Кто ко­го?

Укра­и­на бо­рет­ся с кор­руп­ци­ей, и кор­руп­ция... бо­рет­ся с Укра­и­ной

Den (Russian) - - Экономика - Руслан ГАРБАР, ис­то­рик-меж­ду­на­род­ник

Се­год­ня кор­руп­ция — од­но из наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ных слов в ми­ре. И, со­от­вет­ствен­но, борь­ба с ней. Да­же Аф­ри­кан­ский Со­юз объ­явил 2018-й Го­дом­борь­бы с кор­руп­ци­ей (есть шанс об­ме­ни­вать­ся опы­том). В Укра­ине кор­руп­ция при­зна­на вто­рой по зна­че­нию опас­но­стью для су­ще­ство­ва­ния стра­ны по­сле агрес­сии Рос­сии. По­это­му це­ле­со­об­раз­но по­смот­реть на нее еще с од­ной точ­ки зре­ния: ко­гда на­чи­на­ешь вой­ну, то лю­бая но­вая ин­фор­ма­ция о вра­ге по­лез­на для бу­ду­щей по­бе­ды.

На­пи­са­но о кор­руп­ции мно­го — исто­рия, ти­пы, фор­мы, мас­шта­бы, гео­гра­фия и так да­лее. Как ока­зы­ва­ет­ся, кор­руп­ция бы­ла все­гда (прав­да, по­ка еще не­из­вест­но ка­кие, фор­мы она име­ла в пер­во­быт­но­мобще­стве). Но, по-ви­ди­мо­му, что-то там та­ки бы­ло. Есть она и се­год­ня. За ты­ся­чи лет сво­е­го су­ще­ство­ва­ния она об­ре­ла мно­же­ство форм: клас­си­че­ская — де­неж­ная, по­ли­ти­че­ская, биз­не­со­вая, ку­мов­ство, рей­дер­ство и то­му по­доб­ное. В раз­ных стра­нах пре­об­ла­да­ют те или дру­гие фор­мы в за­ви­си­мо­сти от ис­то­ри­че­ских тра­ди­ций, уров­ня раз­ви­тия куль­ту­ры, раз­ви­тия го­су­дар­ствен­ных ин­сти­ту­тов, до­ве­рия об­ще­ства к вла­сти.

Но она есть вез­де. В вы­со­ко­раз­ви­той, вы­со­ко ци­ви­ли­за­ци­он­ной Ев­ро­пе кор­руп­ция за­би­ра­ет в год, по оцен­ка­мЕв­ро­пей­ско­го со­ю­за, до 911 млрд ев­ро в год — 6,8% ВВП стран-чле­нов (на­пом­ню: го­су­дар­ствен­ный бюд­жет Укра­и­ны — око­ло 100 млрд дол­ла­ров). Ми­ро­во­му ВВП она сто­ит 2% или 2,6 трлн дол­ла­ров в год. Еже­год­ный объ­ем­взя­ток со­став­ля­ет око­ло 1 трлн дол­ла­ров. Но их кор­руп­ция рас­про­стра­не­на толь­ко на вер­хуш­ке вла­сти. Из­вест­ная сво­ей борь­бой с кор­руп­ци­ей меж­ду­на­род­ная ор­га­ни­за­ция Transparency International ука­зы­ва­ет как раз на про­цве­та­ние кор­руп­ции на са­мых вы­со­ких уров­нях. Осо­бен­ных мас­шта­бов она до­сти­га­ет в Гре­ции, Ита­лии, Ис­па­нии, Пор­ту­га­лии, Фран­ции, Бель­гии. В Гре­ции 30% все­го, что про­из­во­дит­ся в стране, не об­ла­га­ет­ся на­ло­га­ми — как ре­зуль­тат взя­ток чи­нов­ни­кам-на­ло­го­ви­кам. В Гер­ма­нии кор­по­ра­ции еже­год­но спи­сы­ва­ют на взят­ки 5,6 млрд дол­ла­ров. В Гре­ции, Ис­па­нии, Ита­лии, Пор­ту­га­лии взя­точ­ни­че­ство счи­та­ет­ся чуть ли не на­ци­о­наль­ной тра­ди­ци­ей, свое­об­раз­ным­элем ен­том­по­ли­ти­че­ской куль­ту­ры. По­это­му от­но­сят­ся к кор­руп­ции то­ле­рант­но. В Ис­па­нии 70% мэ­ров, ко­то­рых об­ви­ня­ли в кор­руп­ции, бы­ли пе­ре­из­бра­ны.

Есть и скры­тые фор­мы кор­руп­ции. Част­ная ком­па­ния опла­ти­ла рас­хо­ды на сва­деб­ное пу­те­ше­ствие крон­прин­цес­се Шве­ции Вик­то­рии и гер­цо­гу Да­ни­э­лю. Дру- гая фир­ма предо­ста­ви­ла бес­плат­ные би­ле­ты на тен­нис­ный тур­нир ли­де­ру од­ной из со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ских пар­тий Скан­ди­на­вии.

Рас­ту­щее вли­я­ние кор­руп­ции на ком­мер­че­скую де­я­тель­ность вы­нуж­да­ет ру­ко­вод­ство ев­ро­пей­ских стран при­ни­мать ка­кие-то ме­ры. В 1997 го­ду стра­ны ОБСЕ под­пи­са­ли Кон­вен­цию о за­пре­ще­нии да­вать взят­ки ино­стран­ным­по­сред­ни­кам(сво­имм ож­но).

Не от­ста­ет от Ев­ро­пы и Рос­сия. Та же Transparency International оце­ни­ва­ет ры­нок кор- руп­ции в Рос­сии на уровне 300 млрд дол­ла­ров в год. Хо­тя и ра­бо­та­ет На­ци­о­наль­ный ан­ти­кор­руп­ци­он­ный ко­ми­тет Рос­сии. Как го­во­рил один из рос­сий­ских по­ли­то­ло­гов, без «от­ка­та» в Рос­сии не по­стро­ишь ни од­но­го ки­ло­мет­ра до­ро­ги.

О том, что Укра­и­на од­на из наи­бо­лее кор­рум­пи­ро­ван­ных стран Ев­ро­пы, и ска­за­но и на­пи­са­но мно­го. СМИ по­чти еже­днев­но ин­фор­ми­ру­ют о но­вых фак­тах взя- точ­ни­че­ства долж­ност­ных лиц, о кор­руп­ци­он­ных ще­лях, ко­то­рые со­зна­тель­но за­кла­ды­ва­ют­ся в но­вые за­ко­ны и по­ста­нов­ле­ния. Как и в Ев­ро­пе, в Укра­ине так­же бо­рют­ся две тен­ден­ции: с од­ной сто­ро­ны — рост кор­руп­ции, взя­точ­ни­че­ства; с дру­гой сто­ро­ны — со­зда­ние все но­вых ин­сти­ту­тов по борь­бе с ни­ми. Но это — толь­ко внеш­няя схо­жесть, по фор­ме. И у них, и у нас в ос­но­ве кор­руп­ции ле­жат, в ко­неч­но­ми­то­ге, день­ги, при­быль, биз­не­со­вые при­ви­ле­гии. Но в Укра­ине (и в Рос­сии) аб­со­лют­но дру­гой ге­не­зис, ме­сто и роль кор­руп­ции в об­ще­ствен­но-эко­но­ми­че­ской жиз­ни го­су­дар­ства. Эта непо­хо­жесть вы­хо­дит из спе­ци­фи­ки ис­то­ри­че­ско­го раз­ви­тия.

В Ев­ро­пе кор­руп­ция — это толь­ко один, и да­ле­ко не ос­нов­ной, не ре­ша­ю­щий ин­стру­мент ре­ше­ния ло­каль­ных, част­ных биз­не­син­те­ре­сов. В усло­ви­ях гло­ба­ли­за­ции в сво­ем­боль­шин­стве этот ин­стру­мент ис­поль­зу­ет­ся по тре­бо­ва­нию пра­вил иг­ры в стра­нах-парт­не­рах (осо­бен­но, в раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах). Кор­руп­ция в них не яв­ля­ет­ся фак­то­ром, от ко­то­ро­го за­ви­сит функ­ци­о­ни­ро­ва­ние всей си­сте­мы дан­но­го го­су­дар­ства. Ее ис­чез­но­ве­ние не при­ве­дет к раз­ру­ше­нию си­сте­мы. Это толь­ко вспо­мо­га­тель­ный ин­стру­мент.

Дру­гое де­ло в Укра­ине (и в Рос­сии то­же). Со вре­мен гос­под­ства в Мос­ко­вии Зо­ло­той Ор­ды, а поз­же в Рос­сий­ской им­пе­рии и во всех зем­лях, ко­то­рые она к се­бе при­со­еди­ни­ла, сло­жил­ся неглас­ный, но неру­ши­мый за­кон — на­деж­ное бо­гат­ство мо­жет быть лишь ре­зуль­та­томбли­зо­сти к вла­сти. Имен­но власть на этой тер­ри­то­рии ста­ла наи­бо­лее эф­фек­тив­ны­ми­сточ­ни­ко­мо­бо­га­ще­ния. Но власть — это не ка­кая-то аб­страк­ция. Власть — это кон­крет­ные лю­ди, ко­то­рые ее ре­а­ли­зу­ют по всей вер­ти­ка­ли и го­ри­зон­та­ли. Еще Ни­ко­лай II го­во­рил, что Рос­си­ей пра­вят 40 000 сто­ло­на­чаль­ни­ков; по-ны­неш­не­му — на­чаль­ни­ков де­пар­та­мен­тов. Ин­стру­мен­то­мих власт­во­ва­ния бы­ла взят­ка (вспом­ни­те «Ре­ви­зор»). Чи­нов­ник был глав­ной фи­гу­рой в го­су­дар­стве. По­сле тер­ми­до­ри­ан­ско­го пе­ре­во­ро­та Ста­ли­на в 1929 го­ду чи­нов­ни­че­ство, те­перь уже в об­ра­зе сек­ре­та­рей об­ко­мов и рай­ко­мов, сек­ре­та­рей парт­ко­мов, вер­ну­ло се­бе власть в стране. Эта спе­ци­фи­ка в свое вре­мя за­ин­те­ре­со­ва­ла Кар­ла Марк­са и он, вы­учив ее, вы­дви­нул те­зис о су­ще­ство­ва­нии спе­ци­фи­че­ско­го «ази­ат­ско­го спо­со­ба про­из­вод­ства». То есть кор­руп­ция здесь не яв­ля­ет­ся от­ри­ца­тель­ной чер­той кон­крет­но­го че­ло­ве­ка: это — спо­соб су­ще­ство­ва­ния об­ще­ствен­ной си­сте­мы. Глав­ное его от­ли­чие от все­м­хо­ро­шо из­вест­но­го ка­пи­та­ли­сти­че­ско­го спо­со­ба про­из­вод­ства за­клю­ча­ет­ся в том, что глав­ны­ми­сточ­ни­ком­при­бы­ли здесь яв­ля­ет­ся власть, власть пре­вра­ща­ет­ся в ка­пи­тал, в свое­об­раз­ный то­вар. Зна­ме­ни­тая фор­му­ла Марк­са Д — Т — Д (день­ги — то­вар — день­ги с при­бы­лью) как раз об этом, где то­вар — это власть. Маркс не раз­вил, к со­жа­ле­нию, эту тео­рию. По­пыт­ки со­вет­ских фи­ло­со­фов в 30-е го­ды ХХ ве­ка про­дол­жить эту ра­бо­ту за­кон­чи­лись тра­ги­че­ски, боль­шин­ство их бы­ло ре­прес­си­ро­ва­но. По­вто­ре­ние ее во вре­ме­на хру­щев­ской от­те­пе­ли бы­ло пре­се­че­но. Не про­ис­хо­дит об­суж­де­ние этой тео­рии и в неза­ви­си­мой Укра­ине. И это по­нят­но. На од­ной из на­уч­ных кон­фе­рен­ций в Москве в на­ча­ле так на­зы­ва­е­мой «пе­ре­строй­ки» бы­ло под­черк­ну­то, что «ес­ли бы ис­сле­до­ва­ние ази­ат­ско­го спо­со­ба про­из­вод­ства не бы­ло пре­се­че­но.., а про­дол­жа­лось, то пробле­ма аль­тер­на­тив­но­сти ис­то­ри­че­ско­го раз­ви­тия не сто­я­ла бы се­год­ня так ост­ро».

То­гда не ка­пи­та­ли­сты-экс­плу­а­та­то­ры, ко­то­рые все же раз­ви­ва­ли про­из­вод­ство вме­сте с раз­но­го сор­та зем­ле­вла­дель­ца­ми, долж­ны бы­ли бы быть глав­ны­ми вра­га­ми тру­до­во­го на­ро­да, а чи­нов­ни­ки. То есть нуж­но бы­ло бы кар­ди­наль­но ме­нять ме­ха­низм вза­и­мо­от­но­ше­ний меж­ду на­ро­дом и вла­стью, а не меж­ду на­ро­дом и ка­пи­та­ли­ста­ми.

Эта пробле­ма хра­нит свою ак­ту­аль­ность для Укра­и­ны и се­год­ня. Кор­руп­ция, зло­упо­треб­ле­ние вла­стью фор­ми­ру­ют всю си­сте­му от­но­ше­ний в об­ще­стве. Это­го не мо­гут по­нять на­ши за­пад­ные парт­не­ры. Они смот­рят на на­шу кор­руп­цию со сво­ей, ев­ро­пей­ской точ­ки зре­ния, где кор­руп­ция — это толь­ко непри­ят­ный, но кон­тро­ли­ру­е­мый эле­мент су­ще­ству­ю­щей си­сте­мы, огра­ни­чен­ный топ-кор­руп­ци­ей. По­это­му все их со­ве­ты по­ви­са­ют в воз­ду­хе, Это как ве­ге­та­ри­ан­цу рас­ска­зы­вать, как луч­ше жа­рить шаш­лык. О непо­ни­ма­нии укра­ин­ской спе­ци­фи­ки яр­ко сви­де­тель­ству­ет про­фи­нан­си­ро­ван­ный Ев­ро­пей­ским­со­ю­зом«Парк кор­руп­ции». Не­по­нят­на его цель; раз­ве что от­чи­тать­ся о вкла­де ЕС в борь­бу с кор­руп­ци­ей в Укра­ине? Но это по­хо­же еще на од­но про­яв­ле­ние той же кор­руп­ции — от­мы­ва­ние де­нег.

Мас­шта­бы кор­руп­ции в Укра­ине по­ро­ди­ли воз­ник­но­ве­ние свое­об­раз­но­го «за­ко­на со­хра­не­ния кор­руп­ции»: ес­ли она где-то ис­че­за­ет, нуж­но смот­реть, где она по­явит­ся («За­кон со­хра­не­ния кор­руп­ции», «День» от 6 июля 2018 г.). НАБУ и дру­гие огра­ни­чат топ-кор­руп­цию. Но на­род у нас ум­ный, да еще и хит­рый. И со­глас­но вы­ше­упо­мя­ну­то­му за­ко­ну плав­но пе­ре­ве­дет кор­руп­цию на уро­вень об­ла­сти, рай­о­на. По­ли­ти­ка де­цен­тра­ли­за­ции как раз к ме­сту.

Здесь кста­ти при­ве­сти мне­ние од­но­го ни­ге­рий­ско­го жур­на­ли­ста о пре­зи­ден­те Ни­ге­рии Му­хам­ма­ду Бу­ха­ри: Му­хам­ма­ду Бу­ха­ри бо­рет­ся с кор­руп­ци­ей, но и кор­руп­ция бо­рет­ся с Бу­ха­ри. Сле­до­ва­тель­но, как и у нас — кто ко­го? В Ма­лай­зии кор­руп­ция, в ко­неч­но­ми­то­ге, взя­ла верх и М. Ма­хатхир в свои 92 го­да вы­нуж­ден был вер­нуть­ся во власть, что­бы про­дол­жить вой­ну.

Го­во­рят «ры­ба гни­ет с го­ло­вы». А что де­лать, ко­гда гно­е­ние охва­ти­ло всю ры­бу?

Как ме­нять один спо­соб про­из­вод­ства (ази­ат­ский, где кор­руп­ция яв­ля­ет­ся его фун­да­мен­том) на дру­гой (уже пост­ин­ду­стри­аль­ный) — это от­дель­ный и слож­ный раз­го­вор. В лю­бом­слу­чае здесь ну­жен ли­дер со стра­те­ги­че­ским­ви­де­ньем­бу­ду­ще­го Укра­и­ны. А не толь­ко как ре­шить про­бле­му ев­роб­лях.

На­по­ле­он, ко­то­рый ак­тив­но бо­рол­ся с кор­руп­ци­ей, го­во­рил: «Ко­гда власть кор­рум­пи­ро­ва­на, а на­род на это не ре­а­ги­ру­ет, то ни­ка­кие за­ко­ны не по­мо­гут, кро­ме ти­ра­нии». Ти­ра­ния в XXI зву­чит некра­си­во, а вот жест­кая пре­зи­дент­ская власть — в са­мый раз.

ФО­ТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА / «День» Они смот­рят на на­шу кор­руп­цию со сво­ей, ев­ро­пей­ской точ­ки зре­ния, где кор­руп­ция — это толь­ко непри­ят­ный, но кон­тро­ли­ру­е­мый эле­мент су­ще­ству­ю­щей си­сте­мы, огра­ни­чен­ный топ-кор­руп­ци­ей. По­это­му все их со­ве­ты по­ви­са­ют в воз­ду­хе. Это как ве­ге­та­ри­ан­цу рас­ска­зы­вать, как луч­ше жа­рить шаш­лык. О непо­ни­ма­нии укра­ин­ской спе­ци­фи­ки яр­ко сви­де­тель­ству­ет про­фи­нан­си­ро­ван­ный Ев­ро­пей­ским Со­ю­зом «Парк кор­руп­ции». Не­по­нят­на его цель: раз­ве что от­чи­тать­ся о вкла­де ЕС в борь­бу с кор­руп­ци­ей в Укра­ине? Но это по­хо­же еще од­но про­яв­ле­ние той же кор­руп­ции — от­мы­ва­ние де­нег

Во вре­мя пре­зен­та­ции Пар­ке кор­руп­ции уго­ща­ли «кор­руп­ци­он­ны­ми бюр­ге­ра­ми». Ор­га­ни­за­то­ры та­ким «ори­ги­наль­ным спо­со­бом» че­рез пи­щу име­ли це­лью про­де­мон­стри­ро­вать «вку­сы» кор­руп­ции. В ме­ню 5 ви­дов бур­ге­ров: «от­каз­ное», «де­фи­цит бюд­же­та», «де­кан-бур­гер», «до­ро­га до­ро­га» и «по­бе­ди­тель тен­де­ра»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.