Ду­ша Ве­ны

В Ки­е­ве от­кры­лась вы­став­ка ав­стрий­ско­го фо­то­гра­фа Пе­те­ра Лаг­ле­ра

Den (Russian) - - Пресс-клуб «дня» - ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Ве­на име­ет дав­нюю ис­то­рию, ко­то­рая опре­де­ля­ет­ся да­же не сто­ле­ти­я­ми, а це­лы­ми эпо­ха­ми. Каж­дая из них остав­ля­ла свой след в ар­хи­тек­ту­ре го­ро­да, отоб­ра­жая со­бы­тия про­шло­го. В част­но­сти, в Вене есть цер­ковь св. Ру­прех­та, ко­то­рая бы­ла воз­ве­де­на в VIII—IX ве­ках в ро­ман­ском сти­ле. Ее да­же на­зы­ва­ют ро­вес­ни­цей го­ро­да, посколь­ку это бы­ло пер­вое зда­ние по­сле вы­хо­да из этой тер­ри­то­рии рим­ских войск, оста­вив­ших по­сле се­бя пе­пе­ли­ще. И имен­но эта цер­ковь, как счи­та­ют, ста­ла тем цен­тром, во­круг ко­то­ро­го вы­рос бу­ду­щий круп­ней­ший го­род Ев­ро­пы ( по со­сто­я­нию на на­ча­ло ХХ в.). В то же вре­мя в Вене есть и небо­скре­бы, где до­ми­ни­ру­ет ме­талл и стек­ло, фу­ту­ри­сти­че­ский ди­зайн и нети­пич­ные кон­струк­ции; они гос­под­ству­ют в До­на­у­си­ти — де­ло­вом цен­тре сто­ли­цы Ав­стрии.

Та­ким раз­но­об­раз­ным пред­ста­ет го­род на вы­став­ке «Ду­ша Ве­ны» Пе­те­ра ЛАГ­ЛЕ­РА, про­фес­си­о­наль­но­го ав­стрий­ско­го фо­то­гра­фа (а кро­ме это­го, ка­пи­та­на от­кры­то­го мо­ря). Его ра­бо­ты вы­став­ля­ют в га­ле­ре­ях Да­нии, Сло­ве­нии, Че­хии, Гер­ма­нии. Те­перь и по­се­ти­те­ли На­ци­о­наль­но­го за­по­вед­ни­ка «Со­фия Ки­ев­ская» мо­гут на­сла­дить­ся глу­би­ной ра­бот ав­стрий­ско­го ма­сте­ра. Пе­тер Лаг­лер охот­но со­гла­сил­ся на пред­ло­же­ние укра­ин­ской сто­ро­ны: «Я очень рад и гор­жусь тем, что мо­гу по­ка­зать свои фото в та­ком зна­ме­ни­том ме­сте — Со­фии Ки­ев­ской. Я люб­лю Укра­и­ну, уже два с по­ло­ви­ной го­да при­ез­жаю сю­да с раз­ны­ми вы­став­ка­ми. Неко­то­рые из них сей­час про­дол­жа­ют­ся в дру­гих го­ро­дах».

СОЧЕТАНИЕ РАЗНЫХЭПОХ

Сна­ча­ла ор­га­ни­за­то­ры пла­ни­ро­ва­ли устро­ить вы­став­ку фо­то­гра­фий Пе­те­ра Лаг­ле­ра, на ко­то­рых бы­ли бы изоб­ра­же­ны зда­ния в сти­ле ба­рок­ко, посколь­ку укра­ин­ская свя­ты­ня так­же ча­стич­но пред­став­ля­ет имен­но этот пе­ри­од. Од­на­ко фо­то­граф ре­шил взять бо­лее ши­ро­кий фо­кус и по­ка­зать сре­ду, в ко­то­рой «жи­вут» па­мят­ни­ки ба­рок­ко. То есть он со­сре­до­то­чил­ся на фо­то­гра­фи­ро­ва­нии не от­дель­ных зда­ний, а опре­де­лен­ных ло­ка­ций го­ро­да, в ко­то­рых ви­ден це­лый спектр ис­то­ри­че­ских вос­по­ми­на­ний, во­пло­щен­ных в ар­хи­тек­ту­ре.

Это со­су­ще­ство­ва­ние раз­ных ве­ков яв­ля­ет­ся сквоз­ной те­мой его вы­став­ки. Имен­но по­это­му здесь есть фото зда­ния со скульп­ту­рой ту­рец­ко­го во­и­на на пло­ща­ди Фрей­унг, на зад­нем фоне ко­то­ро­го вид­не­ет­ся небо­скреб. Ча­сто это сочетание двух ис­то­ри­че­ских про­странств до­сти­га­ет­ся бла­го­да­ря ис­поль­зо­ва­нию при­е­ма от­ра­же­ния, в част­но­сти в вит­ри­нах ма­га­зи­нов, ав­то или ав­то­бу­сов. На­при­мер, есть фо­то­гра­фия, как в ок­нах со­вре­мен­ных зда­ний от­ра­жа­ет­ся со­бор ХVII ве­ка. Та­кой при­ем да­ет воз­мож­ность, как от­ме­ча­ют спе­ци­а­ли­сты, со­здать мно­го­слой­ный, кол­лаж­ный, по­рой сюр­ре­а­ли­стич­ный об­раз го­ро­да. «Ино­гда та­кое сочетание во­пло­ще­ний эпох гар­мо­нич­но, ино­гда негар­мо­нич­но. Но сей­час ХХІ век, и они долж­ны быть ин­кор­по­ри­ро­ва­ны», — ком­мен­ти­ру­ет Пе­тер Лаг­лер.

ДОМИНАНТА ИДЕИ В СО­ВРЕ­МЕН­НОМ ИС­КУС­СТВЕ

Та­кое стрем­ле­ние фо­то­гра­фа яв­ля­ет­ся не толь­ко его ин­ди­ви­ду­аль­ным за­мыс­лом, но в то же вре­мя и от­ра­же­ни­ем на­шей эпо­хи. «Это кон­цеп­ту­аль­но, по­то­му что со­вре­мен­ное искус­ство опять вер­ну­лось к до­ми­нан­те

идеи», — объ­яс­нил укра­ин­ский ху

дож­ник Вик­тор ХОМЕНКО. По его сло­вам, в со­вет­ские вре­ме­на искус­ство бы­ло пол­но­стью за­и­део­ло­ги­зи­ро­ва­но, за­ан­га­жи­ро­ва­но. Фор­ма­лизм как декла­ра­ция чи­сто­го ис­кус­ства, фор­мы, цве­та счи­тал­ся наи­худ­шим клей­мом. Сей­час же ситуация из­ме­ни­лась. «Те­перь уже фор­ма­лизм счи­та­ет­ся ру­ти­ной, а до­ми­ни­ру­ет идея. У со­вре­мен­ных мо­ло­дых ху­дож­ни­ков да­же есть та­кая па­ра­диг­ма, что ма­те­ри­ал не име­ет зна­че­ния. То есть неваж­но, то ли это по­лот­но, фо­то­гра- фия, ин­стал­ля­ция, аудио­ин­стал­ля­ция и то­му по­доб­ное... И в этом слу­чае сочетание идеи, фор­мы, про­фес­си­о­на­лиз­ма Пе­те­ра Лаг­ле­ра очень успеш­но», — от­ме­тил ху­дож­ник.

Кон­цеп­ту­аль­ным яв­ля­ет­ся да­же рас­по­ло­же­ние фо­то­гра­фий. На­при­мер, ря­дом с фо­то­гра­фи­ей уже упо­ми­нав­шей­ся церк­ви св. Ру­прех­та раз­ме­сти­лось фото со­вре­мен­но­го мо­ста Ас­перн, на ко­то­ром вид­не­ет­ся огром­ное ко­ли­че­ство граф­фи­ти. Их раз­де­ля­ет бо­лее чем ты­ся­ча лет, в то же вре­мя есть и то, что их объ­еди­ня­ет, — Ве­на. Толь­ко вме­сте они фор­ми­ру­ют его ис­то­рию, ис­тин­ную суть го­ро­да. «Эти фото — ду­ша Ве­ны. Это ми­сти­че­ский и ду­хов­ный, клас­си­че­ский и со­вре­мен­ный го­род», — по­де­лил­ся Пе­тер Лаг­лер.

ШАНС ЗА­ДУ­МАТЬ­СЯ, КА­КОЙ ЯВ­ЛЯ­ЕТ­СЯ ДУ­ША РОДНОГО ГО­РО­ДА

Кро­ме то­го, твор­че­ство ав­стрий­ско­го фо­то­гра­фа важ­но для Укра­и­ны еще по несколь­ким при­чи­нам. «Пе­тер Лаг­лер — ин­те­рес­ное яв­ле­ние на укра­ин­ской арт-сцене. Во-пер­вых, по­то­му что у него неза­илен­ный, све­жий глаз. Во-вто­рых, он несет ту тра­ди­цию, ко­то­рую нам так и не уда­лось воз­об­но­вить. Ведь в Укра­ине борь­ба с фо­то­гра­фи­ей на­ча­лась сра­зу по­сле ре­во­лю­ции. В 1920-х гг. бук­валь­но мог­ли рас­стре­лять за за­ре­ги­стри­ро­ван­ную фо­то­ка­ме­ру. Фо­то­гра­фи­ро­вать раз­ре­ша­ли толь­ко со справ­кой НКВД. И с то­го вре­ме­ни фо­то­гра­фия, ви­ди­мо, мен­таль­но не воз­ро­ди­лась. Она от­сут­ству­ет у нас на арт-рын­ке, — рас­ска­зы­ва­ет Вик­тор Хоменко. — То, что Пе­тер Лаг­лер пред­став­ля­ет, — кре­а­тив­ное, эс­те­ти­че­ское, на­стро­ен­че­ское. Это то, че­го нам не хва­та­ет как про­вин­ции. По­то­му что про­вин­ция все­гда смот­рит во­круг — что там, где и как. Она мень­ше ищет в се­бе, боль­ше ре­флек­си­ру­ет внеш­ние по­ступ­ле­ния».

К сча­стью, тра­ди­ция укра­ин­ской фо­то­гра­фии по­сте­пен­но воз­рож­да­ет­ся. Од­на­ко с чем точ­но мож­но со­гла­сить­ся, это то, что ра­бо­ты Пе­те­ра Лаг­ле­ра соб­ствен­ной ис­крен­но­стью, глу­би­ной, неор­ди­нар­но­стью и на­пол­нен­но­стью смыс­ла­ми по­буж­да­ют к раз­мыш­ле­ни­ям «о се­бе»: сколь­ко куль­тур­ных и ис­то­ри­че­ских ко­дов до сих пор оста­ют­ся непри­мет­ны­ми, непро­го­во­рен­ны­ми в укра­ин­ском об­ще­стве. И не по­то­му ли так лег­ко раз­ру­ша­ют­ся па­мят­ни­ки, по­то­му что «свое» до сих пор не ста­ло пред­ме­том вни­ма­ния и ува­же­ния.

По­это­му по­се­ще­ние вы­став­ки, во­пер­вых, по­ка­жет Ве­ну, ко­то­рую не уви­дишь в ту­ри­сти­че­ских спра­воч­ни­ках, где все из­вест­ные зда­ния «рас­сор­ти­ро­ва­ны» по ни­шам эпох. У Пе­те­ра Лаг­ле­ра они, так ска­зать, за­фик­си­ро­ва­ны в при­род­ной сре­де — сре­ди зда­ний дру­гих пе­ри­о­дов. А кро­ме то­го, это за­ме­ча­тель­ный шанс за­ду­мать­ся, ка­кой яв­ля­ет­ся ду­ша родного го­ро­да.

ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.