него бы­ли на то при­чи­ны. У судьи есть страсть к до­ро­гим мо­то­цик­лам, та­ким как Harley Davidson, Suzuki. Во мно­гих дру­гих стра­нах, обыч­но, это страсть бо­га­тых лю­дей, а судьи, как пра­ви­ло, не счи­та­ют­ся та­ки­ми. Толь­ко в Укра­ине это обес­пе­чен­ная часть на­се­ле­ния. 22 ок­тяб­ря долж­но бы­ло со­сто­ять­ся слу­ша­ние по на­шей апел­ля­ции и апел­ля­ции Ки­ев­ско­го го­род­ско­го со­ве­та, од­на­ко из-за ре­ор­га­ни­за­ции апел­ля­ци­он­ных су­дов оно не со­сто­я­лось, да­та сле­ду­ю­ще­го за­се­да­ния апел­ля­ци­он­но­го су­да до сих пор неиз­вест­на. Од­на­ко, как я ска­зал, мно­гие меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции, по­соль­ства, СМИ го­то­вы при­сут­ство­вать на сле­ду­ю­щем рас­смот­ре­нии де­ла.

«МЫ ОЧЕНЬ ОСТО­РОЖ­НО ИН­ВЕ­СТИ­РУ­ЕМ В УКРА­И­НУ, СКОН­ЦЕН­ТРИ­РО­ВА­ЛИСЬ НА ТЕ­КУ­ЩИХ АК­ТИ­ВАХ, НИ­ЧЕ­ГО НО­ВО­ГО НЕ ПРИ­ОБ­РЕ­ТА­ЕМ. ПОСМОТ­РИМ, КАК БУ­ДЕТ РАЗ­ВИ­ВАТЬ­СЯ СТРА­НА»

И, на­ко­нец, по на­ше­му за­яв­ле­нию бы­ло воз­буж­де­но уго­лов­ное де­ло в от­но­ше­нии гос­по­ди­на Со­ба­на, и.о. на­чаль­ни­ка управ­ле­ния ка­пи­таль­но­го стро­и­тель­ства в Ми­ни­стер­стве обо­ро­ны, ини­ци­и­ро­вав­ше­го «тен­дер» на строительство жи­ло­го ком­плек­са на на­шей зем­ле. Де­ло ве­дет След­ствен­ное управ­ле­ние На­ци­о­наль­ной по­ли­ции в го­ро­де Ки­е­ве. Ге­не­раль­ная прокуратура Укра­и­ны недав­но вер­ну­ла сле­до­ва­те­лям ма­те­ри­а­лы дан­но­го уго­лов­но­го де­ла, ко­то­рые за­тре­бо­ва­ла в сен­тяб­ре 2018 го­да для кон­тро­ля. За этим де­лом и спра­вед­ли­во­стью про­цес­са сле­дит биз­нес-ом­буд­смен.

Вы за­яв­ля­е­те, что ин­ве­сти­ро­ва­ли в Укра­и­ну $400 мил­ли­о­нов. Ка­кие даль­ней­шие пла­ны в от­но­ше­нии укра­ин­ско­го рын­ка?

Мы очень осто­рож­но ин­ве­сти­ру­ем в Укра­и­ну, скон­цен­три­ро­ва­лись на те­ку­щих ак­ти­вах, ни­че­го но­во­го не при­об­ре­та­ем. Посмот­рим, как бу­дет раз­ви­вать­ся стра­на – бу­дут ли из­ме­не­ния в луч­шую сто­ро­ну в су­деб­ной си­сте­ме, в борь­бе с кор­руп­ци­ей. На са­мом де­ле, очень мно­го сде­ла­но за че­ты­ре го­да по­сле Ев­ро­май­да­на. Од­на­ко, к со­жа­ле­нию, то­го, на что ино­стран­ные ин­ве­сто­ры об­ра­ща­ют вни­ма­ние в первую оче­редь, сде­ла­но не бы­ло – это спра­вед­ли­вая за­щи­та прав. При ин­ве­сти­ро­ва­нии пред­при­ни­ма­те­ли все­гда смот­рят, ка­кие суды – неза­ви­си­мые или за­ви­си­мые. По­ка они все за­ви­си­мые, к со­жа­ле­нию. Вто­рое – кор­руп­ция. Ни­че­го не де­ла­ет­ся, по­ка ты ко­му-то не «дашь на ру­ку». Тре­тье – од­но­сто­рон­ние до­го­во­ры. К при­ме­ру, в 2017 го­ду Ка­би­нет Ми­ни­стров при­нял из­ме­не­ния в ти­по­вой до­го­вор арен­ды зем­ли, со­глас­но ко­то­рым арен­да­тор в слу­чае за­держ­ки опла­ты хо­тя бы на один день дол­жен за­пла­тить штраф в раз­ме­ре 100% го­до­вой аренд­ной пла­ты плюс пе­ня. Нам при­шлось под­пи­сать та­кой до­го­вор, по­то­му что дру­го­го выхода нет, ко­гда у те­бя зда­ние на арен­ду­е­мой зем­ле.

Го­во­ря о за­ви­си­мо­сти су­дов, Вы име­е­те в ви­ду за­ан­га­жи­ро­ван­ность, пред­взя­тое от­но­ше­ние к ино­стран­ным ин­ве­сто­рам?

В первую оче­редь к ино­стран­ным ин­ве­сто­рам, по­то­му что мы здесь чу­жие лю­ди. «Иг­ро­вое по­ле» долж­но быть оди­на­ко­вым для всех – и для мест­ных ком­па­ний, и для за­ру­беж­ных.

Вы ра­бо­та­е­те в Укра­ине 25 лет, зна­е­те мно­гих вли­я­тель­ных лю­дей, к ко­то­рым мо­же­те об­ра­тить­ся за по­мо­щью.

Мно­гие счи­та­ют, что мы со все­ми до­го­ва­ри­ва­ем­ся, что есть кто-то, кто дол­жен ре­шать на­ши про­бле­мы. Я 25 лет бо­рюсь с тем, что­бы ни­ку­да не хо­дить и ни к ко­му не об­ра­щать­ся. Я за­пре­щаю со­труд­ни­кам вы­пра­ши­вать ка­кие-ли­бо при­ви­ле­гии. Усло­вия на рын­ке долж­ны быть рав­ны­ми для всех. То, что у ме­ня есть свя­зи, в том чис­ле с гос­по­ди­ном По­ро­шен­ко, еще не зна­чит, что я, к при­ме­ру, мо­гу вы­иг­рать суд, а дру­гой ин­ве­стор без та­ких свя­зей дол­жен про­иг­рать его.

Ва­ша ком­па­ния ре­а­ли­зо­ва­ла три биз­нес­цен­тра под тор­го­вой мар­кой «Ри­аль­то» в Ки­е­ве, Одес­се и До­нец­ке. Как об­сто­ит си­ту­а­ция с объ­ек­том в До­нец­ке?

Одес­ский биз­нес-центр мы про­да­ли, а в До­нец­ке не успе­ли про­дать – его у нас за­бра­ли, впро­чем, как и дру­гие на­ши ак­ти­вы в этом ре­ги­оне: го­сти­ни­цу, еще один офис, за­вод по обо­га­ще­нию уг­ля, др.

Вы оце­ни­ва­ли в де­неж­ном эк­ви­ва­лен­те, сколь­ко по­те­ря­ли?

Око­ло $50 мил­ли­о­нов.

Почему ре­ши­ли про­дать биз­нес-центр в Одес­се?

Мы хо­те­ли скон­цен­три­ро­вать­ся на рын­ке Ки­е­ва. Кро­ме то­го, на­шли хо­ро­ше­го по­ку­па­те­ля на этот объ­ект.

До­воль­ны ли Вы ре­зуль­та­та­ми де­я­тель­но­сти ки­ев­ско­го биз­нес-цен­тра?

Сей­час этот биз­нес-центр пол­но­стью за­пол­нен, од­на­ко не по той став­ке, по ко­то­рой нам хо­те­лось бы. Ры­нок ме­ня­ет­ся, по­это­му со сле­ду­ю­ще­го го­да при про­дле­нии до­го­во­ров мы бу­дем пе­ре­смат­ри­вать це­ну арен­ды. Ко­гда стро­ил­ся биз­нес-центр «Ри­аль­то», мы за­кла­ды­ва­ли став­ку на уровне $60/м2/ме­сяц, нам при­шлось опу­стить ее до $30/м2/ме­сяц, сей­час она еще ни­же. Счи­таю, что в том рай­оне, где рас­по­ло­жен этот объ­ект (По­дол – ред.), оп­ти­маль­ная став­ка се­го­дня – око­ло $18-20/м2/ме­сяц. Ва­кант­ность в офис­ной недви­жи­мо­сти Ки­е­ва низ­кая, спрос вы­со­кий, ры­нок на сто­роне арен­до­да­те­ля, так что у нас есть шанс «сыг­рать на по­вы­ше­ние».

Учи­ты­вая, что сей­час на рын­ке офис­ной недви­жи­мо­сти Ки­е­ва спрос пре­вы­ша­ет пред­ло­же­ние, Вы не ду­ма­ли, на­при­мер, о по­куп­ке биз­нес-цен­тра или ре­а­ли­за­ции но­во­го про­ек­та?

Но­вое строительство – это дол­гий про­цесс. Фонд Dragon Capital с бан­ком Goldman Sachs очень хо­ро­шо де­ла­ют, по­ку­пая функ­ци­о­ни­ру­ю­щие офис­ные зда­ния. Они хо­те­ли при­об­ре­сти и наш биз­нес-центр «Ри­аль­то», од­на­ко мы не до­го­во­ри­лись по цене. Сей­час удач­ное вре­мя для по­куп­ки та­кой недви­жи­мо­сти, но мы не идем по­доб­ным пу­тем, по­то­му что, при­об­ре­тая го­то­вый биз­нес-центр, мы не зна­ем, на­сколь­ко ка­че­ствен­но он вы­пол­нен. Ко­гда стро­ишь сам – со­всем дру­гое де­ло.

Уве­рен, что на фоне вы­со­ко­го спро­са нач­нет­ся строительство но­вых офис­ных зда­ний, и мы сно­ва всту­пим в вой­ну за арен­да­то­ров. Все по­ни­ма­ют, что арен­да­то­ры на рын­ке те же са­мые, про­сто они ко­чу­ют с од­но­го ме­ста на дру­гое. Но­вые ком­па­нии на­ча­ли по­яв­лять­ся. Ко­неч­но, хо­те­лось бы, что­бы их бы­ло боль­ше. Ва­гиф Али­ев (вла­де­лец ком­па­нии «Мандарин Плаза», в порт­фе­ле ко­то­рой – не­сколь­ко функ­ци­о­ни­ру­ю­щих и пер­спек­тив­ных про­ек­тов ТРЦ – ред.), к при­ме­ру, стро­ит тор­го­вые ком­плек­сы, в его про­ек­ты за­хо­дят но­вые для Укра­и­ны брен­ды: IKEA, H&M и дру­гие. Ес­ли но­вых иг­ро­ков бу­дет боль­ше, то­гда, есте­ствен­но, бу­дет спрос и на биз­нес­цен­тры.

Недав­но Вы за­яви­ли, что на­ме­ре­ны за­вер­шить про­ект ре­кон­струк­ции оте­ля «Лейпциг» в Ки­е­ве. Ка­кие сро­ки и сред­ства тре­бу­ют­ся, что­бы от­крыть его?

«ОЧЕНЬ МНО­ГО СДЕ­ЛА­НО ЗА ЧЕ­ТЫ­РЕ ГО­ДА ПО­СЛЕ ЕВ­РО­МАЙ­ДА­НА. ОД­НА­КО, К СО­ЖА­ЛЕ­НИЮ, ТО­ГО, НА ЧТО ИНО­СТРАН­НЫЕ ИН­ВЕ­СТО­РЫ ОБ­РА­ЩА­ЮТ ВНИ­МА­НИЕ В ПЕРВУЮ ОЧЕ­РЕДЬ, СДЕ­ЛА­НО НЕ БЫ­ЛО – ЭТО СПРА­ВЕД­ЛИ­ВАЯ ЗА­ЩИ­ТА ПРАВ»

Да, мы на­ме­ре­ны за­вер­шить этот про­ект, од­на­ко пла­ни­ру­ем немно­го из­ме­нить кон­цеп­цию го­сти­ни­цы. Ес­ли рань­ше это был клас­си­че­ский биз­нес-отель, то сей­час ак­цент сме­стит­ся в сто­ро­ну lifestyle-оте­ля с хо­ро­шим ре­сто­ра­ном и кон­фе­ренц-за­лом под ме­ро­при­я­тия. Нам необ­хо­ди­мо, что­бы в «Лейп­ци­ге» по­сто­ян­но про­хо­ди­ли ка­кие-то ак­тив­но­сти.

Ес­ли мы се­го­дня вер­нем­ся к стро­и­тель­ству, то че­рез год смо­жем от­крыть го­сти­ни­цу. Нам, есте­ствен­но, еще раз при­дет­ся по­ра­бо­тать над фа­са­дом, вы­пол­нить внут­рен­нюю от­дел­ку. Та­к­же оста­лись скру­пу­лез­ные ра­бо­ты: рос­пись ин­те­рье­ра, леп­ни­на.

Я уже вло­жил в этот про­ект $90 мил­ли­о­нов, для его за­вер­ше­ния необ­хо­ди­мо еще $25 мил­ли­о­нов. Мне хо­чет­ся, что­бы кто-то раз­де­лил со мной риск. Мы со­зда­ли биз­нес-план, от­пра­ви­ли его Ев­ро­пей­ско­му бан­ку ре­кон­струк­ции и раз­ви­тия и еще неко­то­рым ор­га­ни­за­ци­ям. Всех, кро­ме ЕБРР, от­тал­ки­ва­ет пер­вый пункт – то, что объ­ект на­хо­дит­ся в Укра­ине. Осталь­ные пред­ло­жен­ные на­ми усло­вия биз­нес-пла­на очень нра­вят­ся.

Остал­ся ли в си­ле до­го­вор с брен­дом Renaissance, под­пи­сан­ный в 2012 го­ду?

Мы сей­час ве­дем пе­ре­го­во­ры с ком­па­ни­ей Marriott International об усло­ви­ях пре­кра­ще­ния это­го до­го­во­ра. На дан­ный мо­мент мы рас­смат­ри­ва­ем не­сколь­ко воз­мож­ных сце­на­ри­ев для дан­но­го про­ек­та. Не ис­клю­чаю, что мы мо­жем пой­ти на ва­ри­ант softбрен­дин­га: от­кры­тие оте­ля под соб­ствен­ным брен­дом и при­вле­че­ние опе­ра­то­ра. Воз­мож­но, вер­нем­ся к мо­де­ли фран­чай­зин­га, ес­ли воз­ник­нет та­кая необ­хо­ди­мость. Ес­ли опе­ра­тор го­тов вкла­ды­вать соб­ствен­ные сред­ства в про­ект ли­бо при­вле­чет фи­нан­си­ро­ва­ние под свои га­ран­тии, мы го­то­вы от­дать го­сти­ни­цу в управ­ле­ние та­ко­му опе­ра­то­ру.

Ка­ко­вы Ва­ши пла­ны от­но­си­тель­но зда­ния сто­лич­но­го ки­но­те­ат­ра «Ки­но­па­но­ра­ма»?

Ки­но­про­кат был за­крыт с 1 ок­тяб­ря те­ку­ще­го го­да, а до кон­ца ме­ся­ца в «Ки­но­па­но­ра­ме» про­во­ди­лись спек­так­ли. На се­го­дняш­ний день мы вы­пол­ни­ли свои обя­за­тель­ства по до­го­во­рам, и объ­ект пре­кра­тил ра­бо­ту. В свя­зи с этим мы услы­ша­ли мно­го кри­ти­ки в свой ад­рес, за­яв­ле­ний, что ино­стран­цы от­би­ра­ют у го­ро­да куль­то­вый ки­но­те­атр, уби­ва­ют куль­ту­ру. Хо­чу про­сто ска­зать: ни­кто не хо­дил в этот ки­но­те­атр. За­крыл бы я его, ес­ли бы объ­ект при­но­сил при­быль? «Ан­шлаг» ки­но­те­ат­ра – это три че­ло­ве­ка в 500-мест­ном за­ле, а мак­си­маль­ное ко­ли­че­ство по­се­ти­те­лей со­би­ра­ли толь­ко спек­так­ли. На про­тя­же­нии де­вя­ти лет по­сле по­куп­ки мы суб­си­ди­ро­ва­ли «Ки­но­па­но­ра­му» при том, что обя­за­тель­ства по со­хра­не­нию про­фи­ля ки­но­те­ат­ра дей­ство­ва­ли лишь в те­че­ние трех лет по­сле его при­ва­ти­за­ции.

В мо­их планах – пе­ре­про­фи­ли­ро­вать это зда­ние. На дан­ный мо­мент у нас есть го­то­вый про­ект го­сти­ни­цы на ме­сте ки­но­те­ат­ра «Ки­но­па­но­ра­ма». Од­на­ко окон­ча­тель­ное ре­ше­ние по­ка не при­ня­то, так как все бу­дет за­ви­сеть от спро­са. Тем не ме­нее, неза­ви­си­мо от то­го, на ка­ком ре­ше­нии оста­но­вим­ся, мы на­ме­ре­ны со­хра­нить ис­то­ри­че­ское на­зва­ние – «Ки­но­па­но­ра­ма», ат­ри­бу­ти­ку ки­но­те­ат­ра, обу­стро­ить му­зей­ную вы­став­ку и, воз­мож­но, со­зда­дим неболь­шой ки­но­зал.

Спрос на го­сти­нич­ное раз­ме­ще­ние в Ки­е­ве рас­тет. Не ду­ма­ли ли Вы, что сей­час хо­ро­шее вре­мя на­чать строительство оте­ля?

Да, ры­нок рас­тет, но эта тен­ден­ция на­блю­да­ет­ся толь­ко в сег­мен­те оте­лей 2-3 звез­ды. Их за­груз­ка до­сти­га­ет 80-90%, по­это­му по­тре­би­те­лям при­хо­дит­ся оста­нав­ли­вать­ся в го­сти­ни­цах 4 и 5 звезд. Ины­ми сло­ва­ми, объ­ек­ты вы­со­кой ка­те­го­рии по­лу­ча­ют ди­ви­ден­ды из-за то­го, что в 2-3-звез­доч­ных оте­лях все за­ня­то. По этой при­чине мы и ре­ши­ли вер­нуть­ся к ре­а­ли­за­ции про­ек­та ре­кон­струк­ции го­сти­ни­цы «Лейпциг», ина­че у нас не бы­ло пла­нов ее за­пус­кать.

Го­сти­ни­ца – дол­го­игра­ю­щий про­ект. Она ни­ко­гда не оку­пит­ся за 3-4 го­да, в луч­шем слу­чае – 10-15 лет. А пе­ри­од воз­вра­та ин­ве­сти­ций в та­кой про­ект, как «Лейпциг», мо­жет быть да­же по­ко­ле­ние.

На ми­ро­вом рын­ке го­сти­ни­цы про­сто пе­ре­про­да­ют­ся. Мно­гие объ­ек­ты по­ку­па­ют­ся для пре­сти­жа, осо­бен­но ин­ве­сто­ра­ми из Ближ­не­го Во­сто­ка. Круп­ные опе­ра­то­ры, та­кие как Marriott International, та­к­же хо­тят за­по­лу­чить в свою кол­лек­цию ка­кую-то отель­ную «жем­чу­жи­ну». Что ка­са­ет­ся при­быль­но­сти, то, к при­ме­ру, ни од­на го­сти­ни­ца Лон­до­на не име­ет став­ку до­ход­но­сти бо­лее 1%. Мож­но ку­пить та­кой объ­ект, услов­но, за $1 мил­ли­ард, а че­рез год про­дать за $1,1 мил­ли­ар­да. Ес­ли же оста­вить отель в соб­ствен­но­сти, то да­же при 90-про­цент­ной за­пол­ня­е­мо­сти и цене но­ме­ра в 500600 фун­тов стер­лин­гов он не ото­бьет­ся при жиз­ни. По­это­му го­сти­ни­цы – это биз­нес ку­пи-про­дай, од­на­ко, к со­жа­ле­нию, толь­ко не в Укра­ине, ина­че мы бы по­стро­и­ли отель и на сле­ду­ю­щий день про­да­ли на $50-70 мил­ли­о­нов до­ро­же.

Вы об­ща­е­тесь со мно­ги­ми ин­ве­сто­ра­ми – и укра­ин­ски­ми, и за­ру­беж­ны­ми. По Ва­ше­му мне­нию, ка­кие на­стро­е­ния пре­об­ла­да­ют се­го­дня сре­ди ин­ве­сто­ров в Укра­и­ну?

В сред­нем в Укра­и­ну по­сту­па­ет не бо­лее $2 мил­ли­ар­дов ин­ве­сти­ций в год. Ос­нов­ные сред­ства на­прав­ля­ют­ся в аг­рар­ный ры­нок, ин­фра­струк­ту­ру, пор­то­вые со­ору­же­ния, аль­тер­на­тив­ную энер­ге­ти­ку и It-сфе­ру. Для срав­не­ния: укра­ин­ская диас­по­ра за один год вы­сы­ла­ет в стра­ну око­ло $10 мил­ли­ар­дов. То есть это од­на из са­мых боль­ших ста­тей до­хо­дов. Хо­те­лось бы, что­бы укра­ин­цы за­ра­ба­ты­ва­ли деньги до­ма, но, к со­жа­ле­нию, по­ка не по­лу­ча­ет­ся. Толь­ко ко­гда го­су­дар­ство при­мет за­ко­ны, ко­то­рые поз­во­лят ино­стран­ным пред­при­я­ти­ям по­лу­чать хо­ро­ший до­ход в Укра­ине, они пе­ре­ста­нут пе­ре­ма­ни­вать кад­ры и нач­нут вкла­ды­вать в стра­ну и опе­ри­ро­вать здесь. Что их сдер­жи­ва­ет сей­час? Я ни­че­го но­во­го не ска­жу. Пер­вое – это нера­бо­та­ю­щая су­деб­ная си­сте­ма, вто­рое – кор­руп­ция. Ко­гда-то на пер­вом ме­сте сто­я­ла вой­на, се­го­дня она за­ни­ма­ет ше­стое ме­сто сре­ди ин­ве­сти­ци­он­ных рис­ков.

Не пла­ни­ро­ва­ли ли Вы вой­ти в биз­нес аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ки?

Я уже ин­ве­сти­рую в аль­тер­на­тив­ную энер­ге­ти­ку, но не в Укра­ине. Я со­здал стар­тап, ко­то­рый за­ре­ги­стри­ро­ван в Абу-даби в ОАЭ и име­ет фи­ли­а­лы в Ка­на­де, США, Ис­па­нии, Са­у­дов­ской Ара­вии. На дан­ный мо­мент мы стро­им вет­ро­элек­тро­стан­цию в Са­у­дов­ской Ара­вии. Кро­ме то­го, мы вы­иг­ра­ли ев­ро­пей­ский грант в Ис­па­нии и ре­а­ли­зу­ем неболь­шой про­ект опыт­ной вет­ря­ной элек­тро­стан­ции на Ка­нар­ских ост­ро­вах.

Почему Вы не ин­ве­сти­ру­е­те в аль­тер­на­тив­ную энер­ге­ти­ку в Укра­ине?

До кон­ца 2019 го­да в Укра­ине дей­ству­ет очень хо­ро­шая про­грам­ма аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ки. Од­на­ко не по­нят­но, ка­кие усло­вия бу­дет пред­ла­гать го­су­дар­ство по ис­те­че­нию это­го сро­ка. Кро­ме то­го, ско­ро в Укра­ине со­сто­ят­ся оче­ред­ные вы­бо­ры. Не­из­вест­но, ка­кие бу­дут на­прав­ле­ния раз­ви­тия сек­то­ра аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ки и на­сколь­ко сле­ду­ю­щее пра­ви­тель­ство бу­дет при­дер­жи­вать­ся обе­ща­ний се­го­дняш­ней вла­сти.

Вто­рая про­бле­ма рын­ка аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ки Укра­и­ны за­клю­ча­ет­ся в том, что в этот сек­тор необ­хо­ди­мо за­хо­дить с соб­ствен­ны­ми боль­ши­ми день­га­ми. К при­ме­ру, ино­стран­ные ком­па­нии ин­ве­сти­ру­ют в та­кие про­ек­ты в Укра­ине сот­ни мил­ли­о­нов ев­ро. Не каж­дый иг­рок го­тов и спо­со­бен на по­доб­ные вло­же­ния. Кро­ме то­го, мест­ные бан­ки не участ­ву­ют в та­ких про­ек­тах, за­гра­нич­ные фи­н­учре­жде­ния прак­ти­че­ски не да­ют кре­ди­тов Укра­ине. ЕБРР вы­да­ет сред­ства и бе­рет на се­бя стра­но­вые рис­ки, но все рав­но по­лу­ча­ет­ся неде­ше­вое кре­ди­то­ва­ние. На За­па­де мож­но по­лу­чить грант или фи­нан­си­ро­ва­ние под 1-2% го­до­вых. В Са­у­дов­ской Ара­вии, на­при­мер, 50% сто­и­мо­сти про­ек­та аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ки обес­пе­чи­ва­ет го­су­дар­ство, дру­гую часть мож­но взять под низ­кий про­цент в бан­ке.

«МОЙ ПЕР­ВЫЙ СО­ВЕТ: НИ­КО­ГДА НИ С КЕМ НЕ ДОГОВАРИВАТЬСЯ, НЕ ИДТИ НА ПОВОДУ, НЕ ПЛАТИТЬ «ЛЕВЫЕ» ДЕНЬГИ, ЧТО­БЫ СИЮМИНУТНО РЕ­ШИТЬ ПРОБЛЕМУ. В СЛУ­ЧАЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ СЛОЖНОСТЕЙ НЕОБ­ХО­ДИ­МО ГРОМ­КО ЗА­ЯВ­ЛЯТЬ О НИХ»

Как ин­ве­стор мо­жет мак­си­маль­но обез­опа­сить се­бя и свой биз­нес в Укра­ине?

Мой пер­вый со­вет: ни­ко­гда ни с кем не договариваться, не идти на поводу, не платить «левые» деньги, что­бы сиюминутно ре­шить проблему. В слу­чае возникновения сложностей необ­хо­ди­мо гром­ко за­яв­лять о них. Се­го­дня Укра­и­на во мно­гом за­ви­сит от МВФ, ЕС и США, пе­ред ко­то­ры­ми укра­ин­ские го­сор­га­ны иг­ра­ют чест­но, а по­это­му бо­ят­ся оглас­ки та­ких пре­це­ден­тов, как, к при­ме­ру, у на­шей ком­па­нии.

Вто­рой со­вет: ес­ли речь идет об ино­стран­ном ин­ве­сто­ре, в слу­чае на­ру­ше­ния прав ему в первую оче­редь необ­хо­ди­мо об­ра­тить­ся в по­соль­ство сво­ей стра­ны и к ом­буд­сме­ну. Это необ­хо­ди­мо де­лать как мож­но ско­рее, по­то­му что ес­ли де­ло дой­дет до су­да, ом­буд­смен уже не смо­жет ни­чем по­мочь – он не име­ет пол­но­мо­чий вме­ши­вать­ся в де­ло, ко­то­рое идет в су­де, а суды здесь кор­рум­пи­ро­ван­ные. По­это­му тре­тий со­вет: необ­хо­ди­мо пы­тать­ся ре­шить про­бле­мы до то­го, как нач­нет­ся су­деб­ное раз­би­ра­тель­ство.

Мо­хам­мад Зах­ур, ос­но­ва­тель и соб­ствен­ник груп­пы ISTIL

Отель «Лейпциг» по ул. Вла­ди­мир­ской, 39, Ки­ев

Биз­нес-центр «Ри­аль­то» по ул. Но­во­кон­стан­ти­нов­ской, 18, Ки­ев

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.