Аль­фа и оме­га го­су­дар­ствен­ни­че­ско­го под­хо­да

Долж­на ли укра­ин­ская власть быть страш­ной для вра­гов Укра­и­ны?

Den (Russian) - - Подробиці - Сер­гей ГРАБОВСКИЙ

Сте­пан Бан­де­ра, 110-ле­тие со дня рож­де­ния ко­то­ро­го от­ме­ча­лось 1 ян­ва­ря, — ис­то­ри­че­ский де­я­тель, бе­з­услов­но, про­ти­во­ре­чи­вый. В то же вре­мя — и один из ис­то­ри­че­ски опре­де­лен­ных ге­ро­и­че­ских сим­во­лов Укра­и­ны. Чтобы пол­но­стью разо­брать­ся в его иде­ях и дей­стви­ях, чтобы оце­нить их с по­зи­ции как кон­крет­но со­бы­тий­ной, так и все­об­щей прав­ды, ис­то­ри­кам, опре­де­лен­но, по­на­до­бят­ся еще нема­ло уси­лий. И не толь­ко ис­то­ри­кам как та­ко­вым, но и фи­ло­со­фам, со­цио­ло­гам и на­ро­до­ве­дам. Но это непро­стой и дол­гий труд. Здесь же я поз­во­лю се­бе при­влечь вни­ма­ние лишь к од­ной мак­си­ме, вы­ра­жен­ной про­вод­ни­ком ОУН. В аутен­тич­ном ви­де она сфор­му­ли­ро­ва­на так: «На­ша власть бу­дет страш­ной для на­ших вра­гов».

Я не слу­чай­но на­пи­сал об аутен­тич­ном ви­де. Так как фаль­си­фи­ка­то­ры ис­то­рии укра­ин­ско­го осво­бо­ди­тель­но­го дви­же­ния — от пе­чаль­но­из­вест­но­го Оле­ся Бу­зи­ны к яко­бы вме­ня­е­мо­го мос­ков­ско­го ис­сле­до­ва­те­ля Мар­ка Со­ло­ни­на — об­ры­ва­ли это пред­ло­же­ние, тем са­мым в корне ме­няя его со­дер­жа­ние: «На­ша власть бу­дет страш­ной...» И на ос­но­ва­нии этой сфаль­си­фи­ци­ро­ван­ной фор­му­лы де­ла­ли да­ле­ко­и­ду­щие вы­во­ды, по­нят­ное де­ло, не в ин­те­ре­сах бор­цов за неза­ви­си­мость и сво­бо­ду Укра­и­ны.

Но и в сво­ем неуре­зан­ном ви­де эта мак­си­ма Бан­де­ры вы­зы­ва­ет ре­ши­тель­ное непри­я­тие со сто­ро­ны опре­де­лен­ной ча­сти ин­тел­лек­ту­аль­но­го со­об­ще­ства. Кое-кто из них утвер­жда­ет, что она, мол, в свое вре­мя на­тво­ри­ла мно­го бе­ды на «кро­ва­вых зем­лях» быв­шей вто­рой Ре­чи Пос­по­ли­той в 19391954 го­дах, где все во­е­ва­ли со все­ми. По­то­му что во­пло­ще­ние этой мак­си­мы в усло­ви­ях, ко­гда так лег­ко мож­но бы­ло по­пасть в чис­ло вра­гов тех, кто счи­тал се­бя яры­ми пат­ри­о­та­ми и но­си­те­ля­ми ис­ти­ны в по­след­ней ин­стан­ции, при­ве­ло в кон­це кон­цов к же­сто­ким кон­флик­там да­же меж­ду недав­ни­ми еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми, то есть раз­ны­ми груп­па­ми ОУН, не го­во­ря уже о дру­гих укра­ин­ских по­ли­ти­че­ских си­лах. А кое-кто со­гла­сен, что во вре­ме­на, ко­гда в же­сто­ких про­ти­во­сто­я­ни­ях со­шлись то­та­ли­тар­ные и ав­то­ри­тар­ные си­лы Ев­ро­пы, про­сто не бы­ло дру­го­го вы­хо­да, кро­ме как сде­лать свою власть, пусть и под­поль­ную, бес­по­щад­ной к вра­гам Укра­и­ны, од­на­ко в настоящий момент вре­мя прин­ци­пи­аль­но дру­гое. Гу­ма­низм, по край­ней ме­ре в Ев­ро­пе и неко­то­рых дру­гих ре­ги­о­нах ми­ра, за­во­е­вал по­зи­ции, ко­то­рых ни­ко­гда не имел до это­го. В ста го­су­дар­ствах пол­но­стью от­ме­не­на смерт­ная казнь, еще в пол­сотне она оста­лась в за­ко­но­да­тель­стве, од­на­ко не при­ме­ня­ет­ся свы­ше де­ся­ти лет, ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ла то­ле­рант­ность к дру­гим ре­ли­ги­ям и си­сте­мам цен­но­стей, к мень­шин­ствам раз­но­го ро­да; сво­бод­ная кон­ку­рен­ция пар­тий с су­ще­ствен­но от­лич­ны­ми идео­ло­ги­я­ми на вы­бо­рах яв­ля­ет­ся ес­ли не нор­мой, то иде­а­лом по­чти во всех стра­нах — и так да­лее, и то­му по­доб­ное. Да­же с са­мы­ми сви­ре­пы­ми вра­га­ми, в том чис­ле с тер­ро­ри­ста­ми в слу­чае их по­па­да­ния в плен на по­ле боя, в Ев­ро­пе при­ня­то ве­сти се­бя мак­си­маль­но гу­ман­но и с со­блю­де­ни­ем всех юри­ди­че­ских про­це­дур. А сле­до­ва­тель­но, де­ла­ет­ся вы­вод, что укра­ин­ская власть не мо­жет ру­ко­вод­ство­вать­ся мак­си­мой Бан­де­ры; неслу­чай­но Мин­ские со­гла­ше­ния тре­бу­ют от Укра­и­ны ам­ни­сти­ро­вать про­рос­сий­ских бо­е­ви­ков на Дон­бас­се, вклю­чить их как пол­но­прав­ных граж­дан в по­ли­ти­че­ские про­цес­сы, вклю­чая из­би­ра­тель­ные, и предо­ста­вить ши­ро­кое са­мо­управ­ле­ние (де-фа­кто — на кон­фе­де­ра­тив­ных прин­ци­пах) тем ре­ги­о­нам, ко­то­рые ока­за­лись в ру­ках рос­сий­ских ок­ку­пан­тов и их ма­ри­о­не­ток. Не за­пу­ги­вать, не ка­рать, а про­щать и по­ощ­рять — вот мак­си­ма на­сто­я­ще­го.

Су­ще­ству­ет ли ре­аль­ная поч­ва под все­ми эти­ми за­ме­ча­ни­я­ми? Да, су­ще­ству­ет. И от­но­си­тель­но со­бы­тий 1939-1954 го­дов, и от­но­си­тель­но на­сто­я­ще­го. Но су­ще­ству­ет поч­ва и под об­рат­ны­ми под­хо­да­ми к са­кра­мен­таль­ной про­бле­ме «страш­ной для вра­гов вла­сти» — не толь­ко в укра­ин­ском, но и в ев­ро­пей­ском и ми­ро­вом из­ме­ре­ни­ях. Мож­но при­ве­сти нема­ло при­ме­ров то­го, как снис­хо­ди­тель­ность и при­ми­ре­ние по от­но­ше­нию к то­та­ли­тар­ным си­лам име­ли по­след­стви­я­ми мас­штаб­ные на­ци­о­наль­ные и гео­по­ли­ти­че­ские ка­та­стро­фы на про­тя­же­нии про­шлых ста лет. В кон­це кон­цов, Вто­рая ми­ро­вая вой­на ста­ла ре­зуль­та­том «по­ли­ти­ки уми­ро­тво­ре­ния» не толь­ко Гит­ле­ра, но и Ста­ли­на. Оба крас­но­зна­мен­ных то­та­ли­тар­ных ре­жи­ма, воз­глав­ля­е­мых эти­ми во­ждя­ми, от­кро­вен­но хо­те­ли ми­ро­во­го гос­под­ства и уни­что­же­ния де­мо­кра­тии как та­ко­вой, од­на­ко с ни­ми и их за­ру­беж­ной аген­ту­рой власть пре­дер­жа­щие «нор­маль­ных» го­су­дарств слиш­ком дол­го за­иг­ры­ва­ли, чтобы это не име­ло ужа­са­ю­щих гло­баль­ных по­след­ствий. А мож­но ли на­звать нор­маль­ной по­ли­ти­ку ЕС, ко­то­рая про­во­ди­лась в про­шлые го­ды и ча­стич­но про­во­дит­ся и в настоящий момент в от­но­ше­нии ра­ди­каль­но­го ис­ла­миз­ма (соб­ствен­но, ис­ла­мист­ской раз­но­вид­но­сти от­кро­вен­но тер­ро­ри­сти­че­ско­го нео­фа­шиз­ма)? Из­вест­но, ска­жем, что во Фран­ции столь­ко-то ты­сяч бо­е­ви­ков-ис­ла­ми­стов вер­ну­лись с Ближ­не­го Во­сто­ка, в Гер­ма­нии — столь­ко­то ты­сяч, в Бель­гии — еще несколь­ко со­тен и так да­лее. А по­че­му им да­ют воз­вра­щать­ся, этим про­фес­си­о­наль­ным убий­цам, этим идей­ным про­тив­ни­кам ев­ро­пей­ской ци­ви­ли­за­ции в «род­ные» (но нена­вист­ные им) стра­ны «под при­смотр по­ли­ции»? Хо­ро­шо, смерт­ная казнь от­ме­не­на, и это ре­зон­но, од­на­ко раз­ве пре­ступ­ле­ния про­тив че­ло­ве­че­ства и че­ло­веч­но­сти долж­ны оста­вать­ся без­на­ка­зан­ны­ми? В кон­це кон­цов, су­ще­ству­ет та­кой ин­стру­мент за­щи­ты де­мо­кра­тии, как филь­тра­ци­он­ные ла­ге­ря, ко­то­рые поз­во­ля­ют тща­тель­ным об­ра­зом се­па­ри­ро­вать по­тен­ци­аль­но ан­ти­го­су­дар­ствен­ные эле­мен­ты. Нет, поз­во­ля­ют воз­вра­щать­ся, не ли­ша­ют граж­дан­ства стран ЕС (хо­тя эти пер­со­на­жи уже вполне доб­ро­воль­но от него от­ка­за­лись, при­сяг­нув «Ис­лам­ско­му го­су­дар­ству» или дру­гим тер­ро­ри­сти­че­ским фор­ми­ро­ва­ни­ям та­ко­го ро­да) и неред­ко фак­ти­че­ски поз­во­ля­ют го­то­вить тер­ак­ты уже внут­ри Ев­ро­со­ю­за. Это гу­ма­низм или его ан­ти­под, ес­ли речь идет о мил­ли­о­нах по­тен­ци­аль­ных жертв та­ко­го тер­ро­ра и о предот­вра­ще­нии (хо­тя бы и пу­тем вну­ше­ния стра­ха) вер­бов­ки но­вых адеп­тов ра­ди­каль­но­го ис­ла­миз­ма? И это толь­ко один при­мер.

Что ка­са­ет­ся ны­неш­ней Укра­и­ны, ко­то­рая вы­нуж­де­на про­ти­во­сто­ять неото­та­ли­тар­ной Рос­сии и ее мно­го­чис­лен­ной внеш­ней аген­ту­ре, то власть все-та­ки долж­на быть страш­ной к вра­гам. Ес­ли «пя­тая ко­лон­на» не бу­дет бо­ять­ся ее, ес­ли про­рос­сий­ские тер­ро­ри­сты бу­дут на­де­ять­ся на без­на­ка­зан­ность и ам­ни­стию, то Укра­ин­ское го­су­дар­ство па­дет. Хо­тя, мо­жет, его об­лом­ки и оста­нут­ся но­ми­наль­но неза­ви­си­мы­ми. При этом су­ще­ству­ет клю­че­вое «но»: власть долж­на быть страш­ной не к сво­им пер­со­наль­ным вра­гам, а к вра­гам Укра­и­ны как го­су­дар­ства и стра­ны. Это — аль­фа и оме­га дей­стви­тель­но го­су­дар­ствен­ни­че­ско­го под­хо­да в усло­ви­ях ны­неш­ней вой­ны. Что в то же вре­мя не за­кры­ва­ет воз­мож­ность для хо­тя бы ча­сти этих вра­гов стать на путь ис­крен­не­го рас­ка­я­ния и ис­куп­ле­ния сво­их гре­хов. Слож­но со­еди­нить все это в по­ли­ти­че­ской прак­ти­ке? Да. Про­ще ис­по­ве­до­вать или без­бреж­ную то­ле­рант­ность, или во­ин­ствен­ный ра­ди­ка­лизм. Или, в кон­це кон­цов, на­би­вать свои кар­ма­ны, ис­поль­зуя для это­го возможности, ко­то­рые да­ет при­част­ность к вла­сти. Но лю­бая вя­лая, дог­ма­тич­ная, тем бо­лее алч­ная власть не спо­соб­на устра­шить вра­гов Укра­и­ны. На­про­тив, они в та­ком слу­чае смо­гут сде­лать страх пе­ред со­бой, пе­ред сво­и­ми дей­стви­я­ми неотъ­ем­ле­мой со­став­ля­ю­щей жиз­ни мил­ли­о­нов укра­ин­цев.

ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Ки­ев. 1 ян­ва­ря 2019 го­да

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.