Кор­пус на­деж­ды

Как в но­вом зда­нии «Ох­мат­де­та» спа­са­ют ма­лень­ких па­ци­ен­тов

Den (Russian) - - Репортаж - Ин­на ЛИХОВИД, фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»

Рань­ше ни­ко­гда не бы­ла на тер­ри­то­рии На­ци­о­наль­ной дет­ской спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной боль­ни­цы «Ох­мат­дет». Ви­деть — ви­де­ла. Из-за вы­со­ко­го зда­ния Ми­ни­стер­ства ин­фра­струк­ту­ры, ес­ли по­смот­реть на него со сто­ро­ны про­спек­та По­бе­ды, дав­но воз­вы­ша­ет­ся до­воль­но сим­па­тич­ная сте­на недо­стро­ен­но­го кор­пу­са боль­ни­цы: с мо­за­и­ка­ми раз­ных цве­тов, по­хо­жая на шах­мат­ную дос­ку.

Пер­вые впе­чат­ле­ния, ко­гда ока­зы­ва­ешь­ся на тер­ри­то­рии «Ох­мат­де­та», — тре­во­га и нер­воз­ность. Из па­мя­ти вы­ны­ри­ва­ют ис­то­рии о сот­нях де­тей, ко­то­рым нуж­на по­мощь для до­ро­го­го ле­че­ния, рас­ска­зы во­лон­те­ров о сбо­ре средств на ле­кар­ства, раз­го­во­ры об ужас­ных усло­ви­ях в неко­то­рых па­ла­тах, где вме­сто сте­риль­но­сти — пле­сень. Здесь бо­рют­ся за жиз­ни изо всех сил.

ПЯТИЛЕТНИЙ КРОСС

Воз­ле но­во­го кор­пу­са, ко­то­рый раз­де­лен на несколь­ко бло­ков, жду ди­рек­то­ра гос­пред­при­я­тия «Укр­мед­про­ект­буд» Бо­г­да­на Бо­ру­хов­ско­го. На встре­чу он при­хо­дит вме­сте с глав­ным вра­чом боль­ни­цы Ири­ной Са­до­вяк. Вы, ве­ро­ят­но, слы­ша­ли, что часть но­во­го кор­пу­са вве­де­на в экс­плу­а­та­цию, его ин­спек­цию уже про­ве­ли пре­мьер-ми­нистр Вла­ди­мир Грой­сман и и.о. ми­ни­стра здра­во­охра­не­ния Улья­на Су­прун. Несколь­ко недель на­зад на­ча­ли ра­бо­тать пять от­де­ле­ний, где уже ди­а­гно­сти­ру­ют боль­ных де­тей. На са­мом де­ле это за­ме­ча­тель­ная но­вость, ко­то­рой Укра­и­на жда­ла бо­лее пя­ти лет.

Имен­но столь­ко вре­ме­ни ушло на стро­и­тель­ство кор­пу­са. По­ста­вить точ­ку в стро­и­тель­ной ис­то­рии по­сто­ян­но ме­ша­ли ка­ки­е­то ме­ло­чи. То тен­де­ры про­во­ди­лись по несколь­ко раз, что тор­мо­зи­ло свое­вре­мен­ную за­куп­ку ма­те­ри­а­лов и обо­ру­до­ва­ния, то средств не хва­та­ло, то за­ин­те­ре­со­ван­ные сто­ро­ны пы­та­лись оста­но­вить про­цесс стро­и­тель­ства че­рез Ан­ти­мо­но­поль­ный ко­ми­тет.

Бо­г­дан Бо­ру­хов­ский при­зна­ет­ся, что о про­бле­мах и неуря­ди­цах он мо­жет рас­ска­зы­вать ча­са­ми. Но се­год­ня — по­вод для по­зи­тив­ных но­во­стей. Ведь обо­ру­до­ва­ние, с ко­то­рым те­перь ра­бо­та­ют вра­чи но­вых от­де­ле­ний, са­мое луч­шее, ме­га­мощ­ное и уни­каль­ное.

«МЫ СПОКОЙНЫ ЗА НАШИХ ПА­ЦИ­ЕН­ТОВ»

Еще на вхо­де в блок Д из вы­вес­ки мож­но узнать, что здесь ра­бо­та­ет ком­пью­тер­ный то­мо­граф, обо­ру­до­ва­ние для УЗИ, ли­ней­ный уско­ри­тель и маг­нит­но-ре­зо­нанс­ный то­мо­граф. Улы­ба­ю­ща­я­ся Ири­на Са­до­вяк рас­ска­за­ла, как на­ла­жи­ва­ют ра­бо­ту но­вых от­де­ле­ний с этой чу­дес­ной ап­па­ра­ту­рой: «Сей­час ра­бо­та­ет несколь­ко ди­а­гно­сти­че­ских от­де­ле­ний, УЗИ-ка­би­нет. С мо­мен­та от­кры­тия здесь при­ня­ли бо­лее 150 де­тей, а это бо­лее 400 об­сле­до­ва­ний и ис­сле­до­ва­ний. Это очень хо­ро­ший ап­па­рат, ко­то­ро­го не хва­та­ло боль­ни­це. Кро­ме то­го, ра­бо­та­ет МРТ-ка­би­нет. Вот сто­ит ря­дом зда­ние, это кар­дио­центр, у них есть МРТ, и все ду­ма­ли, что это наш ап­па­рат. Хо­тя они нам до­воль­но ча­сто по­мо­га­ли, но в та­кой мно­го­про­филь­ной боль­ни­це, как на­ша, МРТ не бы­ло. Те­перь име­ем са­мый со­вре­мен­ный, рас­счи­тан­ный на де­тей раз­ной воз­раст­ной ка­те­го­рии ап­па­рат, мы мо­жем об­сле­до­вать да­же но­во­рож­ден­ных. Та­ко­го обо­ру­до­ва­ния в дру­гих дет­ских боль­ни­цах нет».

«Что ка­са­ет­ся пер­со­на­ла, то на­би­ра­ли со­труд­ни­ков в но­вые от­де­ле­ния за­но­во. Рань­ше ведь не бы­ло от­де­ле­ния лу­че­вой ди­а­гно­сти­ки и ле­че­ния. При­шли лю­ди, ко­то­рые име­ют боль­шой опыт ра­бо­ты. Мы аб­со­лют­но спокойны за наших па­ци­ен­тов, — па­ни Ири­на опи­сы­ва­ет пер­вые до­сти­же­ния по до­ро­ге к цен­траль­но­му вхо­ду в но­вый кор­пус. — Сей­час на пе­ре­ход­ном эта­пе на­хо­дит­ся центр служ­бы кро­ви, он уком­плек­то­ван всем необ­хо­ди­мым. Нач­нет ра­бо­тать в бли­жай­шее вре­мя. Так­же здесь бу­дет ра­бо­тать ла­бо­ра­то­рия кро­ви, од­на из луч­ших в Укра­ине, бла­го­да­ря обо­ру­до­ва­нию и пер­со­на­лу мы точ­но уве­ре­ны, что до­нор­ская кровь ка­че­ствен­ная. Мы про­во­дим боль­шое ко­ли­че­ство об­сле­до­ва­ний на ви­ру­сы и мик­ро­ор­га­низ­мы, что­бы обес­пе­чить ка­че­ствен­ной кро­вью наших па­ци­ен­тов. За год за­го­тав­ли­ва­ем око­ло де­вя­ти ты­сяч лит­ров раз­ных ком­по­нен­тов кро­ви, по­чти шесть ты­сяч до­но­ров про­хо­дят че­рез на­шу боль­ни­цу. Но бла­го­да­ря но­вой ла­бо­ра­то­рии эти по­ка­за­те­ли вы­рас­тут».

ИНФОРМАЦИОННЫЙ «ЗВЕРЬ»

По­сле тео­рии, как все­гда, прак­ти­ка. По­это­му осмат­ри­ва­ем все опи­сан­ные «изю­мин­ки». Со­вре­мен­ная ре­цеп­ция, ря­дом пункт по­жар­ной дис­пет­чер­ской, а даль­ше — сер­вер­ная ком­на­та. «Ес­ли го­во­рить о сер­вер­ной, то в ра­ди­у­се трех ты­сяч ки­ло­мет­ров та­кой сер­вер­ной в боль­ни­цах нет. Это ме­га­мощ­ная плат­фор­ма для внед­ре­ния ин­фор­ма­ти­за­ции всей боль­ни­цы. Да­же ви­зу­аль­но по­нят­но, что это ме­га­мощ­ная плат­фор­ма, на ко­то­рую мож­но на­ни­зы­вать раз­ные про­грамм­ные про­дук­ты, ко­то­рая бу­дет ав­то­ма­ти­зи­ро­вать всю ра­бо­ту, — под гул обо­ру­до­ва­ния рас­ска­зы­ва­ет Бо­г­дан Бо­ру­хов­ский. — Вот ар­хи­ва­тор, ко­то­ро­го хва­тит на де­сять лет ми­ни­мум. От­дель­ный блок для ли­ней­но­го уско­ри­те­ля, он «за­кон­та­чен» с про­из­во­ди­те­лем в Ан­глии, они в ре­жи­ме он­лайн сле­дят за ап­па­ра­том. Ес­ли вдруг что-то про­ис­хо­дит, они нам со­об­ща­ют, что что-то не так».

Идя к лиф­там, пан Бо­г­дан об­ра­ща­ет на­ше вни­ма­ние на ло­ги­сти­ку в боль­ни­це: «Боль­ни­ца ре­ши­ла за­хо­дить че­рез блок Д, а все­го есть семь бло­ков и пять вхо­дов. Ло­ги­сти­ка до­ста­точ­но ин­те­рес­ная, че­ло­век на ре­цеп­ции по­лу­ча­ет кар­точ­ку и сра­зу ви­дит, ку­да и на ка­кой этаж нуж­но ид­ти. Ло­ги­сти­ка от­ли­ча­ет­ся от стан­дарт­ных боль­ниц, здесь до­ста­точ­но удоб­но ори­ен­ти­ро­вать­ся».

Это дей­стви­тель­но так. Яр­кие ука­за­те­ли под­ска­жут по­се­ти­те­лям, ку­да ид­ти. По­то­му что на пер­вый взгляд все ка­жет­ся оди­на­ко­вым, ко­ри­до­ры — как ла­би­рин­ты, а сре­ди од­но­об­раз­ных се­рых стен про­сто за­блу­дить­ся. Лишь кое-где сте­ны укра­ша­ют фо­то­гра­фии с изоб­ра­же­ни­я­ми жи­вот­ных или ри­сун­ки со ска­зоч­ны­ми пер­со­на­жа­ми. Это при­об­ща­ют­ся к от­дел­ке «Ох­мат­де­та» во­лон­те­ры, так как от­дель­ной ста­тьи рас­хо­дов на де­ко­ри­ро­ва­ние не преду­смот­рен­но.

ЕДИНСТВЕННАЯ В ЕВРОПЕ ЛА­БО­РА­ТО­РИЯ

Сле­ду­ю­щим осмат­ри­ва­ем от­де­ле­ние лу­че­вой те­ра­пии. Его за­ве­ду­ю­щая Люд­ми­ла Вин­це­вич при­шла сю­да из дру­гой ве­ду­щей он­ко­боль­ни­цы стра­ны. Те­перь от­та­чи­ва­ет с кол­ле­га­ми уме­ние спа­сать де­тей на аб­со­лют­но дру­гом обо­ру­до­ва­нии, чем то, на ко­то­ром ра­бо­та­ла рань­ше.

«В ап­ре­ле к нам при­ез­жа­ли бри­тан­ские спе­ци­а­ли­сты, ко­то­рые учи­ли вра­чей и сов­мест­но го­то­ви­лись к про­це­ду­ре с ма­лень­ким па­ци­ен­том, — до­бав­ля­ет па­ни Люд­ми­ла. — Те­перь от­ра­ба­ты­ва­ем на фан­то­мах все ме­то­ди­ки, учим­ся ска­ни­ро­вать и ле­чить. Мо­жем ле­чить как опу­хо­ле­вые, так и неопу­хо­ле­вые за­бо­ле­ва­ния. Но пы­та­ем­ся мак­си­маль­но со­хра­нить здо­ро­вые клет­ки. Для нас важ­но ка­че­ство жиз­ни наших па­ци­ен­тов».

Даль­ше на­де­ва­ем ба­хи­лы и идем ту­да, где вско­ре бу­дет гос­под­ство­вать иде­аль­ная сте­риль­ность. Вот толь­ко на­стро­ят по­след­нее обо­ру­до­ва­ние — и в пол­ную си­лу за­ра­бо­та­ет ла­бо­ра­то­рия. Ан­на Бон­да­рен­ко, за­ве­ду­ю­щая от­де­ле­ни­ем ла­бо­ра­тор­но­го об­сле­до­ва­ния и кон­тро­ля ка­че­ства кро­ви, по­ка­за­ла един­ствен­ную в Европе ав­то­ма­ти­че­скую си­сте­му для опре­де­ле­ния групп кро­ви, ре­зус-при­над­леж­но­сти, ан­ти­тел и т.п.

« Од но вре мен но мож но за гру зить 50 пер­вич­ных про­би­рок, и че­рез 15 ми­нут ап­па­рат вы­да­ет ре­зуль­тат, — рас­ска­зы­ва­ет па­ни Ан­на. — Мож­но за­да­вать око­ло 200 раз­ных те­стов. В по­ме­ще­нии еще нет кли­мат­кон­тро­ля. Как толь­ко его вклю­чат, бу­дем на­стра­и­вать обо­ру­до­ва­ние. Все при­бо­ры вы­де­ля­ют теп­ло, так у нас бу­дет жа­ра, а нуж­но при­дер­жи­вать­ся тем­пе­ра­ту­ры +22 гра­ду­са, что­бы ре­а­ген­ты не пор­ти­лись. По­ка ла­бо­ра­то­рия ра­бо­та­ет в дру­гом кор­пу­се. Впо­след­ствии мы от­со­еди­ним­ся и бу­дем ра­бо­тать толь­ко для до­но­ров, а ста­рая ла­бо­ра­то­рия бу­дет про­во­дить ис­сле­до­ва­ния для кли­ни­ки, так они смо­гут рас­ши­рить спектр сво­ей ра­бо­ты».

В це­лом готовность к ра­бо­те в от­кры­тых от­де­ле­ни­ях — мак­си­маль­ная. Пер­вые по­пыт­ки ра­бо­тать бы­ли у со­вре­мен­ных опе­ра­ци­он­ных для за­бо­ра до­нор­ской кро­ви. Ме­ди­ки по­ка­за­ли нам свя­тая свя­тых ла­бо­ра­то­рии, услов­но на­звав ап­па­рат цен­три­фу­гой, ко­то­рая раз­де­ля­ет цель­ную кровь сра­зу на три ком­по­нен­та: лей­ко­ци­ты, плаз­му и тром­бо­ци­ты.

«НА­ША ЦЕЛЬ — СДАТЬ ВСЕ ЗА ПОЛТОРА ГО­ДА»

В за­вер­ше­ние за­гля­ды­ва­ем в ка­би­нет, где про­во­дят­ся уль­тра­зву­ко­вые ис­сле­до­ва­ния. Здесь в ожи­да­нии об­сле­до­ва­ния ма­ма с па­пой и ма­лень­кой до­чень­кой про­сят не за­дер­жи­вать длин­ны­ми раз­го­во­ра­ми вра­ча, по­то­му что де­воч­ка уже уста­ла и хо­чет есть. По­это­му врач ко­рот­ко го­во­рит, что ка­би­нет ра­бо­та­ет неде­ли три, к но­во­му ап­па­ра­ту при­вык­ла, про­дол­жа­ет осва­и­вать его но­вые функ­ции. И в та­ком безум­ном рит­ме здесь ра­бо­та­ют, по-ви­ди­мо­му, все. Глав­ный врач Ири­на Са­до­вяк не смог­ла быть с на­ми на всей экс­кур­сии, спе­ши­ла на оче­ред­ное со­ве­ща­ние. Бо­г­дан Бо­ру­хов­ский еще по те­ле­фон­ным раз­го­во­рам по­ка­зал­ся устав­шим и оза­бо­чен­ным. Они ра­ду­ют­ся пер­вым ре­зуль­та­там и в то же вре­мя ищут но­вые ре­сур­сы до за­пус­ка в ра­бо­ту все­го кор­пу­са. Обе­ща­ют сде­лать это до кон­ца 2019 го­да.

«Об­щая пло­щадь объ­ек­та 67 ты­сяч квад­рат­ных мет­ров, а от­кры­то 23,5 ты­ся­чи квад­рат­ных мет­ров. По пло­ща­ди это треть, но очень боль­шое ко­ли­че­ство пло­ща­дей тех­ни­че­ско­го на­зна­че­ния, ко­то­рые для про­цес­са ле­че­ния ро­ли не иг­ра­ют. Это под­зем­ный пар­кинг на бо­лее чем две ты­ся­чи квад­рат­ных мет­ров, транс­порт­ный холл на всю вы­со­ту, лиф­то­вая и лест­нич­ная груп­пы плюс два тех­ни­че­ских эта­жа, где на­хо­дят­ся ле­чеб­ные га­зы, га­зо­вая ко­тель­ная, вен­ти­ля­ци­он­ное обо­ру­до­ва­ние и т.п., — пе­ре­чис­ля­ет Бо­г­дан Бо­ру­хов­ский. — План та­ков: мы на­ча­ли ак­тив­ное стро­и­тель­ство в кон­це 2016 го­да, за год по­стро­и­ли кор­пус и вве­ли его в экс­плу­а­та­цию, в те­че­ние трех ме­ся­цев за­ни­ма­лись за­пус­ком обо­ру­до­ва­ния. На­ша цель — до кон­ца сле­ду­ю­ще­го го­да за­вер­шить ра­бо­ты на 100%. Со­от­вет­ствен­но, про­цесс стро­и­тель­ства вто­ро­го пус­ко­во­го ком­плек­са под­пи­сан три неде­ли на­зад, был про­ве­ден тен­дер, ген­под­ряд­чик оста­ет­ся тот же, до­го­вор с ним за­клю­чен, на этот год есть фи­нан­си­ро­ва­ние на 930 мил­ли­о­нов гри­вен».

«ПРО­ЕКТ МОЕЙ ЖИЗ­НИ»

В сле­ду­ю­щем го­ду пла­ни­ру­ет­ся по­лу­чить из бюд­же­та 1 мил­ли­ард 100 мил­ли­о­нов гри­вен для за­куп­ки осталь­но­го необ­хо­ди­мо­го обо­ру­до­ва­ния и за­вер­ше­ния стро­и­тель­ных ра­бот. Удаст­ся ли до­ве­сти про­ект до фи­на­ла без сбоя? Бо­г­дан Бо­ру­хов­ский убеж­ден — все идет по пла­ну.

«Есть ко­лос­саль­ная под­держ­ка от Вла­ди­ми­ра Грой­сма­на и Улья­ны Су­прун. Они уви­де­ли, что мы вы­пол­ня­ем обе­ща­ния, со­от­вет­ствен­но, уве­ли­чи­ли фи­нан­си­ро­ва­ние в этом го­ду. Все до­воль­ны, по­то­му что ви­дят ре­зуль­тат, — го­во­рит пан Бо­г­дан. — Та­ко­го со­ци­аль­но зна­чи­мо­го и слож­но­го по ин­же­не­рии про­ек­та у ме­ня не бы­ло. Од­но­знач­но — это про­ект моей жиз­ни. Укра­и­на в бли­жай­шие де­сять лет ни­че­го по­доб­но­го не по­стро­ит. На­при­мер, ес­ли в тор­го­вом цен­тре око­ло 12 ин­же­нер­ных се­тей, то здесь их око­ло 40. На ве­ре толь­ко и дер­жа­лись — из-за то­го нега­ти­ва, ко­то­рый был во­круг это­го про­ек­та по­след­ние пять лет. Мы гор­дим­ся, что при­об­ре­ли сверх­мощ­ный ап­па­рат МРТ за це­ну ни­же, чем на ком­мер­че­ском рын­ке, а имен­но — за 37 мил­ли­о­нов гри­вен. И все на­ше обо­ру­до­ва­ние — уни­каль­но».

За от­во­рен­ны­ми ок­на­ми но­во­го кор­пу­са ино­гда за­мет­но, как су­е­тят­ся стро­и­те­ли. Ра­бо­ты еще мно­го, по­то­му что за ок­на­ми пря­чут­ся аб­со­лют­но пу­стые сте­ны. Они, как чи­стый лист, ко­то­рый сле­ду­ет на­пол­нить жиз­нью. Ко­неч­но, она бур­лит во­круг. На неболь­ших клум­бах меж­ду кор­пу­са­ми цве­тут пе­туш­ки. Воз­ле них ко­па­ет­ся тех­ра­бот­ни­ца, ко­му-то обе­ща­ет устро­ить все де­ла, по­прав­ляя го­лов­ки цве­тов и про­го­няя от цвет­ни­ка на­до­ед­ли­вую со­ба­ку. Бо­г­дан Бо­ру­хов­ский при­гла­ша­ет нас прий­ти сю­да че­рез год. При­гла­ше­ние при­ни­ма­ем. Тер­ри­то­рию боль­ни­цы я остав­ляю с чув­ством на­деж­ды.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.