Тест гор­но­стая

Den (Russian) - - Общество - Люд­ми­ла ЗАСЕДА, спе­ци­аль­но для «Дня»

Стоя у из­вест­ной кар­ти­ны «Да­ма с гор­но­ста­ем», слу­шая в на­уш­ни­ки ис­то­рию ее со­зда­ния, по­че­му-то ду­ма­ла во­все не о ней, да­ме-кар­тине, а о ма­лы­ше­гор­но­стае. По су­ти, ви­де­ла зверь­ка толь­ко на кар­ти­нах да в ки­но­филь­мах, и то, в его вто­рой жиз­ни, в ви­де вель­мож­ных па­лан­ти­нов, ман­тий, боа, гор­же­ток. Чув­ствую сно­ва на­стиг эф­фект реч­ной во­ды, ко­гда лю­бу­ясь чем-то, увле­ка­ясь ка­ким-ни­будь сю­же­том но­во­го дня, ду­ма­ешь о чем-то сво­ем, и не про­пус­кая неза­мет­ных ме­ло­чей (от­сю­да и воз­ник­ло до­маш­нее вы­ра­же­ние «эф­фект реч­ной во­ды»), мыс­лен­но те­сти­ру­ешь свои пла­ны. Так уже слу­чи­лось од­на на вы­став­ке все­мир­но­при­знан­но­го ма­ри­ни­ста. Ко­неч­но, его мо­ре — со­вер­шен­но, оно та­кое од­но и об этом, по­жа­луй, уже все ска­за­но, но ме­ня по­ра­зи­ла то­гда его реч­ная во­да, ко­то­рая на его по­лот­нах так тре­пет­но жи­ла, при­тво­ря­ясь, то ти­хой недо­тро­гой, то буй­ной ху­ли­ган­кой. Хо­те­лось ска­зать — ушед­шей эпо­хи, но раз­ве у во­ды бы­ва­ет воз­раст. Пре­лесть в том, что в его вир­ту­оз­но вы­пи­сан­ную во­ду мож­но вхо­дить бес­ко­неч­но. С тех пор тай­но и пре­дан­но люб­лю реч­ную во­ду ма­сте­ра, и да­же ра­да, что ты­ся­чи лю­дей вос­хи­ща­ют­ся его мо­рем, не за­ме­чая ре­ки. Не хо­чу, что­бы кто-то так­же лю­бил его ти­хие и лас­ко­вые реч­ные пе­ре­ка­ты, не хо­чу рев­но­вать.

Ко­гда гид, рас­ска­зы­ва­ла о «Да­ме с гор­но­ста­ем» немно­го от­влек­ся от дат и лю­бов­ных хит­ро­спле­те­ний, име­ю­щих от­но­ше­ние к на­пи­са­нию кар­ти­ны, то вдруг вспом­нил, что кра­си­вый гор­но­стай — зве­рек непро­стой, а с обострен­ным по­ни­ма­ни­ем че­сти мун­ди­ра, в дан­ном слу­чае сво­ей ме­хо­вой шуб­ки. Про­фес­си­о­на­лы, на­блю­да­ю­щие за жиз­нью это­го пу­ши­сти­ка, по­ра­жа­ют­ся его чи­сто­плот­но­стью. Ма­лыш ско­рей по­па­дет под пу­лю охот­ни­ка, чем поз­во­лит за­ма­рать свой мех. Тут же вы­плы­ла, без спро­су, ка­кая-то со­всем неумест­ная мысль — ему, гор­но­стаю, с та­кой брезг­ли­во­стью ни­как бы не при­жить­ся в под­ку­поль­ном об­ще­стве непри­ка­са­е­мых — там сплош­ные пят­на на мун­ди­рах и, по­хо­же, вла­дель­цы но­сят их как ор­де­на. В тот день по­бы­ва­ла и на вил­ле прин­цес­сы Кар­лот­та у озе­ра Ко­мо, тре­тье­го по ве­ли­чине озе­ра Ита­лии. Вил­ла-му­зей на­хо­дит­ся в со­вер­шен­но рос­кош­ном пар­ке, по су­ти, в ру­ко­твор­ном раю, где ло­гич­ней за­тих­нуть и ра­до­вать­ся мгно­ве­нию, то­му, что это про­ис­хо­дит имен­но с то­бой. И все же, пе­ре­си­ли­ло рос­кош­ное уми­ро­тво­ре­ние со­всем дру­гое. В тот день в парк и му­зей при­шли во­лон­те­ры со сво­и­ми под­опеч­ны­ми-ста­ри­ка­ми, по су­ти, пре­бы­ва­ю­щи­ми в ту­мане стар­че­ско­го сла­бо­умия, мно­гие с тру­дом пе­ре­дви­га­лись, но все бы­ли чи­стень­ко оде­ты, мно­гие, по­хо­же, что-то фото- гра­фи­ро­ва­ли на мо­биль­ные. Од­на во­лон­тер­ка при­зна­лась мне, что кадр они, есте­ствен­но, вы­стро­ить не мо­гут, но мы, во­лон­те­ры, по­том чи­стим их кар­тин­ки и встав­ля­ем пре­крас­ные порт­ре­ты цве­тов, птиц, озер­ной во­ды. Им при­ят­но, что и у них так класс­но вы­шло. Ко­гда же груп­па со­бра­лась до­мой, их всех под­ве­ли к са­до­во­му лиф­ту и по оче­ре­ди спу­сти­ли вниз. Ес­ли учесть, что сад на вы­со­кой го­ре, то без лиф­та ста­ри­ки не смог­ли бы на­сла­дить­ся кра­со­той. Еще од­на важ­ная неме­лочь — во­круг мно­же­ство фон­тан­чи­ков с чи­стей­шей и пи­тье­вой во­дой (в этой по­езд­ке на во­ду не по­тра­ти­ла ни цен­та). И эти по­дроб­но­сти, де­та­ли, от­ли­ча­ют нас силь­нее, чем курс на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты по от­но­ше­нию к ев­ро, и та­кую про­пасть с одного прыж­ка не по­ко­рить.

В кар­тин­ной га­ле­реи, есте­ствен­но, бы­ло чем вос­хи­щать­ся, но вы­де­ли­ла для се­бя одного Ро­мео. Имен­но та­ким, осо­бо тре­пет­ным, на­сто­я­щим в сво­ей все­влад­ной люб­ви, та­ким мне ка­жет­ся, и пред­став­ля­ла все­гда его. Джу­льет­та то­же сто­я­ла на кар­тине ря­дом, но она ме­ня разо­ча­ро­ва­ла — пыш­нень­кая мо­лод­ка, со­всем не де­воч­ка, хоть мы зна­ем — ей все­го 13 лет. Кста­ти, тут же узна­ла, о чем ни­ко­гда и не за­ду­мы­ва­лась, что ма­те­ри Джу­льет­ты бы­ло 28 лет. Кош­мар, ка­кая древ­ность по тем вре­ме­нам.

Во­круг по му­зей­ным за­лам при­выч­но бе­га­ли ки­тай­цы, буд­то все пе­ре­ко­че­ва­ли с улиц в му­зей, но, нет — вы­гля­нув с див­но­го па­но­рам­но­го бал­ко­на, убе­ди­лась — там их так­же бо­лее чем. На ули­це, прав­да, ки­та­ян­ки все под зон­ти­ка­ми или укры­ты курт­ка­ми как ка­пю­шо­на­ми. Очень бо­ят­ся за­го­реть, что-то не успеть, не ку­пить, не ску­пить пар­ти­я­ми, не по­бы­вать. Вот и мо­та­ют­ся шум­ной гурь­бой, то раз­би­ва­ясь на стай­ки, то сли­ва­ясь сно­ва в го­ло­си­стую тол­пу. Сво­ей су­е­той они под­час сби­ва­ют ме­ло­дию ожи­да­ния, ко­то­рая непре­мен­но зре­ет в каж­дом пу­те­ше­ствен­ни­ке иду­ще­му на­встре­чу, воз­мож­но, неиз­ве­до­ван­но­му, неви­дан­но­му.

Ита­льян­цы же, по­хо­же, со­всем не об­ра­ща­ют вни­ма­ние на раз­но­го­ло­сую тол­пу ино­стран­цев, им ни­кто не по­ме­ша­ет по­си­деть в улич­ном ка­фе с фи­ли­жан­кой ко­фе и чем­то на­стро­ен­че­ском в бо­ка­ле. В ка­фе они обыч­но не в оди­ноч­ку, ес­ли без дру­зей и род­ных, то с со­ба­ка­ми. Ча­сто при­сут­ству­ют и те, и дру­гие. При­чем, мо­жет быть од­на со­ба­ка под сто­ли­ком — укры­лась от жа­ры, дру­гая на ко­ле­нях. При этом все пьет­ся и съе­да­ет­ся в хо­ро­шем на­стро­е­нии, в та­ком же рас­по­ло­же­нии ду­ха и жи­вот­ные. Их тут очень лю­бят и они со­всем не до­мо­се­ды — при пер­вой воз­мож­но­сти пря­ми­ком в ка­фе — при­на­ря­жен­ные, в изыс­кан­ных ошей­ни­ках, с хо­ле­ной шер­стью и счаст­ли­вы­ми гла­за­ми.

Уве­зу еще од­но со­всем ма­лень­кое, по су­ти, ми­мо­лет­ное вос­по­ми­на­ние из ита­ло­языч­но­го швей­цар­ско­го Лу­га­но. Идя вдоль на­бе­реж­ной уви­де­ла, что пар­ниш­ка пы­ле­со­сит пло­щад­ку ка­фе, го­то­вя к но­во­му утру, и, что­бы ему не ме­шать, идя сквозь его пол, прав­да, с дру­гой сто­ро­ны сра­зу на­чи­на­ет­ся про­ез­жая часть, но все же ре­ши­ла про­ско­чить, уло­вив па­у­зу в дви­же­нии. Пар­ниш­ка мне не поз­во­лил и с кри­ком: «Си­ньо­ра, си­ньо­ра! — при­гла­сил ме­ня прой­ти че­рез ка­фе, а не рис­ко­вать. Как при­ят­но, од­на­ко, офи­ци­ант сво­ей об­хо­ди­тель­но­стью неволь­но про­шел тест. Гор­но­ста­ев­ский, на до­стой­ную ре­пу­та­цию. Ре­ши­ла не спе­шить, а за­ка­зать ча­шеч­ку ко­фе и на­сла­дить­ся ею неспеш­но, в ти­шине, на чи­стой тер­ра­се, уви­той цве­та­ми.

Что ж, гор­но­стай, ра­бо­тай и даль­ше. Я бы ска­за­ла так — гор­но­стай, гор­но­стай, ко­го лю­бишь — вы­би­рай! И не за­бы­вай сво­их — я о те­бе уже на­пи­са­ла.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.