О, див­ный рус­ский язык!

Толь­ко дей­ствия стран НАТО мог­ли бы вы­ве­сти си­ту­а­цию в Азов­ском мо­ре из ту­пи­ка

Den (Russian) - - День Планеты - Бо­рис СОКОЛОВ, про­фес­сор, Москва

Слу­шать раз­го­во­ры рос­сий­ских во­ен­ных в кри­зис­ных си­ту­а­ци­ях — под­лин­ное эс­те­ти­че­ское удо­воль­ствие. Хо­тя и свое­об­раз­ное. Ибо вы­ра­жа­ет­ся силь­но рус­ский на­род, а рус­ский во­ен­ный на­род — в осо­бен­но­сти. Рас­шиф­ров­ка пе­ре­го­во­ров рос­сий­ских по­гра­нич­ни­ков во вре­мя на­па­де­ния на три укра­ин­ских во­ен­ных суд­на вбли­зи Кер­чен­ско­го про­ли­ва да­ет нам на этот счет бо­га­тей­ший ма­те­ри­ал, срав­ни­мый толь­ко с за­пи­ся­ми во вре­мя раз­гро­ма ЧВК «Ва­г­нер» вбли­зи Ев­фра­та.

Вот этот див­ный рус­ский язык. Ко­ман­дир по­гра­нич­но­го сто­ро­же­во­го ко­раб­ля «Дон» Ша­то­хин (он же «Ми­ха­лыч») ра­пор­ту­ет сво­е­му на­чаль­ни­ку, под­пол­ков­ни­ку Ша­ра­по­ву: «Ну, я вто­рой раз на­ва­лил­ся, ему разо­драл, чуть-чуть, по кор­ме. Есть мыс­ли, бл...дь, ебош...ть во­ен­ные [укра­ин­ские ка­те­ра], а не бук­сир. Они то­гда оста­но­вят­ся точ­но. Во­ен­ные ма­нев­рен­ны, они на­ча­ли ма­нев­ри­ро­вать быст­ро». Ша­ра­пов дру­же­ски ин­струк­ти­ру­ет под­чи­нен­но­го: «Ми­ха­лыч, ко­ман­да от ру­ко­вод­ства по­гра­нич­ной служ­бы ебаш...ть их так, та­ра­ном ко­ро­че, что­бы на хуй по­вре­дить все». Но про­та­ра­нить бро­не­ка­те­ра рос­си­я­нам не уда­лось. И Ша­ра­пов сроч­но ищет ва­ри­ан­ты ре­ше­ния по­став­лен­ной бо­е­вой за­да­чи: «Так, мо­жет, вчет­ве­ром, бл...дь, од­но­го сна­ча­ла е...ануть, а по­том дру­го­го?» Ша­то­хин жа­лу­ет­ся: «А я пы­та­юсь, он ма­нев­ри­ру­ет, он по­нял (!), что он ма­нев­рен­ный, блин, и как я под­хо­жу — ухо­дит, блин, на борт по­во­ра­чи­ва­ет и ухо­дит».

Ша­ра­пов на­ста­и­ва­ет: «На­до, бл...дь, ебаш..ть их на х...й, на­до их зае­баш...ть их. Мед­ве­дев (ве­ро­ят­но, речь идет о ге­не­ра­ле Ген­на­дии Мед­ве­де­ве, за­ме­сти­те­ле гла­вы по­гранслуж­бы ФСБ. — Б. С.) уже в та­кой па­ни­ке орет, та­кое ощу­ще­ние, что там уже пре­зи­дент, на х...й, кон­тро­ли­ру­ет всю эту х...йню, бл...дь». Ша­то­хин оправ­ды­ва­ет­ся: «— Я знаю. Я по­ни­маю. Ну, по­пыт­ки есть». Но Ша­ра­пов про­дол­жа­ет на­се­дать, ак­тив­но ис­поль­зуя яр­кие об­раз­ные вы­ра­же­ния: «Бл...дь, в вин­то­ру­ле­вую ку­да-ни­будь че­го-ни­будь им за­ху...чить, бл...дь, ты не пы­тал­ся его еб...ть но­сом?»

«Пы­та­лись. Он не под­пус­ка­ет», — удру­чен­но со­об­ща­ет ко­ман­дир «До­на». И тут вы­яс­ня­ет­ся, что на «До­ну» не все лад­но: «— С «ла­фе­та» (во­дя­ной пуш- ки. — Б. С.) пы­та­ешь­ся за­ли­вать его? — Не-а, они у нас это, не фу­ры­чат. У нас столк­но­ве­ние с «Изу­мру­дом» (рос­сий­ский по­гра­нич­ный сто­ро­же­вой ко­рабль «Изу­мруд». — Б. С.), се­рьез­ное. — Меж­ду со­бой, что ли? — Да. — Во все свод­ки по­па­дем! — Ну и че­го те­перь, кто ска­жет, что не сни­мут с долж­но­сти?

И вот это столк­но­ве­ние, в ко­то­ром оба рос­сий­ских суд­на по­лу­чи­ли се­рьез­ные по­вре­жде­ния, хо­тя и оста­лись на хо­ду, су­дя по все­му, сы­гра­ло ро­ко­вую роль в даль­ней­шем раз­ви­тии со­бы­тий.

Даль­ше на рос­сий­ские по­гран­с­у­да на­пра­ви­ли спец­наз и по­сту­пил при­каз бло­ки­ро­вать укра­ин­ские су­да не толь­ко в слу­чае про­дви­же­ния к Кер­чен­ско­му про­ли­ву, но и в слу­чае по­пыт­ки вый­ти из рос­сий­ских (на са­мом де­ле — крым­ских) тер­ри­то­ри­аль­ных вод и уй­ти в укра­ин­ские чер­но­мор­ские пор­ты: «— Ша­ра­пов, вам ка­кие ко­ман­ды по­сту­пи­ли сей­час, ра­нее по­сту­па­ли?

— Вы­хо­дил на ме­ня Ше­ин (воз­мож­но, ка­пи­тан 1-го ран­га Ан­дрей Бо­ри­со­вич Ше­ин, быв­ший гла­ва по­гранслуж­бы ФСБ по Кры­му и Се­ва­сто­по­лю. — Б. С.). Я толь­ко, чест­но го­во­ря, хо­тел бы, ко­неч­но, уточ­нить: бло­ки­ро­вать их? Он го­во­рил, ну, по край­ней ме­ре, бук­сир бло­ки­ро­вать. Но я так что-то сей­час си­жу, осо­знаю и ду­маю: бло­ки­ро­вать на се­вер нель­зя, или на юг вы­ход, на вы­ход из тер­вод нель­зя? — На вы­ход. — На вы­ход? Ух ты. Ну, зна­чит, бу­дем сей­час раз­ви­вать ход, они семь уз­лов по­шли, мы до­го­ня­ем».

Оче­вид­но, в этот мо­мент уже при­ня­то ре­ше­ние о за­хва­те укра­ин­ских су­дов и мо­ря­ков. Вот как да­лее раз­ви­вал­ся диа­лог: Ми­ха­лыч, класс­но все по­лу­чи­лось. Ви­део у те­бя ох...тель­ное, мо­ло­дец, и эмо­ции у те­бя та­кие непод­дель­ные. Уже по те­ле­ви­зо­ру те­бя по­ка­зы­ва­ют. — Да ну, ты брось. — Я те­бе се­рьез­но го­во­рю.

— Ты не ви­дел, ка­кие у нас по­вре­жде­ния, пи...дец».

Оче­вид­но, по­ни­мая, что за по­вре­жде­ние сво­их су­дов по при­чине соб­ствен­но­го раз­гиль­дяй­ства при­дет­ся от­ве­чать пе­ред ко­ман­до­ва­ни­ем, осо­бен­но в слу­чае, ес­ли дать уй­ти укра­ин­цам, ко­ман­ди­ры «До­на» и «Изу­мру­да» ре­ши­ли вы­пол­нить при­каз лю­бой це­ной, да­же це­ной жиз­ни укра­ин­ских мо­ря­ков. И вот тра­ги­че­ский фи­нал, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го трое укра­ин­ских мо­ря­ков по­лу­чи­ли тя­же­лые ра­не­ния: «Керчь, ка­пи­тан Ба­сов, опе­ра­тив­ная груп­па. Под­ска­жи­те, кто при­ме­нял ору­жие на пре­ду­пре­ди­тель­ную стрель­бу? — ПСКР «Изу­мруд». — «Изу­мруд», да? — Не мо­гу вый­ти на «Изу­мруд», так ки­пеш силь­ный в эфи­ре, там эти, укра­ин­цы, то­нут или что там с ни­ми про­ис­хо­дит.

— Ни­че­го се­бе. Он че­го, на по­ра­же­ние, что ли, де­лал? — Да. — Я по­нял». Из рас­шиф­ров­ки пе­ре­го­во­ров сле­ду­ет, что уста­нов­ка на та­ран (на­вал) про­тив укра­ин­ских ко­раб­лей, рав­но как, по всей ви­ди­мо­сти, и на их за­хват вме­сте с эки­па­жа­ми, су­ще­ство­ва­ла из­на­чаль­но и бы­ла спу­ще­на с са­мо­го вер­ха, раз за раз­ви­ти­ем ин­ци­ден­та сле­дил сам пре­зи­дент Рос­сии. А вот непо­сред­ствен­но­го при­ка­за на при­ме­не­ние ог­не­стрель­но­го ору­жия, как ка­жет­ся, из Моск­вы не бы­ло. Это сым­про­ви­зи­ро­ва­ли ко­ман­ди­ры на ме­стах, ко­гда по­ня­ли, что укра­ин­цы уй­дут, ес­ли не по­вре­дить их су­да из ору­дий (по од­ной из вер­сий, в один из бро­не­ка­те­ров по­па­ла так­же авиа­ци­он­ная ра­ке­та). И по­доб­ная ини­ци­а­ти­ва вы­зва­ла опре­де­лен­ное вол­не­ние в Москве, посколь­ку там, как ка­жет­ся, на­де­я­лись обой­тись без вы­стре­лов. Но мож­но не со­мне­вать­ся, что ни­кто рос­сий­ских по­гра­нич­ни­ков за стрель­бу по «бан­де­ров­цам» на­ка­зы­вать не со­би­ра­ет­ся. Из за­пи­сей пе­ре­го­во­ров так­же вид­но, что укра­ин­ские мо­ря­ки от­вет­но­го ог­ня не от­кры­ва­ли. Рос­сий­ские же по­гра­нич­ни­ки про­яви­ли во­пи­ю­щий непро­фес­си­о­на­лизм, до­пу­стив столк­но­ве­ние с се­рьез­ны­ми по­вре­жде­ни­я­ми двух сво­их наи­бо­лее круп­ных ко­раб­лей в усло­ви­ях шти­ля и нор­маль­ной ви­ди­мо­сти. Рос­сий­ские мо­ря­ки, как мы убе­ди­лись, свя­то чтут дав­ние тра­ди­ции и обиль­но ис­поль­зу­ют флот­ский мат, при­кры­вая за­бо­ри­сты­ми вы­ра­же­ни­я­ми соб­ствен­ную неком­пе­тент­ность. За­пи­си так же де­мон­стри­ру­ют, что ни­ка­ких про­во­ка­ци­он­ных дей­ствий укра­ин­ские су­да не пред­при­ни­ма­ли. Они без­успеш­но пы­та­лись по­дой­ти к Кер­чен­ско­му про­ли­ву, а ко­гда убе­ди­лись, что фар­ва­тер пе­ре­крыт рос­сий­ским тан­ке­ром (или бар­жей), и что ни­кто их про­пус­кать в Азов­ское мо­ре не со­би­ра­ет­ся, по­пы­та­лись вер­нуть­ся в Одес­су, но бы­ли ата­ко­ва­ны то­гда, ко­гда уже по­ки­да­ли во­ды вбли­зи про­ли­ва.

Те­перь мы га­ран­ти­ро­ван­но бу­дем иметь дли­тель­ный рос­сий­ско-укра­ин­ский кон­фликт в рай­оне Кер­чен­ско­го про­ли­ва. Всем, вклю­чая Моск­ву, оче­вид­но, что укра­ин­ские су­да, как граж­дан­ские, так и во­ен­ные, име­ют пол­ное пра­во про­хо­дить в Азов­ское мо­ре Кер­чен­ским про­ли­вом и об­рат­но, в том чис­ле че­рез рос­сий­ские тер­ри­то­ри­аль­ные во­ды, и без вся­ко­го кон­тро­ля или со­про­вож­де­ния. Это од­но­знач­но сле­ду­ет из рос­сий­ско-укра­ин­ско­го до­го­во­ра по Азов­ско­му мо­рю, дей­ству­ю­ще­го с 2004 го­да. Пу­тин же хо­чет дей­ство­вать толь­ко по пра­ву си­лы и пре­вра­тить Азов­ское мо­ре в рос­сий­ское озе­ро, бло­ки­ро­вав укра­ин­ские пор­ты и не оста­нав­ли­ва­ясь пе­ред пи­рат­ски­ми дей­стви­я­ми. Укра­ин­ские су­да, несо­мнен­но, бу­дут пы­тать­ся вновь про­рвать­ся в Азов­ское мо­ре и из него и по­лу­чат пра­во от­кры­вать от­вет­ный огонь. Все это при­ве­дет к даль­ней­шей эс­ка­ла­ции.

Си­ту­а­ция вы­гля­дит ту­пи­ко­вой. Толь­ко дей­ствия стран НАТО мог­ли бы вы­ве­сти ее из ту­пи­ка. Ес­ли бы, на­при­мер, груп­па на­тов­ских ко­раб­лей вме­сте с укра­ин­ски­ми про­шла бы в Ма­ри­у­поль Кер­чен­ским про­ли­вом, это мог­ло бы отрез­вить Моск­ву. Но на все это нуж­но вре­мя. По­ка что даль­ше сло­вес­ных осуж­де­ний де­ло не идет. Так­же по­став­ка Укра­ине но­вых бо­е­вых ко­раб­лей — де­ло не ско­рое, и са­мо по се­бе кри­зи­са не раз­ре­шит, посколь­ку по­дав­ля­ю­щее пре­иму­ще­ство все рав­но оста­нет­ся за рос­сий­ским Чер­но­мор­ским фло­том. Здесь мо­жет по­мочь толь­ко уже­сто­че­ние за­пад­ных санк­ций, вплоть до вве­де­ния жест­ких фи­нан­со­вых огра­ни­че­ний на рос­сий­ский экс­порт, вклю­чая энер­го­но­си­те­ли. Но все это по­тре­бу­ет, как ми­ни­мум, несколь­ких недель, ес­ли во­об­ще бу­дет при­ня­то. По­ка же Ки­е­ву на­до до­би­вать­ся осво­бож­де­ния су­дов и эки­па­жей, что то­же невоз­мож­но сде­лать без за­пад­но­го дав­ле­ния. Ведь за­хва­тить для об­ме­на рос­сий­ский ка­тер с эки­па­жем Укра­и­на, ра­зу­ме­ет­ся, не смо­жет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.