Взгляд сквозь ве­ка

Кни­га об ис­то­ри­че­ском пу­ти Укра­и­ныи Бол­га­рии, из­дан­ная в биб­лио­те­ке «Дня» два го­да на­зад, сей­ча­се­ще ак­ту­аль­нее

Den (Russian) - - Nb! -

Ис­то­рия мно­го­мер­на. Так же, как и язык. Клю­че­вое сло­во в на­зва­нии кни­ги «Се­ст­ра моя, Со­фія», вы­пу­щен­ной в се­рии «Би­б­лио­те­ка­га­зе­ты «День» в 2016 го­ду, — это, бес­спор­но,«Со­фия». Но, воз­мож­но, толь­ко тот, кто вни­ма­тель­но, вдум­чи­во про­чи­та­ет этот труд, по­чув­ству­ет, ка­ким мно­го­гран­ным, фи­ло­соф­ским и ис­то­ри­че­ски на­сы­щен­ным яв­ля­ет­ся это сло­во.

Ведь Со­фия — это, во-пер­вых, сто­ли­ца Бол­га­рии, стра­ны, уди­ви­тель­но близ­кой нам и, к со­жа­ле­нию,еще до сих пор недо­ста­точ­но из­вест­ной. Впро­чем,в дан­ном слу­чае кни­га «Дня» да­ла та­ки нема­ло ин­тел­лек­ту­аль­но­го «све­та», для это­го, соб­ствен­но, и ра­бо­та­ли ав­тор идеи, глав­ный­ре­дак­тор на­шей га­зе­ты Ла­ри­са Ившина, со­та­ви­те­ли, ав­то­ры ста­тей — цель до­стиг­ну­та.

Во-вто­рых, Со­фия — это­глав­ный­хри­сти­ан­ский храм Древ­ней Ру­си, па­мят­ник ми­ро­во­го зна­че­ния, по­доб­но гре­че­ско­му Пар­фе­но­ну или рим­ско­му Ко­ли­зею, ум­ная Ой­ку­ме­на сре­ди «внеш­не­го ха­о­са» степ­но­го Оке­а­на, ко­то­рый со всех сто­рон окру­жал Русь-Укра­и­ну в IХХIII в. (это — мнение вы­да­ю­ще­го­ся уче­но­го-фи­ло­со­фа Сер­гея Крым­ско­го, его ста­тья «Эф­фект вы­со­ко­го неба» яв­ля­ет­ся на­сто­я­щим укра­ше­ни­ем кни­ги). Со­фий­ский со­бор — это транс­ля­тор ан­тич­ной тра­ди­ции, во­об­ще куль­ту­ры в Во­сточ­ную Ев­ро­пу, Древ­нюю Укра­и­ну в первую оче­редь. И — ес­ли об­ра­тить­ся к «жи­во­тре­пе­щу­щей» со­вре­мен­но­сти — труд­но на­звать ина­че, неже­ли по­зо­ром, тот факт, что и до­ныне под сте­на­ми са­краль­но­го про­стран­ства Со­фии Ки­ев­ской про­во­дят­ся из го­да в год все­воз­мож­ные «тор­жи­ща» и низ­ко­проб­ные раз­вле­ка­тель­ные дей­ства. Речь не толь­ко о фи­зи­че­ском вре­де сте­нам Со­фии — не мень­ше вред куль­тур­ный, ду­хов­ный. «День» пи­сал об этом де­сят­ки раз.

И на­ко­нец, Со­фия — это муд­рость (выс­шая муд­рость, ко­то­рая в бы­тии, в ве­щах, в от­ли­чие от «Ло­госа», муд­ро­сти, ко­то­рая в го­ло­ве, — под­чер­ки­вал Сер­гей Крым­ский). И, воз­мож­но, имен­но эта муд­рость в со­че­та­нии, бе­з­услов­но, с си­лой ду­ха, до­сто­ин­ством, чув­ством на­ци­о­наль­ной идентичности да­ла си­лу и бол­га­рам, и укра­ин­цам на про­тя­же­нии мно­гих ве­ков неве­ро­ят­но же­сто­кой ис­то­рии, слов­но пти­ца Фе­никс (бол­га­ры — три­жды, укра­ин­цы — пять раз), бук­валь­но воз­рож­дать­ся из пеп­ла. «Се­ст­ра моя, Со­фія» — и об этом.

Кстати, а по­че­му Со­фия — «се­ст­ра»? Глав­ный ре­дак­тор «Дня» так объ­яс­ня­ет этот необыч­ный и ем­кий об­раз: «Ис­то­рия Укра­и­ны и Бол­га­рии — слов­но ис­то­рия двух се­стер, раз­лу­чен­ных в ран­нем дет­стве. Ко­то­рые рос­ли впо­след­ствии в раз­ных «се­мьях». Вме­сто то­го, что­бы нам с Бол­га­ри­ей смот­реть друг на дру­га и изу­чать, мы очень дол­го смот­ре­ли на Моск­ву. На ту, ко­то­рая и хо­те­ла нас раз­де­лить...Всмат­ри­ва­лись в эту «чер­ную ды­ру» ци­ви­ли­за­ции, а чер­ные ды­ры, как из­вест­но, спо­соб­ны за­тя­ги­вать».

Те­перь уже не за­тя­нет. Ни­ко­гда. Ни Укра­и­ну, ни Бол­га­рию — стра­ну ха­на Ас­па­ру­ха, Ки­рил­ла и Ме­фо­дия, Кли­мен­та Охрид­ско­го, зем­лю, без мощ­но­го со­дей­ствия ко­то­рой к нам не при­шло бы пра­во­слав­ное хри­сти­ан­ство, в це­лом — хри­сти­ан­ская гу­ма­ни­сти­че­ская куль­ту­ра. Кни­гу «Се­ст­ра моя, Со­фія» сто­ит чи­тать хо­тя бы ра­ди то­го, что­бы опять об­ре­сти основание для столь нуж­но­го нын­че ис­то­ри­че­ско­го оп­ти­миз­ма. И глуб­же по­нять, ка­кой имен­но на­род непре­одо­лим.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.