«AVE...»

Сло­во к чи­та­те­лям

Den (Russian) - - Первая Страница - «Гамлет, принц дат­ский», Шекс­пир*

«День» на­звал 2018-й го­дом 100-ле­тия Гет­ма­на­та Павла Ско­ро­пад­ско­го. На­гляд­ным ре­зуль­та­том ра­бо­ты кол­лек­ти­ва ре­дак­ции и на­ших ав­то­ров и, оче­вид­но, един­ствен­ным в Укра­ине та­ким про­яв­ле­ни­ем че­ство­ва­ния Гетьма­на стал фо­ли­ант «AVE. К 100ле­тию Гет­ма­на­та Павла Ско­ро­пад­ско­го». Вни­ма­нию чи­та­те­лей — пре­ди­сло­вие Ла­ри­сы Ив­ши­ной, ав­то­ра идеи кни­ги.

На­пом­ним, из­да­ние мож­но при­об­ре­сти вма­га­зине на сай­те «Дня» https://day.kyiv.ua/ uk/library/books/ave-do-100littya-getmanatu-pavla-skoropadskogo или непо­сред­ствен­но вре­дак­ции (пр-т По­бе­ды, 121Д, каб. 4.5) и се­тях ма­га­зи­нов­по всей Укра­ине.

На­пра­вить «вы­вих» вре­ме­ни... При­ве­ден­ные в эпи­гра­фе сло­ва ге­ни­аль­ный ан­глий­ский дра­ма­тург вло­жил в уста прин­ца Аме­ле­та (Гам­ле­та) — наи­бо­лее зна­ме­ни­то­го в со­звез­дии «шекс­пи­ров­ских» ха­рак­те­ров. То есть та­ких ха­рак­те­ров, в ко­то­рых по­ра­жа­ет со­че­та­ние фи­ло­соф­ской глу­би­ны об­ра­зов и в то же вре­мя без­удерж­ных стра­стей.

Для ме­ня глав­ное не в том, что Шекс­пир по­за­им­ство­вал сю­жет сво­е­го ше­дев­ра из сред­не­ве­ко­вой, не все­гда до­сто­вер­ной, хро­ни­ки Сак­со­на Гра­ма­ти­ка, со­здан­ной за 600 лет до на­пи­са­ния пье­сы, а сам Гамлет яв­ля­ет­ся фи­гу­рой по­лу­ле­ген­дар­ной, хо­тя ту­ри­стам охот­но по­ка­зы­ва­ют за­мок Хель­син­гер, где он яко­бы жил. Важ­нее по­нять, в чем за­клю­ча­ет­ся тра­ге­дия Гам­ле­та. Не толь­ко в том, что его отец отрав­лен, а во­круг него со­вер­ша­ют­ся зло­дей­ства... Страш­нее все­го — это пре­рван­ная связь вре­мен. Про­бле­ма веч­ная, зло тяж­кое для каж­до­го че­ло­ве­ка и каж­дой на­ции.

На ро­дине прин­ца дат­ско­го эту «гам­ле­тов­скую» про­бле­му, по­хо­же, ре­ши­ли. При­ме­ча­тель­ный штрих — в мае это­го го­да на че­ство­ва­ние 50ле­тия крон­прин­ца Да­нии вы­шла вся сто­ли­ца: по­ра­зи­тель­ное един­ство вер­хов, ни­зов и вре­мен. Мы на­ши кро­ва­вые ни­ти ис­то­рии, ка­ча­ю­щи­е­ся на вет­ру, пы­та­ем­ся хо­тя бы уло­вить.

А что же для нас озна­ча­ет разо­рван­ная связь вре­мен? Раз­ве не то, что «силь­ные» лич­но­сти на­шей ис­то­рии неиз­вест­ны об­ще­ству, да­же его об­ра­зо­ван­но­му сег­мен­ту? Лю­ди фор­ми­ру­ют свои цен­но­сти всле­пую, не чув­ствуя ин­те­рес го­су­дар­ства, не вы­ра­бо­тав ра­ци­о­наль­но­го под­хо­да к фор­ми­ро­ва­нию бу­ду­ще­го. В ито­ге на­ция те­ря­ет глав­ное — пра­во на соб­ствен­ную судь­бу, на свою иден­тич­ность.

Раз­рыв вре­мен вли­я­ет и на выс­шие го­су­дар­ствен­ные долж­ност­ные ли­ца. Из-за то­го, что укра­ин­ский на­род был от­лу­чен от ис­то­рии, они ча­сто го­то­вы об­слу­жи­вать ин­те­ре­сы дру­гих стран. Злая во­ля, бы­ва­ет, ча­сто при­вле­ка­ет лю­дей боль­ше, чем от­сут­ствие во­ли... Бы­ла це­ле­на­прав­лен­ная по­ли­ти­ка мас­со­вой люм­пе­ни­за­ции и по­ощ­ря­е­мо­го яны­чар­ства. И все рав­но мы уце­ле­ли. Но сре­ди этих уце­лев­ших есть те, кто спо­со­бен дать мощ­ный им­пульс сво­ей стране. Нуж­но это ви­деть, раз­ли­чать и под­дер­жи­вать.

Че­рез каж­до­го че­ло­ве­ка про­хо­дит «рим­ская до­ро­га», со­еди­ня­ю­щая ци­ви­ли­за­цию с вар­вар­ством. И по ка­кую сто­ро­ну быть — ты каж­дый день ре­ша­ешь сам...

Тре­вож­но, что кон­ку­рен­ты и вра­ги быст­рее нас по­ни­ма­ют важ­ность свя­зи вре­мен. Пу­тин не слу­чай­но не счи­та­ет ты­ся­че­лет­нюю древ­ность древ­но­стью, стре­мит­ся ан­нек­си­ро­вать ис­то­рию. Да­же ка­мень из Хер­со­не­са недав­но при­вез­ли в Моск­ву. Ведь за ан­нек­си­ро­ван­ной ис­то­ри­ей идет ан­нек­си­ро­ван­ная тер­ри­то­рия.

Гет­ман Па­вел Ско­ро­пад­ский — са­мый яр­кий при­мер из ко­гор­ты «силь­ных». Это — яв­ле­ние, это выразительный им­пульс для укра­ин­ско­го со­зда­ния го­су­дар­ства и се­го­дня. В нена­ви­сти к се­бе он объ­еди­нил все край­ние си­лы — от боль­ше­ви­ков до «чер­ной сот­ни», от со­ци­а­ли­стов УНР до «ин­тел­ли­гент­ных» бе­ло­эми­гран­тов. А это, кста­ти, очень ча­сто яв­ля­ет­ся при­зна­ком ис­то­ри­че­ско­го де­я­те­ля су­ще­ствен­но­го мас­шта­ба — еще и да­ет бо­га­тую пи­щу для раз­мыш­ле­ний.

Бо­лее то­го, ес­ли взгля­нуть на со­бы­тия сто­лет­ней дав­но­сти, ста­но­вит­ся по­нят­но, что семь ме­ся­цев Ско­ро­пад­ско­го — это исто­рия успе­ха. Та­кое мне­ние ка­жет­ся па­ра­док­саль­ным толь­ко на пер­вый взгляд. Наи­мень­ший по хро­но­ло­ги­че­ской про­дол­жи­тель­но­сти пе­ри­од — и наи­боль­шие, ре­аль­ные до­сти­же­ния. Вы­да­ю­щий­ся исто­рик Иван Лы­сяк-Руд­ниц­кий пи­сал уже в кон­це ХХ в.: «Кон­сер­ва­тив­ное го­су­дар­ствен­ни­че­ское на­прав­ле­ние Ско­ро­пад­ско­го, са­мый сла­бый и ме­нее все­го под­дер­жи­ва­е­мый в мас­сах, сде­ла­ло наи­боль­ший ин­тел­лек­ту­аль­ный вклад в те­че­ние ны­неш­не­го сто­ле­тия» А вра­ги Укра­и­ны, ко­то­рые, как пра­ви­ло, хо­ро­шо зна­ют на­ших ге­ро­ев, по­ба­и­ва­лись: в слу­чае, ес­ли Гет­ман воз­дер­жит­ся, Рос­сия вер­нет­ся к гра­ни­цам Мос­ко­вии XVI в.

Семь ме­ся­цев Ско­ро­пад­ско­го — это Укра­ин­ская ака­де­мия на­ук (ос­но­ван­ная при его ру­ко­вод­стве и про­дол­жа­ет су­ще­ство­вать до сих пор), Го­су­дар­ствен­ный укра­ин­ский ар­хив, На­ци­о­наль­ная га­ле­рея искусств, Укра­ин­ский ис­то­ри­че­ский му­зей, Укра­ин­ская на­ци­о­наль­ная биб­лио­те­ка, Укра­ин­ский те­атр дра­мы и опе­ры, Укра­ин­ская го­су­дар­ствен­ная ка­пел­ла, Укра­ин­ский сим­фо­ни­че­ский ор­кестр. К это­му еще нуж­но до­ба­вить от­кры­тие двух уни­вер­си­те­тов, со­зда­ние от­но­си­тель­но дее­спо­соб­но­го го­су­дар­ствен­но­го ап­па­ра­та, ста­би­ли­за­цию фи­нан­со­вой си­сте­мы, при­зна­ние Укра­ин­ско­го Го­су­дар­ства 30 стра­на­ми и укра­ин­ские ди­пло­ма­ти­че­ские мис­сии в 23 стра­нах.

При­чем сле­ду­ет пом­нить, в ка­ких об­сто­я­тель­ствах это бы­ло до­стиг­ну­то: дав­ле­ние со сто­ро­ны укра­ин­ских ле­вых со­ци­а­ли­стов, немец­кой им­пер­ской вла­сти (вой­ска ко­то­рой при­гла­си­ли те же со­ци­а­ли­сты УНР по­сле Брест­ско­го ми­ра, ко­то­рый очень бли­зок к ны­неш­ним Мин­ским со­гла­ше­ни­ям), боль­ше­ви­ков и бе­ло­гвар­дей­цев. Учи­ты­вая та­кой на­бор угроз и вы­зо­вов, за­ду­мы­ва­ешь­ся: что мог­ло по­бу­дить Гет­ма­на при­нять это ре­ше­ние? Власть? В то­гдаш­них усло­ви­ях она бы­ла опас­ной. Со­сто­я­ние? То­же вряд ли. Ведь то­гда Гет­ман не жил бы в по­ме­ще­ни­ях, ко­то­рые бы­ли тес­ны и неком­форт­ны.

Сам Ско­ро­пад­ский объ­яс­ня­ет соб­ствен­ный вы­бор так: «Ес­ли бы я не со­гла­сил­ся стать гет­ма­ном, то че­рез ме­сяц нем­цы про­сто пре­вра­ти­ли бы Укра­и­ну в свою про­вин­цию» По­то­мок гет­ман­ско­го ро­да не ви­дел дру­го­го вы­хо­да. Сле­до­ва­тель­но — ги­пе­ро­твет­ствен­ность. И имен­но это вы­со­кое че­ло­ве­че­ское чув­ство я и на­зы­ваю на­сто­я­щим ари­сто­кра­тиз­мом. Об этой чер­те нам бы­ло на­по­ми­на­ние в июне 1990 го­да. За год до раз­ва­ла СССР и за ме­сяц до при­ня­тия ис­то­ри­че­ско­го до­ку­мен­та — Декла­ра­ции о го­су­дар­ствен­ном су­ве­ре­ни­те­те Укра­и­ны — в на­шем пар­ла­мен­те вы­сту­па­ла Мар­га­рет Тет­чер, и она, в от­ли­чие от Бу­ша-стар­ше­го, не от­го­ва­ри­ва­ла Укра­и­ну от «раз­во­да» с Моск­вой. Вме­сто это­го ска­за­ла: «Ну что ж, ес­ли вы вы­бра­ли та­кой путь, нуж­но ид­ти. Толь­ко помни­те, что вам при­дет­ся взять от­вет­ствен­ность за се­бя, по­то­му что у вас ее так дол­го не бы­ло». То­гда то­же про­зву­ча­ло сло­во — «от­вет­ствен­ность».

Что же то­гда по­ме­ша­ло Украинскому Го­су­дар­ству утвер­дить свое су­ще­ство­ва­ние и пе­ре­ве­сти на­шу стра­ну в дру­гую си­сте­му ко­ор­ди­нат? Ведь мы име­ем при­ме­ры, ко­гда в то вре­мя по­доб­ные стрем­ле­ния увен­ча­лись успе­хом. Вспом­ним хо­тя бы ба­ро­на Кар­ла-Густа­ва Ман­нер­гей­ма, от­ца фин­ской неза­ви­си­мо­сти. А он имел мно­го об­ще­го со Ско­ро­пад­ским: оба — пред­ста­ви­те­ли дво­рян­ско­го ро­да, учи­лись в Па­же­ском кор­пу­се — са­мом при­ви­ле­ги­ро­ван­ном во­ен­ном учеб­ном за­ве­де­нии Рос­сий­ской им­пе­рии, как до­стой­ным офи­це­рам, им бы­ло по­ру­че­но при­ни­мать уча­стие в ко­ро­на­ции Ни­ко­лая ІІ. Но са­мое глав­ное — в 1918 го­ду оба воз­гла­ви­ли вой­ска сво­их стран. Но Фин­лян­дия су­ще­ству­ет как са­мо­сто­я­тель­ное го­су­дар­ство уже сто­ле­тие, в от­ли­чие от Укра­и­ны. Фин­лян­дия, ка­кую Ман­нер­гейм сде­лал неза­ви­си­мой, про­воз­гла­си­ла его на­ци­о­наль­ным ге­ро­ем. Ско­ро­пад­ский то­же хо­тел, что­бы Укра­и­на, на­ко­нец, ста­ла неза­ви­си­мым го­су­дар­ством, а об­стоя- тель­ства и укра­ин­ские по­ли­ти­че­ские де­я­те­ли то­го вре­ме­ни пре­вра­ти­ли его в по­ли­ти­че­ско­го из­гнан­ни­ка. И ка­жет­ся, он до сих пор не вер­нул­ся. По­че­му же так, по-раз­но­му, сло­жи­лись судь­бы?

Исто­рик Геор­гий Па­па­кин счи­та­ет, что при­чи­на в том, что «Укра­и­на — не Фин­лян­дия. У Ман­нер­гей­ма не бы­ло «ма­ло­фи­нов», а у нас бы­ли «ма­ло­рос­сы». Фин­лян­дия сто­я­ла на несколь­ко по­ряд­ков вы­ше в де­мо­кра­ти­че­ском раз­ви­тии, име­ла ши­ро­кую ав­то­но­мию еще со вре­мен Алек­сандра I». Кста­ти, очень ин­те­рес­ную де­таль при­вел про­фес­сор: «На тер­ри­то­рию Ве­ли­ко­го кня­же­ства Фин­лянд­ско­го (так оно на­зы­ва­лось) бы­ло за­пре­ще­но вхо­дить рос­сий­ским по­ли­цей­ским си­лам...» К че­му этот штрих? Ле­нин знал это и в 1917 го­ду скры­вал­ся имен­но в Гель­син­фор­се, на фин­ской зем­ле. Это важ­но для по­ни­ма­ния, нас­коль­ко раз­ные ре­жи­мы со­су­ще­ство­ва­ли в со­ста­ве Рос­сий­ской им­пе­рии.

И не ме­нее важ­ная вещь — Ман­нер­гейм, спа­сая свое го­су­дар­ство (он так это по­ни­мал) в борь­бе про­тив «крас­ных» фин­нов (а их в 1918 го­ду бы­ло нема­ло), как утвер­жда­ют ис­то­ри­ки, кро­ви не бо­ял­ся. Гет­ман имел боль­шие ис­пы­та­ния и то­же был ре­ши­тель­ным че­ло­ве­ком, но все же есть сви­де­тель­ства, что да­же во вре­мя во­ен­ных дей­ствий три­бу­на­лы да­ва­лись ему непро­сто. Шюц­кор3, на ко­то­рый опи­рал­ся Ман­нер­гейм, не был рас­ка­чан­ным «сво­бод­ным ка­за­че­ством», как бы­ло то­гда у нас, — это бы­ли лю­ди до­воль­но же­сто­кие.

Од­ни го­во­ри­ли о Ско­ро­пад­ском, что он бо­лен «бо­на­пар­тиз­мом», а дру­гие — что на­обо­рот, мяг­кий и нере­ши­тель­ный. А по-мо­е­му, он про­сто хо­тел про­ве­сти «укра­ин­ский ко­рабль» меж­ду Сцил­лой и Ха­рибдой. Меж­ду рос­сий­ским шо­ви­низ­мом и боль­ше­виз­мом и укра­ин­ской сти­хи­ей.

Здесь мы воз­вра­ща­ем­ся к на­шей за­дав­нен­ной про­бле­ме: 100 лет на­зад укра­ин­ская эли­та и на­род жи­ли в раз­ных ми­рах. Они не толь­ко не по­ни­ма­ли, а да­же не слы­ша­ли друг дру­га. В пре­ди­сло­вии к на­шей пер­вой кни­ге, из­дан­ной в 2002 го­ду, «Укра­и­на Incognita», я на­пи­са­ла: «В ран­нем дет­стве вме­сте с ис­то­ри­че­ской хро­ни­кой Шекс­пи­ра я про­чи­та­ла все­го Ста­риц­ко­го, а за­тем Ку­ли­ша. По­это­му у ме­ня та­кое ощу­ще­ние, что у нас по­сто­ян­но дей­ству­ю­щая «Чор­на ра­да». Для нее нет ав­то­ри­те­тов, она ме­ша­ет под­нять­ся на­сто­я­щей эли­те». Это еще один урок для об­ще­ства — нуж­но на­учить­ся пре­одо­ле­вать анар­хию и вы­ра­щи­вать свою силь­ную, укра­ин­скую по ду­ху эли­ту. По­то­му что, как пи­сал Ли­пин­ский в «Пись­мах к бра­тьям-хле­бо­ро­бам», «укра­ин­ская де­мо­кра­тия по уни­что­же­нию соб­ствен­ной ари­сто­кра­тии ни­ко­гда ни­че­го по­стро­ить не мог­ла» Кста­ти, имен­но нехват­ка та­ких лю­дей в окру­же­нии Ско­ро­пад­ско­го — од­на из при­чин по­ли­ти­че­ско­го оди­но­че­ства Гет­ма­на и по­ра­же­ния Гет­ма­на­та.

Так же не бы­ли ре­ше­ны фун­да­мен­таль­ные во­про­сы: соб­ствен­но­сти и ме­ста в ци­ви­ли­за­ци­он­ном про­стран­стве, на ко­то­рое Укра­и­на мог­ла бы пре­тен­до­вать. Во­про­сы, ко­то­рые оста­ют­ся ак­ту­аль­ны­ми для нас и сей­час. И в по­ис­ке от­ве­тов сто­ит глуб­же про­ана­ли­зи­ро­вать ин­тел­лек­ту­аль­ное насле­дие Вя­че­сла­ва Ли­пин­ско­го, идео­ло­га Гет­ман­ско­го дви­же­ния.

Во-пер­вых, ес­ли мы об­ра­тим­ся к его «Пись­мам к бра­тьям-хле­бо­ро­бам», то уви­дим там це­лый ма­ни­фест по­ли­ти­че­ской де­я­тель­но­сти, где ска­за­но, что ос­но­вой ос­нов яв­ля­ет­ся част­ная соб­ствен­ность на зем­лю. По­че­му? По­то­му что это то, что мог­ло бы пре­кра­тить раб­ство «40 мільй­онів тем­них са­моїд­ству­ю­чих невіль­ни­ків», как сам Ли­пин­ский пи­сал об укра­ин­ском на­ро­де.

Ско­ро­пад­ский стре­мил­ся это осу­ще­ствить, на­чав зе­мель­ную ре­фор­му. И хоть она ста­ла од­ной из при­чин по­ра­же­ния Укра­ин­ско­го Го­су­дар­ства, по­сколь­ку Гет­ман не имел то­гда вре­ме­ни для ее ре­а­ли­за­ции, его на­ме­ре­ние бы­ло це­ле­со­об­раз­но. Это да­же да­ло Ле­ни­ну ос­но­ва­ния го­во­рить, что «курс Ско­ро­пад­ско­го — ре­став­ра­ция бур­жу­аз­но-по­ме­щиц­кой мо­нар­хии». Зе­мель­ная ре­фор­ма Ско­ро­пад­ско­го оста­ет­ся ак­ту­аль­ной и се­го­дня. Толь­ко вме­сто по­ме­щи­ков сей­час нуж­но «ре­ста­ври­ро­вать» сред­ний класс, ко­то­рый вме­сте с соб­ствен­но­стью «об­ре­тет» и от­вет­ствен­ность.

Ведь боль­ше­визм объ­явил вла­дель­цев сво­и­ми вра­га­ми и «раз­во­дил» тех, кто не име­ет соб­ствен­ных кор­ней. Уда­ры бы­ли на­не­се­ны по иден­тич­но­сти и ин­сти­ту­ту соб­ствен­но­сти. И в неза­ви­си­мой Укра­ине, ка­за­лось, имен­но их преж­де все­го нуж­но бы­ло бы вос­ста­нав­ли­вать и за­щи­щать. Од­на­ко и сей­час ин­сти­тут соб­ствен­но­сти оста­ет­ся де­фор­ми­ро­ван­ным.

Во-вто­рых, 100 лет на­зад мы дол­го не мог­ли опре­де­лить­ся, ка­кой долж­на быть Укра­и­на. А имен­но то­гда был шанс при­бли­зить­ся к ка­че­ствен­но но­вой мо­де­ли го­су­дар­ства: ко­гда в Рос­сии па­ла мо­нар­хия, у Укра­и­ны как раз бы­ло вре­мя пе­ре­хва­тить ини­ци­а­ти­ву и со­здать мо­нар­хию у се­бя, к че­му при­зы­ва­ла ее тысячелетняя исто­рия, на­чи­ная еще от Вла­ди­ми­ра и Яро­сла­ва, «Русь­ская прав­да» ко­то­ро­го опе­ре­ди­ла ан­глий­скую «Боль­шую хар­тию воль­но­стей» на пол­то­ра сто­ле­тия. Но на то вре­мя бы­ло очень ма­ло лю­дей, ко­то­рые чи­та­ли бы Ли­пин­ско­го с его иде­ей потом­ствен­ной мо­нар­хии по бри­тан­ско­му об­раз­цу.

Да и че­рез по­чти 100 лет по­сле это­го, в 1991 го­ду, мы бы­ли на­столь­ко увле­че­ны тем, что Со­вет­ский Со­юз раз­ва­лил­ся, что не по­ни­ма­ли: на нас об­ра­ще­ны взгля­ды всех рес­пуб­лик, ко­то­рые хо­те­ли ви­деть Укра­и­ну цен­тром, во­круг ко­то­ро­го все мог­ли бы объ­еди­нить­ся. Не толь­ко в про­ти­во­сто­я­нии Москве, но и про­сто в вос­ста­нов­ле­нии соб­ствен­ной жиз­ни. Но от­вет­ствен­ность то­гда не бы­ла взя­та, не бы­ла про­дол­же­на ис­то­ри­че­ская тра­ди­ция. По­то­му что пло­хо пом­ни­ли и несме­ло меч­та­ли. Об этом на­ша кни­га «Ко­ро­на, або Спад­щи­на Ко­ролів­ства Русь­ко­го».

То­та­ли­та­ризм «за­мо­ро­зил» не толь­ко «по­зи­ти­вы» на­ци­о­наль­но­го ха­рак­те­ра, но и мно­гие «ви­ру­сы», ес­ли хо­ти­те, «по­ки­ну­тых про­блем». А ко­гда в 1990-х «лед тро­нул­ся» — мы уви­де­ли их бур­ный рост: по Ше­ве­ле­ву — «ко­чу­бей­ство», про­вин­ци­аль­ность... На каж­дый из них — нуж­на своя «ан­ти­ви­рус­ная про­грам­ма».

Преж­де все­го — неуме­ние по­ста­вить го­су­дар­ствен­ные ин­те­ре­сы вы­ше сво­их соб­ствен­ных. Вспом­ним Вин­ни­чен­ко с его ло­зун­гом, про­воз­гла­шен­ным в на­ча­ле 1919 го­да: «Укра­и­на бу­дет или со­ци­а­ли­сти­че­ская, или ни­ка­кая!» Он не мог при­ми­рить­ся с кон­сер­ва­тив­ным кур­сом Ско­ро­пад­ско­го, по­то­му все вре­мя от­ста­и­вал свою по­зи­цию. Ду­мал ли Вин­ни­чен­ко о по­след­стви­ях сво­их дей­ствий для Укра­и­ны? Со­блаз­нил лю­дей на ан­ти­гет­ман­ское вос­ста­ние, а ко­гда ему ни­че­го не уда­лось, все бро­сил и уехал в Ве­ну. Впо­след­ствии пи­сал пись­ма боль­ше­ви­кам, тор­го­вал­ся за долж­но­сти. Не уда­лось — опять уехал... А уже в 1935 го­ду пи­шет в по­лит­бю­ро и на­зы­ва­ет окру­же­ние Ста­ли­на «то­ва­ри­ща­ми», зная, что мил­ли­о­ны укра­ин­цев по­гиб­ли му­че­ни­че­ской смер­тью, так как в стране сви­реп­ство­вал Го­ло­до­мор.

Не сле­ду­ет ду­мать, что эти по­ли­ти­че­ские ти­па­жи, нестой­кие ни в чем — ни во взгля­дах, ни в прин­ци­пах лю­дей, и про­бле­мы, ко­то­рые они по­рож­да­ют, — в про­шлом. При­ве­ду один крас­но­ре­чи­вый эпи­зод уже из со­вре­мен­ной ис­то­рии. Помни­те, как Крав­чук, быв­ший сек­ре­тарь по идео­ло­гии ЦК Ком­пар­тии Укра­и­ны, за­пре­тил Ком­пар­тию? Оце­ни­ли ли этот по­сту­пок в об­ще­стве? Ко­гда же он пред­ло­жил Ру­ху стать пар­ти­ей вла­сти, хо­тел на него опе­реть­ся, тот не ока­зал ему под­держ­ку. Мо­ти­ви­руя это тем, что Крав­чук — вы­дви­же­нец пар­тий­но­го ап­па­ра­та. Раз­ве это не та же ло­ги­ка, ко­то­рая не поз­во­ли­ла укра­ин­ской ин­тел­ли­ген­ции под­дер­жи­вать Ско­ро­пад­ско­го? Один из руко-

во­ди­те­лей Но­риль­ско­го вос­ста­ния в ГУЛАГе, Ев­ге­ний Гри­цяк, на во­прос, по­че­му он не по­шел в пре­зи­ден­ты, улыб­нул­ся и от­ве­тил: «Ме­ня не про­пу­сти­ли бы. Не КГБ, а свои». Кто же то­гда ав­то­ри­тет? И на чем стро­ит­ся иерар­хия цен­но­стей?

За­то в 1999 го­ду Рух под­дер­жал Ку­ч­му, ко­то­рый раз­ре­шил Ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию. А «ка­зус Мо­ро­за», ко­то­рый сна­ча­ла во­шел в «Ка­нев­скую чет­вер­ку», а за­тем ве­ро­лом­но сло­мал сло­во и вы­шел, по­до­рвав этим са­мым шан­сы оп­по­зи­ции на судь­бо­нос­ных для стра­ны вы­бо­рах 1999 го­да? А по­том по­вто­рил... Не про­смат­ри­ва­ет­ся ли во всем этом «по­черк Вин­ни­чен­ко»?

Вя­че­слав Ли­пин­ский еще в про­шлом ве­ке дал ключ к ле­че­нию этой на­шей чер­ты, он пи­сал: «Пат­ри­о­тизм, на ко­то­ром стро­ят­ся го­су­дар­ства и на­ции, — это ве­ра, это спо­кой­ствие ду­ши, а не биз­нес с на­деж­дой на «хо­ро­шие про­цен­ты» и не ак­тер­ство с на­деж­дой на ап­ло­дис­мен­ты и по­дар­ки тол­пы» Се­го­дня это вы­гля­дит весь­ма иде­а­ли­стич­но. Я мо­гу пред­ста­вить, с ка­ким скеп­си­сом про­чи­та­ют эти стро­ки (ес­ли про­чи­та­ют) лю­ди, ко­то­рые, на­при­мер, из­ме­ря­ют «цен­ность» друг дру­га в за­ви­си­мо­сти от дли­ны яхт. Мо­раль­ные прин­ци­пы и этика в этой си­сте­ме ко­ор­ди­нат, ко­то­рая у нас вы­стро­и­лась, вы­гля­дят как со­вер­шен­но чу­же­род­ные по­ня­тия. Од­на­ко этот факт толь­ко де­мон­стри­ру­ет боль­шой угол от­кло­не­ния от нор­мы, к ко­то­рой нам нуж­но вер­нуть­ся.

Еще од­на опас­ная чер­та — по­иск про­сто­го ре­ше­ния, ожи­да­ние чу­да. Вот что пи­шет Ско­ро­пад­ский о неко­то­рых ве­ду­щих укра­ин­ских пат­ри­о­тах об­раз­ца 1918 го­да: «У укра­ин­цев есть ужас­ная чер­та — нетер­пи­мость и же­ла­ние до­стичь все­го сра­зу. Но кто же­ла­ет по­лу­чить все сра­зу — тот в ито­ге ни­че­го не по­лу­чит... Ко­гда я го­во­рил укра­ин­цам: «По­до­жди­те, не спе­ши­те, со­зда­вай­те свою ин­тел­ли­ген­цию, сво­их спе­ци­а­ли­стов во всех от­рас­лях го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния», — они сра­зу же ка­те­го­ри­че­ски за­яв­ля­ли: «Это невоз­мож­но!» Кста­ти, нехват­ка про­фес­си­о­наль­ных лю­дей — еще од­на из при­чин по­ра­же­ния Укра­ин­ско­го Го­су­дар­ства; как толь­ко Гер­ма­ния вы­ве­ла свои вой­ска из Укра­и­ны — Гет­ман остал­ся без под­держ­ки.

Иг­но­ри­ро­ва­ние ре­аль­но­сти име­ем и в но­вей­шей ис­то­рии. Вспом­ним пер­вое сту­ден­че­ское вы­ступ­ле­ние на гра­ни­те, где часть по­ли­ти­че­ских ло­зун­гов бы­ла со­вер­шен­но пра­виль­на и ока­за­ла боль­шое пси­хо­ло­ги­че­ское вли­я­ние на об­ще­ство. Но боль­шин­ство из них оста­лось неосу­ществ­лен­ны­ми. А един­ствен­ное вы­пол­нен­ное тре­бо­ва­ние — от­став­ка пре­мье­ра Ма­со­ла — от­кры­ло до­ро­гу став­лен­ни­ку «крас­но­го ди­рек­то­ра­та», ко­то­рый впо­след­ствии со­здал оли­гар­хи­че­ский ре­жим. Угро­зу это­го яв­ле­ния ви­де­ли лишь еди­ни­цы.

А ин­тел­ли­гент­ская пуб­ли­ка под­пи­ты­ва­ла ро­ман­ти­че­ское вос­при­я­тие. Меж­ду тем бы­ли вы­пу­ще­ны из ви­ду мно­гие ра­ци­о­наль­ные ша­ги по со­зда­нию го­су­дар­ства, с 1991-го до 1994 гг., ре­аль­ное укра­ин­ское воз­рож­де­ние. А по­дав­ле­ние пер­во­го се­па­ра­тист­ско­го мя­те­жа Меш­ко­ва в Кры­му? Кста­ти, ре­ши­тель­ность опе­ра­ции по­хо­жа на крым­ский по­бед­ный по­ход Бол­бо­ча­на. Но ее, ка­жет­ся, как и 100 лет на­зад, «оце­ни­ли» толь­ко вра­ги. За­тем Ру­би­кон 1999 го­да, ко­то­рый ни­кто не за­ме­тил в ожи­да­нии «укра­ин­ско­го пре­мье­ра и пре­зи­ден­та», наи­бо­лее «укра­ин­ско­го из всех укра­ин­ских». Сле­ду­ю­щий этап — по­ма­ран­че­вая ре­во­лю­ция, ко­то­рая как буд­то да­ла боль­шой тол­чок и боль­шой шанс, но в то же вре­мя энер­гия из мощ­ной на­род­ной «ар­те­зи­ан­ской ск­ва­жи­ны» ушла в пе­сок...

Бо­г­дан Гав­ри­ли­шин как-то ска­зал мне, что за 100 лет все, что име­ла по­ли­ти­че­ски Укра­и­на для го­су­дар­ствен­но­сти, — это семь ме­ся­цев Гет­ма­на Ско­ро­пад­ско­го и де­вять ме­ся­цев пре­мье­ра Мар­чу­ка. Я же до­ба­ви­ла, что еще от УНР мы по­лу­чи­ли на­след­ство: «Кру­ты» уве­ли­чи­лись в раз­ме­рах...

Имен­но эти чер­ты — нехват­ка по­ни­ма­ния го­су­дар­ствен­ных ин­те­ре­сов, ши­ро­ты мыш­ле­ния, со­от­но­ше­ния се­бя с уров­нем за­дач — пи­та­ют то, что я ква­ли­фи­ци­рую как «пре­ступ­ный ро­ман­тизм». И до сих пор, как ви­дим, спра­вед­ли­вы­ми оста­ют­ся сло­ва фи­ло­со­фа Сер­гея Крым­ско­го, ко­то­рый го­во­рил, что Укра­ине хва­та­ет лю­дей с иде­я­ми, но не хва­та­ет ка­честв.

Иден­тич­ность и мо­дер­ни­за­ция. Это моя фор­му­ла на­ци­о­наль­ной идеи. Она и ста­ла «сверх­за­да­чей» книг се­рии «Биб­лио­те­ка га­зе­ты «День» — от пер­вой, «Укра­и­на Incognita», и до по­след­ней «Ко­ро­ны». За 20 лет га­зе­та «День» со­зда­ла це­лую кон­цеп­цию гу­ма­ни­тар­ной по­ли­ти­ки. Она пре­крас­но по­ка­за­ла свою жиз­не­спо­соб­ность на на­ших «опыт­ных по­лях». Де­ло те­перь за те­ми, кто за­пу­стит эти смыс­лы в «се­рий­ное про­из­вод­ство».

«Го­су­дар­ства об­ре­та­ют­ся толь­ко сов­мест­ным, ор­га­ни­зо­ван­ным уси­ли­ем, а не «по­пу­ляр­но­стью сре­ди на­ро­да», из ко­то­рой мож­но очень хо­ро­шо жить и без соб­ствен­ной дер­жа­вы» — как го­во­рил Ли­пин­ский. Уси­лие каж­до­го дня, по­ли­ти­че­ские ор­га­ни­за­ции, се­рьез­ное от­но­ше­ние к иде­ям, ра­бо­та с об­ще­ством, а не ве­ра в мгно­вен­ное из­ме­не­ние или по­иск про­сто­го пу­ти — это есть тот урок Гет­ма­на­та, ко­то­рый нам очень необ­хо­дим, что­бы «свя­зать вре­ме­на» и разо­мкнуть на­ко­нец круг ис­то­рии.

У нас жест­кая аль­тер­на­ти­ва: из­ме­нить­ся или рас­тво­рить­ся. Из­ме­нить­ся — это зна­чит стать го­су­дар­ство­об­ра­зу­ю­щей на­ци­ей, вос­пи­тать и при­ве­сти к вла­сти дер­жав­ни­ков. И для это­го стра­ну нуж­но не сши­вать, а объ­еди­нить в выс­шей си­нер­ге­ти­че­ской, ин­тел­лек­ту­аль­ной точ­ке — это по си­лам толь­ко «на­ци­о­наль­ной сбор­ной». Сто­ит объ­еди­нить­ся во­круг все­го луч­ше­го, что есть в на­ших вер­хах и ни­зах, и укреп­лять это, не да­вая рас­ша­тать и со­блаз­нить нас но­вой клас­со­вой враж­дой или пре­не­бре­же­ни­ем к на­ро­ду. По­это­му нуж­но на­ла­жи­вать раз­го­вор тех, ко­го не раз­ру­ши­ло бо­гат­ство, и тех, ко­го не раз­ру­ши­ла бед­ность, — это и есть насто­я­щий, на­ци­от­вор­че­ский диа­лог. По­то­му что без чест­но­го ин­тел­лек­ту­аль­но­го ли­дер­ства мож­но еще дол­го про­би­вать го­ло­вой сте­ны и ока­зы­вать­ся «в со­сед­ней ка­ме­ре», по вы­ска­зы­ва­нию Ежи Ле­ца.

Нам ну­жен укра­ин­ский бур­жу­аз­ный на­ци­о­на­лизм. Да, имен­но тот, с ко­то­рым бо­ро­лись в «Крас­ной им­пе­рии». Но на­ци­о­на­лизм не про­ле­тар­ский, а в са­мом глу­бо­ком смыс­ле на­род­ный, в част­но­сти с вы­со­ким ари­сто­кра­тиз­мом, ко­то­рый в на­шем на­ро­де есть. Про­сто по­сле лет гу­би­тель- ного вли­я­ния, ви­ви­сек­ции укра­ин­цы пе­ре­ста­ли их счи­тать сво­и­ми...

Мно­го лет под­ряд я за­да­ва­ла слу­ша­те­лям на­шей Лет­ней шко­лы жур­на­ли­сти­ки во­прос: кто та­кой Петр Гри­го­рен­ко? Это бы­ло обу­слов­ле­но тем, что я ви­де­ла боль­шие про­бе­лы в об­ра­зо­ва­нии, ведь мы в со­вет­ское вре­мя знали, кто та­кой Петр Гри­го­рен­ко, а они, уже в сво­бод­ные вре­ме­на, — пре­иму­ще­ствен­но нет. Ко­неч­но, спу­стя неко­то­рое вре­мя, осо­бен­но учи­ты­вая то, что мы по­пу­ля­ри­зи­ро­ва­ли лич­ность ге­не­ра­ла и из­да­ли его про­из­ве­де­ния в се­рии «Бро­не­бій­на пуб­лі­ци­сти­ка», об­ща­лись с его сы­ном Ан­дре­ем и при­ни­ма­ли его в «Дне», ка­ким-то об­ра­зом это и дру­гие фак­то­ры спо­соб­ство­ва­ли то­му, что Петр Гри­го­рен­ко уже на­мно­го бо­лее узна­ва­ем, хо­тя все рав­но — это не яв­ля­ет­ся фак­то­ром мас­со­во­го зна­ния. Но в этом го­ду я за­да­ла слу­ша­те­лям 16й Лет­ней шко­лы жур­на­ли­сти­ки, тем, кто пе­ред этим про­шел кон­курс­ный от­бор, луч­шим из луч­ших из раз­ных уни­вер­си­те­тов Укра­и­ны, та­кой во­прос: зна­ют ли они, кто был пре­мье­ром в пра­ви­тель­стве Павла Ско­ро­пад­ско­го? И ви­де­ли ли они ко­гда-ли­бо его порт­рет? Как вы мо­же­те по­нять, в от­вет бы­ла ти­ши­на. Не­лов­кая ти­ши­на, по­то­му что все эти спо­соб­ные лю­ди по­ни­ма­ли, что это — ненор­маль- но. Ведь ре­пу­та­ция Фе­до­ра Ли­зо­гу­ба бы­ла на­столь­ко убе­ди­тель­ной, что Ско­ро­пад­ский, лич­но с ним не зна­ко­мый, при­гла­сил его на долж­ность гла­вы Со­ве­та ми­ни­стров Укра­ин­ско­го Го­су­дар­ства. Имен­но бла­го­да­ря ор­га­ни­за­ци­он­ным уси­ли­ям Фе­до­ра Ли­зо­гу­ба впер­вые в Укра­ине бы­ли сфор­ми­ро­ва­ны дей­ствен­ные струк­ту­ры го­су­дар­ствен­ной служ­бы, ар­мии и мест­ной ад­ми­ни­стра­ции.

Насту­пи­ло вре­мя дать от­вет, как исто­рия Укра­ин­ско­го Го­су­дар­ства ока­за­лась на мар­ги­не­се. Ведь за 27 лет, ко­то­рые про­шли по­сле раз­ва­ла СССР, жур­на­ли­сты, ки­не­ма­то­гра­фи­сты — по­чти все мол­ча­ли о Ско­ро­пад­ском или же опус­ка­лись до по­вто­ре­ния уста­рев­ших ми­фов. Об од­ной из при­чин пи­сал Джеймс Мейс в «Дне»: в 1991 го­ду неза­ви­си­мость об­ре­ла УССР. А для быв­ше­го со­вет­ско­го че­ло­ве­ка, но­мен­кла­ту­ры, ко­то­рая успеш­но пе­ре­ко­че­ва­ла во вре­ме­на неза­ви­си­мо­сти, как утвер­жда­ют ве­ду­щие ис­то­ри­ки Та­тья­на Осташ­ко и Юрий Те­ре­щен­ко, УНР, ее во­жди бы­ли по­след­ним «при­ста­ни­щем» и наи­бо­лее при­ем­ле­мым ком­про­мис­сом. Ни Пет­лю­ра, ни Вин­ни­чен­ко не счи­та­лись ими клас­со­во чу­жи­ми. Дру­гое де­ло — Гет­ман. И здесь во­прос не толь­ко в его от­ри­ца­тель­ных или по­зи­тив­ных чер­тах, они их не ана­ли­зи­ро­ва­ли, по­то­му что глав­ное бы­ло в са­мом фак­те — недо­пу­сти­мая аль­тер­на­ти­ва, по­стро­ен­ная из дру­го­го ма­те­ри­а­ла, по дру­гим ле­ка­лам. Ведь пе­ри­од Гет­ма­на­та — по­пыт­ка раз­ры­ва с Ру­и­ной, ошиб­ка­ми про­шло­го и пе­ре­хо­да в со­вер­шен­но дру­гую си­сте­му ко­ор­ди­нат. Воз­рож­де­ние кон­сер­ва­тив­ных по­ли­ти­че­ских тра­ди­ций, от­сут­ствие ко­то­рых, по сло­вам Ли­пин­ско­го, озна­ча­ло «смер­тель­ную од­но­сто­рон­ность на­ции» Ско­ро­пад­ский хо­тел «ис­пра­вить» укра­ин­ское вре­мя, на­чать но­вый пе­ри­од — го­су­дар­ствен­но­сти.

Кста­ти, он был не толь­ко бле­стя­щим во­ен­ным, но и хо­ро­шим про­гно­зи­стом.

Па­вел Ско­ро­пад­ский пре­ду­пре­ждал в «Вос­по­ми­на­ни­ях»: «Боль­ше­визм, уни­что­жив лю­бую куль­ту­ру, пре­вра­тил бы на­шу за­ме­ча­тель­ную стра­ну в вы­жжен­ную рав­ни­ну, где со вре­ме­нем утвер­дил­ся бы ка­пи­та­лизм, но ка­кой! Не тот сла­бый, мяг­ко­те­лый, ко­то­рый тлел у нас до сих пор, а все­силь­ный Бог, в но­гах ко­то­ро­го бу­дет пол­зать тот же на­род». Прав­ди­вость этих слов мы чув­ству­ем и сей­час.

А в пись­ме к жене (март 1917-го), ко­то­рое при­во­дит Геор­гий Па­па­кин в сво­ей кни­ге, Гет­ман пи­сал: «Я очень сим­па­ти­зи­рую Вре­мен­но­му Пра­ви­тель­ству, но по­чи­тай ре­зо­лю­ции Съ­ез­дов Со­ве­тов, и те­бе ста­нет по­нят­но: ес­ли Вре­мен­ное Пра­ви­тель­ство не по­бе­дит боль­ше­ви­ков, а оно их не по­бе­дит, то стра­ну ожи­да­ет ка­та­стро­фа». То есть ко­гда дру­гие на­ши по­ли­ти­ки-со­ци­а­ли­сты ко­ле­ба­лись и для неко­то­рых из них был при­ем­лем со­юз с боль­ше­ви­ка­ми, то для Ско­ро­пад­ско­го — ни­ко­гда.

Из это­го вы­те­ка­ет глав­ный во­прос: на­след­ни­ка­ми Че­го мы яв­ля­ем­ся? И фи­гу­ра Ско­ро­пад­ско­го — лишь ка­та­ли­за­тор это­го крайне необ­хо­ди­мо­го раз­го­во­ра. Ведь до сих пор у нас на се­рьез­ном уровне не об­суж­да­ет­ся во­прос на­ци­о­наль­но­го зна­че­ния: ка­кое насле­дие мы при­ни­ма­ем и ка­кой стра­ной хо­тим стать. На­де­юсь, что раз­мыш­ле­ния над кни­гой «Ave...» вдох­но­вят и при­бли­зят нас к по­ни­ма­нию пу­ти.

Ча­сто, осо­бен­но оп­по­нен­ты Гет­ма­на, лю­бят вспо­ми­нать та­кую ци­та­ту Ско­ро­пад­ско­го: «Раз­ни­ца меж­ду мной и укра­ин­ски­ми кру­га­ми та, что по­след­ние, лю­бя Укра­и­ну, нена­ви­дят Рос­сию; у ме­ня этой нена­ви­сти нет...»

По­че­му у Гет­ма­на не бы­ло ру­со­фо­бии?.. На мой взгляд, по­то­му что он смот­рел на Рос­сию с со­вер­шен­но дру­гой вы­со­ты. По­то­мок древ­не­го бла­го­род­но­го укра­ин­ско­го ро­да, Гет­ман не имел... ком­плек­сов пе­ред рос­сий­ской зна­тью. Он не «иг­рал от обо­ро­ны». И, уди­ви­тель­ным об­ра­зом, про­ни­ца­тель­ные недру­ги в Рос­сии то­же это по­ни­ма­ли. За мно­ги­ми ин­три­га­ми про­тив Гет­ма­на сто­я­ли мно­гие лю­ди из Мос­ко­вии. Они, как от­ме­ча­ет исто­рик Геор­гий Па­па­кин, ду­ма­ли, что в слу­чае успе­ха — а для него бы­ло мно­го ос­но­ва­ний, ведь во вре­ме­на Гет­ма­на Ско­ро­пад­ско­го Укра­и­на вы­гля­де­ла оа­зи­сом эко­но­ми­че­ской ста­биль­но­сти, от­но­си­тель­но­го бла­го­по­лу­чия на фоне взбу­до­ра­жен­но­го мо­ря со­се­дей — вдруг гет­ман за­хо­чет стать... им­пе­ра­то­ром. Вполне ло­гич­ные опа­се­ния.

Ду­маю, что по­ли­ти­ка Гет­ма­на от­но­си­тель­но ис­кон­ных укра­ин­ских тер­ри­то­рий — Ку­ба­ни и Кры­ма — по­ка­зы­ва­ла, что он не со­би­рал­ся от­да­вать свое. У него в кро­ви бы­ла экс­пан­сия. Дав­но за­бы­тая со­оте­че­ствен­ни­ка­ми — со вре­мен по­хо­дов Свя­то­сла­ва Храб­ро­го. Те, кто от это­го ужа­сал­ся, бы­ли трав­ми­ро­ва­ны дав­ни­ми по­ра­же­ни­я­ми. А он — «за­ря­жен» на успех. Его оп­по­нен­там слож­но бы­ло об­ре­сти по­ни­ма­ние с Гет­ма­ном. По­то­му что их вы­со­те был до­сту­пен со­всем дру­гой ис­то­ри­че­ский ланд­шафт. Та­ко­во мое ви­де­ние.

Нам сле­ду­ет от­дать дань ти­та­нам, ко­то­рые хо­те­ли дру­го­го пу­ти для стра­ны. Как пи­сал исто­рик Клю­чев­ский, не нуж­но со­жа­леть, что хо­ро­ших лю­дей ма­ло, нуж­но бла­го­да­рить Бо­га, что они есть. По­бла­го­да­рим!

Исто­рия «шьет» ко­стюм для бу­ду­ще­го — из ма­те­ри­а­ла за­каз­чи­ка. Так что нуж­но за­ни­мать­ся ка­че­ством «ма­те­ри­а­ла»...

Ари­сто­кра­тизм в Укра­ине до сих пор не по­чтен. Не толь­ко по­то­му, что нет па­мят­ни­ков ни Гет­ма­ну, ни его са­мо­от­вер­жен­ной се­мье, ни его со­рат­ни­кам, ни пред­ста­ви­те­лю ди­на­стии Габс­бур­гов — Виль­гель­му Фран­цу фон Габс­бур­гу-Ло­та­ринг­ско­му (Ва­си­лию Вы­ши­ва­но­му)... Где нет Ры­ца­ря, при­хо­дит Хам, при­хо­дит бан­дит. Где нет ари­сто­кра­та — пле­бей...

На­ша де­я­тель­ная бла­го­дар­ность и ста­нет «мар­ке­ром» по-на­сто­я­ще­му сво­бод­но­го на­ро­да.

Из всех тол­ко­ва­ний Аve (не толь­ко Ave, Cа­еsar, не толь­ко Ave, Гет­ман) для ме­ня наи­бо­лее близ­ким яв­ля­ет­ся то, что этим сло­вом, ко­то­рое со­хра­не­но в мо­лит­ве, ар­хан­гел Гав­ри­ил об­ра­тил­ся к Бо­го­ро­ди­це в день Бла­го­ве­ще­ния. Это бы­ла весть на­деж­ды, ко­то­рая и нам нын­че очень нуж­на. Аve!.. С лю­бо­вью Ла­ри­са ИВШИНА (ЖАЛОВАГА) 17 ав­гу­ста 2018 го­да Ки­ев

пе­ре­клад Леоні­да Гребін­ки Ли­сяк-Руд­ни­ць­кий І. Вибрані тво­ри у 2-х то­мах. — Київ, 1994. Ско­ро­падсь­кий П. Спо­га­ди. Кі­не­ць 1917 — гру­день 1918. — Київ — Філа­дель­фія, 1995. Шюц­кор (зі шведсь­кої «під­розділ охо­ро­ни») — бой­о­ва, на­піввійсь­ко­ва ор­гані­за­ція у Фін­лян­дії, яка 1918 ро­ку ве­ла зброй­ну бо­роть­бу про­ти фінсь­ких «чер­во­них». Ли­пинсь­кий В. Ли­сти до братів-хлі­бо­робів. Про ідею і ор­гані­за­цію українсь­ко­го мо­нар­хіз­му. — Київ — Філа­дель­фія, 1995. Ли­пинсь­кий В. Ли­сти до братів-хлі­бо­робів. Про ідею і ор­гані­за­цію українсь­ко­го мо­нар­хіз­му. — Київ — Філа­дель­фія, 1995. Ско­ро­падсь­кий П. Спо­га­ди. Кі­не­ць 1917 — гру­день 1918. — Київ — Філа­дель­фія, 1995. Ли­пинсь­кий В. Ли­сти до братів-хлі­бо­робів. Про ідею і ор­гані­за­цію українсь­ко­го мо­нар­хіз­му. — Київ — Філа­дель­фія, 1995. Ско­ро­падсь­кий П. Спо­га­ди. Кі­не­ць 1917 — гру­день 1918. — Київ — Філа­дель­фія, 1995. Па­па­кін Г. В. Пав­ло Ско­ро­падсь­кий: патріот, дер­жаво­тво­ре­ць, лю­ди­на: Істо­ри­ко-ар­хів­ні на­ри­си. — К., 2003. Ско­ро­падсь­кий П. Спо­га­ди. Кі­не­ць 1917 — гру­день 1918. — Київ — Філа­дель­фія, 1995.

ФО­ТО ИЗ КНИ­ГИ «СКОРОПАДСЬКІ. РОДИННИЙ АЛЬ­БОМ. КНИ­ГА 2»

Па­вел Ско­ро­пад­ский с доч­кой Оле­ной.Ван­зее. 1933 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.