«Мне пред­ла­га­ли два мил­ли­ар­да дол­ла­ров»

Олег Ры­ба­чук го­во­рит, что пять раз от­ка­зы­вал­ся от встре­чи с Пу­ти­ным, а ко­гда на­ко­нец со­гла­сил­ся, то услы­шал пред­ло­же­ние, по­сле ко­то­ро­го... по­дал в от­став­ку, по­то­му что ее при­нял... Ющен­ко

Den (Russian) - - Актуальное интервью - Ал­ла ДУБРОВЫК-РОХОВА, «День»

Окон­ча­ние. На­ча­ло в № 83 от 15 мая 2018 г.

Вма­те­ри­а­ле с круг­ло­го сто­ла «Дня» — «Си­сте­ма, по­ка, пе­ре­иг­ры­ва­ет общество», вы­шед­шем в га­зе­те 11 мая, один из го­стей — Алек­сандр Да­ни­люк озву­чил до­воль­но шо­ки­ру­ю­щие ве­щи в ад­рес Оле­га Ры­ба­чу­ка. В част­но­сти. Да­ни­люк за­явил: «...Это пре­крас­но из­вест­но Оле­гу Ры­ба­чу­ку, ко­то­рый, со­зна­тель­но на­хо­дясь в кон­так­те с Сер­ге­ем Ле­воч­ки­ным, на са­мом де­ле ис­поль­зо­вал граж­дан­ские си­лы, в том чис­ле на Май­дане, для де­струк­тив­ных для Укра­и­ны ве­щей». На­ше пра­ви­ло — предо­став­лять сло­во дру­гой сто­роне. Что мы и сде­ла­ли.

Олег Ры­ба­чук под­твер­дил: кон­фликт меж­ду ни­ми на­чал­ся по­сле неудачи «Спіль­ної спра­ви» Да­ни­лю­ка на На­ло­го­вом Май­дане. Прав­да, Ры­ба­чук как ос­но­ва­тель «Цен­тра.UA» на­ста­и­ва­ет, что он под­клю­чил­ся к про­цес­су, что­бы по­мочь. В про­дол­же­нии ин­тер­вью (первую часть — «Они не оста­но­вят «Шоу» — чи­тай­те в про­шлом но­ме­ре «Дня») с Оле­гом Ры­ба­чу­ком — о ре­фор­ме из­би­ра­тель­ных пра­вил, ко­то­рые «Центр.UA» лоб­би­ру­ет, о еже­не­дель­ных встре­чах в Крем­ле пе­ред пер­вым Май­да­ном, раз­ва­ле по­ма­ран­че­вой ко­а­ли­ции и га­зе как схе­ме кор­руп­ции украинской по­ли­ти­ки.

О ПОЕЗДКАХ В МОСК­ВУ ПЕ­РЕД ПЕР­ВЫМ МАЙ­ДА­НОМ

— Пан Олег, из филь­ма Би-Би-Си «Укра­и­на. Рос­сия. За­пад» мы не без удив­ле­ния узна­ли, что во вре­ме­на По­ма­ран­че­вой ре­во­лю­ции вы ез­ди­ли в Моск­ву. С ка­кой це­лью? Пу­тин по­мо­гал Ющен­ко?

— Та­кая ис­то­рия. При­бли­зи­тель­но та­кое вре­мя, как сей­час, — парк Шев­чен­ко, я уже на­род­ный де­пу­тат и один из ру­ко­во­ди­те­лей пре­зи­дент­ской кам­па­нии Ющен­ко. На мой мо­биль­ный при­хо­дит смс-ка от мо­е­го од­но­курс­ни­ка с ис­пан­ско­го язы­ка, с ко­то­рым я не ви­дел­ся 24 го­да при­бли­зи­тель­но. Мы с ним встре­ча­ем­ся, он мне по­ка­зы­ва­ет две ви­зит­ки — на­чаль­ник служ­бы без­опас­но­сти «Газпрома» и на­чаль­ник служ­бы без­опас­но­сти НТВ. На­чи­на­ет­ся раз­го­вор о Вла­ди­ми­ре Вла­ди­ми­ро­ви­че Пу­тине. И го­во­рит: слу­шай, та­кая си­ту­а­ция, в Москве есть две груп­пы вли­я­ния, и мы им го­во­рим, что здесь у Ющен­ко есть ко­ман­да, на­до с ни­ми по­го­во­рить и убе­дить. — В чем? — Я то­гда с удив­ле­ни­ем для се­бя от­крыл, что во­об­ще не знаю не то, что та­кое Пу­тин, а что та­кое Москва. Я уже пол­све­та объ­ез­дил, а в Москве я был несколь­ко раз во вре­мя во­ен­ных сбо­ров. И я их во­об­ще не знаю. Я го­во­рю зна­ко­мо­му: ты что, раз­го­ва­ри­вал с Пу­ти­ным? Он го­во­рит: есть та­кое пред­ло­же­ние, мы мо­жем про­сто у вас сфор­ми­ро­вать ка­кое-то мне­ние, мо­жем ор­га­ни­зо­вать ряд встреч, в сре­де, что­бы они ви­де­ли, что ты — нор­маль­ный че­ло­век. — Та­кие «хо­ро­шие» у вас зна­ко­мые. — Он ра­бо­тал во внеш­ней раз­вед­ке в Ко­лум­бии. И это стран­ная ис­то­рия, что он вдруг по­явил­ся в Москве. Он сам ро­дом из Пол­та­вы. Даль­ше тре­тий че­ло­век из УФСБ ран­гом — это был на­чаль­ник ФСБ Моск­вы и Мос­ков­ской об­ла­сти. То­же пол­тав­ча­нин. Я до­кла­ды­ваю Ющен­ко: «Ка­кая-то стран­ная ис­то­рия, пред­ла­га­ют, я не ви­жу ни­ка­ких рис­ков». А это за год до вы­бо­ров бы­ло. 2003 год, ка­жет­ся (мо­гу оши­бить­ся). И я го­во­рю, хо­ро­шо, два дня в неде лю ( сре да и чет верг) я бу ду в Мос к ве, уст­ра и вай те встре чи. Для ме ня это бы ло что-то ко­лос­саль­ное, я с ужа­сом по­ни­мал, что я не знаю эту часть. Встре чи бы ли с раз­ны­ми людь­ми — од­но­класс­ни­ки Пу­ти­на, де пу та ты, биз нес ме ны. Мне ре аль но бы­ло ин­те­рес­но. И ФСБ-шник то­же был, у них бы­ли ка­кие-то раз­го­во­ры. У них бы­ла од на те ма — на до вмес те де лать биз нес. Пу­тин — биз­нес­мен, и эти лю­ди уве­ре­ны бы­ли, что ес­ли мы по­беж­да­ем, то де­ли­мо биз нес. Они бы ли до то го... стран ны ми. По­то­му что я уже был гла­вой ад­ми­ни­стра­ции и мне Со­юз ве­те­ра­нов ФСБ пред­ла­гал на пол­ном серй­о­зе бес­плат­но на Бан­ко­вой мощ­ный ана­ли­ти­че­ский центр. Они до­го- во­ри­лись с Зин­чен­ко, ныне по­кой­ным. За ко­го они нас при­ни­ма­ют? Не­уже­ли мы для них та­кие пу­стые, при­ми­тив­ные. Им со мной не повезло точ­но. А еще же я стар­ший офи­цер та­мож­ни, и они счи­та­ют, что это Со­вет­ский Со­юз, так это наш офи­цер. И в от­ли­чие от Ющен­ко, вот с этим мож­но ра­бо­тать, раз­го­ва­ри­вать, стро­ить от­но­ше­ния. Это бы­ла груп­па внеш­ней раз­вед­ки. — Они «об­ра­ба­ты­ва­ли» вас? Для­че­го? — Не то что « об­ра­ба­ты­ва­ли » . У каж­до­го свой ин­те­рес. Вот они для ме­ня па­пуа­сы, а для них я — па­пуас. — Что они вам го­во­ри­ли? — Ну, что на са­мом де­ле Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич — во­все не то, что вы ду­ма­ли, он не КГБ-шник. Что это че­ло­век, ко­то­рый хо­чет стать чле­ном ев­ро­пей­ско­го клу­ба. Мол, мы — Рос­сия — то­же хо­тим в Ев­ро­пу. У Пу­ти­на — ев­ро­пей­ские дру­зья, и он хо­чет от­быть свое и ка­тать­ся на гор­ных лы­жах с канц­ле­ром Ав­стрии или с пре­мьер-ми­ни­стром. Мол, вы бу­де­те удив­ле­ны, на­сколь­ко он ев­ро­пе­ец. А то, что рас­ска­зы­ва­ют, — это пол­ная фиг­ня.

— До­пус­ка­е­те, что это бы­ло прав­дой на том эта­пе?

— Ско­рее все­го, да, на том эта­пе. Его тре­нер так и го­во­рил. Это был пе­ри­од, ко­гда еще Ель­цин был. Пу­тин еще пять лет дер­жал его гла­ву ад­ми­ни­стра­ции — Во­ло­ши­на. Я еще был чле­ном укра­ин­ско-рос­сий­ской пар­ла­мент­ской груп­пы, по­то­му я еще там вхо­дил ту­да. Но я ре­аль­но тот мир не знал, ни пер­со­наль­но, ни в по­ни­ма­ни­ях. А... еще мне го­во­ри­ли, что со­ве­ту­ют Вла­ди­ми­ру Вла­ди­ми­ро­ви­чу, что не на­до де­лать став­ку на Яну­ко­ви­ча, луч­ше не вме­ши­вать­ся и обу­стра­и­вать от­но­ше­ния. Ко­гда я стал гла­вой ад­ми­ни­стра­ции, я был шо­ки­ро­ван, за ко­го они нас при­ни­ма­ют.

— За тех, кем бы­ли. Ми­ха­ил Зы­гарь в сво­ей кни­ге «Вся­крем­лев­ска­я­рать» пи­шет, что Куч­ма во­зил в Кремль на смот­ри­ны сво­их «пре­сто­ло­пре­ем­ни­ков» — бу­ду­ще­го Пре­зи­ден­та Укра­и­ны.

— Я это­го не по­ни­мал. Они же не вы­би­ра­ли Ющен­ко. Но, со­гла­сен с ва­ми, на­ши да­ва­ли ос­но­ва­ния. Те­перь об оли­гар­хах, я на­чал зна­ко­мить­ся с оли­гар­ха­ми в На­ци­о­наль­ном бан­ке. Все встре­чи с Ющен­ко про­хо­ди­ли через ме­ня, и ме­ня все­гда шо­ки­ро­ва­ло, осо­бен­но в пра­ви­тельст ве, ког да при ез жал Алек пе ров, око ло него на­ши как «мы­ши». И каж­дый — «это я его при­вел». Это так уни­зи­тель­но. Мне это очень слож­но по­нять. Нуж­но до­сто­ин­ство иметь! Укра­ин­ский оли­гарх — это « шес тер ка » рос сий ско го оли гар ха? Они да­же это­го не скры­ва­ли, сей­час немнож­ко из тех шта­нов вы­рос­ли, но то­гда так бы­ло.

О РАЗ­ВА­ЛЕ ПО­МА­РАН­ЧЕ­ВОЙ РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИИ

— А по­че­му Да­ни­люк го­во­рит, что вы при­част­ны к пе­ре­го­во­рам, по­сле ко­то­рых воз­ник­ло «РосУкрЭ­нер­го»?

— Я гла­ва Ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та, и «лю­бі друзі» со­би­ра­ют­ся — Же­ня Чер­во­нен­ко, Пе­тя По­ро­шен­ко. Я же не хо­тел ста­но­вить­ся гла­вой ад­ми­ни­стра­ции, Зин­чен­ко ушел в от­став­ку, я был ви­це-пре­мье­ром, очень хо­те­ла Ве­ра Ульян­чен­ко. Там си­ту­а­ция та­кая — воз­ни­ка­ет кри­зис с от­став­кой Ти­мо­шен­ко. Я Ющен­ко ви­дел как ви­це­пре­мьер два­жды, и он толь­ко го­во­рил о Ти­мо­шен­ко. Его во­об­ще не ин­те­ре­со­ва­ла ни­ка­кая ев­ро­пей­ская пер­спек­ти­ва. Я был на­столь­ко воз­му­щен и удив­лен. Это бы­ла ка­кая-то па­то­ло­гия — сплет­ни, и ни­че­го слу­шать не хо­тел. А там та­кие ве­щи тво­рят­ся — Зин­чен­ко, Тре­тья­ков, сплош­ные ин­три­ги, па­ра­ли­зо­ван­ная ад­ми­ни­стра­ция, в стране пол­ная «ж». И вой­на уже ад­ми­ни­стра­ции Ющен­ко с пра­ви­тель­ством. Ме­ня вы­зы­ва­ют к Пре­зи­ден­ту впер­вые не как ви­це­пре­мье­ра, а как кри­зис­ный штаб. Там Ро­ма Без­смерт­ный, Мар­ты­нен­ко, По­ро­шен­ко, Тре­тья­ков и я. Что де­ла­ем с Ти­мо­шен­ко? А я дер­жал в па­мя­ти очень ин­те­рес­ный эпи­зод, свя­зан­ный с Шуф­ри­чем. Утром я ле­тел в Крым из Жу­лян с Шуф­ри­чем. И он рас­ска­зал та­кую вещь: по­сле по­ра­же­ния По­ма­ран­че­вой ре­во­лю­ции они с Мед­вед­чу­ком бы­ли шо­ки­ро­ва­ны: как мож­но бы­ло все по­те­рять? Они за­ка­за­ли су­пер­до­ро­гое ис­сле­до­ва­ние — ты­сяч на 50 дол­ла­ров. Шуф­рич го­во­рит, что со­цио­ло­гия сле­ду­ю­щая, ес­ли со­хра­ня­ет­ся со­юз Ти­мо­шен­коЮ­щен­ко, вы мо­же­те лю­бую дур­ню де­лать, ми­ни­мум 5% пре­иму­ще­ства у вас бу­дет. Я эту фра­зу за­пом­нил и го­во­рю Ющен­ко: мож­но я вы­ступ­лю в ка­че­стве «мо­раль­но­го га­ран­та» Юлии Ти­мо­шен­ко, и я это Юле ска­жу. Сей­час до­го­ва­ри­ва­ем­ся, как из­бе­жать рас­па­да ко­а­ли­ции, по­то­му что по­ли­ти­че­ски мне бы­ло по­нят­но, что бро­сил ее Пу­тин. Я ее ко­гда-то убеж­дал: ты ум­нее, ты же мо­жешь как удав про­гло­тить сло­на Ющен­ко. Но они же ве­ли­кие по­ли­ти­ки...

Я вы­сту­пил, про­ве­ли пе­ре­го­во­ры, до­го­во­ри­лись, что ни­ка­кой от­став­ки пра­ви­тель­ства не бу­дет. Что идут в от­став­ку три скан­да­ли­ста со сто­ро­ны ад­ми­ни­стра­ции Ющен­ко — Зин­чен­ко уже по­дал в от­став­ку, По­ро­шен­ко уволь­ня­ет­ся с долж­но­сти в СНБО — он там та­кое тво­рил (от­ку­да же у ме­ня фут­бол­ка — я уволь­нял По­ро­шен­ко за кор­руп­цию), и тре­тий идет Тре­тья­ков. А со сто­ро­ны пра­ви­тель­ства — Тур­чи­нов, То­мен­ко и Те­ре­хин. Я пред­став­ляю Сек­ре­та­ри­ат Пре­зи­ден­та, хо­тя стран­но, я — ви­це-пре­мьер пре­зи­ден­та. Хо­тя бы­ло при­ня­то ре­ше­ние, что Бес­смерт­ный бу­дет гла­вой Ад­ми­ни­стра­ции. Мы за­кон­чи­ли пе­ре­го­во­ры, по­ми­ри­лись с Юлей. Мне нуж­но бы­ло ви­це-пре­мьер­ство на­пол­нить ка­ким-то ре­аль­ным со­дер­жа­ни­ем, по­то­му что ни­кто не хо­тел за­ни­мать­ся этой ев­ро­пей­ской ин­те­гра­ци­ей. Я Юле ска­зал: ты же мне ве­ришь? Я от­ве­чаю за Ющен­ко, что у него ни­че­го не из­ме­нит­ся. Да­вай то­гда на ука­зах по­ста­вим ви­зу, по­то­му что та­кой прин­цип был: не мог пре­зи­дент уволь­нять ми­ни­стров без ви­зы пре­мье­ра, Куч­ма это де­лал. А Ющен­ко не мог. Это бы­ла уже пол­ночь. Я вы­звал сек­ре­та­ря, ука­зы го­то­вы. Она ме­ня так за ру­ку взя­ла и го­во­рит: «Олег, да­вай уже утром это... И что-то сер­деч­ко у ме­ня так стук­ну­ло. Но я про­дол­жаю «мо­раль­ный экс­пе­ри­мент». Я еду до­мой, ло­жусь спать, кла­ду те­ле­фо­ны оба ря­дом. И вот ме­ня на­би­ра­ет ми­нистр обо­ро­ны Гри­цен­ко, он что­то го­во­рит и пе­ре­да­ет труб­ку аме­ри­кан­ско­му по­слу, тот мне го­во­рит: «Я сей­час к те­бе при­еду». А я жи­ву 30 км за го­ро­дом. Я ду­маю, что про­ис­хо­дит? Нет, пан по­сол, я сей­час сам при­еду к вам. Где-то в 5—6 утра еду, зво­нок от пре­зи­ден­та: «Ну что, «мо­раль­ный га­рант», ты зна­ешь, что там бы­ло но­чью?» «Нет, — го­во­рю». «А ку­да ты едешь, к аме­ри­кан­ско­му по­слу?» Ока­зы­ва­ет­ся, Юля но­чью со­бра­ла пья­но­го Те­ре­хи­на, Пин­зе­ни­ка, То­мен­ко, Тур­чи­но­ва. Ту­да по­пал и Гри­цен­ко, че­го Ющен­ко ему не мог про­стить, но я его по­том удер­жал на долж­но­сти. И со­дер­жа­ние встре­чи бы­ло та­ко­во, что пре­зи­дент со­шел с ума, что его как-то на­до оста­но­вить, по­то­му что он от­прав­ля­ет всех в от­став­ку. А мне то­гда Го­сдеп спо­кой­ствия не да­вал: тре­бо­ва­ли удер­жать По­ма­ран­че­вую ко­а­ли­цию. Ча­са­ми я раз­го­ва­ри­вал по те­ле­фо­ну. Ме­ня это раз­дра­жа­ло. По­это­му я при­ез­жаю к аме­ри­кан­ско­му по­слу и рас­ска­зы­ваю, как все бы­ло на са­мом де­ле. Он блед­не­ет и бе­жит: ви­ди­мо, уже успел от­пра­вить до­клад­ную в Го­сдеп, по­это­му вы­нуж­ден был сроч­но от­зо­звать. До­ез­жаю до Ев­ро­пей­ской пло­ща­ди, зво­нок: «Олег, я всю ночь не спа­ла, пла­ка­ла, да­вай оста­вим все как есть, и по­том вме­сте, я все под­пи­шу...» Я го­во­рю, что есть по­зи­ция, мы ее за­фик­си­ро­ва­ли.

При­ез­жаю на Бан­ко­вую, Юля си­дит у ме­ня в при­ем­ной без ма­ки­я­жа, го­лос та­кой весь несчаст­ный: « Олег, толь­ко ты мо­жешь спа­сти Укра­и­ну». Я ей от­ве­тил: «Нет». Я вы­сту­пил в ка­че­стве «мо­раль­но­го га­ран­та», я сви­де­тель то­го, что за ночь ни­че­го не из­ме­ни­лось. Нет, нель­зя. Я ска­зал, что с то­бой ни­ка­ких дел иметь не бу­ду, все, что о те­бе го­во­ри­ли — прав­да.

ПЕР­ВЫЙ ВИ­ЗИТ В КРЕМЛЬ НА ДОЛЖ­НО­СТИ ГЛА­ВЫ АД­МИ­НИ­СТРА­ЦИИ ПРЕ­ЗИ­ДЕН­ТА

— По­сле всех этих со­бы­тий, ко­гда я стал гла­вой Ад­ми­ни­стра­ции, мне ска­за­ли: от то­го, как ты пра­виль­но за­едешь в Рос­сию, за­ви­сит все. Мы все те­бе сде­ла­ем, са­мо­лет, ка­кой-то че­ло­век Пу­ти­на — кав­ка­зец, был здесь на Бан­ко­вой — го­то­ви­ли пер­вый ви­зит мой в Рос­сию. Я за­хо­жу в ка­би­нет, на­би­раю но­мер Мед­ве­де­ва и го­во­рю, что здесь го­во­рят, что к вам в Кремль на­до как-то по-осо­бо­му за­ле­тать. Я при­еду ком­мер­че­ским са­мо­ле­том. И так сде­лал. Ме­ня встре­ти­ла ма­ши­на ФСБ — зал офи­ци­аль­ной де­ле­га­ции — за­во­дят к Мед­ве­де­ву, и мы на­чи­на­ем «иг­ру». Мне со­ста­ви­ли его пси­хо­ло­ги­че­ский порт­рет, ему — мой. Мы

ста­ли дру­зья­ми, по 5—6 ча­сов бол­та­ем, ку­ча ве­щей, ко­то­рые не име­ют зна­че­ния. Но Мед­ве­дев тут же пред­ла­га­ет встре­чу с Пу­ти­ным. Я ска­зал, что не хо­чу с ним встре­чать­ся, что мы же с Мед­ве­де­вым зна­ем, что ру­ко­во­дят го­су­дар­ством не пре­зи­ден­ты, а мы. За­чем с ним фо­то­гра­фи­ро­вать­ся, муж­чи­на за­нят, ру­ко­во­дит го­су­дар­ством, я не хо­чу встре­чать­ся. Ди­ма чуть под стол не вле­зал от та­ких мо­их шу­ток. Я пять раз от­ка­зы­вал­ся от встре­чи с Пу­ти­ным.

В ка­кой-то оче­ред­ной ви­зит, ко­гда мы вы­стра­и­ва­ли от­но­ше­ния — ко­ло­коль­чик, что нуж­но встре­тить­ся, что Пу­тин ждет через два ча­са. Я при­хо­жу. Он устав­ший та­кой. Пер­вая его фра­за: « По­чем Ро­ди­ну про­да­ем » ? Я го­во­рю: «Там очень до­ро­го». Я по­нял, что он о «Кри­во­рож­ста­ли». «А вы что, дей­стви­тель­но на том кон­це бы­ли? — спра­ши­ваю. — По­то­му что мне го­во­ри­ли, что там Пу­тин». Он го­во­рит: «Да». То есть с ва­ми со­гла­со­вы­ва­ли, ни­че­го се­бе. Мы так рез­ко на­ча­ли раз­го­вор. Он та­кой: «Ну да, но по­том для нас ста­ло до­ро­го». Но встре­ча бы­ла о том, что ес­ли мы не до­го­во­рим­ся 1 ян­ва­ря — газ от­клю­чат. Вот фра­за « до­го­во­рим­ся » — за этой фра­зой — «пусть ра­бо­та­ет схе­ма».

КРЕМЛЕВСКАЯ СХЕ­МА КОР­РУП­ЦИИ АД­МИ­НИ­СТРА­ЦИИ ПРЕ­ЗИ­ДЕН­ТА УКРА­И­НЫ

— Как раз она бы­ла за­пу­ще­на уже. Я знал об этом. По­то­му что про­во­дил слу­жеб­ное рас­сле­до­ва­ние. К Пин­чу­ку под­хо­дил, он де­лал мне встре­чу с Ле­воч­ки­ным. Что та­кое «РосУкрЭ­нер­го»? Я у Пу­ти­на спра­ши­вал: кто эти два «хох­ла», ко­то­рые смог­ли раз­ве­сти «Газпром» 50/50? Все го­во­рят, это — ваш биз­нес. А Ющен­ко уже то­гда Фир­та­ша знал. Я на­чал прес­со­вать Ди­му. Пу­тин го­во­рит, у нас все чест­но, вот у нас Дмит­рий — он гла­ва на­блю­да­тель­но­го со­ве­та «Газпрома». Я го­во­рю: а по­че­му с на­шей сто­ро­ны не «Наф­то­газ»? По­то­му что это власть, го­во­рит... Очень стран­ная фор­му­ла. Рос­си­яне от­ка­зы­ва­лись ра­бо­тать без посредника. Я спра­ши­ваю: «Ди­ма, ты мо­жешь мне объ­яс­нить, ка­кой ваш биз­нес — вы по­ку­па­е­те газ до­ро­же, а нам про­да­е­те де­шев­ле? Но мы зна­ем все о де­ше­вой мы­ше­лов­ке. За­чем вы про­да­е­те газ через швей­цар­ско­го посредника? По­че­му нель­зя на­пря­мую?» От­ве­та не бы­ло, но суть дру­гая. По­том, опять воз­вра­ща­ясь к этой те­ме, спра­ши­ваю: «О ка­кой мы до­ле го­во­рим?» Он: «Ну... 2 млрд дол­ла­ров? Как ми­ни­мум. Это ва­ша часть, вы — те­перь власть. У вас же вы бо ры бу дут... То есть мне пред­ла­га­ют 2 млрд в управ­ле­ние. Для это го мне толь ко на до вер нуть ся к Ющен­ко, сде­лать зво­нок Ди­ме, что все в по­ряд­ке. Я при­ез­жаю к Ющен­ко, пом­ню этот раз­го­вор один на один. Го­во­рю ему, что это схе­ма кор­руп­ции по­ли­ти­ки в стране, это — президентский биз­нес. А он в ок­но смот­рит. Я не знал, что он уже с Фир­та­шем встре­чал­ся и уже со гла сил ся на эту схе му. Это я уже узнал от Смеш­ко поз­же. Он ме­ня втем­ную ис­поль­зо­вал... А ме­ня пре­ду­пре­жда ли на ши « лю бі дру зі » , что те бе ко - нец, те­бя на долж­но­сти уже не бу­дет. И вот я ему рас­ска­зы­ваю, а он мол­чит. А я знаю: ес­ли он мол­чит — зна­чит со­гла­сен, а не мо­жет ска­зать. По­том Ющен­ко го во рит мне, что на до пе ре го во рить с За­па­дом, что­бы немец­кий по­сол пе­ре­го­во­рил с по­слом ЕС и аме­ри­кан­ским, что­бы он пе­ре­го­во­рил с Го­сде­пом, что­бы у них уже бы­ла по­зи­ция, ко­гда нам газ от­клю­чат, что­бы мы один на один зи мой не оста лись. И уехал в от пуск. Ющен­ко, Ве­ра Ива­нов­на, Ба­ло­га — от­ды­ха­ли. И как раз на Но­вый год по­яв­ля­ет­ся но­вость, что на­шли схе­му.

... Еха ну ров ска зал, что это ему Ющен­ко дал ко­ман­ду.

— Та­ким об­ра­зом, вы бы­ли в пе­ре­го­во­рах.

— Моя по­ли­ти­че­ская ка­рье­ра на том за­кон­чи­лась с Ющен­ко. Я за­яв­ле­ние на­пи­сал и ушел в от­став­ку через пол­го­да. Это для ме­ня бы­ло по­след­ней кап­лей.

ФО­ТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.