«Се­рая зо­на»... на Хер­сон­щине

Чем жи­вут, че­го бо­ят­ся и на что на­де­ют­ся жи­те­ли юж­но­го при­гра­ни­чья

Den (Russian) - - Подробности - Иван АНТИПЕНКО, «День», Хер­сон

Экс­пер­ты Цен­тра ближ­не­во­сточ­ных ис­сле­до­ва­ний (AMES) при со­дей­ствии На­ци­о­наль­но­го фон­да в под­держ­ку де­мо­кра­тии США про­ве­ли ис­сле­до­ва­ние под на­зва­ни­ем «Пре­ду­пре­жде­ние кон­флик­тов в юж­ной Укра­ине». В пя­ти рай­о­нах Хер­сон­ской об­ла­сти, ко­то­рые гра­ни­чат с ок­ку­пи­ро­ван­ным Рос­си­ей Кры­мом, в те­че­ние пол­го­да осу­ществ­ля­лось оце­ни­ва­ние кон­фликт­но­го по­тен­ци­а­ла с по­мо­щью фо­кус­ных групп и опро­сов, про­хо­ди­ли за­ня­тия мест­ных ли­де­ров по во­про­сам пре­ду­пре­жде­ния и транс­фор­ма­ции кон­флик­тов.

В ито­ге бы­ли сфор­ми­ро­ва­ны вы­во­ды от­но­си­тель­но на­стро­е­ний в по­гра­нич­ных рай­о­нах, а так­же ре­ко­мен­да­ции от­но­си­тель­но со­вер­шен­ство­ва­ния со­от­вет­ству­ю­щих по­ли­тик и ре­а­ги­ро­ва­ния на раз­но­об­раз­ные угро­зы. Экс­пер­ты Цен­тра ближ­не­во­сточ­ных ис­сле­до­ва­ний Сер­гей ДАНИЛОВ и Игорь СЕМИВОЛОС рас­ска­за­ли «Дню» обос­нов­ных ре­зуль­та­тах это­го ис­сле­до­ва­ния.

В но­яб­ре про­шло­го го­да в ин­тер­вью га­зе­те «День» Сер­гей Данилов от­ме­тил, что Хер­сон­ской об­ла­сти, по его мне­нию, уде­ля­ет­ся слиш­ком ма­ло вни­ма­ния, ес­ли взять все­укра­ин­ский уро­вень и по­гра­нич­ный ста­тус ре­ги­о­на. Как ока­за­лось, на Хер­сон­щине так­же это чув­ству­ют. Кое-где, го­во­рят экс­пер­ты, жи­те­ли юж­ных рай­о­нов да­же на­зы­ва­ют се­бя «се­рой зо­ной». Де­ло в том, что по­сле ок­ку­па­ции Кры­ма Рос­си­ей у мно­гих на Хер­сон­щине обо­рва­лись эко­но­ми­че­ские (осо­бен­но в аг­рар­ном сек­то­ре), со­ци­аль­ные, се­мей­ные, об­ра­зо­ва­тель­ные и дру­гие свя­зи с по­лу­ост­ро­вом.

«Лю­ди ча­сто го­во­рят, к ним нуж­но от­но­сить­ся, как к лю­дям на ли­нии фрон­та. К об­ла­сти дей­стви­тель­но ма­ло вни­ма­ния, она за­бы­та и бед­на. Лю­ди чув­ству­ют се­бя бро­шен­ны­ми, ищут тех, кто их вы­слу­ша­ет. Ес­ли в услов­ном Кра­ма­тор­ске труд­но со­брать фо­кус-груп­пу, то здесь, на­обо­рот: хо­тят вы­го­во­рить­ся. Не хва­та­ет куль­тур­ных со­бы­тий, лю­ди вспо­ми­на­ют кон­церт, ко­то­рый со­сто­ял­ся в 2015 го­ду. Ес­ли поды­то­жить крат­ко, то Хер­сон­щи­на так и не ста­ла успеш­ной вит­ри­ной Укра­и­ны для по­лу­ост­ро­ва», — го­во­рит Сер­гей Данилов.

РАЙОНЫ ОЧЕНЬ РАЗ­НЫЕ

Опро­сы по­ка­за­ли, что лю­ди в рай­о­нах по-раз­но­му вос­при­ни­ма­ют свой по­гра­нич­ный ста­тус и во­об­ще яв­ля­ют­ся неод­но­род­ны­ми по на­стро­е­ни­ях. Хо­тя до 2014 го­да весь юг Хер­сон­щи­ны на­зы­ва­ли «крас­ным по­я­сом» из-за зна­чи- тель­ной под­держ­ки ком­му­ни­стов, по­сле ан­нек­сии Кры­ма и на­ча­ла вой­ны на Дон­бас­се по­ли­ти­че­ские вку­сы из­ме­ни­лись: нема­ло ман­да­тов в мест­ных со­ве­тах по­лу­чи­ли пред­ста­ви­те­ли БПП.

«В Ка­лан­чак­ском и Ча­п­лын­ском рай­о­нах есть лю­ди, ко­то­рые чув­ству­ют се­бя за­щит­ни­ка­ми род­ной зем­ли, они сто­ят на юж­ном фор­по­сте, вы­пол­ня­ют важ­ную ра­бо­ту. В дру­гих рай­о­нах та­ких транс­фор­ма­ций не про­изо­шло. В зна­чи­тель­ной сте­пе­ни это за­ви­сит от на­ци­о­наль­но­го со­ста­ва на­се­ле­ния. Там, где боль­ше укра­ин­цев и укра­и­но­языч­ных, там и боль­ше та­ких на­стро­е­ний. В це­лом, районы очень раз­ные. Мож­но бы­ло пред­по­ло­жить, что ко­гда это «крас­ный по­яс», то их ба­зис­ные ори­ен­та­ции по­хо­жи, но ока­за­лось не так. Од­на из при­чин — районы по-раз­но­му за­се­ля­лись, и про­цент соб­ствен­но укра­ин­ско­го на­се­ле­ния вли­я­ет на то, как лю­ди от­ве­ча­ют на клю­че­вые ак­ту­аль­ные во­про­сы», — го­во­рит Игорь Семиволос.

В то же вре­мя, го­во­рят ис­сле­до­ва­те­ли, несмот­ря на опре­де­лен­ную но­сталь­гию и по­те­рян­ные свя­зи, жи­те­ли при­гра­ни­чья по­сте­пен­но сми­ри­лись, что Крым — от­ме­же­ван, и, со­от­вет­ствен­но, «от­ре­за­ют» его в сво­их мыс­лях. Ве­ро­ят­но, за ис­клю­че­ни­ем тех, кто име­ет близ­ких род­ных по раз­ные сто­ро­ны ад­мин­гра­ни­цы и ча­сто ее пе­ре­се­ка­ет.

ПРИСУТСТВИЕ РОС­СИЙ­СКИХ СМИ

Один из вы­зо­вов, с ко­то­рым встре­ти­лись жи­те­ли юж­ных рай­о­нов Хер­сон­щи­ны по­сле 2014 го­да, — ши­ро­кое присутствие рос­сий­ской про­па­ган­ды на те­ле­ви­зи­он­ных ка­на­лах.

«В Кры­му, До­нец­кой, Лу­ган­ской и да­же Харь­ков­ской об­ла­стях за рос­сий­ские день­ги ве­лась це­ле­устрем­лен­ная по­ли­ти­ка от­но­си­тель­но рас­ши­ре­ния то­чек спут­ни­ко­во­го те­ле­ви­де­ния с боль­шим при­сут­стви­ем рос­сий­ских ка­на­лов. Искус­ствен­но уде­шев­ля­лось спут­ни­ко­вое обо­ру­до­ва­ние, что­бы лю­ди на по­гра­нич­ных с Рос­си­ей тер­ри­то­ри­ях смот­ре­ли со­от­вет­ству­ю­щие ка­на­лы. На Хер­сон­щине это­го рань­ше не бы­ло. Сей­час ре­ги­он — под ин­фор­ма­ци­он­ной ата­кой рос­сий­ских про­па­ган­дист­ских ка­на­лов, ко­то­рые на­ли­че­ству­ют и в ана­ло­го­вом фор­ма­те. Да­же «та­рел­ки» не нуж­но, рос­сий­ские ка­на­лы бе­рут на обыч­ную ан­тен­ну», — от­ме­ча­ет Сер­гей Данилов.

КОНФЛИКТНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ

Хер­сон­щи­на яв­ля­ет­ся од­ним из ли­де­ров в стране по ко­ли­че­ству эт­ни­че­ских мень­шинств в ре­ги­оне. Мест­ные жи­те­ли не вспо­ми­на­ют о на­ци­о­наль­ных про­бле­мах, как ост­рей­ших. Есть опре­де­лен­ные предубеж­де­ния, но уро­вень ме­ж­эт­ни­че­ско­го на­пря­же­ния не кри­ти­че­ский. Боль­ше все­го ка­кой- то на­ци­о­наль­но­сти бо­ят­ся в том рай­оне, где упо­мя­ну­тая гро­ма­да не про­жи­ва­ет.

«Фо­кус­ные груп­пы сви­де­тель­ству­ют о на­ли­чии кон­фликт­ных пред­став­ле­ний от­но­си­тель­но крым­ских та­тар. О том, что они име­ют луч­ший до­ступ к ре­сур­сам, что они кон­тро­ли­ру­ют ры­нок пе­ре­во­зок, тор­гов­лю на ба­за­рах и не да­ют про­бить­ся дру­гим. Но к ре­аль­ным кон­флик­там это не при­во­дит. Я бы на­звал это кон­фликт­ным по­тен­ци­а­лом, ко­то­рый на­хо­дит­ся в до­пу­сти­мых пре­де­лах. Ко­гда раз­го­вор пе­ре­хо­дит из об­ще­го к лич­но­му опы­ту, участ­ник фо­кус­ной груп­пы, ско­рее, вс­по­ми­на­ет услов­но­го «Али­ма», с ко­то­рым жи­вет ря­дом, дру­жит, хо­дил в один класс или име­ет об­щий биз­нес и во­об­ще хо­ро­шие от­но­ше­ния. Это из­вест­ный фе­но­мен груп­по­вых эт­но­сте­рео­ти­пов, ко­то­рые ча­сто су­ще­ству­ют неза­ви­си­мо от пер­со­наль­но­го опы­та че­ло­ве­ка», — го­во­рит Сер­гей Данилов.

Кро­ме то­го, счи­та­ет экс­перт, су­ще­ству­ют сте­рео­ти­пы, что крым­ских та­тар зна­чи­тель­но уве­ли­чи­лось по­сле ан­нек­сии Кры­ма, и они пре­тен­ду­ют на опре­де­лен­ные власт­ные долж­но­сти. Впро­чем, как по­ка­зы­ва­ет опрос, уве­ли­чи­лось не крым­ских та­тар, а раз­го­во­ров о них. В дей­стви­тель­но­сти, из-за бед­но­сти ре­ги­о­на пе­ре­се­лен­цы ча­ще вы­би­ра­ют не Хер­сон­щи­ну.

До­ста­точ­но мно­го кон­фликт­ных пред­став­ле­ний от­но­си­тель­но со­зда­ния ОТГ, ко­то­рые яко­бы при­ве­дут к со­зда­нию фе­о­даль­ных кня­жеств во гла­ве с ла­ти­фун­ди­ста­ми, го­во­рят экс­пер­ты. Та­кие слу­чаи есть, но есть и про­ти­во­по­лож­ные. Пе­ре­не­се­ние ре­сур­сов на ме­ста — сбли­жа­ет лю­дей. Есть недо­воль­ство и вла­стью как та­кой. Но ча­сто без кри­ти­че­ских за­ме­ча­ний.

ТУ­РИЗМ КАК ШАНС

Экс­пер­ты Цен­тра ближ­не­во­сточ­ных ис­сле­до­ва­ний от­ме­ча­ют тен­ден­ции от­но­си­тель­но раз­ви­тия ту­риз­ма на Хер­сон­щине, о чем неод­но­крат­но пи­са­ла и га­зе­та «День». Дей­стви­тель­но, по­тен­ци­ал для это­го на­прав­ле­ния зна­чи­тель­ный: есть при­род­ные бо­гат­ства (мо­ря, ле­чеб­ные озе­ра, пу­сты­ня, ре­ки) и куль­тур­ные до­сто­при­ме­ча­тель­но­сти, ко­то­рые при­вле­ка­ют го­стей из дру­гих ре­ги­о­нов. Воз­мож­но­сти для раз­ви­тия ту­риз­ма вы­рос­ли по­сле 2014 го­да. И с каж­дым ку­рорт­ным се­зо­ном на Хер­сон­щи­ну при­ез­жа­ет все боль­ше го­стей, стро­ят­ся но­вые го­сти­ни­цы, усадь­бы зе­ле­но­го ту­риз­ма.

В то же вре­мя ин­фра­струк­ту­ра и в це­лом уро­вень ком­фор­та рез­ко не рас­тет, в от­ли­чие от цен на по­ме­ще­ние в ку­рорт­ных се­лах и на раз­но­об­раз­ные услу­ги. И здесь важ­но не за­бо­леть на «крым­ский син­дром», го­во­рят экс­пер­ты. Хо­тя симп­то­мы уже за­мет­ны: за при­ми­тив­ный сер­вис и без­раз­лич­ное от­но­ше­ние ча­сто про­сят зна­чи­тель­ные сред­ства, за ко­то­рые мож­но от­дох­нуть и за ру­бе­жом. Ту­ри­сти­че­ский по­ток рас­тет, но нуж­но ду­мать, чем за­ин­те­ре­со­вы­вать ту­ри­ста, кро­ме мо­ря.

Не сек­рет, что од­ним из глав­ных пре­пят­ствий для раз­ви­тия ту­риз­ма в ре­ги­оне есть ло­ги­сти­ка. Что­бы от­дох­нуть на мо­ре, оби­та­те­лям за­пад­ных ре­ги­о­нов при­хо­дит­ся про­во­дить в до­ро­ге сут­ки и да­же боль­ше. Еже­год­но на пе­ри­од ку­рорт­но­го се­зо­на до­бав­ля­ют­ся но­вые по­ез­да до Хер­со­на, Но­воалек­се­ев­ки и Ге­ни­чес­ка. Раз­ви­ва­ет­ся хер­сон­ский аэро­порт (из Ки­е­ва уже за­пу­сти­ли три рей­са в сут­ки). К при­бреж­ным по­сел­кам и го­ро­дам стро­ят и ре­мон­ти­ру­ют до­ро­ги. Впро­чем, это­го на се­го­дня — ма­ло­ва­то.

ОПА­СЕ­НИЯ. УГРО­ЗЫ. ВЫ­ВО­ДЫ

В 2014 го­ду сра­зу в несколь­ко по­гра­нич­ных сел на Хер­сон­щине за­хо­ди­ли рос­сий­ские во­ен­ные. В то вре­мя боль­ше го­во­ри­лось о Чон­га­ре и за­хва­те га­зо­рас­пре­де­ли­тель­ной стан­ции око­ло Стрел­ко­во­го в Ге­ни­че­ском рай­оне. Од­на­ко бы­ли и дру­гие слу­чаи. Ко­гда на Хер­сон­щи­ну при­шли под­раз­де­ле­ния укра­ин­ской ар­мии, лю­ди спло­ти­лись во­круг под­держ­ки во­ен­ных, ведь боль­шин­ство не же­ла­ло при­хо­да рос­сий­ской вла­сти. Во­лон­тер­ство ста­ло очень по­пу­ляр­ным, у мест­ных ак­ти­ви­стов по­яви­лось ощу­ще­ние мис­сии: мы — за­щит­ни­ки Укра­и­ны, мы — на ру­бе­же.

Поз­же, ко­гда ар­мия на­ча­ла ста­биль­но обес­пе­чи­вать­ся, этот ажи­о­таж умень­шил­ся. Во всех рай­о­нах, кро­ме Ска­дов­ско­го, боль­ше, чем Рос­сии, бо­ят­ся бед­но­сти, го­во­рит Сер­гей Данилов. Боль­шин­ство опро­шен­ных на­зы­ва­ют се­бя бед­ным. Та­кое ощу­ще­ние со­зда­ет куль­ту­ру бед­но­сти: лю­ди не ду­ма­ют, как за­ра­бо­тать, а раз­ду­мы­ва­ют, как сэко­но­мить, за­кры­ва­ют­ся, ста­но­вят­ся за­ви­си­мы­ми от суб­си­дий. К то­му же, это за­мкну­тый круг: ин­ве­сти­ции не идут в рис­ко­ван­ную зо­ну, а без ин­ве­сти­ций бед­но­сти не пре­одо­леть.

Хер­сон­скую об­ласть — по­гра­нич­ный ре­ги­он — нуж­но рас­смат­ри­вать, преж­де все­го, с точ­ки зре­ния без­опас­но­сти, счи­та­ют ис­сле­до­ва­те­ли. Важ­на его ло­яль­ность к го­су­дар­ству, ста­биль­ность, от­сут­ствие кон­флик­тов, ко­то­рые мож­но ис­поль­зо­вать для де­ста­би­ли­за­ции в ты­лу. Здесь мно­го ра­бо­ты и для мест­ных ор­га­нов вла­сти, и для го­су­дар­ства, и для граж­дан­ско­го об­ще­ства, и для ор­га­нов без­опас­но­сти. Лю­дей нуж­но на­учить ра­бо­тать с кон­флик­та­ми, транс­фор­ми­ро­вать их, ви­деть в них по­тен­ци­ал. Кон­фликт — это не толь­ко пло­хо, это тол­чок к раз­ви­тию, это ре­сурс. Боль­ше вни­ма­ния, боль­ше де­нег, воз­мож­но­стей. А ло­каль­ный пат­ри­о­тизм и на­ци­о­наль­ную иден­тич­ность нуж­но раз­ви­вать од­но­вре­мен­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.