Эли­та и вой­на

1938 — 1940: от Мюн­хен­ско­го со­гла­ше­ния к «Бит­ве за Бри­та­нию»

Den (Russian) - - Первая Страница - Ла­ри­са ИВШИНА, Игорь СЮНДЮКОВ, «День»

30 сен­тяб­ря 1938 го­да. Несколь­ко ча­сов про­шло по­сле за­клю­че­ни­я­со­гла­ше­ни­яв Мюн­хене, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го, при со­гла­сии то­гдаш­них ли­де­ров за­пад­ных де­мо­кра­тий в лице Не­вил­ла Чем­бер­ле­на и Эду­ар­да Де­ла­дье, Че­хо­сло­ва­ки­я­бы­ла рас­чле­не­на и фак­ти­че­ски от­да­на на по­ру­га­ние Гит­ле­ру. Пре­мьер Чем­бер­лен, сто­яо­ко­ло тра­па са­мо­ле­та по воз­вра­ще­нии в Лон­дон, по­ка­зал пе­ред ка­ме­ра­ми текст со­гла­ше­ни­яи тор­же­ствен­но про­из­нес: «Я при­вез вам мир для­це­ло­го по­ко­ле­ния, для на­шей эпо­хи!»

5 ок­тяб­ря мюн­хен­ский до­ку­мент рас­смат­ри­вал­сяв бри­тан­ском пар­ла­мен­те. Ми­нистр ино­стран­ных дел в пра­ви­тель­стве Чем­бер­ле­на, лорд Эд­вард Га­ли­факс, он же — граф Вуд, он же — ба­рон Ир­вин, ви­це­ко­роль Ин­дии в 1925—1931 гг. (прослыл тем, что по­са­дил в тюрь­му Ма­хат­му Ган­ди и при­бег­нул к жест­ким ре­прес­си­ям от­но­си­тель­но ин­дий­ско­го осво­бо­ди­тель­но­го дви­же­ния), вы­шел на три­бу­ну и об­ра­тил­ся к де­пу­та­там с неожи­дан­но ко­рот­кой ре­чью. Он, в част­но­сти, ска­зал: «Я це­ли­ком и пол­но­стью под­дер­жи­ваю по­ли­ти­ку Пре­мьер-ми­ни­стра. Да­же ес­ли его мир­ные по­пыт­ки ни к че­му не при­ве­дут и нач­нет­ся­вой­на, то и в этом слу­чае мо­раль­на­я­право­та бу­дет на сто­роне Бри­та­нии! » То был на­сто­я­щий ари­сто­крат — хо­лод­ный и пре­не­бре­жи­тель­ный в об­ще­нии, на во­прос невест­ки, как луч­ше его «по-се­мей­но­му» на­зы­вать, он спо­кой­но от­ве­тил: лорд Га­ли­факс.

На этом же за­се­да­нии вы­сту­пил один из из­вест­ных, но, по мне­нию мно­гих, уже «ма­ло­пер­спек­тив­ный» (ему бы­ло то­гда 64 го­да), де­пу­та­тов от оп­по­зи­ции — Уин­стон Лео­нард Спен­сер Чер­чилль, потом­ствен­ный гер­цог Маль­бо­ро, то­же, как и Га­ли­факс, ари­сто­крат с 500-лет­ней ро­до­слов­ной. Вот что, в част­но­сти, он за­явил: «На­ше пра­ви­тель­ство за­ве­ря­ет нас, что об­ре­ло мир для це­ло­го по­ко­ле­ния. В дей­стви­тель­но­сти ре­аль­ность несколь­ко дру­гая: пра­ви­тель­ство, вы­би­ра­я­меж­ду по­зо­ром и вой­ной, вы­бра­ло по­зор, но очень ско­ро по­лу­чит и вой­ну. Мо­жет ли мир, доб­ра­яво­ляи до­ве­рие ос­но­вы­вать­ся­на по­ви­но­ве­нии злу, ко­то­рое опи­ра­ет­ся­на си­лу? Вот — во­прос во­про­сов. Этот во­прос мож­но и зна­чи­тель­но рас­ши­рить: уда­ва­лось ли ко­гда-то че­ло­ве­че­ству по­лу­чить лю­бые бла­га, до­стичь лю­бо­го про­грес­са пу­тем под­чи­не­ни­яор­га­ни­зо­ван­но­му и про­ду­ман­но­му на­си­лию? Вспо­ми­ная дли­тель­ную ис­то­рию на­ро­дов, мы, на­про­тив, ви­дим, что их си­ла ба­зи­ро­ва­лась на ду­хе со­про­тив­ле­ни­я­ти­ра­нии и неспра­вед­ли­во­сти, осо­бен­но ко­гда зло опи­ра­лось на си­лу, ко­то­ра­я­ка­за­лась непре­одо­ли­мой!»

Тра­ге­ди­ей бы­ло то, что то­гда, 5 ок­тяб­ря 1938 го­да, по­зи­цию Чер­чил­ля­под­дер­жа­ло толь­ко 117 де­пу­та­тов из 520 — и Мюн­хен­ское со­гла­ше­ние бы­ло одоб­ре­но. По­бе­дил под­ход лор­да Эд­вар­да Га­ли­фак­са, ко­то­ро­го неда­ром то­гда на­зы­ва­ли «Кня­зем ми­ро­твор­цев».

Эта весь­ма дра­ма­тич­на­я­кол­ли­зи­я­поз­во­ля ет рас­смот­реть и про­ана­ли­зи­ро­вать очень зло­бо­днев­ную и ще­пе­тиль­ную те­му: «о «Чер­чил­лях» и «Га­ли­фак­сах». По­нят­ное де­ло, рас­смот­реть не толь­ко и не столь­ко ра­ди ин­те­рес­но­го сюжета из ис­то­рии ХХ ве­ка — ра­ди над­ле­жа­щей точ­но­сти в ориентации сре­ди во­ен­ных вспышек на­сто­я­ще­го. Те­му эту мож­но сфор­му­ли­ро­вать и так: «Эли­та и вой­на: тре­бо­ва­ния, го­тов­ность, ми­ро­воз­зре­ние». Сле­до­ва­тель­но, по­го­во­рим об этом.

Лорд Га­ли­факс и гер­цог Чер­чилль (Маль­бо­ро) оба бы­ли участ­ни­ка­ми Пер­вой ми­ро­вой вой­ны, оба пре­вы­ше все­го ста­ви­ли ин­те­ре­сы Бри­тан­ской им­пе­рии. Но меж­ду ни­ми про­ле­гал очень жест­кий ду­хов­ный, ин­тел­лек­ту­аль­ный и ми­ро­воз- зрен­че­ский во­до­раз­дел. Ес­ли Чер­чилль со всей от­чет­ли­во­стью за­яв­лял: «Мы за­щи­ща­ем на­шу ци­ви­ли­за­цию, на­шу сво­бо­ду, за­щи­ща­ем то, что Ки­п­линг на­зы­вал «пра­вом жить по за­ко­ну, неза­ви­си­мо от чьей-ли­бо во­ли», за­щи­ща­ем про­тив тьмы сред­не­ве­ко­вья, ра­со­вых го­не­ний, при­тесне- ний сво­бо­ды сло­ва, про­тив пред­став­ле­ни­яо граж­да­нине как са­мой про­стой, без­душ­ной ча­сти­це го­су­дар­ства, про­тив куль­та вой­ны, ко­гда ма­лым де­тям на­ве­и­ва­ют пред­став­ле­ния о ра­до­сти и вы­го­дах за­во­е­ва­ний и агрес­сии. Мо­жет ли здесь быть ком­про­мисс?» (из ра­дио­об­ра­ще­ни­як граж­да­нам США 16 ок­тяб­ря 1938 го­да) — то лорд Га­ли­факс, на­про­тив, счи­тал ком­про­мисс с Гит­ле­ром «на праг­ма­тич­ной ос­но­ве» вполне воз­мож­ным. И при­ла­гал для­это­го все уси­лия.

Еще в но­яб­ре 1937 го­да Га­ли­факс, ко­то­рый то­гда воз­глав­лял Па­ла­ту лор­дов, убе­дил Чем­бер­ле­на: ему необ­хо­ди­мо лич­но встре­тить­сяс фю­ре­ром, и ком­про­мисс бу­дет най­ден. По­до­бра­ли и при­лич­ное «при­кры­тие»: как раз в но­яб­ре в Гер­ма­нии про­хо­ди­ла Все­мир­на­яо­хот­ни­чья­вы- став­ка, и лорд при­был ту­да как «глав­ный охот­ни­чий ма­гистр Йорк­ши­ра» — ко­неч­но, в лю­бом слу­чае не как по­ли­тик. Гит­лер не хо­тел встре­чи — по­то­му что пи­тал от­вра­ще­ние к «част­ным кон­так­там с ди­пло­ма­та­ми, ко­то­рым он во­все не до­ве­рял», но Ге­ринг уго­во­рил его. При­шли к до­го­во­рен­но­сти, что лорд Га­ли­факс по­се­тит Бер­г­хоф (нем. Berghof — «гор­ный двор»), ре­зи­ден­цию фю­ре­ра в Аль­пий­ских го­рах. Прес­са «шу­ме­ла», но Фо­рин Офис (бри­тан­ское МИД) за­ве- ри­ло, что это бу­дет ис­клю­чи­тель­но част­ное ме­ро­при­я­тие.

19 но­яб­ря 1937 го­да (до ан­шлю­са Ав­стрии оста­ва­лось пол­го­да, до Мюн­хе­на — по­чти год, до на­ча­ла Вто­рой ми­ро­вой вой­ны — ме­нее двух лет) лорд позд­но ве­че­ром до­брал­ся, на­ко- нец, до ре­зи­ден­ции Гит­ле­ра. Че­рез мно­гие го­ды он вспоминал: «Ко­гда я по­смот­рел из ок­на ав­то­мо­би­ля, на уровне глаз яу­ви­дел по­сре­ди чи­сто убран­ной до­ро­ги — па­ру ног на лест­ни­це, оде­той в чер­ные брю­ки и обу­той в охот­ни­чьи са­по­ги. Я ре­шил, что это был ла­кей, ко­то­рый вы­шел, что­бы встре­тить ме­ня, од­на­ко услы­шал го­лос Ней­ра­та, гла­вы МИД Гер­ма­нии, ко­то­рый нерв­но шеп­тал мне на ухо: «Это же фю­рер! Фю­рер...» Я все по­нял. Гит­лер веж­ли­во по­здо­ро­вал­ся и про­вел ме­няв дом». До­ро­гой Га­ли­факс ве­се­ло и непри­нуж­ден­но рас­ска­зал Гит­ле­ру, что он по­ду­мал, буд­то его встре­чал ла­кей. Улыб­ка из ли­ца фю­ре­ра немед­лен­но ис­чез­ла — ост­рый, злоб­ный взгляд...

Но сто­ро­ны, на­ко­нец, на­ча­ли де­ло­вые раз­го­во­ры. Га­ли­факс на­чал с вос­по­ми­на­ний о сво­ем про­шлом и при­нял­ся се­то­вать на Ган­ди, с ко­то­рым «ему в Ин­дии бы­ло очень труд­но». Фю­рер, без те­ни улыб­ки, ре­ко­мен­до­вал рас­стре­лять Ган­ди и па­ру со­тен его со­рат­ни­ков, ес­ли нуж­но бу­дет — каз­нить и боль­ше, по­ка не на­сту­пит спо­кой­ствие... (По­том в от­че­те Чем­бер­ле­ну Га­ли­факс на­пи­шет о том, что Гит­лер чем-то на­пом­нил ему Ган­ди: та­кой же чу­да­ко­ва­тый, так же пре­дан­ный сво­ей идее фа­на­тик, и то­же, как и Ган­ди, на­ци­о­на­лист.). По­том пе­ре­шли на гло­баль­ные те­мы. Гит­лер под­черк­нул: его ин­те­ре­су­ет при­зна­ние Гер­ма­нии боль­шим го­су­дар­ством, что долж­но озна­чать и пе­ре­смотр тер­ри­то­рий и гра­ниц. Га­ли­фак­са не по­ки­да­ло ощу­ще­ние, что он об­ща­ет­сяс че­ло­ве­ком «со­всем дру­гой фор­ма­ции». Тем не ме­нее, он был, как и рань­ше, убеж­ден: с Гит­ле­ром нуж­но до­го­ва­ри­вать­ся, ина­че — вой­на. Лорд за­явил дословно та­кое: «Я и дру­гие чле­ны бри­тан­ско­го пра­ви­тель­ства осо­зна­ем, что фю­рер мно­го­го до­стиг не толь­ко в са­мой Гер­ма­нии, но бо­лее то­го — в ре­зуль­та­те уни­что­же­ния ком­му­низ­ма в сво­ей стране он бло­ки­ро­вал путь по­след­не­му в За­пад­ную Ев­ро­пу, и по­то­му Гер­ма­ни­я­по пра­ву мо­жет счи­тать­ся­ба­сти­о­ном За­па­да про­тив боль­ше­виз­ма». Но по кон­крет­ным про­бле­мам не вполне до­го­во­ри­лись: Га­ли­факс вы­ра­зил го­тов­ность пой­ти на уступ­ки нем­цам в во­про­сах ко­ло­ний, од­на­ко фю­рер дал от­чет­ли­во по­нять: его ин­те­ре­су­ет не Аф­ри­ка и не Азия, а тер­ри­то­рии в Во­сточ­ной и Цен­траль­ной Ев­ро­пе, преж­де все­го Ав­стри­яи Че­хо­сло­ва­кия(«с из­де­ва­тель­ства­ми над су­дет­ски­ми нем­ца­ми япо­кон­чу»). Га­ли­факс не про­ро­нил ни сло­ва про­тив «из­де­ва­тельств».

Все же лорд Га­ли­факс при­шел к вы­во­ду: с Гит­ле­ром, хоть он и «экс­тра­ва­гант­но ве­дет» се­бя, мож­но иметь де­ло. Чем­бер­лен, ко­то­ро­му лорд рас­ска­зал о ви­зи­те, был пре­ис­пол­нен оп­ти­миз­ма: «По­се­ще­ние Гер­ма­нии бы­ло, по мо­е­му мне­нию, очень успеш­ным и со­зда­ло ат­мо­сфе­ру, в ко­то­рой ста­ло воз­мож­ным об­суж­дать с нем­ца­ми праг­ма­тич­ные во­про­сы. Я ви­жу до­ста­точ­но чет­ко те на­прав­ле­ния, в ко­то­рых мы долж­ны дви­гать­ся. Все рав­но пре­пят­ствия не яв­ля­ют­ся непре­одо­ли­мы­ми, осо­бен­но ес­ли прес­са и Па­ла­та об­щин воз­дер­жат­сяот кол­ко­стей о Гит­ле­ре. Ат­мо­сфе­ра в Бер­лине яв­но ста­ла бо­лее чет­кой, и да­же Геб­бельс обе­щал быть «хо­ро­шим маль­чи­ком в бу­ду­щем». Так го­во­рил бри­тан­ский пре­мьер 25 но­яб­ря 1937 го­да в кру­гу при­бли­жен­ных лиц (уже то­гда бы­ло по­нят­но, что га­ран­тии, ко­то­рые предо­став­лял Лон­дон Че­хо­сло­ва­кии, со­блю­де­ны не бу­дут). Но Чем­бер­лен не знал, ка­кие по­след­стви­я­по­доб­на­я­по­ли­ти­ка бу­дет иметь для­лор­да Га­ли­фак­са и для­не­го са­мо­го.

Как знать, усто­я­ла ли бы Бри­та­ни­я­про­тив без­жа­лост­но­го вра­га, ко­то­ро­му с сен­тяб­ря 1939 го­да она офи­ци­аль­но объ­яви­ла вой­ну (но до ма­яс­ле­ду­ю­ще­го го­да это бы­ла, по боль­шей ча­сти «стран­на­явой­на» — тер­мин не со­вет­ско­го, а фран­цуз­ско­го про­ис­хож­де­ния), ес­ли бы Пра­ви­тель­ство не воз­гла­вил 10 мая1940 го­да, в мо­мент втор­же­ни­я­на­ци­стов во Фран­цию, Бельгию и Ни­дер­лан­ды, имен­но Чер­чилль. И глав­ное — ес­ли бы весь бри­тан­ский на­род не стал бы то­гда «кол­лек­тив­ным Чер­чил­лем», го­то­вым под­дер­жать, «под­пе­реть» ли­де­ра и стать на за­щи­ту От­чиз­ны (вспом­ним эпи­зод из филь­ма «Тем­ные вре­ме­на», вы­мыш­лен­ный, но вполне прав­до­по­доб­ный: Чер­чилль, едучи в мет­ро, спра­ши­ва­ет граж­дан: сто­ит ли нам драть­ся­до по­след­не­го с Гит­ле­ром? Мо­жет, луч­ше за­клю­чить во­все не по­чет­ный, на усло­ви­ях нем­цев, но все же мир? От­вет лю­дей был аб­со­лют­но од­но­знач­ным.)

Та­ка­я­под­держ­ка все­гда да­ет си­лы на­сто­я­ще­му го­су­дар­ствен­но­му де­я­те­лю. Вот фраг­мен­ты из ре­чей Чер­чил­ляв пар­ла­мен­те (май-сен­тябрь 1940 г., вре­мя зна­ме­ни­той «Бит­вы за Бри­та­нию»): «Я не мо­гу обе­щать вам ни­че­го, кро­ме тя­же­ло­го тру­да, кро­ви и слез. Ес­ли агрес­сор вторг­нет­сяв Бри­та­нию, он не най­дет на­ро­да, ко­то­рый по­кор­но скло­нил­ся­пе­ред ним, как это слу­чи­лось, к со­жа­ле­нию, в дру­гих стра­нах. Мы бу­дем за­щи­щать каж­дый го­ро­док, име­ние, каж­дый боль­шой го­род. Толь­ко од­но об­ще­ство Лон­до­на в борь­бе за каж­дую ули­цу лег­ко по­гло­тит це­лую вра­же­скую ар­мию; мы, ско­рее, до­пу­стим, что­бы Лон­дон пре­вра­тил­ся­на гру­ду ру­ин и пеп­ла, чем, что­бы он стал трус­ли­вым и за­пу­ган­ным ра­бом. Я обя­зан за­явить об этом, по­то­му что необ­хо­ди­мо из­ве­стить на­род о на­ших на­ме­ре­ни­ях и дать ему уве­рен­ность».

Луч­шие лю­ди Бри­та­нии, ее эли­та (не толь­ко в со­ци­аль­ном, но и в ду­хов­ном смыс­ле сло­ва) бы­ли с на­ро­дом, раз­де­ля­ли его судь­бу. Это до­ка­зы­ва­ет исто­рия. Чер­чилль, ко­то­рый про­сто во вре­мя бом­бе­жек хо­дил по ру­и­нам сто­ли­цы; ко­ро­лев­ска­я­че­та, что от­ка­за­лась по­ки­дать Лон­дон, невзи­рая на смер­тель­ную опас­ность; на­ко­нец, ны­неш­няя ко­ро­ле­ва Ели­за­ве­та ІІ, ко­тора­я­то­гда, еще под­рост­ком, то­же за­щи­ща­ла го­род, бы­ла во­ен­но­слу­жа­щей — вот яр­кие при­ме­ры. И еще Чер­чил­ля укреп­ля­ла мысль, вы­ска­зан­ная им в 1938 го­ду: «Вы ви­ди­те пе­ред со­бой этих дик­та­то­ров на сво­их пье­де­ста­лах, окру­жен­ных шты­ка­ми сво­их сол­дат и пал­ка­ми сво­их по­ли­цей­ских. Со всех сто­рон их охра­ня­ют мас­сы во­ору­жен­ных лю­дей, пу­шек, са­мо­ле­тов и то­му по­доб­ное; они вос­хва­ля­ют­ся пе­ред це­лым ми­ром, но в их серд­цах пря­чет­ся неопи­су­е­мый страх. Они бо­ят­ся слов и мыс­лей; сло­ва, про­из­не­сен­ные внут­ри стра­ны, мыс­ли, что вы­ра­же­ны за пре­де­ла­ми го­су­дар­ства — все это силь­нее, ко­гда оно за­пре­ще­но — устра­ша­ют их. Сто­ит толь­ко кро­шеч­но­му «мы­шон­ку» идеи про­брать­сяв их ком­на­ту, как са­мые мо­гу­чие вла­сте­ли­ны чув­ству­ют па­ни­че­ский страх. Они де­ла­ют от­ча­ян­ные по­пыт­ки за­пре­тить мыс­ли и сло­ва; они бо­ят­ся ра­бо­ты че­ло­ве­че­ской мыс­ли » . Раз­ве уста­ре­ли эти сло­ва за 80 лет?

Ка­кое от­но­ше­ние име­ет все ска­зан­ное к Укра­ине, ко­то­ра­яв на­сто­я­щее вре­мя во­ю­ет, от­би­вая рос­сий­скую агрес­сию? До­ста­точ­но пря­мое. Пу­тин — не Гит­лер (хо­тя­бы по­то­му, что у фю­ре­ра не бы­ло ядерного ору­жия, ко­то­рым крем­лев­ский дик­та­тор дер­жит в на­пря­же­нии весь мир); на За­па­де в на­сто­я­щее вре­мя и близ­ко нет Чер­чил­ля, и это огром­ная бе­да. Но вот о чем нам необ­хо­ди­мо пом­нить. Во-пер­вых, хо­ти­те, что­бы по­явил­ся Чер­чилль (или тот, кто хо­тя­бы от­да­лен­но на­по­ми­на­ет его) — ни­ко­гда (ни­ко­гда!) не го­ло­суй­те за « Га­ли­фак­сов » . Во­вто­рых. Исто­ри­я­на­ших по­бед ( по­ка еще, к со­жа­ле­нию, не та­ких мно­го­чис­лен­ных, как хо­те­лось бы), и по­бед бри­тан­цев сви­де­тель­ству­ет: мы одо­ле­ва­ем вра­га то­гда, и толь­ко то­гда, ко­гда эли­та и на­род — еди­ны. И, в-тре­тьих. Чер­чилль — это в первую оче­редь глу­бо­кое го­су­дар­ствен­ни­че­ское стра­те­ги­че­ское мыш­ле­ние. Кто на­де­лен та­ким мыш­ле­ни­ем — тот и яв­ля­ет­ся эли­той. А ис­клю­чи­тель­но важ­ной со­став­ля­ю­щей это­го мыш­ле­ния яв­ля­ет­ся­у­ва­же­ние к че­сти ( лич­ной и це­ло­го го­су­дар­ства), по­ни­ма­ние ве­са по­ня­тия «честь» в об­ще­стве и от­вра­ще­ние к ло­зун­гам о « ми­ре » , « ком­про­мис­сах » а- ляГа­ли­факс, ко­то­рые озна­ча­ют ка­пи­ту­ля­цию. И ни­че­го боль­ше.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.