Укра­и­на раз­ме­сти­ла ев­ро­об­ли­га­ции на $2 млрд. Что это: но­вое дол­го­вое яр­мо или ослаб­ле­ние оно­го?

Delovaya Stolitsa - - ЭКОНОМИКА - Алек­сей КУЩ

Ска­жем сра­зу, усло­вия вы­пус­ка об­ли­га­ций ока­за­лись для Укра­и­ны не луч­ши­ми, од­на­ко на дан­ный мо­мент, в пред­две­рии мно­го­мил­ли­ард­ных дол­ла­ро­вых вы­плат меж­ду­на­род­ным кре­ди­то­рам, на­шей стране кри­ти­че­ски нуж­ны эти $2 млрд, осо­бен­но ес­ли учесть, что, несмот­ря на за­яв­ле­ния о про­дол­же­нии со­труд­ни­че­ства, МВФ по­ка не то­ро­пит­ся да­вать нам оче­ред­ной транш.

Упу­щен­ные воз­мож­но­сти

Наш Мин­фин спе­шил, в ре­зуль­та­те че­го пре­зен­та­цию вы­пус­ка и са­мо раз­ме­ще­ние раз­де­ли­ли счи­тан­ные дни. Для уско­ре­ния про­цес­са ко­ман­да ме­не­дже­ров раз­де­ли­лась на несколь­ко под­групп: од­на из них пре­зен­то­ва­ла в Лон­доне, дру­гая — уго­ва­ри­ва­ла ин­ве­сто­ров в Нью-Йор­ке.

Впро­чем, ин­ве­сто­ры очень лю­бят две ве­щи: на­деж­ность и вы­со­кую про­цент­ную став­ку. Пер­вое крайне ред­ко со­че­та­ет­ся со вто­рым. При­знак на­деж­но­сти — это ко­гда стра­на мо­жет поз­во­лить се­бе вя­ло­те­ку­щий про­цесс раз­ме­ще­ния, как бы де­лая одол­же­ние рын­ку. А в на­шем слу­чае бы­ла, по­вто­рим­ся, спеш­ка, ко­то­рая от­ра­зи­лась на всем: сро­ках зай­ма, про­цент­ной став­ке, сум­ме.

Так­же умест­но от­ме­тить, что наи­бо­лее бла­го­при­ят­ным пе­ри­о­дом для при­вле­че­ния зай­мов Укра­и­ной на внеш­них рын­ках ка­пи­та­ла бы­ла вес­на 2018-го. Де­ло в том, что в про­шлом го­ду, по дан­ным ООН, гло­баль­ные ин­ве­сти­ции рез­ко со­кра­ти­лись. Про­изо­шло это за счет кар­ди­наль­ной пе­ре­за­груз­ки мо­не­тар­ной си­сте­мы США. Ес­ли рань­ше, по­сле кри­зи­са 2008-го, ФРС про­во­ди­ла по­ли­ти­ку ко­ли­че­ствен­но­го рас­ши­ре­ния, уве­ли­чи­вая дол­ла­ро­вую лик­вид­ность в обо­ро­те и сни­жая ба­зо­вые про­цент­ные став­ки по­чти до ну­ле­вой от­мет­ки, то сей­час мо­не­тар­ные вла­сти Шта­тов пе­ре­шли к диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ной по­ли­ти­ке — ко­ли­че­ствен­но­му сжа­тию, ко­гда де­неж­ная мас­са со­кра­ща­ет­ся, а про­цент­ные став­ки рас­тут. В этих усло­ви­ях боль­ше все­го стра­да­ют имен­но раз­ви­ва­ю­щи­е­ся рын­ки, ведь ес­ли рань­ше они мог­ли при­вле­кать ка­пи­тал по срав­ни­тель­но низ­кой цене, то от­ныне столк­ну­лись с про­бле­мой от­то­ка ка­пи­та­ла, ко­гда для удер­жа­ния ин­ве­сто­ров при­хо­дит­ся по­вы­шать про­цент­ные став­ки, в том чис­ле по све­рен­ным обя­за­тель­ствам.

Кро­ме то­го, зна­чи­тель­но сузил­ся и раз­мер ка­пи­та­ла, ко­то­рый по­тен­ци­аль­но мож­но при­влечь, ведь ин­ве­сто­ры ско­рее бу­дут вкла­ды­вать­ся в каз­на­чей­ские обя­за­тель­ства США под 3%, чем в раз­ви­ва­ю­щи­е­ся стра­ны под 5–6%. Эта опас­ная тен­ден­ция на­шла свое под­твер­жде­ние в су­ще­ствен­ном от­то­ке средств ин­ве­сто­ров из вен­чур­ных фон­дов, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щих­ся на рын­ках emerging markets.

По всем про­гно­зам, уже на­чи­ная с ле­та про­цесс от­то­ка ин­ве­сти­ций с раз­ви­ва­ю­щих­ся рын­ков дол­жен был уско­рить­ся. В та­ком слу­чае у Мин­фи­на бы­ло два ва­ри­ан­та: дей­ство­вать быст­ро и раз­ме­щать ев­ро­об­ли­га­ции вес­ной, да­же невзи­рая на то, что про­грам­ма со­труд­ни­че­ства с МВФ на­хо­ди­лась на па­у­зе, или ждать осе­ни, но­во­го со­гла­ше­ния с МВФ и ко­рот­кой по­ло­жи­тель­ной кор­рек­ции в ди­на­ми­ке ак­тив­но­сти ин­ве­сто­ров на раз­ви­ва­ю­щих­ся рын­ках.

Как по­ка­зы­ва­ет прак­ти­ка, ры­ноч­ная конъ­юнк­ту­ра на­мно­го важ­нее но­во­го ме­мо­ран­ду­ма с МВФ. Раз­ме­щать­ся в ян­ва­ре-фев­ра­ле это­го го­да бы­ло слож­но по при­чине па­де­ния ми­ро­вых фон­до­вых рын­ков. А вот с мар­та по май спектр ры­ноч­ных воз­мож­но­стей су­ще­ствен­но рас­ши­рил­ся. Ин­ве­сто­ры еще не бы­ли пол­но­стью уве­ре­ны в том, что сред­не­сроч­ный цикл ин­ве­сти­ци­он­ной ак­тив­но­сти, на­чав­ший­ся в 2008 г., окон­ча­тель­но сло­ман. Укра­и­на мог­ла рас­счи­ты­вать раз­ме­стить ев­ро­об­ли­га­ции на 10–15 лет при до­ход­но­сти 7–7,5% го­до­вых. Но как раз в тот пе­ри­од то­гдаш­ний ми­нистр фи­нан­сов Алек­сандр Да­ни­люк был за­нят со­вер­шен­но ины­ми де­ла­ми — увле­кал­ся эпи­сто­ляр­ным жан­ром, пи­сал за­пис­ки по­слам стран «Боль­шой се­мер­ки»…

Итак, по ря­ду при­чин был вы­бран вто­рой ва­ри­ант — фи­наль­ные пе­ре­го­во­ры с МВФ, и уже по­сле них раз­ме­ще­ние ев­ро­об­ли­га­ций осе­нью, ко­гда улуч­ше­ние ры­ноч­ной конъ­юнк­ту­ры но­си­ло крат­ко­сроч­ный ха­рак­тер.

Иг­ра ва-банк

Из-за при­ня­той мо­де­ли по­ве­де­ния в ав­гу­сте Мин­фи­ну при­шлось при­вле­кать так на­зы­ва­е­мые бридж-кре­ди­ты, то есть ид­ти в «меж­ду­на­род­ный лом­бард». Речь идет о кре­ди­тах, по­лу­чен­ных в ка­че­стве экс­трен­но­го пе­ре­кре­ди­то­ва­ния, ко­гда нечем по­кры­вать те­ку­щие вы­пла­ты. За­ем на $725 млн под 9,2% го­до­вых был оформ­лен на шесть ме­ся­цев, то есть до февра­ля 2019-го, и га­ран­ти­ро­вал кре­ди­то­рам при­быль в раз­ме­ре бо­лее $32 млн. По мер­кам меж­ду­на­род­но­го рын­ка — ме­га­до­ход­ность. При­чем став­ка до­ход­но­сти — не са­мое слад­кое в нем. Изю­мин­ку рас­кро­ем че­рез па­ру аб­за­цев.

В 2019 г. Укра­и­на вхо­дит в на­пря­жен­ную фа­зу вы­пла­ты внеш­них дол­гов — бо­лее $12 млрд. То есть да­же вся но­вая про­грам­ма со­труд­ни­че­ства с МВФ не по­кры­ва­ет и 33% от пла­но­вых по­треб­но­стей. Нуж­но ре­фи­нан­си­ро­вать остав­шу­ю­ся часть, то есть за счет но­вых дол­гов от­да­вать ста­рые. Иде­аль­ный ва­ри­ант при этом — за­ме­щать ко­рот­кие дол­ги длин­ны­ми и до­ро­гие — де­ше­вы­ми. Как пра­ви­ло, две ука­зан­ные вы­ше оп­ции вполне ужи­ва­ют­ся друг с дру­гом. Но на этот раз что-то пошло не так.

Мин­фин вы­пу­стил два вы­пус­ка ев­ро­об­ли­га­ций: на пять лет с до­ход­но­стью 9% го­до­вых на сум­му $0,75 млрд и де­ся­ти­лет­ний под 9,75% го­до­вых на сум­му $1,25 млрд. Все­го бы­ло при­вле­че­но по­ряд­ка $2 млрд. На язы­ке про­стых цифр это озна­ча­ет, что по вто­ро­му вы­пус­ку за весь пе­ри­од об­ра­ще­ния Укра­и­на, кро­ме те­ла зай­ма в раз­ме­ре $1,25 млрд, долж­на бу­дет вы­пла­тить до­пол­ни­тель­но при­мер­но та­кую же сум­му про­цен­тов (97,5% от вы­пус­ка, ес­ли точ­нее). Усло­вия крайне невы­год­ные для эми­тен­та, а ведь мы еще не во­шли в 2019-й.

Срав­ним этот вы­пуск с на­шим про­шло­год­ним: в сен­тяб­ре 2017-го бы­ло вы­пу­ще­но ев­ро­об­ли­га­ций на $3 млрд на 15 лет под 7,375% го­до­вых. Кни­га за­явок со­ста­ви­ла $9,3 млрд, то есть спрос в 3,1 ра­за пре­вы­сил пред­ло­же­ние. То есть в ок­тяб­ре ны­неш­не­го го­да ухуд­ши­лись прак­ти­че­ски все ин­ди­ка­то­ры эмис­сии: со­кра­тил­ся срок, уве­ли­чи­лась про­цент­ная став­ка, умень­шил­ся спрос (кни­га за­явок — $4,9 млрд, или в 2,45 ра­за боль­ше вы­пус­ка).

В этом го­ду Укра­и­на одал­жи­ва­ла ре­сур­сы на меж­ду­на­род­ном рын­ке ка­пи­та­ла до­ро­же, чем дру­гие раз­ви­ва­ю­щи­е­ся стра­ны (см. ин­фо­гра­фи­ку). Де­шев­ле все­го это про­ис­хо­ди­ло в Поль­ше — 1,12%, что неуди­ви­тель­но, ведь, по дан­ным ОЭСР, эта стра­на уже мо­жет ква­ли­фи­ци­ро­вать­ся как раз­ви­тая. Бе­ла­русь весь­ма во­вре­мя вы­шла на ры­нок зай­мов зи­мой это­го го­да и при­влек­ла $0,6 млрд по став­ке 6,2% с це­лью по­пол­не­ния про­сев­ших ЗВР сво­е­го цен­тро­бан­ка. Да­же РФ, утом­лен­ная санк­ци­я­ми, при­вле­ка­ет под 5,25% на 29 лет.

По со­об­ще­нию Мин­фи­на, $750 млн из при­вле­чен­ных Укра­и­ной в этом ок­тяб­ре пой­дут на вы­куп вы­пу­щен­ных в ав­гу­сте ше­сти­ме­сяч­ных об­ли­га­ций. Та­ким об­ра­зом, их по­ку­па­те­лям по­вез­ло два­жды — вна­ча­ле со став­кой, а те­перь и с до­сроч­ным вы­ку­пом, тем бо­лее что ры­ноч­ные ко­ти­ров­ки им бла­го­при­ят­ству­ют. Учи­ты­вая, что мы за­ме­ща­ем об­ли­га­ции с до­ход­но­стью 9,2% но­вы­ми вы­пус­ка­ми под 9 и 9,75%, по­лу­ча­ет­ся, что до­ро­гие зай­мы транс­фор­ми­ру­ют­ся в еще бо­лее тя­же­лые мик­сы. Глав­ный плюс — это вы­ход из за­пад­ни ко­рот­ких вы­пус­ков. Раз­ме­щать ев­ро­об­ли­га­ции со сро­ком по­га­ше­ния в фев­ра­ле сле­ду­ю­ще­го го­да, ко­гда пла­теж­ный ка­лен­дарь и так из­ре­ше­чен, как ми­шень в ти­ре снай­пе­ров, бы­ло обык­но­вен­ным безу­ми­ем, ес­ли толь­ко в пла­нах не бы­ло бо­лее длин­ных зай­мов.

В 2019 г. Укра­и­на вхо­дит в на­пря­жен­ную фа­зу вы­пла­ты внеш­них дол­гов — бо­лее $12 млрд. То есть да­же вся но­вая про­грам­ма со­труд­ни­че­ства с МВФ не по­кры­ва­ет и 33% от пла­но­вых по­треб­но­стей Вам есть что ска­зать по те­ме ста­тьи? Пи­ши­те нам на элек­трон­ную по­чту oleksiy.kusch@ukr.net

В це­лом ор­га­ни­за­то­ры на­ше­го вы­пус­ка ев­ро­бон­дов BNP Paribas, Citi, Goldman Sachs и J. P. Morgan по­лу­чи­ли весь­ма вы­год­ный для ин­ве­сто­ров ин­стру­мент. То, что это так, по­ка­за­ли уже бли­жай­шие ко­ти­ров­ки но­вых вы­пус­ков укра­ин­ских ев­ро­об­ли­га­ций. По дан­ным ин­фор­ма­ци­он­но-тор­го­вой си­сте­мы Bloomberg, пя­ти­лет­ние бу­ма­ги ко­ти­ро­ва­лись вы­ше но­ми­на­ла с до­ход­но­стью 8,82% го­до­вых, то есть ни­же став­ки пер­вич­но­го раз­ме­ще­ния. А де­ся­ти­лет­ние — с до­ход­но­стью 9,57%, что так­же ни­же пер­во­на­чаль­но­го уров­ня. Та­ким об­ра­зом, мы не со­всем уга­да­ли с це­ной от­се­че­ния, ведь сни­же­ние до­ход­но­сти го­во­рит о том, что про­да­ли слиш­ком де­ше­во (или при­ме­ни­тель­но к став­ке до­ход­но­сти — слиш­ком «до­ход­но» для ин­ве­сто­ра). За один день кто-то за­ра­бо­тал $3–4 млн. Ме­лочь, а непри­ят­но…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.