Пре­ем­ствен­ность как во­прос во­про­сов

От­но­си­тель­но пре­ем­ствен­но­сти ак­тов дер­жаво­твор­че­ства 1917—1918 лет: субъ­ек­тив­ный ана­лиз

Den (Russian) - - История И «я» - Георгий ПАПАКИН, док­тор ис­то­ри­че­ских на­ук

Са­мым рас­про­стра­нен­ным взгля­дом на раз­ви­тие со­бы­тий Укра­ин­ской ре­во­лю­ции в 1917—1919 го­дах яв­ля­ет­ся сле­ду­ю­щая схе­ма: де­мо­кра­ти­че­ский Укра­ин­ская Цен­траль­ная Ра­да на­ча­ла на­ци­о­наль­ное дер­жаво­твор­че­ство; контр­ре­во­лю­ци­он­ные си­лы, опи­ра­ясь на под­держ­ку/вы­пол­няя во­лю «немец­ких ок­ку­пан­тов», сверг­ли ее, со­здав Укра­ин­скую гет­ман­скую дер­жа­ву (рос­сий­ский или ма­ло­рос­сий­ский про­ект), пре­рвав на опре­де­лен­ное вре­мя есте­ствен­ный ход ре­во­лю­ции; и толь­ко со свер­же­ни­ем Гет­ма­на­та Ди­рек­то­рия УНР вос­ста­но­ви­ла и раз­ви­ла на­ци­о­наль­но-де­мо­кра­ти­че­ские прин­ци­пы дер­жаво­твор­че­ства. Та­ким об­ра­зом пе­ри­од меж­ду 29 ап­ре­ля и 14 де­каб­ря 1918 го­да вы­сту­па­ет чер­ным пят­ном, «про­па­щим вре­ме­нем» в истории на­ци­о­наль­ной ре­во­лю­ции и по­стро­е­ния на­ци­о­наль­но­го го­су­дар­ства; «ро­ди­те­лям УНР» (С. Пет­лю­ра, В. Вин­ни­чен­ко) с де­каб­ря 1918 г. при­шлось на­чи­нать по­чти с на­ча­ла, пре­одо­ле­вая по­след­ствия се­ми­ме­сяч­но­го гос­под­ства «ре­ак­ци­он­ной гет­ман­щи­ны». Со­от­вет­ствен­но, каж­до­му из этих пе­ри­о­дов (вре­мя Цен­траль­ной Ра­ды, Гет­ма­на­та, Ди­рек­то­рии УНР) при­су­щи ка­те­го­ри­че­ская нега­ция преды­ду­ще­го; от­ме­на или от­ри­ца­ние тех ос­нов­ных го­су­дар­ствен­ных ак­тов, ко­то­рые бы­ли стерж­нем де­я­тель­но­сти про­шло­го ре­жи­ма.

Во­пре­ки та­ким усто­яв­шим­ся и тра­ди­ци­он­ным взгля­дам есть ос­но­ва­ния вы­ра­зить дру­гую точ­ку зре­ния на дер­жаво­твор­че­ские про­цес­сы, опи­ра­ю­щу­ю­ся не на со­вет­ские ми­фо­ло­ге­мы или эмо­ци­о­наль­ное вос­при­я­тие кри­зис­ных со­бы­тий со­вре­мен­ни­ка­ми, а на ана­лиз со­дер­жа­ния го­су­дар­ствен­ных ак­тов выс­ше­го уров­ня, по­иск в них ме­ха­низ­ма пра­во­вой пре­ем­ствен­но­сти, вы­яс­не­ния их судь­бы при сле­ду­ю­щем ре­жи­ме. Это свое­об­раз­ный опыт из но­во­го, пре­иму­ще­ствен­но гер­ме­нев­ти­че­ско­го, про­чте­ния дав­но из­вест­ных ис­то­ри­че­ских до­ку­мен­тов, од­на­ко с дру­ги­ми, так ска­зать, субъ­ек­тив­ны­ми вы­во­да­ми.

Сле­ду­ет нуж­но с уни­вер­са­лов Укра­ин­ской Цен­траль­ной Ра­ды как ос­но­во­по­ла­га­ю­щих ак­тов но­вой го­су­дар­ствен­но­сти Укра­и­ны, от­ра­же­ния в них ме­ха­низ­ма пра­во­пре­ем­ствен­но­сти но­во­го на­ци­о­наль­но­го го­су­дар­ства. До сих пор во­про­сы пре­ем­ствен­но­сти ак­тов но­вей­ше­го дер­жаво­твор­че­ства прак­ти­че­ски не под­ни­ма­лись; в ос­нов­ном ана­ли­зи­ро­ва­лись их идео­ло­ги­че­ские и по­ли­ти­че­ские пред­ше­ствен­ни­ки.

Пер­вое, что бро­са­ет­ся в гла­за, — ви­до­вое очер­чи­ва­ние ак­та. От­ку­да в на­ча­ле ХХ в. всплыл тер­мин «уни­вер­сал», объ­яс­нял Пред­се­да­тель Укра­ин­ской Цен­траль­ной Ра­ды М.С. Гру­шев­ский: «Ма­гічне сло­во «універ­сал», несподі­ване ви­не­сене на по­верх­ню де­мо­кра­тич­но­го, се­лянсь­ко­го, со­ціалі­стич­но­го ру­ху, да­ва­ло за­до­во­лен­ня всім, хто пра­г­нув де­мон­стра­ції українсь­кої су­ве­рен­но­сті. Се сло­во ста­ви­ло на по­ря­док дня спо­мин українсь­кої дер­жав­но­сті ко­лиш­ньої гетьман­щи­ни, пе­ре­топ­ле­ної і очи­ще­ної в ог­ні но­во­го ре­во­лю­цій­но­го ру­ху, від­кли­ка­ло­ся на під­сві­до­мі мрії на від­нов­лен­ня ста­рих дер­жав­них тра­ди­цій в но­вих, кра­щих фор­мах»... По его же сви­де­тель­ству, этот тер­мин пред­ло­жил ав­тор пер­во­на­чаль­но­го тек­ста ак­та В. Вин­ни­чен­ко, и это бы­ло един­ствен­ным, что оста­лось от то­го тек­ста нетро­ну­тым. Ины­ми сло­ва­ми, упо­треб­ляя та­кое ви­до­вое на­зва­ние са­мо­го пер­во­го сво­е­го го­су­дар­ствен­но­го ак­та, «ро­ди­те­ли-ос­но­ва­те­ли» ре­ши­тель­но и без­ого­во­роч­но за­яви­ли о пре­ем­ствен­но­сти го­су­дар­ствен­ной тра­ди­ции но­во­го на­ци­о­наль­но­го го­су­дар­ства от древ­не­го Гет­ма­на­та (офи­ци­аль­ное са­мо­на­зва­ние — Вой­ско За­по­рож­ское) се­ре­ди­ны XVII — кон­ца XVIII в. От­ту­да же, из глу­бин XVII в., бы­ло за­им­ство­ва­но и на­зва­ние кра­е­во­го пра­ви­тель­ства, ко­то­рое по­яви­лось в ІІ Уни­вер­са­ле, — Ге­не­раль­ный сек­ре­та­ри­ат (по ана­ло­гии с ге­не­раль­ной стар­ши­ной Гет­ман­щи­ны). Прав­да, этим все и огра­ни­чи­лось — в са­мих уни­вер­са­лах нече­го ис­кать дру­гих упо­ми­на­ний о преды­ду­щей укра­ин­ской го­су­дар­ствен­но­сти.

Но са­мым глав­ным зна­ко­вым тер­ми­ном, ко­то­рый, соб­ствен­но, и лег в ос­но­ву ее назва­ния-ха­рак­те­ри­сти­ки, яв­ля­ет­ся «гет­ман» — ру­ко­во­ди­тель, гла­ва ука­зан­но­го го­су­дар­ства меж­ду 1648 и 1764 го­да­ми (с пе­ре­ры­ва­ми). Преду­смат­ри­ва­ло ли про­тя­ги­ва­ние ис­то­ри­че­ской пре­ем­ствен­но­сти от Гет­ман­щи­ны до но­вей­ше­го го­су­дар­ствен­но­го воз­рож­де­ния и этот эле­мент? Здесь нам при­дет­ся уже го­во­рить не о выс­ших ак­тах (ни в од­ном из них на про­тя­же­нии 1917 г., есте­ствен­но, нет гет­ма­на), а о на­род­ной (ис­то­ри­че­ской) па­мя­ти, ко­то­рая мгно­вен­но сре­а­ги­ро­ва­ла упо­ми­на­ни­ем та­ко­го при­за­бы­то­го тер­ми­на. Речь да­же не о хре­сто­ма­тий­ном ло­зун­ге во вре­мя укра­ин­ской ма­ни­фе­ста­ции 1 ап­ре­ля 1917 г. в Ки­е­ве с ло­зун­гом: «Да здрав­ству­ет са­мо­сто­я­тель­ная Укра­и­на с гет­ма­ном во гла­ве». До­ста­точ­но за­гля­нуть в днев­ник В. Вин­ни­чен­ко, что­бы сре­ди кон­спек­тив­ных за­пи­сей 29 мар­та — 10 ап­ре­ля 1917 г. най­ти и сле­ду­ю­щую: «7. Те­ле­грам­мы, гет­ман, хро­ни­ка — Са­дов­ский В.» Оче­вид­но, речь идет о пер­вом хро­ни­каль­ном филь­ме «Укра­ин­ское на­ци­о­наль­ное дви­же­ние», где име­ют­ся кад­ры с из­вест­ным ак­те­ром в гет­ман­ском оде­я­нии XVII в. Тем не ме­нее «гет­ма­на» (на­ря­ду с «уни­вер­са­лом» и «ге­не­раль­ным» пра­ви­тель­ством) сле­ду­ет за­пи­сать в на­бор со­дер­жа­тель­но-тер­ми­но­ло­ги­че­ских эле­мен­тов, ко­то­рые яр­ко под­твер­ди­ли пре­ем­ствен­ность но­во­го на­ци­о­наль­но­го дер­жаво­твор­че­ства. Толь­ко от­но­ше­ние ру­ко­во­ди­те­лей Ра­ды к нему бы­ло со­всем иным, нега­тив­ным: они по­че­му-то усмат­ри­ва­ли в гет­мане ав­то­ри­тар­ную лич­ность, спо­соб­ную раз­ру­шить «де­мо­кра­ти­че­скую Укра­и­ну». В гла­зах на­се­ле­ния же, оче­вид­но, упо­мя­ну­тая три­а­да бы­ла ло­ги­че­ской и не нес­ла ни­ка­кой нега­тив­ной на­груз­ки. Та­ким са­мо от­но­ше­ние к «гет­ма­ну» бы­ло в на­ци­о­наль­ных кру­гах несо­ци­а­ли­сти­че­ской ори­ен­та­ции — вспом­ним про­грам­му М. Мих­нов­ско­го пе­ред Пер­вым укра­ин­ским во­ен­ным съез­дом в из­ло­же­нии В. Ев­ти­мо­ви­ча.

Вме­сте с тем в уни­вер­са­лах со­дер­жит­ся дру­гой ве­со­мый ар­гу­мент, ко­то­рый дол­жен был под­твер­дить юри­ди­че­ские ос­но­ва­ния про­ис­хож­де­ния но­во­го го­су­дар­ства. Во всех них, преж­де все­го во II, за­ло­же­на чет­кая ле­ги­ти­ма­ция со­здан­ных ин­сти­ту­ций и их пол­но­мо­чий в ви­де свя­зи с об­ще­рос­сий­ским «де­мо­кра­ти­че­ским пра­ви­тель­ством» — «Вре­мен­ным Пра­ви­тель­ством», а по­сле его лик­ви­да­ции в ре­зуль­та­те «Ок­тябрь­ско­го пе­ре­во­ро­та» боль­ше­ви­ков — упо­ми­на­ния о «фе­де­раль­ной свя­зи с на­род­ны­ми рес­пуб­ли­ка­ми быв­ше­го Рос­сий­ско­го го­су­дар­ства» (ІV Уни­вер­сал). Сле­до­ва­тель­но, нега­ция а от­но­ше­нии преды­ду­ще­го го­су­дарст- ва, ко­то­рое осу­ществ­ля­ло свой су­ве­ре­ни­тет над укра­ин­ской тер­ри­то­ри­ей, упо­мя­ну­тым ак­там не при­су­ща. Ссыл­ка на во­лю Укра­ин­ско­го на­ро­да, при­сут­ству­ю­щая во всех уни­вер­са­лах, на наш взгляд, не мо­жет счи­тать­ся та­ко­вой.

Сле­до­ва­тель­но, пер­вые го­су­дар­ствен­ные ак­ты чет­ко опре­де­ли­ли два ис­точ­ни­ка пре­ем­ствен­но­сти, ко­то­рые за­ло­жи­ла Укра­ин­ская Цен­траль­ная Ра­да: ис­то­ри­че­ская тра­ди­ция (Гет­ман­щи­на) и рос­сий­ская ле­ги­ти­ма­ция.

В ре­зуль­та­те го­су­дар­ствен­но­го пе­ре­во­ро­та (coup d’etat) 29 ап­ре­ля 1918 г. к вла­сти в Укра­ине при­шел дру­гой ре­жим под дру­гим ру­ко­вод­ством, ко­то­рый уже в са­мых пер­вых сво­их ак­тах, ка­за­лось, чет­ко вы­ска­зал­ся от­но­си­тель­но сво­е­го от­но­ше­ния к преды­ду­ще­му. В част­но­сти, в Гра­мо­те ко все­му Укра­ин­ско­му на­ро­ду утвер­жда­лось: «Був­ше Українсь­ке Пра­ви­тель­ство не здійс­ни­ло дер­жав­но­го бу­ду­ван­ня Украї­ни, по­за­як бу­ло зов­сім не здатне до ньо­го». И да­лее: «...всі роз­по­ряд­жен­ня був­шо­го Українсь­ко­го Уря­ду, а рів­но і Тимча­со­во­го уря­ду російсь­ко­го, від­мі­ня­ють­ся і ка­су­ють­ся»... Вме­сте с тем ни сло­ва от­но­си­тель­но от­ме­ны имен­но уни­вер­са­лов, да­же III, ко­то­рым бы­ла от­ме­не­на част­ная соб­ствен­ность на зем­лю — са­мый глав­ный пред­мет про­те­стов зем­ле­вла­дель­че­ско­го слоя — в упо­мя­ну­тых до­ку­мен­тах нет. За­то речь шла о вос­ста­нов­ле­нии об­ще­го пра­ва част­ной соб­ствен­но­сти ко­неч­но же и на зем­лю. Из это­го на­пра­ши­ва­ет­ся вы­вод, что но­вый ре­жим не хо­тел и не со­би­рал­ся ка­ким-ли­бо об­ра­зом от­ме­нить уни­вер­са­лы, став­шие сту­пень­ка­ми к со­зда­нию но­во­го Укра­ин­ско­го го­су­дар­ства: ведь го­су­дар­ствен­ный пе­ре­во­рот 29 ап­ре­ля был упо­мя­нут в Гра­мо­те как на­прав­лен­ный на «спа­се­ние Укра­и­ны, ее це­лост­но­сти и спо­кой­ствия». Офи­ци­аль­но речь шла об от­мене толь­ко неко­то­рых норм и толь­ко од­но­го III Уни­вер­са­ла (впро­чем, он спе­ци­аль­но не на­зы­вал­ся). Все осталь­ные де­мо­кра­ти­че­ские сво­бо­ды, объ­яв­лен­ные упо­мя­ну­тым уни­вер­са­лом, ни­ко­им об­ра­зом не от­ме­ня­лись: пра­ва ра­бо­че­го клас­са (со­ци­аль­ное за­ко­но­да­тель­ство Укра­ин­ской Цен­траль­ной Ра­ды и рос­сий­ско­го Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства бы­ло по­том под­твер­жде­но от­дель­ным за­ко­ном); сво­бо­да лич­но­сти, мне­ний, со­бра­ний, непри­кос­но­вен­ность жи­лья — все это спе­ци­аль­но упо­ми­на­лось сре­ди Прав и обя­зан­но­стей Укра­ин­ских ка­за­ков и граж­дан в За­ко­нах о вре­мен­ном го­су­дар­ствен­ном строе Укра­и­ны.

Та­ким об­ра­зом, нет ос­но­ва­ний ис­клю­чать уни­вер­са­лы Укра­ин­ской Цен­траль­ной Ра­ды из кру­га тех ак­тов, ко­то­рые ко­пи­ро­ва­ли ос­но­во­по­ла­га­ю­щие до­ку­мен­ты Укра­ин­ской Дер­жа­вы. Но не их ко­пи­ро­ва­ли За­ко­ны о вре­мен­ном го­су­дар­ствен­ном строе гет­ман­ско­го го­су­дар­ства по фор­ме и со­дер­жа­нию. По это­му по­во­ду ис­сле­до­ва­те­ли охот­но ци­ти­ру­ют из­вест­но­го ки­ев­ско­го юри­ста О. Голь­ден­вей­зе­ра, ко­то­рый яко­бы, уви­дев их пуб­ли­ка­цию, сра­зу до­стал из книж­но­го шка­фа пер­во­ис­точ­ник — Свод за­ко­нов Рос­сий­ской им­пе­рии, Ос­нов­ные за­ко­ны ре­дак­ции 1906 го­да. Од­на­ко за­бы­ва­ет­ся са­мое глав­ное — речь шла о фак­ти­че­ски пер­вой кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской им­пе­рии, ко­то­рая по­яви­лась в ре­зуль­та­те Рос­сий­ской ре­во­лю­ции 1905—1907 го­дов, бы­ла до­воль­но де­мо­кра­ти­че­ской (по край­ней ме­ре несколь­ко огра­ни­чи­ва­ла са­мо­дер­жа­вие, вво­ди­ла на­род­ное пред­ста­ви­тель­ство, от­вет­ствен­ное пра­ви­тель­ство, ос­нов­ные пра­ва и сво­бо­ды), но фак­ти­че­ски не вы­пол­ня­лась (от­ме­не­на в хо­де т.н. «тре­тьи­юнь­ско­го го­су­дар­ствен­но­го пе­ре­во­ро­та» 1907 г.). На­пом­ним, что имен­но она ста­ла ос­но­вой дру­гой кон­сти­ту­ции ре­во­лю­ци­он­ной эпо­хи — го­су­дар­ствен­но­го ак­та, одоб­рен­но­го из­би­ра­тель­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми Все­ве­ли­ко­го Вой­ска Дон­ско­го в июне 1918 г. Не бу­дем за­бы­вать и са­мый по­след­ний при­мер — как неза­ви­си­мая Укра­и­на в 1991— 1996 го­дах жи­ла по ис­прав­лен­ной Кон­сти­ту­ции УССР 1978 г. Ины­ми сло­ва­ми, Па­вел Ско­ро­пад­ский и его еди­но­мыш­лен­ни­ки, со­вер­шив­шие го­су­дар­ствен­ный пе­ре­во­рот, не имея вре­ме­ни на де­таль­ную раз­ра­бот­ку соб­ствен­ной кон­сти­ту­ции, вполне ло­гич­но вос­поль­зо­ва­лись ос­нов­ным за­ко­ном преды­ду­ще­го го­су­дар­ства, ко­то­рое осу­ществ­ля­ло свой су­ве­ре­ни­тет над Укра­ин­ски­ми зем­ля­ми, взяв за об­ра­зец са­мый де­мо­кра­ти­че­ский из име­ю­щих­ся под ру­ка­ми тек­стов кон­сти­ту­ции.

Что же ка­са­ет­ся об­на­ро­до­ван­но­го в день го­су­дар­ствен­но­го пе­ре­во­ро­та тек­ста За­ко­нов о вре­мен­ном го­су­дар­ствен­ном строе Укра­и­ны, то лю­бой ис­сле­до­ва­тель, под­ни­мав­ший в ар­хи­ве все их ва­ри­ан­ты, не смо­жет от­ри­цать ко­лос­саль­ную ра­бо­ту над окон­ча­тель­ным их тек­стом, про­ве­ден­ную в крат­чай­шие сро­ки (фак­ти­че­ски один день). Гра­фо­ло­ги­че­ская экс­пер­ти­за пра­вок на дан­ных до­ку­мен­тах под­твер­ди­ла, что гет­ман соб­ствен­но­руч­но их не ре­дак­ти­ро­вал. Из­вест­но, од­на­ко, что из несколь­ких ва­ри­ан­тов раз­де­ла За­ко­нов о вре­мен­ном го­су­дар­ствен­ном строе «О вла­сти» Па­вел Ско­ро­пад­ский из­брал имен­но тот, ко­то­рый от­ве­чал ис­то­ри­че­ской тра­ди­ции Гет­ман­щи­ны.

По­это­му оче­вид­но, что дру­гим об­раз­цом для Укра­ин­ской гет­ман­ской дер­жа­вы, ко­то­рый опре­де­лил пре­ем­ствен­ность ее пра­ви­тель­ствен­ной прак­ти­ки, бы­ла укра­ин­ская го­су­дар­ствен­ность се­ре­ди­ны XVII — кон­ца XVIII в., по­вли­яв­шая на ви­до­вое на­зва­ние ос­но­во­по­ла­га­ю­щих до­ку­мен­тов Укра­ин­ской Цен­траль­ной Ра­ды. Об этом спе­ци­аль­но го­во­ри­лось в де­кла­ра­ции Со­ве­та ми­ни­стров Укра­ин­ской Дер­жа­вы от 10 мая: «На­зва­ние Гет­ман — это во­пло­ще­ние в ис­то­ри­че­ской на­ци­о­наль­но укра­ин­ской фор­ме идеи неза­ви­си­мой и сво­бод­ной Укра­и­ны». Не­со­ци­а­ли­сти­че­ские кру­ги по­шли зна­чи­тель­но даль­ше со­ци­а­ли­стов Ра­ды, ре­ши­тель­но по­за­им­ство­вав из про­шло­го назва­ния ру­ко­во­дя­щих го­су­дар­ствен­ных пра­ви­тельств, на­чи­ная с выс­шей го­су­дар­ствен­ной долж­но­сти — гет­ма­на, а так­же его бли­жай­ше­го окру­же­ния, до ар­мей­ской тер­ми­но­ло­гии, фор­мы об­мун­ди­ро­ва­ния и то­му по­доб­ное.

При­зна­ки пра­во­пре­ем­ствен­но­сти, не­смот­ря на сам факт из­ме­не­ния вла­сти пу­тем го­су­дар­ствен­но­го пе­ре­во­ро­та, мож­но кон­ста­ти­ро­вать и от­но­си­тель­но го­су­дар­ствен­но­сти вре­ме­ни со­ци­а­ли­сти­че­ской Цен­траль­ной Ра­ды и несо­ци­а­ли­сти­че­ской Укра­ин­ской гет­ман­ской дер­жа­вы. По­след­няя не кас­си­ро­ва­ла уни­вер­са­лы своей пред­ше­ствен­ни­цы, толь­ко со­от­вет­ству­ю­щим об­ра­зом вво­ди­ла опре­де­лен­ные из­ме­не­ния в со­ци­аль­ную (не об­ще­де­мо­кра­ти­че­скую, а имен­но со­ци­аль­ную) про­грам­му, за­ло­жен­ную в них (в част­но­сти, III Уни­вер­са­ле). Де­мо­кра­ти­че­ское на­пол­не­ние уни­вер­са­лов ( га­ран­ти­ро­ва­ние прав и сво­бод Укра­ин­ско­го на­ро­да), по край­ней ме­ре в ос­нов­ных го­су­дар­ствен­ных ак­тах, оста­ва­лось неиз­мен­ным. Пре­ем­ствен­ные тра­ди­ции, тя­нув­ши­е­ся с XVIII в., и лишь обо­зна­чен­ные Цен­траль­ной Ра­дой, бы­ли рас­ши­ре­ны и укреп­ле­ны.

Чет­вер­тый Уни­вер­сал Цен­траль­ной Ра­ды (ян­варь 1918 г.). При всей непо­сле­до­ва­тель­но­сти давн­но­го до­ку­мен­та, он не мо­жет иг­но­ри­ро­вать­ся на­ми при рас­смот­ре­нии пре­ем­ствен­ных эта­пов Укра­ин­ской Го­су­дар­ствен­но­сти

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.