Жур­на­ли­сти­ка и... пе­ре­обу­че­ние об­ще­ства

«Экс­тракт» встре­чи Ла­ри­сы Ив­ши­ной со сту­ден­та­ми На­ци­о­наль­но­го пе­да­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та им. М. Дра­го­ма­но­ва

Den (Russian) - - Общество -

Нехват­ка ини­ци­а­тив­ных лю­дей, инерт­ность — все еще од­на из про­блем укра­ин­ско­го об­ще­ства, ко­то­рую нуж­но пре­одо­леть, го­во­рит глав­ный ре­дак­тор Ла­ри­са Ившина. По­это­му в «Дне» охот­но от­клик­ну­лись на пред­ло­же­ние фа­куль­те­та укра­ин­ской фи­ло­ло­гии и ли­те­ра­тур­но­го твор­че­ства име­ни Ан­дрея Ма­лыш­ко НПУ им. М. Дра­го­ма­но­ва про­ве­сти ма­стер-класс для бу­ду­щих кол­лег. До­цент, кан­ди­дат фи­ло­ло­ги­че­ских на­ук Еле­на Ха­ри­то­нен­ко не толь­ко со­бра­ла груп­пу за­ин­те­ре­со­ван­ных мо­ло­дых лю­дей пер­вых-тре­тьих кур­сов, но и да­ла им «до­маш­нее за­да­ние» — озна­ком­ле­ние с Де­ре­вом про­ек­тов « Дня » (http://incognita.day.kiev.ua/books/derevo /), по­это­му во вре­мя жи­во­го об­ще­ния каж­дый мог за­дать во­прос о «ве­точ­ке» и «пло­дах», ко­то­рые «при­шлись по вку­су» боль­ше все­го. И хо­тя не все от­ва­жи­лись это сде­лать, од­на­ко 20 пар за­ин­те­ре­со­ван­ных глаз все рав­но по­ка­за­ли: раз­го­вор вы­шел очень со­дер­жа­тель­ным. Об этом Еле­на Ха­ри­то­нен­ко не толь­ко ска­за­ла по­сле встре­чи, но и на­пи­са­ла в ма­те­ри­а­ле на сай­те уни­вер­си­те­та: «Эф­фек­тив­ность обу­че­ния — и это ни для ко­го не сек­рет — на­пря­мую за­ви­сит от то­го, ко­го мо­ло­дой че­ло­век выбирает се­бе как об­ра­зец жиз­нен­но­го и про­фес­си­о­наль­но­го по­ве­де­ния. За 22 го­да сво­е­го су­ще­ство­ва­ния га­зе­та ста­ла об­раз­цом ка­че­ствен­ной но­вей­шей укра­ин­ской жур­на­ли­сти­ки, а ре­дак­ция до­ка­за­ла, что про­фес­си­о­на­лизм, прин­ци­пи­аль­ность, пат­ри­о­тизм, про­све­ще­ние — это не про­сто про­фес­сио­грам­ма жур­на­ли­ста «из учеб­ни­ков», а вполне ре­аль­ная и нуж­ная об­ще­ству стра­те­гия про­фес­си­о­наль­ной де­я­тель­но­сти пред­ста­ви­те­лей «чет­вер­той вла­сти». Ла­ри­са Алек­се­ев­на рас­ска­за­ла сту­ден­там о том, что од­на из важ­ней­ших за­да­чукра­ин­ской жур­на­ли­сти­ки — по­мочь укра­ин­цам по­знать са­мих се­бя, свою ис­то­рию, сво­их за­слу­жен­ных лю­дей, учить­ся не по­вто­рять ошиб­ки, до­пу­щен­ные в про­шлом, чув­ство­вать се­бя еди­ным на­ро­дом. Сле­ду­ю­щий шаг — от­кры­вать гла­за ми­ро­во­му со­об­ще­ству на куль­тур­ные и ин­тел­лек­ту­аль­ные до­сти­же­ния на­ших со­оте­че­ствен­ни­ков.... В це­лом встре­ча бы­ла ин­фор­ма­ци­он­но на­сы­щен­ной и вме­сте с тем очень теп­лой и непри­нуж­ден­ной. Мы ис­кренне бла­го­дар­ны ре­дак­ции за по­здрав­ле­ния в день 4 де­каб­ря (день ос­но­ва­ния ву­за — ред.). Же­ла­ем и «Дню» дол­го­ле­тия, твор­че­ско­го вдох­но­ве­ния, еди­но­мыш­лен­ни­ков сре­ди чи­та­те­лей и кол­лег, а их «дереву про­ек­тов» — креп­ких кор­ней и вы­со­кой кро­ны».

Пред­ла­га­ем чи­та­те­лям «экс­тракт» по­чти двух­ча­со­вой бе­се­ды.

«День» — ЭТО ОБ­РА­ЗЕЦ КА­ЧЕ­СТВА И ИН­ТЕЛ­ЛЕК­ТА»

Еле­на ХА­РИ­ТО­НЕН­КО: — Я бы­ла ини­ци­а­то­ром про­ве­де­ния этой встре­чи. По мо­е­му мне­нию, мо­ло­дые лю­ди и сту­ден­ты все­гда долж­ны иметь пе­ред со­бой при­мер. А га­зе­та «День», как при­зна­но мно­ги­ми ум­ны­ми, ин­тел­ли­гент­ны­ми и до­стой­ны­ми людь­ми, — это об­ра­зец ка­че­ства, ин­тел­лек­та и по­ря­доч­но­сти. Очень при­ят­но, что из­да­ние су­ще­ству­ет и мы име­ем до­ступ к нему. Ни­кто не расскажет вам луч­ше об издании, обо всех про­ек­тах, чем его «ро­ди­те­ли». По­это­му я с ра­до­стью от­клик­ну­лась на пред­ло­же­ние при­е­хать в ре­дак­цию, что­бы уви­деть ме­сто, где все рож­да­ет­ся. К то­му же я ча­сто го­во­рю сту­ден­там, что од­но де­ло — при­ду­мать из­да­ние и раз­ра­бо­тать опре­де­лен­ную кон­цеп­цию. В первую оче­редь кон­цеп­ция долж­на быть жиз­не­спо­соб­ной. Она долж­на су­ще­ство­вать не один или два ме­ся­ца, а в те­че­ние мно­гих лет.

Ла­ри­са ИВШИНА: — Для жур­на­ли­ста глав­ное — уметь про­из­во­дить идеи, ко­то­рые ин­те­рес­ны лю­дям. По­это­му се­го­дня мы по­свя­тим свое вре­мя во­про­су, чем «День» от­ли­ча­ет­ся от всех дру­гих. На­ше Де­ре­во про­ек­тов го­во­рит о кар­ди­наль­но дру­гом кон­цеп­ту­аль­ном под­хо­де «Дня» к ме­диа в на­шей стране.

...Мне ча­сто при­хо­ди­лось слы­шать се­то­ва­ния: «По­че­му вам не по­учить­ся у неко­то­рых из­вест­ных лю­дей де­лать ком­мер­че­ские про­ек­ты? Смот­ри­те, как они рас­кру­чи­ва­ют­ся, как их мно­го». Для это­го бы­ло до­ста­точ­но пой­ти и взять рос­сий­ские день­ги. То­гдаш­няя укра­ин­ская власть не очень ве­ри­ла в Укра­и­ну. От­сю­да все про­бле­мы. У нас есть пре­крас­ная фо­то­гра­фия «По­че­му Укра­и­на не в Ев­ро­со­ю­зе?» из на­ше­го фо­то­аль­бо­ма. Важ­ный сни­мок для по­ни­ма­ния про­цес­сов. Это гран-при 2002 го­да. Что на нем?

Лю­ди си­дят на тру­бе, а тру­ба — это газ. С рос­сий­ской сто­ро­ны од­ни си­де­ли, с укра­ин­ской — дру­гие. А стра­на вся не дви­га­лась, толь­ко од­на со­бач­ка бе­жит. Это один из спо­со­бов по­ка­зать ре­аль­ность. Имен­но по­это­му мы де­ла­ли фо­то­кон­кур­сы и аль­бо­мы. В 2018 го­ду про­шел уже ХХ Фо­то­кон­курс и мас­штаб­ная фо­то­вы­став­ка в Укра­ин­ском до­ме.

Жур­на­ли­сти­ка долж­на бы­ла воз­гла­вить про­цесс пе­ре­обу­че­ния об­ще­ства. Но она ока­за­лась не на вы­со­те. Жур­на­ли­сты по­плы­ли за вол­ной — об­слу­жи­вать по­ли­ти­ков. А нуж­но бы­ло при­слу­ши­вать­ся к учи­те­лям в об­ще­стве.

На­ша га­зе­та на­чи­на­лась в 1996 го­ду. План­ка бы­ла вы­со­кой с са­мо­го на­ча­ла. Мы сра­зу ре­ши­ли, что это бу­дет га­зе­та для граж­дан и для вы­ра­щи­ва­ния граж­дан. Ко­гда ме­ня вре­мя от вре­ме­ни спра­ши­ва­ют, со­би­ра­юсь ли я на пар­ла­мент­ские вы­бо­ры, от­ве­чаю, что ви­жу свою за­да­чу в дру­гом, а имен­но: при­го­то­вить из­би­ра­те­лей. Без из­би­ра­те­лей не бу­дет Чер­чил­ля. Все­гда го­во­рю я: ес­ли вы хо­ти­те Чер­чил­ля, вы долж­ны дей­ство­вать, как бри­тан­цы. На­ше­му об­ще­ству необ­хо­ди­ма ин­тел­лек­ту­аль­ная «пи­ща» и жур­на­ли­сти­ка, ко­то­рая го­то­ва ее дать на­ше­му на­ро­ду.

Да­рья ШЕРСТЮК: — Га­зе­та «День» несколь­ко раз об­нов­ля­ла свое ли­цо: то ме­ня­ют­ся фор­ма­ты, то цвет­ное оформ­ле­ние. Это по­треб­ность в тен­ден­ци­ях или та­ким об­ра­зом вы при­вле­ка­е­те ауди­то­рию?

— По­треб­ность оста­вать­ся ста­биль­ным и об­нов­лять­ся — хо­ро­шая чер­та для всех. Это чув­стви­тель­ный ин­ди­ка­тор вос­при­я­тия об­ще­ства. Дол­гое вре­мя мы бы­ли клас­си­че­ской тол­стой га­зе­той боль­шо­го фор­ма­та. Но мы стре­ми­лись быть боль­шой га­зе­той не толь­ко по фор­ма­ту, но в первую оче­редь по со­дер­жа­нию. Я сле­жу за тра­ди­ци­я­ми бри­тан­ско­го ми­ра и очень люб­лю их со­че­та­ние кон­сер­ва­тив­но­го пред­став­ле­ния и мо­дер­низ­ма.

Но нуж­но иметь воз­мож­ность для со­зда­ния сво­бо­ды сло­ва в на­шей стране. Под­пи­сать­ся на га­зе­ту, или ку­пить кни­гу, или от­ло­жить день­ги на про­дук­ты — к со­жа­ле­нию, се­го­дня ди­лем­ма для мно­гих лю­дей. Необ­хо­ди­мо учи­ты­вать, в ка­ком ми­ре мы де­ла­ем га­зе­ту и жур­на­ли­сти­ку. Фор­мат от это­го то­же за­ви­сит.

Се­го­дня мно­го го­во­рят о «ги­бе­ли» пе­чат­ной прес­сы. По мо­е­му мне­нию, нель­зя уби­рать пе­чат­ную вер­сию. В част­но­сти, по­то­му, что «День» бла­го­да­ря за­ме­ча­тель­но­му во­лон­те­ру Анне Дом­бров­ской рас­про­стра­ня­ет­ся на при­фрон­то­вых тер­ри­то­ри­ях, ку­да мы при­хо­дим вме­сте с хле­бом. Это та оцен­ка, ко­то­рой мо­жет же­лать каж­дый, кто бес­по­ко­ит­ся о сво­ем де­ле.

«ИС­ТО­РИ­ЧЕ­СКАЯ КРИВИЗНА НА­ЧА­ЛАСЬ ОЧЕНЬ ДАВ­НО»

Алек­сандра МАКСИМЕНКО: — Мно­гие ва­ши кни­ги по­свя­ще­ны ис­то­ри­че­ским со­бы­ти­ям. Ес­ли бы у вас бы­ла воз­мож­ность из­ме­нить од­но ис­то­ри­че­ское со­бы­тие, что бы это бы­ло?

— Ис­то­ри­че­ская кривизна на­ча­лась очень дав­но. Это объ­яс­ня­ет, по­че­му про­ис­хо­дит та­кое возбуждение об­ще­ства на фоне по­лу­че­ния ав­то­ке­фа­лии. На­род чув­ству­ет, что это щит, на ко­то­ром сто­я­ла Укра­и­на все вре­мя. Это на­ша цер­ковь и Ве­ли­кая ки­ев­ская исто­рия. Мы на­блю­да­ем по­во­рот — мы вос­со­еди­ня­ем­ся со сво­ей ис­то­ри­ей. На­чи­на­ем жить в гар­мо­нии с ней. Это толь­ко на­ча­ло, ведь мы дол­гое вре­мя от­да­ля­лись от на­шей ис­то­рии.

В этом ви­но­ват не толь­ко наш со­сед, ко­то­рый это­му по­мо­гал, а так­же бы­ло и ки­ев­ское вли­я­ние. Преж­де все­го это исто­рия Ан­дрея Бо­го­люб­ско­го, в лице ко­то­ро­го «пер­вый рос­си­я­нин», по сло­вам Ва­си­лия Клю­чев­ско­го, по­явил­ся на ис­то­ри­че­ском фоне. Я хо­те­ла бы ре­шить ис­то­рию Ка­и­на и Аве­ля в древ­не­рус­ской ис­то­рии. Бо­го­люб­ский не про­сто так по­ехал во Вла­ди­мир и Суз­даль, а за­тем раз­ру­шил Ки­ев. Он еще вы­вез из Вы­ш­го­ро­да глав­ную укра­ин­скую свя­ты­ню, ко­то­рая те­перь ста­ла глав­ной ико­ной со­сед­ней стра­ны — Вла­ди­мир­скую. Я бы хо­те­ла урав­нять эту кри­виз­ну. В пре­ди­сло­вии к кни­ге «Ave» я на­пи­са­ла, что ино­гда лю­ди вы­би­ра­ют злую во­лю вме­сто от­сут­ствия во­ли. Оче­вид­но, Ки­ев то­гда «про­сел» по­ли­ти­че­ски. Иде­я­тель­ные лю­ди на­ча­ли на­хо­дить се­бе применение в дру­гих ми­рах: в част­но­сти и в Мос­ко­вии...

Вто­рой мо­мент — это но­вей­шая исто­рия, сви­де­те­лем ко­то­рой я бы­ла. Это пре­зи­дент­ские вы­бо­ры 1999 го­да. Вы не мо­же­те пом­нить эти со­бы­тия. Но об­щать­ся с ро­вес­ни­ка­ми об этих со­бы­ти­ях еще ху­же, по­то­му что они не хо­тят вспо­ми­нать их, так как бы­ли на сто­роне тех, кто в ответе за все, что про­изо­шло по­том.

Недав­но Facebook на­пом­нил о мо­ем вы­ступ­ле­нии в ночь пре­зи­дент­ских вы­бо­ров 1999 го­да. Я на­зы­ваю это Ру­би­ко­ном, ко­то­рый ни­кто не за­ме­тил. То­гда я го­во­ри­ла о без­от­вет­ствен­ной по­ли­ти­че­ской эли­те... Там бы­ли все из­вест­ные нам пред­ста­ви­те­ли ме­диа, но они не хо­тят это вспо­ми­нать. А нуж­но бы­ло бы. Не толь­ко по­то­му, что наш кан­ди­дат, ко­то­рый не по­бе­дил, имел кон­струк­тив­ную про­грам­му, важ­ную для стра­ны. Она на­зы­ва­лась «Но­вая па­ра­диг­ма раз­ви­тия Укра­и­ны». Эле­мен­ты этой про­грам­мы до сих пор не усво­е­ны на­шей стра­ной в боль­шин­стве, толь­ко в Дне­пре есть при­ме­ры. На­при­мер, речь шла об элек­трон­ном пра­ви­тель­стве, со­ци­о­по­ли­сах...

От­вет­ствен­ность ле­жит не толь­ко на по­ли­ти­ках и из­би­ра­те­лях, ко­то­рые без­дум­но го­ло­со­ва­ли. А на жур­на­ли­стах то­же. По­ра­зи­тель­ный при­мер. У нас мас­со­во шла рос­сий­ская по­пса в ви­де во­е­ни­зи­ро­ван­ных сериалов. Для них — куль­то­вые ге­рои, для нас — убий­ствен­ные. А те­перь на го­ло­вы де­тей, чьи ро­ди­те­ли смот­ре­ли эти се­ри­а­лы, бук­валь­но упал спец­наз. Раз­ве нет укра­ин­ской ви­ны в том, что все это отрав­ля­ло про­стран­ство? Раз­ве бы­ли про­те­сты про­тив это­го? Раз­ве до­ста­точ­но для граж­дан вы­хо­дить один раз в де­сять лет на Май­дан? Но ко­гда я чи­таю ин­тел­лек­ту­аль­ных лю­дей, то они об­хо­дят сто­ро­ной пре­зи­дент­ские вы­бо­ры 1999 го­да.

...Я очер­ти­ла па­ра­диг­му от Ан­дрея Бо­го­люб­ско­го, ко­то­рый ре­ин­кар­ни­ро­вал­ся во мно­гих пред­ста­ви­те­лей на­шей по­ли­ти­че­ской ту­сов­ки. Это по­след­ствия пло­хо изу­чен­ной ис­то­рии. Ее нуж­но учить не для за­че­тов. Нуж­но по­ни­мать смыс­лы ис­то­рии и срав­ни­вать, что бы­ло в те вре­ме­на в дру­гих стра­нах. Как они ре­ша­ли эти про­бле­мы? Здесь ни­как без об­ра­зо­ван­ных лю­дей, ка­че­ствен­ной жур­на­ли­сти­ки, тре­бо­ва­тель­ных чи­та­те­лей, раз­ви­то­го об­ще­ства. Глав­ное — что­бы у вас был сфор­ми­ро­ван вкус. Мне ка­жет­ся, что это — ре­ша­ю­щее во всем. Вы­бо­ре лю­дей, книг, га­зет, по­ли­ти­ков...

«ЕС­ЛИ ВАМ ЕСТЬ ЧТО ДО­НЕ­СТИ, ВЫ ДОЛЖ­НЫ ОБ­ЩАТЬ­СЯ НА ВСЕХ ЯЗЫ­КАХ»

Юлия ХИХЛО: — Рас­ска­жи­те, по­жа­луй­ста, о ва­шем от­но­ше­нии к рус­ско­му язы­ку в сред­ствах мас­со­вой ин­фор­ма­ции. И не бо­ит­ся ли га­зе­та «День» по­те­рять этот про­цент рус­ско­языч­ных ре­ци­пи­ен­тов?

— У нас бы­ла осо­бая исто­рия с рус­ским язы­ком. «День» на­чи­нал­ся как укра­ин­ская га­зе­та, но я сра­зу за­хо­те­ла, что­бы из­да­ние бы­ло и на рус­ском язы­ке, по­то­му что точ­но ви­де­ла: нам нуж­но об­щать­ся с рус­ско­языч­ны­ми в Укра­ине, но еще боль­ше — экс­пор­ти­ро­вать. Я по­ни­маю эти стра­хи лю­дей, ко­то­рые пи­шут гнев­ные ком­мен­та­рии под рус­ско­языч­ны­ми по­ста­ми на га­зет­ном «Фейс­бу­ке». Наш язык столь­ко лет был в со­сто­я­нии Зо­луш­ки у злой Ма­че­хи. И ес­ли рус­ский все вре­мя «на ба­лы ез­дил», то наш по­сто­ян­но «ка­стрюли чи­стил». И это чув­ство оби­ды, ко­неч­но, нас не по­ки­да­ет. Но у нас мо­жет быть хо­ро­шая Ко­ро­ле­ва, ко­то­рая зна­ет укра­ин­ский, рус­ский, ан­глий­ский, поль­ский и ве­дет се­бя в ми­ре аб­со­лют­но по-ко­ро­лев­ски? Что же нам пу­гать­ся веч­но?

Дей­стви­тель­но, мы по­это­му име­ли и рус­скую, и ан­глий­скую вер­сию га­зе­ты. Сей­час вре­мен­но мы пре­кра­ти­ли вы­пуск ан­глий­ско­го еже­не­дель­ни­ка, на­де­ем­ся, что на­ла­дим в бу­ду­щем го­ду. Мы де­ла­ли ан­глий­скую вер­сию все го­ды и еще то­гда го­во­ри­ли: «Вся Укра­и­на учит ан­глий­ский!» Опять-та­ки — для об­ще­ния с ми­ром. По­то­му что ес­ли вам есть что до­не­сти, вы долж­ны об­щать­ся на всех язы­ках.

На­ша про­грам­ма в от­но­ше­нии к рус­ско­му язы­ку ос­но­вы­ва­лась еще и на том, что я точ­но зна­ла: та­кая по­ста­нов­ка во­про­са, как в га­зе­те «День», ин­те­рес­на ду­ма­ю­щим лю­дям Рос­сии. Опять-та­ки по­сто­ян­ная по­прав­ка: это бы­ло еще до Май­да­на и вой­ны. Но это при­нес­ло свои пло­ды в том, что, на­при­мер, я бы­ла пер­вым жур­на­ли­стом, ко­то­ро­го при­гла­си­ли на чат-кон­фе­рен­цию еще лет де­сять на­зад в Рос­сию. Я две неде­ли от­ве­ча­ла на их во­про­сы. И та­ким об­ра­зом уви­де­ла «тем­пе­ра­ту­ру», срез рос­сий­ско­го об­ще­ства. Это был ре­сурс ИноСМИ:ру, прав­да, вско­ре ре­дак­то­ра там сня­ли. Не знаю, име­ло ли это от­но­ше­ние к на­ше­му «ре­во­лю­ци­он­но­му» раз­го­во­ру.

Мы все вре­мя ис­ка­ли диа­ло­га с мыс­ля­щим рос­сий­ским об­ще­ством. Да­же об­ме­ни­ва­лись стра­ни­ца­ми с рос­сий­ской га­зе­той с ма­те­ри­а­ла­ми на те­му «Ка­кую Рос­сию мы лю­бим». Там все сра­зу вос­при­ня­ли эту идею с боль­шим эн­ту­зи­аз­мом, но по­том этот за­пал у них немно­го по­утих, по­то­му что мы на­пи­са­ли: мы лю­бим Рос­сию Ча­а­да­е­ва, Гер­це­на (кста­ти, мы бы­ли един­ствен­ной га­зе­той, ко­то­рая от­ме­ча­ла 200ле­тие Гер­це­на и по­свя­ти­ла ему круг­лый стол), Рос­сию Са­ха­ро­ва, ран­не­го, еще ла­гер­но­го Сол­же­ни­ци­на, Ша­ла­мо­ва. Мно­гих та­ких рос­си­ян, ко­то­рых са­ма Рос­сия не лю­бит. По­это­му, ко­неч­но, это име­ло та­кой ре­зо­нанс. А они нам в от­вет де­ла­ли ма­те­ри­а­лы, ка­кую же Укра­и­ну они лю­бят. И, ко­неч­но, они лю­бят Укра­и­ну не по­ли­ти­че­скую. А Укра­и­ну кра­си­вых де­ву­шек, вкус­ной еды, кра­си­вых пе­сен и жи­во­пис­ных пей­за­жей. То есть чи­сто эт­но­гра­фи­че­ский под­ход. Ко­неч­но, я сра­зу по­ни­ма­ла, что так и бу­дет. По­то­му что до сих пор (толь­ко те­перь кое у ко­го про­сы­па­ет­ся немнож­ко ви­де­нье) они не зна­ли Укра­и­ну, не по­ни­ма­ли, не ин­те­ре­со­ва­лись ею.

А мы зна­ли Рос­сию и изу­ча­ли ее, и я на­ста­и­ва­ла еще во Ль­во­ве ко­гда-то на том, что ну­жен Ин­сти­тут Рос­сии. Это бы­ло за­дол­го до всех дра­ма­ти­че­ских со­бы­тий. Нам нуж­но бы­ло знать ее глуб­же.

В на­шей га­зе­те был текст с на­зва­ни­ем «Чем мы мо­жем по­мочь Рос­сии?» Эта по­ста­нов­ка во­про­са то­гда вы­гля­де­ла во­об­ще шо­ки­ру­ю­ще, и из­вест­ный по­ли­то­лог Ли­лия Шев­цо­ва го­во­ри­ла мне: «Ла­ри­са, с этим во­про­сом ты мо­жешь об­ра­щать­ся в Москве толь­ко ко мне. И, мо­жет быть, еще ко­му-то в «Но­вой га­зе­те». Я счи­таю: Укра­и­на мо­жет по­мочь Рос­сии толь­ко стать со­бой. Мы долж­ны стать со­бой, «Бри­та­ни­ей сла­вян­ско­го ми­ра», это мис­сия Укра­и­ны. А Рос­сия долж­на стать кон­фе­де­ра­ци­ей по прин­ци­пу Со­еди­нен­ных Шта­тов. И за­быть о Ки­ев­ской Ру­си, об этом на­сле­дии, ко­то­рое они рей­дер­ски за­хва­ти­ли и ко­то­рое им на поль­зу не пошло. Они ре­аль­но отра­ви­лись на­шей ис­то­ри­ей. Един­ствен­ное, что их это все вре­мя по­буж­да­ло к дей­стви­ям, — они ви­де­ли в нас неже­ла­тель­но­го сви­де­те­ля. Они со­вер­ши­ли пре­ступ­ле­ние и ду­ма­ли, что уже нас за­ко­па­ли, осо­бен­но по­сле 1933 го­да, а ока­за­лось, что мы жи­вы. Но мы бы­ли неосмот­ри­тель­ны­ми: по­то­му что по­ка­за­ли, как жертва, не укре­пив­шись, че­ло­ве­ку с ма­ни­а­каль­ны­ми склон­но­стя­ми, что мы жи­вы. Кста­ти, я хо­ро­шо за­пом­ни­ла ин­тер­вью, ко­то­рое у нас бы­ло с ли­де­ром че­чен­ской диас­по­ры в Ки­е­ве. Еще за­дол­го до Май­да­нов он го­во­рил: «Будь­те осто­рож­ны с Рос­си­ей». Раз­гром­лен­ная Чеч­ня

по­чув­ство­ва­ла на се­бе все. По­это­му нуж­но бы­ло изу­чать Рос­сию, транс­пор­ти­ро­вать в нее свои смыс­лы, не ве­сти се­бя «от обо­ро­ны», вы­би­рать­ся из об­ра­за жерт­вы, за­си­де­лись уже. И учить мо­ло­дое об­ще­ство. Я вс­по­ми­наю 90-е го­ды, ко­гда ста­рые ла­гер­ни­ки воз­вра­ща­лись из ГУЛАГов, и они все из­лу­ча­ли тре­во­гу. По­то­му что вы­рва­лись из па­сти зве­ря. А об­ще­ство — не по­ни­ма­ло, жи­ло в дру­гом из­ме­ре­нии, не сра­бо­та­ли эти «то­ки».

На во­сто­ке лю­ди сто­ят гла­за в гла­за с вра­гом. А вся осталь­ная часть стра­ны это­го не чув­ству­ет, по­то­му что нет пра­виль­ной ком­му­ни­ка­ции.

На­ше по­ко­ле­ние долж­но из­ба­вить­ся от ком­плек­сов, ко­то­рые бы­ли по­рож­де­ны пост­ко­ло­ни­а­лиз­мом. И рос­си­яне, и все осталь­ные долж­ны чув­ство­вать, что Укра­и­на вы­бра­лась из это­го со­сто­я­ния. Но для это­го необ­хо­ди­мо ка­че­ство во всем. Про­фес­си­о­наль­ная под­го­тов­ка. Где вам не до­да­ют в ву­зах — до­би­рай­те са­мо­об­ра­зо­ва­ни­ем. Се­го­дня от­кры­то столь­ко воз­мож­но­стей для тех, кто не хо­чет на со­ци­аль­ное дно. На­до бо­роть­ся за каж­дый шанс.

Что­бы гра­мот­но об­ра­щать­ся с Рос­си­ей, нуж­но иметь очень боль­шую под­го­тов­ку и зна­ния. Нуж­ны но­вые стра­те­ги, ди­пло­ма­ты...

«НЕ ХО­ЧУ, ЧТО­БЫ МЫ БЫ­ЛИ НЕБЛАГОДАРНЫМИ»

Ксения МОСТЕПАН: — Ме­ня за­ин­те­ре­со­ва­ла кни­га «Ва­ші мерт­ві вибра­ли мене...». Ска­жи­те, по­жа­луй­ста, об­ща­лись ли вы с Джейм­сом Мей­сом и мо­же­те ли вы ска­зать, ка­ким че­ло­ве­ком он был и от­ра­зи­лись ли на его со­зна­нии те со­бы­тия Го­ло­до­мо­ра, о ко­то­рых он пи­сал?

— Ко­неч­но, ре­дак­тор об­ща­ет­ся с со­труд­ни­ка­ми и жур­на­ли­ста­ми га­зе­ты. Джеймс Мейс был ре­дак­то­ром ан­гло­языч­но­го вы­пус­ка. Кста­ти, я все­гда го­во­ри­ла, что сре­ди немно­гих от­ли­чий, ко­то­рые у ме­ня есть, — то, что Джеймс на­зы­вал ме­ня «сво­им бос­сом». Мы об­ща­лись все вре­мя как жур­на­лист и ре­дак­тор и как кол­ле­ги. Ко­неч­но, те­перь я жа­лею, мне ка­жет­ся, нуж­но бы­ло еще боль­ше об­щать­ся. Но ты ни­ко­гда не ду­ма­ешь, что че­ло­век мо­жет так ра­но уй­ти из жиз­ни. И, оче­вид­но, од­ной из при­чин это­го ста­ло то, что он очень глу­бо­ко пе­ре­жи­вал. Он — че­ло­век ин­тел­лек­ту­аль­ный и чув­стви­тель­ный. Ча­сто бы­ва­ет, что ин­тел­лек­ту­а­лы «су­хие». Лю­бят ин­фор­ма­цию, мир идей, но в них как буд­то не хва­та­ет ка­ко­го-то энер­ге­ти­че­ско­го за­па­са, что­бы про­сто быть теп­лы­ми. А Джеймс был очень че­ло­веч­ным и очень со­вест­ли­вым.

Для ме­ня он был очень важ­ным че­ло­ве­ком, по­то­му что в то­гдаш­ней жур­на­ли­сти­ке бы­ло ма­ло тех, ко­го бы я счи­та­ла сво­и­ми есте­ствен­ны­ми со­юз­ни­ка­ми. По раз­ным при­чи­нам. А Джеймс был впе­ре­ди все­го вы­здо­ров­ле­ния стра­ны. Я, кста­ти, все­гда очень ак­тив­но за­щи­щаю его от за­бве­ния. Бы­ва­ет, хо­ро­шие лю­ди объ­яв­ля­ют ка­кие-то ак­ции, но им по­че­му-то не хва­та­ет ду­шев­ной доброты, что­бы ска­зать, что пер­вым это сде­лал Джеймс. Я не знаю, по­че­му. Не хо­чу, что­бы мы бы­ли неблагодарными. Кста­ти, первую кни­гу о Джейм­се — — «День і віч­ність Джейм­са Мей­са» мы из­да­ли за га­зет­ные день­ги — жур­на­ли­сты ски­ну­лись то­гда. Это бы­ло та­кое со­сто­я­ние и вла­сти, и об­ще­ства.

Ко­гда объ­яв­ля­ют ак­цию «Свеча в окне» каж­дый год, я ду­маю: ну по­че­му не на­пи­сать, что это бы­ла идея Джейм­са Мей­са? Ведь я вс­по­ми­наю это его вы­ступ­ле­ние в пар­ла­мен­те, ко­гда ему да­ли мень­ше пя­ти ми­нут — в на­шем пар­ла­мен­те, где ред­ко услы­шишь (осо­бен­но то­гда) что-то по-на­сто­я­ще­му ми­ро­во­го зна­че­ния, та­ко­му че­ло­ве­ку, как Джеймс, не да­ли вы­сту­пить пол­но­цен­но! Он при­шел и под этим впе­чат­ле­ни­ем на­пи­сал ста­тью «Свеча в окне». О том, что бу­дет важ­но для по­ко­ле­ний на мно­го-мно­го лет. Уже сколь­ко стран ми­ра при­зна­ли Го­ло­до­мор ге­но­ци­дом. А ко­гда он на­чи­нал, все бы­ло ина­че. И на­до бы­ло иметь ко­лос­саль­ную си­лу во­ли — по­бе­дить тех всех нена­вист­ни­ков Укра­и­ны, укра­и­но­фо­бов и ру­со­фи­лов, ко­то­рые си­дят и до сих пор по раз­ным на­уч­ным цен­трам и ко­то­рые не хо­те­ли слы­шать прав­ду.

Этот че­ло­век на­до­рвал свое серд­це за нас. Я не знаю, как мо­жет ожи­вить об­ще­ство что-то, кро­ме та­кой прав­ды. Че­ло­век с дру­го­го кон­ца све­та при­е­хал от­дать жизнь за вас, и вы ле­ни­тесь по­ста­вить в про­грам­му его «По­весть о двух жур­на­ли­стах»? Для ме­ня это немыс­ли­мо. Но я объ­яс­няю это од­ним сло­вом: по­ст­ге­но­цид­ность. И мы уви­дим мар­ке­ры — что об­ще­ство здо­ро­во — ко­гда все бу­дет ина­че. Ко­гда лю­ди бу­дут бла­го­да­рить, ко­гда они бу­дут сво­бод­но это все де­лать — по зо­ву серд­ца.

Еще от­но­си­тель­но че­ло­ве­че­ских черт Джейм­са — у него бы­ло пре­крас­ное чув­ство юмо­ра, ко­то­рое, на­вер­ное, ему поз­во­ля­ло и на­шу жизнь вос­при­ни­мать так, как он вос­при­ни­мал. Он был не очень тре­бо­ва­тель­ным, но очень пря­мым и прин­ци­пи­аль­ным. И бы­ва­ло так, что ему его по­соль­ство ино­гда го­во­ри­ло быть осто­рож­нее, по­то­му что он кри­ти­ко­вал и сво­их пре­зи­ден­тов, а не толь­ко на­ших. Но Джеймс от­ве­чал: «Я ду­маю так и я это бу­ду го­во­рить». Этот при­мер — без из­лиш­не­го кон­фор­миз­ма, без из­бы­точ­ной то­ле­рант­но­сти. Мы по­том го­во­ри­ли: ну что ж, это про­сто че­ло­век сво­бод­но­го ми­ра. Пре­крас­ный об­ра­зец для срав­не­ния — как ве­дет се­бя сво­бод­ный че­ло­век из сво­бод­но­го ми­ра. И мы мог­ли под­тя­ги­вать­ся к его уров­ню. Или не под­тя­ги­вать­ся.

Еже­год­но вру­ча­ет­ся пре­мия име­ни Джейм­са Мей­са за граж­дан­скую по­зи­цию в жур­на­ли­сти­ке, пуб­ли­ци­сти­ке. Бла­го­да­ря это­му «при­рос­ло» немнож­ко боль­ше лю­дей, ко­то­рые по­ни­ма­ют, что го­во­рят, что пи­шут и по­че­му. Это боль­шое до­сти­же­ние.

«ЧТО­БЫ МЫ «СОЗРЕЛИ», НАМ НУЖ­НО ОЧЕНЬ МНО­ГО СЕ­РЬЕЗ­НЫХ РАЗ­ГО­ВО­РОВ И СЕ­РЬЕЗ­НЫЕ ЖУР­НА­ЛИ­СТЫ»

Д.Ш.: — По ва­ше­му мне­нию, ка­ким яв­ля­ет­ся об­раз со­вре­мен­но­го укра­ин­ца в гла­зах ев­ро­пей­ца?

— У раз­ных ев­ро­пей­цев раз­ное ви­де­нье. Ду­маю, мно­гие про­дви­ну­тые по­ни­ма­ют труд­но­сти, с ко­то­ры­ми столк­ну­лась Укра­и­на в пе­ри­од вос­ста­нов­ле­ния сво­ей неза­ви­си­мо­сти. В свя­зи с этим до­ста­точ­но вспом­нить та­кой сю­жет. Впе­чат­ле­ние боль­шо­го со­бы­тия, по­во­ро­та в жиз­ни укра­ин­цев на ме­ня про­из­вел при­езд Мар­га­рет Тэт­чер. Это бы­ло еще до ре­фе­рен­ду­ма о неза­ви­си­мо­сти. Вы­сту­пая в Вер­хов­ной Ра­де то­гда еще УССР, она ска­за­ла: «Ну что ж, вы вы­бра­ли свой путь. Иди­те, но вы долж­ны пом­нить, что от­ныне вы бу­де­те от­вет­ствен­ны са­ми за се­бя. А это то — че­го у вас так дол­го не бы­ло». Важ­но, что­бы вы эту фра­зу то­же внут­ренне про­го­во­ри­ли — по­ду­май­те, что она ска­за­ла, и услы­ша­ли ли ее. И как раз по­след­ствия этой неуслы­шан­но­сти мы и на­блю­да­ем.

По­то­му что взять от­вет­ствен­ность на се­бя — это зна­чит не инерт­но ждать и ду­мать, что вы­бе­рем ко­го-то и пусть он нам даст. Нет. Пер­вые го­ды по­сле вос­ста­нов­ле­ния неза­ви­си­мо­сти бы­ли очень фа­таль­но обо­зна­че­ны ис­ка­же­ни­ем об­ще­ства, ко­то­рое вы­рос­ло по боль­шей ча­сти уже без па­мя­ти о част­ной соб­ствен­но­сти, об ин­ди­ви­ду­аль­ных сво­бо­дах, об от­вет­ствен­но­сти, свя­зан­ной с соб­ствен­но­стью. И по­сле то­го как раз­ва­лил­ся Со­юз на­род еще раз «обо­дра­ли». Вме­сто то­го что­бы «раз­го­су­дар­ствлять» лю­дей, дать им соб­ствен­ность, а с соб­ствен­но­стью — от­вет­ствен­ность. По­это­му при­чи­ны все — в ис­ка­жен­ной фор­ме соб­ствен­но­сти.

Я ча­сто по­вто­ряю вы­ска­зы­ва­ние из­вест­но­го эко­но­ми­ста Вла­ди­ми­ра Ла­но­во­го: с 1991-го по 1994-й в Укра­ине бы­ло ре­аль­ное воз­рож­де­ние, а с 1994-го на­ча­лась контр­ре­во­лю­ция. И все Май­да­ны не при­ве­ли к из­ме­не­нию там — в «ма­шин­ном от­де­ле­нии». По­то­му что толь­ко от­но­ше­ния соб­ствен­но­сти, сво­бод­но­го до­сту­па к ре­сур­сам для граж­дан — да­дут воз­мож­ность им раз­ви­вать­ся, обо­га­щать­ся, иметь на­ря­ду с этим твер­дые за­ко­ны и от­вет­ствен­ность.

Но граж­дане долж­ны со­здать та­кие усло­вия. Ес­ли мы вос­при­ни­ма­ем Май­дан как фе­сти­валь, вто­рой, к со­жа­ле­нию, уже с кро­вью. Ес­ли мы по­сле Май­да­нов и до Май­да­нов не вы­хо­дим с чет­ки­ми по­ли­ти­че­ски­ми тре­бо­ва­ни­я­ми и с ре­аль­ны­ми пар­ти­я­ми, то мы еще не «созрели». Но для то­го, что­бы мы созрели, нам нуж­но очень мно­го се­рьез­ных раз­го­во­ров и се­рьез­ные жур­на­ли­сты. По­нят­ное де­ло, нуж­ны ре­сур­сы. Но ино­гда бы­ва­ют мо­мен­ты, ко­гда уже не ре­сур­сы иг­ра­ют опре­де­ля­ю­щую роль, а про­сто «идея, вре­мя ко­то­рой при­шло». Ко­гда бу­дет боль­ше в лю­дях по­ни­ма­ния.

Нуж­но ме­нять под­хо­ды. И са­мим ме­нять­ся. И то­гда бу­дет надежный вы­ход на но­вые уров­ни. Ду­маю, что имен­но та сре­да, ко­то­рую вы се­го­дня ви­ди­те, «бро­дит». Мы недав­но в этом же за­ле го­во­ри­ли с тре­мя пре­крас­ны­ми со­вре­мен­ны­ми фи­ло­со­фа­ми (см. ма­те­ри­ал «Три «эта­жа» ин­те­ре­са к фи­ло­со­фии...» в «Дне» №№ 218-219 от 30 но­яб­ря. — Ред.). Зна­ли ли вы, что День фи­ло­со­фии в этом го­ду был озна­ме­но­ван боль­шим ко­ли­че­ством фи­ло­соф­ских стар­та­пов? То есть ес­ли лю­ди не чи­та­ют га­зе­ту «День», они раз­ве что мо­гут по­бро­дить по раз­ным фи­ло­соф­ским сай­там, но ну­жен кон­со­ли­ди­ро­ван­ный ре­сурс, что­бы об­ще­ство име­ло пред­став­ле­ние о се­бе. А я при­шла на этот кон- курс фи­ло­соф­ских стар­та­пов — и бы­ла то­же удив­ле­на. В од­ном по­ме­ще­нии та­кое ко­ли­че­ство ум­ных лю­дей, ко­то­рые по­ни­ма­ют друг дру­га и го­во­рят на од­ном «язы­ке», — это очень ин­те­рес­ная сре­да. И та­ких в стране есть опре­де­лен­ное ко­ли­че­ство. Зна­чит, си­ту­а­ция зре­ет. Нуж­ны вре­мя и уси­лия.

ВПЕ­ЧАТ­ЛЕ­НИЯ СТУ­ДЕН­ТОВ «ТА­КИЕ РЕ­ДАК­ТО­РЫ ЯВ­ЛЯ­ЮТ­СЯ ДВИГАТЕЛЯМИ УКРА­ИН­СКОЙ ЖУР­НА­ЛИ­СТИ­КИ»

Вик­то­рия ДЕНИСЮК: — Се­го­дня я по­бы­ва­ла в ре­дак­ции га­зе­ты «День». Впе­чат­ле­ния не­ве­ро­ят­ные, ведь я впер­вые по­се­ти­ла та­кую ор­га­ни­за­цию. С на­ми об­ща­лась Ла­ри­са Ившина — глав­ный ре­дак­тор это­го из­да­ния. Она с ра­до­стью от­ве­ча­ла на на­ши во­про­сы, а мы с боль­шим ин­те­ре­сом слу­ша­ли ее мыс­ли о ны­неш­нем со­сто­я­нии жур­на­ли­сти­ки в Укра­ине, вос­по­ми­на­ния о ра­бо­те с фи­ло­со­фа­ми, ре­дак­то­ра­ми и мно­ги­ми дру­ги­ми об­ра­зо­ван­ны­ми людь­ми. Нам уда­лось услы­шать от Ла­ри­сы Алек­се­ев­ны муд­рые афо­риз­мы.

Как по мне, та­кие ре­дак­то­ры, как Ла­ри­са Алек­се­ев­на, яв­ля­ют­ся двигателями укра­ин­ской жур­на­ли­сти­ки, так как у нее есть свой взгляд на те ве­щи, ко­то­рые мы мог­ли рань­ше счи­тать не та­ки­ми важ­ны­ми. На­ша на­ция за­бы­ла, что та­кое на­ци­о­наль­ное со­зна­ние, трез­вый взгляд на на­сто­я­щее со­сто­я­ние стра­ны и на­сколь­ко важ­но то, как каж­дый из нас вос­при­ни­ма­ет ин­фор­ма­цию, ко­то­рая есть вез­де и ко­то­рая все-та­ки вли­я­ет на на­ше ми­ро­воз­зре­ние.

Ре­дак­ция га­зе­ты «День» и, в част­но­сти, Ла­ри­са Алек­се­ев­на име­ют вдох­но­ве­ние и же­ла­ние ме­нять укра­ин­скую на­цию, что­бы она ста­ла дей­стви­тель­но неза­ви­си­мой, а ее ми­ро­воз­зре­ние не ме­ня­лось под нега­тив­ным вли­я­ни­ем ко­го-ли­бо — вра­га или «дру­га».

«ОЧЕНЬ НУЖ­НАЯ ДЛЯ СТУДЕНТОВЖУРНАЛИСТОВ ВСТРЕ­ЧА»

Да­рья ШЕРСТЮК: — Встре­ча с Ла­ри­сой Алек­се­ев­ной Ив­ши­ной — од­но из наи­бо­лее ин­те­рес­ных со­бы­тий на­ше­го фа­куль­те­та. Она бы­ла дей­стви­тель­но ин­те­рес­ной, ин­фор­ма­тив­ной и очень нуж­ной для сту­ден­тов-жур­на­ли­стов. Это не бы­ла фор­маль­ная встре­ча, где сту­ден­ты слу­ша­ли, а па­ни Ившина рас­ска­зы­ва­ла су­хие фак­ты о сво­ем издании. Это бы­ла на­сто­я­щая пресс-кон­фе­рен­ция, где мы смог­ли по­чув­ство­вать се­бя опыт­ны­ми жур­на­ли­ста­ми.

Важ­ным ас­пек­том встре­чи бы­ло то, что Ла­ри­са Ившина — не про­сто глав­ный ре­дак­тор га­зе­ты. Она че­ло­век ши­ро­ко­го ми­ро­воз­зре­ния, со сво­ей по­зи­ци­ей и взгля­да­ми на жизнь. Это неза­у­ряд­ная лич­ность, с ко­то­рой есть о чем по­го­во­рить. По­это­му об­ще­ние с па­ни Ив­ши­ной бы­ло не толь­ко на­прав­ле­но на по­лу­че­ние про­фес­си­о­наль­ных зна­ний и на­вы­ков, но и на об­суж­де­ние про­блем, вол­ну­ю­щих со­вре­мен­ное об­ще­ство и важ­ных для нас.

«ТА­КИЕ ЛЮ­ДИ ОЧЕНЬ МОТИВИРУЮТ»

Ма­ри­на МАШКО: — Я впер­вые по­бы­ва­ла на та­кой встре­че, и мне очень понравилось. Бы­ло очень ин­те­рес­но по­слу­шать раз­мыш­ле­ния ре­дак­то­ра о жур­на­ли­сти­ке, услы­шать фраг­мен­ты ис­то­рии, ко­то­рые до сих пор мне бы­ли не из­вест­ны, на­блю­дать за ее от­но­ше­ни­ем к сво­ей ра­бо­те. В гла­зах Ла­ри­сы Алек­се­ев­ны бы­ли «ис­кор­ки», она вос­тор­жен­но и вдох­но­вен­но от­ве­ча­ла на во­про­сы. Оче­вид­но, что она лю­бит свою ра­бо­ту.

Хо­те­лось бы и в даль­ней­шем по­се­щать по­доб­ные встре­чи, ведь та­кие лю­ди, с бо­га­тым жиз­нен­ным опы­том в сфе­ре жур­на­ли­сти­ки, очень мотивируют нас — бу­ду­щих жур­на­ли­стов.

«День» — ЭТО НЕОБ­ХО­ДИ­МЫЙ ТОЛ­ЧОК НА­ШЕЙ СТРА­НЫ К САМОСТОЯТЕЛЬНОМУ РАЗ­ВИ­ТИЮ»

Ксения МОСТЕПАН: — Встре­ча с Ла­ри­сой Ив­ши­ной про­из­ве­ла на ме­ня чрезвычайное впе­чат­ле­ние. Мне бы­ло очень ин­те­рес­но по­зна­ко­мить­ся с ней не толь­ко как с глав­ным ре­дак­то­ром га­зе­ты «День», но и как с жен­щи­ной и граж­дан­кой Укра­и­ны. Я уве­ре­на, что сло­ва Ла­ри­сы Ив­ши­ной от­пе­ча­та­лись в со­зна­нии тех лю­дей, ко­то­рые со­бра­лись в кон­фе­ренц-за­ле. Пред­чув­ствую, что те сту­ден­ты, ко­то­рые, за­та­ив ды­ха­ние, слу­ша­ли ре­дак­то­ра, по-но­во­му по­смот­рят на ис­то­рию на­шей стра­ны и ми­ра и с эн­ту­зи­аз­мом бу­дут изу­чать ее. Я так­же ду­маю, что те де­вуш­ки и юн­ши, ко­то­рые меч­та­ют стать жур­на­ли­ста­ми, во вре­мя этой встре­чи об­ре­ли твор­че­ское вдох­но­ве­ние. Я лич­но по­ня­ла очень важ­ную вещь: га­зе­та «День» — это не про­сто из­да­ние вы­со­ко­го ка­че­ства. Это необ­хо­ди­мый тол­чок на­шей стра­ны к самостоятельному раз­ви­тию.

«ЕЕ ХО­ЧЕТ­СЯ СЛУ­ШАТЬ И УЧИТЬ­СЯ У НЕЕ»

Ан­же­ли­ка СИРЕНКО: — Ла­ри­са Ившина по­ра­зи­ла ме­ня сво­ей про­сто­той, с од­ной сто­ро­ны, и глу­би­ной — с дру­гой. Ее хо­чет­ся слу­шать и учить­ся у нее. У Ла­ри­сы Ив­ши­ной нет вы­со­ко­ме­рия по от­но­ше­нию к сво­им чи­та­те­лям и сту­ден­там, не име­ю­щим опы­та.

«БОЛЬ­ШОЙ ТОЛ­ЧОК И ЭНЕР­ГЕ­ТИ­ЧЕ­СКИЙ ПО­СЫЛ К СА­МО­РАЗ­ВИ­ТИЮ»

Ок­са­на ЖМУТ: — Ла­ри­са Ившина яв­ля­ет­ся че­ло­ве­ком ши­ро­ких взгля­дов. Встре­ча с ней — это боль­шой тол­чок и энер­ге­ти­че­ский по­сыл к са­мо­раз­ви­тию, са­мо­со­вер­шен­ство­ва­нию и по­ис­ку той ин­фор­ма­ции, ко­то­рая ста­нет для те­бя но­вой сту­пень­кой. Жур­на­ли­сти­ка, как по мне, — это та про­фес­сия, где необ­хо­ди­мо учить­ся по­сто­ян­но. У ме­ня та­кое ощу­ще­ние, что се­го­дня я просну­лась от буд­нич­ных хло­пот и по­чув­ство­ва­ла смысл этой про­фес­сии. Я по­ня­ла, что в стране есть сверхваж­ные про­бле­мы, о ко­то­рых нель­зя за­бы­вать, а на­обо­рот, на­до по­сто­ян­но на­по­ми­нать об­ще­ству и до­но­сить до него смыс­лы. От это­го за­ви­сит на­ше бу­ду­щее и бу­ду­щее на­шей стра­ны. Под­го­то­ви­ли Оль­га ХАРЧЕНКО, Вла­ди­сла­ва ШЕВЧЕНКО, Ва­лен­тин ТОРБА, «День», фо­то Русла­на КАНЮКИ, «День»

Ла­ри­са ИВШИНА: Взять от­вет­ствен­ность на се­бя — это зна­чит не инерт­но ждать и ду­мать, что вы­бе­рем ко­го- то и пусть он нам даст. Нет. Пер­вые го­ды по­сле вос­ста­нов­ле­ния неза­ви­си­мо­сти бы­ли очень фа­таль­но обо­зна­че­ны ис­ка­же­ни­ем об­ще­ства, ко­то­рое вы­рос­ло по боль­шей ча­сти уже без па­мя­ти о част­ной соб­ствен­но­сти, об ин­ди­ви­ду­аль­ных сво­бо­дах, об от­вет­ствен­но­сти, свя­зан­ной с соб­ствен­но­стью. И по­сле то­го как раз­ва­лил­ся Со­юз на­род еще раз « обо­дра­ли » . Вме­сто то­го что­бы « раз­го­су­дар­ствлять » лю­дей, дать им соб­ствен­ность, а с соб­ствен­но­стью — от­вет­ствен­ность. По­это­му при­чи­ны все — в ис­ка­жен­ной фор­ме соб­ствен­но­сти

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.