За ту­ма­ном, но без за­па­ха тай­ги. По­че­му по­езд­ка на за­ра­бот­ки все ча­ще ока­зы­ва­ет­ся до­ро­гой в ни­ку­да

По­езд­ки укра­ин­цев на за­ра­бот­ки в со­сед­ние стра­ны не ста­но­вят­ся ме­нее по­пу­ляр­ны­ми. Вот толь­ко нор­маль­но за­ра­бо­тать и бла­го­по­луч­но вер­нуть­ся до­мой все слож­нее

Delovaya Stolitsa - - ЭКОНОМИКА -

Алек­сей СЕРГИЕНКО

Укра­и­на быст­ро те­ря­ет свой са­мый цен­ный ка­пи­тал — лю­дей. Ин­сти­тут де­мо­гра­фии при Ака­де­мии на­ук пре­ду­пре­жда­ет: к 2050 г. укра­ин­цев мо­жет остать­ся все­го 32 млн. При­том что в на­ча­ле 1990-х в стране про­жи­ва­ли 52 млн че­ло­век. Да, со­кра­ще­ние ко­рен­но­го на­се­ле­ния — об­щая бе­да всех ев­ро­пей­ских стран. Вот толь­ко Укра­и­на тут по­че­му-то ока­за­лась ли­де­ром или, пра­виль­нее ска­зать, ан­ти­ли­де­ром, опе­ре­див по тем­пам со­кра­ще­ния на­се­ле­ния да­же Лит­ву с Лат­ви­ей.

По­че­му мы так быст­ро те­ря­ем на­се­ле­ние? При­чи­на в том, что на небла­го­при­ят­ную де­мо­гра­фию (мень­ше де­тей на каж­дую се­мью) на­ло­жи­лась мас­со­вая эми­гра­ция, ко­то­рая, в свою оче­редь, су­ще­ству­ет в несколь­ких фор­мах. Од­ни на­ши со­оте­че­ствен­ни­ки с са­мо­го на­ча­ла ре­ша­ют, что хо­тят жить в дру­гой стране. Они учат язык, ко­пят деньги, про­да­ют недви­жи­мость и в кон­це кон­цов уез­жа­ют. Этих лю­дей, к со­жа­ле­нию, уже не вер­нуть.

Дру­гая ка­те­го­рия ми­гран­тов — те, кто, на­обо­рот, ез­дят за ру­беж толь­ко на се­зон­ные ра­бо­ты, ус­лов­но го­во­ря, клуб­ни­ку со­би­рать или ша­ба­шить на строй­ке. Они ни­ку­да пе­ре­се­лять­ся не со­би­ра­ют­ся, их за­да­ча — по­ско­рее вер­нуть­ся до­мой с за­ра­бо­тан­ны­ми ев­ро в кармане.

Но меж­ду эти­ми дву­мя «край­но­стя­ми» есть еще од­на, са­мая круп­ная ка­те­го­рия — лю­ди, ко­то­рые едут в дру­гие стра­ны ра­бо­тать и жить, не имея чет­ких пла­нов на бу­ду­щее. В Укра­ине они остав­ля­ют до­ма и се­мьи, а на чуж­бине ве­дут се­бя по си­ту­а­ции — со­гла­ша­ют­ся на вся­кую ра­бо­ту, но ста­ра­ют­ся жить на до­стой­ном уровне, не эко­но­мя каж­дую ко­пей­ку, и при этом ско­ло­тить хо­тя бы неболь­шой ка­пи­тал.

Еще не так дав­но этот сце­на­рий вполне се­бя оправ­ды­вал. Кто-то, за­ра­бо­тав деньги, воз­вра­щал­ся до­мой и, ска­жем, от­кры­вал в Укра­ине свой ма­лень­кий биз­нес. Кто-то, на­обо­рот, обос­но­вы­вал­ся в но­вой стране и со вре­ме­нем за­би­рал к се­бе се­мью. А кто-то так и мо­тал­ся меж­ду Укра­и­ной и, ча­ще все­го, Поль­шей, пол­го­да за­ра­ба­ты­вая деньги, а сле­ду­ю­щие пол­го­да жи­вя на за­ра­бо­тан­ное.

Но те­перь все ме­ня­ет­ся. Во-пер­вых, кон­ку­рен­ция рас­тет. На за­ра­бот­ках в Ев­ро­пе укра­ин­цы все ча­ще ра­бо­та­ют бок о бок не толь­ко с бе­ло­ру­са­ми или мол­да­ва­на­ми, но и с ки­тай­ца­ми, ара­ба­ми, аф­ри­кан­ца­ми. Ста­рый Свет про­сто за­хлест­ну­ла вол­на ара­бо-аф­ри­кан­ской ми­гра­ции, и не все пред­ста­ви­те­ли этой вол­ны хо­тят жить на по­со­бие. Мно­гие го­то­вы ра­бо­тать, при­чем ра­бо­тать боль­ше и ста­ра­тель­нее, чем сла­вяне, а жить в бо­лее стес­нен­ных усло­ви­ях.

И хо­тя до­хо­ды за­ро­бит­чан по­ка немно­го боль­ше, чем они мо­гут за­ра­бо­тать на ро­дине, дру­гие из­держ­ки де­ла­ют тру­до­вую эми­гра­цию из Укра­и­ны все ме­нее при­вле­ка­тель­ной. Пре­жде все­го это, ко­неч­но, из­держ­ки со­ци­аль­ные. Во-пер­вых, отъ­езд за ру­беж в по­гоне за со­мни­тель­ным за­ра­бот­ком ча­сто и за­ко­но­мер­но при­во­дит к по­те­ре ра­бо­че­го ме­ста на ро­дине. Кон­ку­рен­цию на внут­рен­нем рын­ке тру­да то­же по­ка ни­кто не от­ме­нял, так что за­ча­стую, вер­нув­шись до­мой, че­ло­век не мо­жет вновь тру­до­устро­ить­ся — не то что на ста­рое ме­сто, но и во­об­ще по сво­ей специальности. До­ба­вим сю­да неред­кую по­те­рю се­мьи как ре­зуль­тат дол­гой раз­лу­ки. А ес­ли есть де­ти, все еще ху­же. Укра­ин­цы, уез­жа­ю­щие на за­ра­бот­ки за ру­беж, остав­ля­ют без вни­ма­ния сво­их де­тей, вы­нуж­ден­ных фак­ти­че­ски рас­ти без ро­ди­те­лей.

Идем даль­ше. Ма­ло ко­му нра­вит­ся чув­ство­вать се­бя че­ло­ве­ком «вто­ро­го сор­та», но пе­чаль­ная прав­да та­ко­ва: за ру­бе­жом укра­ин­цы — ми­гран­ты, га­стар­бай­те­ры — лю­ди без прав. Ес­ли в Укра­ине они ра­бо­та­ли ин­же­не­ра­ми, ме­тал­лур­га­ми, вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ны­ми стро­и­те­ля­ми, то в Ев­ро­пе бы­ли вы­нуж­де­ны пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­вать­ся в сбор­щи­ков пло­дов и ягод, упа­ков­щи­ков еды, груз­чи­ков и ма­ля­ров, то есть они созна­тель­но со­гла­ша­ют­ся на зна­чи­тель­ное по­ни­же­ние со­ци­аль­но­го ста­ту­са. Мо­жет ли че­ло­век при этом чув­ство­вать се­бя пси­хо­ло­ги­че­ски ком­форт­но? Во­прос ри­то­ри­че­ский…

Впро­чем, о пси­хо­ло­ги­че­ском ком­фор­те не при­хо­дит­ся го­во­рить там, где нет ком­фор­та фи­зи­че­ско- го. Ми­гран­ты вы­нуж­де­ны ре­гу­ляр­но ра­бо­тать сверх нор­мы, те­ряя свое здо­ро­вье. В про­тив­ном слу­чае у ино­стран­но­го хо­зя­и­на они мно­го не за­ра­бо­та­ют, ведь вре­мя пре­бы­ва­ния за гра­ни­цей у укра­ин­ско­го тру­до­во­го ми­гран­та за­ве­до­мо огра­ни­че­но.

От­сю­да же сле­ду­ет и не­воз­мож­ность ка­рьер­но­го ро­ста. В Укра­ине ра­бот­ни­ки мо­гут под­ни­мать­ся по ка­рьер­ной лест­ни­це, ес­ли тру­дят­ся доб­ро­со­вест­но, про­яв­ля­ют рве­ние и долж­ные спо­соб­но­сти. За гра­ни­цей та­кой воз­мож­но­сти прак­ти­че­ски нет — она все­це­ло от­да­на мест­но­му на­се­ле­нию.

Да и во­об­ще, не слу­чай­но биз­нес в стра­нах Ев­ро­пы за­ин­те­ре­со­ван в упро­ще­нии предо­став­ле­ния ра­бо­чих мест жи­те­лям Укра­и­ны. Им мож­но мень­ше пла­тить, они непри­хот­ли­вы, не тре­бу­ют до­пол­ни­тель­ных со­ци­аль­ных благ, их лег­ко уво­лить, и они го­то­вы ра­бо­тать не по рас­пи­са­нию, а столь­ко, сколь­ко тре­бу­ет­ся.

По­сто­ян­ные пе­ре­ра­бот­ки вле­кут за со­бой про­бле­мы со здо­ро­вьем. Но у укра­ин­цев, ра­бо­та­ю­щих за ру­бе­жом, как пра­ви­ло, нет ме­ди­цин­ской стра­хов­ки, и в слу­чае про­блем со здо­ро­вьем они оста­ют­ся один на один с эти­ми про­бле­ма­ми. Есть ли смысл за­ра­ба­ты­вать за гра­ни­цей, что­бы до­ма тра­тить за­ра­бо­тан­ные деньги на ле­че­ние?

Дол­гое вре­мя от­па­хав на чуж­бине, укра­ин­цы ста­но­вят­ся, по су­ти, от­ра­бо­тан­ным сы­рьем. Вер­нув­шись на ро­ди­ну, они стал­ки­ва­ют­ся с от­сут­стви­ем пен­сии (не за­ра­бо­та­ли), на­ли­чи­ем низ­ко­го со­ци­аль­но­го ста­ту­са (не по­стро­и­ли ка­рье­ру) и про­бле­ма­ми со здо­ро­вьем, по­те­рян­ным за ру­бе­жом. Но это ес­ли на за­ра­бот­ки они все-та­ки съез­ди­ли. А по­лу­ча­ет­ся это да­ле­ко не у всех. Се­год­ня про­цве­та­ют фир­мы-мо­шен­ни­ки, «спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щи­е­ся» на тру­до­устрой­стве за гра­ни­цей. Их жерт­вы, по­тра­тив деньги, ли­бо не едут во­об­ще ни­ку­да, ли­бо вы­нуж­де­ны ра­бо­тать за гро­ши и жить в невы­но­си­мых усло­ви­ях.

На­ко­нец, вспом­ним о го­су­дар­ствен­ных ин­те­ре­сах. Тру­до­вые эми­гран­ты со­зда­ют угро­зу укра­ин­ской эко­но­ми­ке. Из-за то­го, что их ко­ли­че­ство рас­тет, оте­че­ствен­ные пред­при­я­тия оста­ют­ся без ра­бо­чей си­лы. А зна­чит, и без пер­спек­тив раз­ви­тия. Мо­жет так стать­ся, что де­тям ны­неш­них за­ро­бит­чан по­про­сту не най­дет­ся ра­бо­ты у се­бя на ро­дине.

Не слу­чай­но биз­нес в Ев­ро­пе за­ин­те­ре­со­ван в упро­ще­нии предо­став­ле­ния ра­бо­чих мест жи­те­лям Укра­и­ны. Им мож­но мень­ше пла­тить, они непри­хот­ли­вы, их лег­ко уво­лить, и они го­то­вы ра­бо­тать не по рас­пи­са­нию, а столь­ко, сколь­ко тре­бу­ет­ся

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.