Им­пер­ская ас­си­ми­ля­ция и укра­ин­ская иден­тич­ность

Каж­дая на­ция долж­на ис­поль­зо­вать для со­хра­не­ния сво­е­го «я» за­щит­ные ме­ха­низ­мы

Den (Russian) - - Подробности -

«П утин ду­ма­ет, что мы [рос­си­яне и укра­ин­цы] од­на на­ция, но я ду­маю, что мы не од­на на­ция, а две сла­вян­ских на­ции с пе­ре­пле­тен­ной ис­то­ри­ей, ре­ли­ги­ей. Я по­сто­ян­но ему об этом го­во­рю. Не ду­маю, что мы — од­на на­ция». Так сфор­му­ли­ро­вал свои идей­ные рас­хож­де­ния с Вла­ди­ми­ром Пу­ти­ным его кум и парт­нер в Укра­ине Вик­тор Мед­вед­чук в ин­тер­вью бри­тан­ско­му из­да­нию The Independent. Что ж, Пу­тин не слу­чай­но на­зы­ва­ет Мед­вед­чу­ка «укра­ин­ским на­ци­о­на­ли­стом»: в си­сте­ме ко­ор­ди­нат глав­но­го « крем­лев­ско­го че­ки­ста» каж­дый, кто счи­та­ет укра­ин­цев от­дель­ной на­ци­ей, яв­ля­ет­ся на­ци­о­на­ли­стом. В то же вре­мя и Пу­тин, и пат­ри­арх Ки­рилл, и вся «идей­ная об­слу­га» Крем­ля на­ста­и­ва­ют на том, что укра­ин­цы и рос­си­яне — один на­род, од­на на­ция, од­но ис­то­ри­че­ское со­об­ще­ство, что « рус­ские» су­ще­ство­ва­ли еще во вре­ме­на кня­зя Вла­ди­ми­ра Ве­ли­ко­го, а «ко­вар­ный За­пад» стре­мил­ся в про­шлом и стре­мит­ся се­го­дня их раз­де­лить на ча­сти и столк­нуть меж­ду со­бой. Ну, а об бе­ло­ру­сах как от­дель­ной на­ции и ре­чи нет, не слу­чай­но Лу­ка­шен­ко в по­след­нее вре­мя аж сры­ва­ет­ся на крик, пы­та­ясь до­ка­зать, что Бе­ла­русь та­ки су­ще­ству­ет, а белорусы — не чья-то при­чуд­ли­вая вы­дум­ка...

Не лишне вспом­нить, что в пер­вой по­ло­вине ХХ ве­ка у Пу­ти­на и его ком­па­нии бы­ли идей­ные пред­ше­ствен­ни­ки, ко­то­рые счи­та­ли ав­стрий­цев, люк­сем­бурж­цев, су­дет­цев и др. со­став­ля­ю­щи­ми немец­кой на­ции, ис­кус­ствен­но раз­де­лен­ной «ко­вар­ным За­па­дом». По­ли­ти­че­ские тех­но­ло­гии этих пред­ше­ствен­ни­ков то­же вклю­ча­ли про­па­ган­ду, со­зда­ние мно­го­чис­лен­ной аген­ту­ры на чу­жой тер­ри­то­рии, «ги­брид­ные вой­ны» при уча­стии «доб­ро­воль­цев», со­зда­ние на под­кон­троль­ных им тер­ри­то­ри­ях ма­ри­о­не­точ­ных го­су­дарств, ан­шлюс и шан­таж за­пад­ных де­мо­кра­тий. В кон­це кон­цов все вы­ли­лось в ми­ро­вую вой­ну с де­сят­ка­ми мил­ли­о­нов жертв. Но эта вой­на вряд ли бы на­ча­лась, ес­ли бы те­зис о «раз­де­лен­ной еди­ной на­ции» не имел прак­ти­че­ско­го успе­ха и ес­ли бы к ла­ге­рю сим­па­ти­ков то­гдаш­не­го «ве­ли­ко­го во­ждя» не при­об­щи­лись по­ли­ти­ки, ко­то­рые про­па­ган­ди­ро­ва­ли идею о «двух арий­ских на­ци­ях с пе­ре­пле­тен­ной ис­то­ри­ей и ре­ли­ги­ей». В Но­р­ве­гии, ска­жем, та­ких взгля­дов при­дер­жи­вал­ся по­ли­тик, чья фа­ми­лия на­все­гда ста­ла сим­во­лом кол­ла­бо­ра­ции с ок­ку­пан­та­ми, — Вид­кун Квис­линг.

Что ж, в со­вре­мен­ной неза­ви­си­мой Укра­ине есть опре­де­лен­ное чис­ло укра­ин­цев, ко­то­рые счи­та­ют се­бя кем-то аб­со­лют­но род­ствен­ным с рос­си­я­на­ми и прин­ци­пи­аль­но не спо­соб­ны диф­фе­рен­ци­ро­вать­ся от дру­го­го на­ро­да, ви­деть объ­ек­тив­ные де­мар­ка­ци­он­ные ли­нии меж­ду укра­ин­ским и рус­ским в язы­ке (укра­ин­ский они вос­при­ни­ма­ют как го­вор, на­ре­чие рус­ско­го), ис­кус­стве, ли­те­ра­ту­ре, тра­ди­ци­ях и то­му по­доб­ное. Имен­но к ним преж­де все­го апел­ли­ру­ют «крем­лев­ские че­ки­сты», от­ри­цая са­мо­сто­я­тель­ность, от­дель­ность, обособ­лен­ность укра­ин­цев как эт­но­са и на­ции. Хо­тя на са­мом де­ле речь идет о воз­рож­де­нии ми­фа, куль­ти­ви­ро­вав­шем­ся в Пе­тер­бур­ге на про­тя­же­нии ве­ков. Его це­лью бы­ло сте­реть объ­ек­тив­ные эт­но­куль­тур­ные и со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ские от­ли­чия меж­ду на­ро­дом-за­во­е­ва­те­лем и тубіль­ца­ми при­со­еди­нен­ной тер­ри­то­рии для то­таль­ной ас­си­ми­ля­ции, пол­но­го рас­тво­ре­ния и по­гло­ще­ния укра­ин­цев в рос­сий­ской эт­ни­че­ской мас­се.

Что это был миф, точ­нее, ком­плекс вы­ра­бо­тан­ных ко­ло­ни­за­то­ром ми­фов, яр­ко сви­де­тель­ству­ет тай­ная уста­нов­ка Ека­те­ри­ни ІІ кня­зю Вя­зем­ско­му при вступ­ле­нии его в долж­ность ге­не­рал-про­ку­ро­ра 1764 го­да: «Ма­лая Рос­сия, Ли­ф­лян­дия, Фин­лян­дия суть про­вин­ции, ко­то­рые пра­вят­ся кон­фир­мо­ван­ны­ми им при­ви­ле­ги­я­ми, на­ру­шать оные от­ре­ше­ни­ем всех вдруг весь­ма непри­стой­но б бы­ло; од­на­ко ж и на­зы­вать их чу­же­стран­ны­ми и об­хо­дить­ся с ни­ми на та­ко­вом же ос­но­ва­нии есть боль­ше, неже­ли ошиб­ка, а мож­но на­звать с до­сто­вер­но­стью глу­по­стью. Сии про­вин­ции, так­же и Смо­лен­скую, над­ле­жит най­лег­ши­ми спо­со­ба­ми при­ве­сти к то­му, что­бы они об­ру­се­ли и пе­ре­ста­ли бы гял­деть как вол­ки в ле­су. Ко­гда же в Ма­ло­рос­сии Гет­ма­на не бу­дет, то сле­ду­ет пы­тать­ся, что­бы на­век и имя Гет­ма­нов ис­чез­ло».

Сле­ду­ет об­ра­тить вни­ма­ние на то, что рос­сий­ская «про­све­щен­ная» им­пе­ра­три­ца хо­ро­шо по­ни­ма­ла, что в этих ре­ги­о­нах им­пе­рии жи­вут «чу­же­стран­цы» (Смо­лен­щи­на — это белорусы-лит­ви­ны), ко­то­рых сле­ду­ет «при­ве­сти к об­ру­се­нию», но ко­то­рые смот­рят на Рос­сию «как вол­ки в ле­су». Эт­ни­че­ская «ан­ни­ги­ля­ция» (здесь боль­ше под­хо­дит имен­но этот тер­мин, а не «ас­си­ми­ля­ция») боль­ше все­го уда­лась на Смо­лен­щине, ме­нее все­го — в Фин­лян­дии, од­на­ко в по­след­ней имен­но в той ча­сти стра­ны, ко­то­рая во вре­ме­на Ека­те­ри­ни ІІ при­над­ле­жа­ла Рос­сии, в 1918 го­ду несколь­ко ме­ся­цев про­су­ще­ство­ва­ла т.н. Фин­лянд­ская со­ци­а­ли­сти­че­ская ра­бо­чая рес­пуб­ли­ка. Ну, а уста­нов­ка, чтоб «на­век и имя Гет­ма­нов ис­чез­ло» под­твер­жда­ет по­ни­ма­ние им­пе­ра­три­цей ко­рен­но­го от­ли­чия тра­ди­ций по­ли­ти­че­ско­го строя Рос­сии и Укра­и­ны.

Этот ком­плекс ми­фов нуж­но бы­ло вну­шить по­ко­рен­ным. И здесь Рос­сия име­ла и име­ет до сих пор опре­де­лен­ный успех. Так как власть в ко­ло­ни­ях дер­жит­ся да­ле­ко не толь­ко на шты­ках за­во­е­ва­те­лей, а в первую оче­редь на их уме­нии ма­ни­пу­ли­ро­вать ту­биль­ца­ми. Не слу­чай­но те­перь в пост­ко­ло­ни­аль­ных ис­сле­до­ва­ни­ях об­ще­при­ня­тым счи­та­ет­ся утвер­жде­ние об обя­за­тель­ном стрем­ле­нии ко­ло­ни­аль­ных им­пе­рий за­ста­вить ко­ло­ни­зи­ро­ван­ных смот­реть на са­мих се­бя гла­за­ми ко­ло­ни­за­то­ра и оце­ни­вать все с его по­зи­ции, то есть — дей­ство­вать не в свою, а в его поль­зу.

Есте­ствен­но, эти ми­фы рас­про­стра­ни­лись не спон­тан­но, а в ре­зуль­та­те зна­чи­тель­ных уси­лий про­па­ган­ды, им- пер­ской куль­ту­ры, об­ра­зо­ва­тель­ной по­ли­ти­ки и то­му по­доб­ное. По­сле об­ре­те­ния Укра­и­ной не­за­ви­си­мо­сти эти уси­лия им­пер­ско­го цен­тра, не­смот­ря на умень­ше­ние ре­сур­сов им­пе­рии, фе­но­ме­наль­но ак­ти­ви­зи­ро­ва­лись и раз­но­об­ра­зи­лись за счет об­ни­ща­ния на­се­ле­ния Рос­сии, де­гра­да­ции об­ра­зо­ва­ния, на­у­ки, ме­ди­ци­ны и то­му по­доб­ное. Они обес­пе­чи­ва­лись глу­бо­ким все­сто­рон­ним про­ник­но­ве­ни­ем по­сле 1991 го­да в Укра­и­ну рос­сий­ских масс-ме­диа (не­ред­ко дей­ство­вав­ших под при­кры­ти­ем фор­маль­но укра­ин­ско­го ста­ту­са), за­си­ли­ем рос­сий­ско­го шоу-биз­не­са и со­от­вет­ству­ю­ще­го ро­да ли­те­ра­ту­ры, экс­пан­си­ей рос­сий­ско­го ка­пи­та­ла и то­му по­доб­ное. Прак­ти­че­ски нель­зя бы­ло на­звать ни од­ну сфе­ры укра­ин­ско­го бы­тия, где не бы­ло бы рос­сий­ско­го при­сут­ствия, при­чем в ос­нов­ном очень спе­ци­фи­че­ско­го, от­кро­вен­но или чуть за­мас­ки­ро­ван­но им­пер­ско­го. Здесь речь не идет о есте­ствен­ном и необ­хо­ди­мом про­цес­се куль­тур­ных за­им­ство­ва­ний, без ко­то­ро­го нор­маль­ное куль­тур­ное раз­ви­тие лю­бой на­ции невоз­мож­но. Од­на­ко пре­вы­ше­ние ме­ры да­же по­лез­но­го за­им­ство­ва­ния при­во­дит к рас­тво­ре­нию од­ной куль­ту­ры в дру­гой, к ас­си­ми­ля­ции и ан­ни­ги­ля­ции на­ции, к пол­ной по­те­ре ду­хов­но­го су­ве­ре­ни­те­та на­ци­о­наль­ной куль­ту­ры.

Ка­кой смысл мы вкла­ды­ва­ем в по­ня­тие «су­ве­ре­ни­тет куль­ту­ры»? Это ду­хов­ная са­мо­сто­я­тель­ность на­ции, ко­то­рую осо­зна­ет ши­ро­кий круг, эмо­ци­о­наль­но окра­шен­ное пе­ре­жи­ва­ние уни­каль­но­сти соб­ствен­но­го бы­тия и ви­де­нья ми­ра как са­мо­до­ста­точ­ной цен­но­сти, чув­ство на­ци­о­наль­но­го до­сто­ин­ства и уве­рен­но­сти в твор­че­ских си­лах сво­е­го на­ро­да. На­ко­нец, это ком­плекс на­ци­о­наль­но-куль­тур­ной пол­но­цен­но­сти, ко­то­рый ни­ве­ли­ру­ет все по­пыт­ки при­вить ком­плекс непол­но­цен­но­сти.

Те­перь в укра­ин­ском об­ще­стве, да­же в ча­сти эли­тар­ной куль­ту­ры прак­ти­че­ски нет дей­ствен­ной си­сте­мы куль­тур­но­го рас­по­зна­ва­ния «свой-чу­жой», мно­гие укра­ин­цы не ви­дят де­мар­ка­ци­он­ную ли­нию меж­ду укра­ин­ским и рус­ским, на что де­лал став­ку Кремль в пе­ри­од по­пы­ток со­здать так на­зы­ва­е­мую Но­во­рос­сию.

Субъ­ек­тив­ное раз­ли­че­ние человеком и на­ци­ей «сво­е­го» и «не сво­е­го » ( ко­неч­но, не в мо­раль­но- оце­ноч­ном, а в су­гу­бо фак­ти­че­ском смыс­ле) — од­но из са­мых су­ще­ствен­ных и са­мых про­стых в то же вре­мя усло­вий ду­хов­ной су­ве­рен­но­сти куль­ту­ры. Это чув­ству­ет­ся и осо­зна­ет­ся на уровне сю­же­тов, лек­сем, тра­ди­ций. Пред­ста­ви­те­ли то­го или ино­го эт­но­са и на­ции, ес­ли они не утра­ти­ли со­от­вет­ству­ю­щее са­мо­со­зна­ние, до­ста­точ­но чет­ко опре­де­ля­ют пре­дел меж­ду «сво­и­ми» и «не сво­и­ми» куль­ту­рой, тра­ди­ци­я­ми, обы­ча­я­ми. Еще раз по­вто­рим: нор­маль­ное раз­ви­тие на­ци­о­наль­ной куль­ту­ры нель­зя пред­ста­вить без за­им­ство­ва­ний. Но речь идет о том, ка­кие имен­но вли­я­ния и за­им­ство­ва­ния спо­соб­ству­ют со­хра­не­нию соб­ствен­но­го куль­тур­но­го до­сто­я­ния на­ро­да, его эт­но­куль­тур­ной иден­тич­но­сти, а ка­кие иг­ра­ют роль свое­об­раз­но­го «тро­ян­ско­го ко­ня » , при­во­дят сна­ча­ла к при­гла­жи­ва­нию черт куль­тур­ной са­мо­быт­но­сти, а за­тем и к пол­но­му рас­тво­ре­нию од­но­го че­ло­ве­че­ско­го со­об­ще­ства в со­ста­ве дру­го­го. Ас­си­ми­ля­ци­он­ные уси­лия очень ча­сто на­чи­на­ют­ся с по­ку­ше­ния на ду­хов­ный су­ве­ре­ни­тет на­ро­да, обес­це­ни­ва­ния его куль­тур­ных цен­но­стей в соб­ствен­ных гла­зах. Уни­каль­ность на­ции от­ри­ца­ет­ся, а все вни­ма­ние со­сре­до­то­чи­ва­ет­ся на чер­тах, ко­то­рые сбли­жа­ют ее с ас­си­ми­ля­то­ром, и на­ли­чие их ста­но­вит­ся ве­ду­щим ар­гу­мен­том в при­зы­вах от­ка­зать­ся от то­го, что де­ла­ет это со­об­ще­ство лю­дей непо­хо­жим на дру­гих, и тем са­мым за­глу­шить ее «ме­ло­дию» в «ор­кест­ре че­ло­ве­че­ства», уси­лив в то же вре­мя «пар­тию» им­пер­ско­го ко­ло­ни­за­то­ра-ас­си­ми­ля­торп.

Ис­сле­до­ва­тель Вик­тор Пу­сто­тин на кон­фе­рен­ции в Ки­е­ве еще в 1993 го­ду от­ме­чал: « В го­ды со­вет­ской вла­сти меж­ду рос­сий­ской и укра­ин­ской куль­ту­ра­ми бы­ла свое­об­раз­ная мем­бра­на, ко­то­рая бла­го­да­ря по­кро­ви­тель­ству го­су­дар­ства до­пус­ка­ла лишь од­но­сто­рон­нее «вли­ва­ние» рос­сий­ской куль­ту­ры на укра­ин­скую и стре­ми­лась не до­пу­стить про­ти­во­по­лож­ную тен­ден­цию. Та­кая стра­те­гия бы­ла необ­хо­ди­мой с це­лью куль­тур­но­го, ин­фор­ма­ци­он­но­го объ­еди­не­ния всех тер­ри­то­рий СССР. Та­ким бы­ло от­но­ше­ние не толь­ко к укра­ин­ской, но и ко всем осталь­ным на­ци­о­наль­ным куль­ту­рам. Это не ви­на са­мой рос­сий­ской куль­ту­ры, но спо­соб­ство­ва­ние ее рас­про­стра­не­нию, рас­ши­ре­нию сфер ее вли­я­ния бы­ло по­став­ле­но в ранг го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки СССР. И рос­сий­ская куль­ту­ра этот шанс не упу­сти­ла.

Для то­го что­бы укра­ин­ская куль­ту­ра укре­пи­лась и мог­ла на рав­ных вза­и­мо­дей­ство­вать с рос­сий­ской, нуж­на опре­де­лен­ная за­щи­та ее от экс­пан­сии по­след­ней, опре­де­лен­ная обособ­лен­ность, от­де­лен­ность от нее. Вполне есте­ствен­но, что рос­сий­ская куль­ту­ра по­сто­ян­но са­мо­утвер­жда­ет­ся не толь­ко внутри Рос­сии, но и за ее пре­де­ла­ми. Ведь рас­ши­ре­ние пре­де­лов ее вли­я­ния — это за­лог ее внут­рен­ней ста­биль­но­сти. Но в укра­ин­ской куль­ту­ре еще не вы­ра­бо­тан ме­ха­низм ре­ак­ции про­тив экс­пан­сии рос­сий­ской куль­ту­ры во имя со­хра­не­ния са­мой се­бя. Се­го­дняш­ний пе­ри­од для нее — это пе­ри­од внут­рен­ней неста­биль­но­сти: за­щит­ные ме­ха­низ­мы, на­прав­лен­ные на са­мо­со­хра­не­ние и раз­ви­тие, еще не вы­ра­бо­та­ны».

Да, са­мо­утвер­жде­ние на­ци­о­наль­ной куль­ту­ры за пре­де­ла­ми на­ци­о­наль­но­го го­су­дар­ства — это за­лог ее внут­рен­ней стой­ко­сти (оче­вид­но, этот тер­мин бо­лее удач­ный), со­еди­нен­ной с ди­на­ми­кой раз­ви­тия. Од­на­ко ко­гда эта куль­ту­ра не толь­ко си­лой на­вя­зы­ва­ет­ся дру­гим на­ци­ям, а еще и вы­сту­па­ет свое­об­раз­ным филь­тром, ко­то­рый от­го­ра­жи­ва­ет эти на­ции от « ми­ро­во­го ор­кест­ра » , тща­тель­ным об­ра­зом от­би­ра­ет, что имен­но им раз­ре­ше­но вос­при­ни­мать из дру­гих куль­тур, за­ни­ма­ет­ся им­пле­мен­та­ци­ей до­сти­же­ний ми­ро­вой куль­ту­ры для за­ви­си­мых куль­тур от сво­е­го име­ни и в сво­ем язы­ке (вклю­чая язык жи­во­пи­си и тан­ца) — это уже при­знак им­пер­ской, ко­ло­ни­за­тор­ской куль­ту­ры. На на­шей па­мя­ти в СССР (за ис­клю­че­ни­ем «вто­рой укра­и­ни­за­ции» вре­мен Петра Ше­ле­ста) укра­ин­цы по­лу­ча­ли до­сти­же­ния ми­ро­вой куль­ту­ры че­рез по­сред­ни­че­ство Моск­вы и рос­сий­ской куль­ту­ры (во­все не та­кой уж невин­ной, кста­ти, как утвер­ждал Вик­тор Пу­сто­тин). И сей­час эти про­цес­сы не оста­нов­ле­ны, хо­тя за по­след­ние го­ды при­глу­ше­ны.

Каж­дая на­ция долж­на ис­поль­зо­вать для со­хра­не­ния сво­е­го «я» за­щит­ные ме­ха­низ­мы. Укра­ин­ская не ис­клю­че­ние, хо­тя в укра­ин­ском слу­чае есть за­мет­ная спе­ци­фи­ка, но это уже дру­гая те­ма, тре­бу­ю­щая от­дель­но­го рас­смот­ре­ния.

РИСУНОК АНА­ТО­ЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня», 1996 г.

Игорь ЛОСЕВ

Сер­гей ГРАБОВСКИЙ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.