Ни га­ран­тий. Ни без­опас­но­сти...

Что важ­но знать укра­ин­ской вла­сти о Бу­да­пешт­ском ме­мо­ран­ду­ме пе­ред встре­чей в «нор­манд­ском фор­ма­те»

Den (Russian) - - Первая Страница - Иван КАПСАМУН, «День»

25 лет то­му на­зад Укра­и­на под­пи­са­ла Бу­да­пешт­ский ме­мо­ран­дум. Уро­ки, вы­во­ды, про­гно­зы...

Ме­нее неде­ли оста­лось до встре­чи ли­де­ров Укра­и­ны, Рос­сии, Гер­ма­нии и Фран­ции в рам­ках «нор­ман­ско­го фор­ма­та» 9 де­каб­ря. Чем мо­гут за­вер­шить­ся эти пе­ре­го­во­ры? Сей­час предмет ак­тив­но­го об­суж­де­ния. Осо­бен­но ко­гда рос­сий­ская сто­ро­на вре­мя от вре­ме­ни вбра­сы­ва­ет ин­фор­ма­цию о воз­мож­ной встре­че тет-а-тет Вла­ди­ми­ра Зе­лен­ско­го и Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на или о том, что од­ним из пунк­тов пе­ре­го­во­ров бу­дут га­зо­вые во­про­сы.

Рас­кры­вать кар­ты пе­ред 9 де­каб­ря вряд ли кто-то бу­дет — глав­ное, что­бы дей­ству­ю­щая укра­ин­ская власть бы­ла го­то­ва к раз­ным сце­на­ри­ям раз­ви­тия со­бы­тий в Париже. Пока пред­ста­ви­те­ли вла­сти огра­ни­чи­ва­ют­ся фра­за­ми на­по­до­бие то­го, что все бу­дет хо­ро­шо — ни­кто сда­вать укра­ин­ские интересы не со­би­ра­ет­ся. Или, как за­явил на днях Пре­зи­дент Укра­и­ны в ин­тер­вью за­пад­ным из­да­ни­ям — ес­ли он уви­дит, что в рам­ках пе­ре­го­во­ров оста­ет­ся на­едине с рос­сий­ской сто­ро­ной, без под­держ­ки за­пад­ных парт­не­ров, то бу­дет го­во­рить об этом пуб­лич­но.

В лю­бом слу­чае мо­ло­дой ко­ман­де сто­ит пе­ред по­езд­кой хо­ро­шо изу­чить уро­ки но­вей­шей ис­то­рии. Как раз пе­ред встре­чей в сто­ли­це Фран­ции ис­пол­ня­ет­ся 25 лет Бу­да­пешт­ско­му ме­мо­ран­ду­му (был под­пи­сан 5 де­каб­ря 1994 г.), ко­то­рый в Укра­ине по­сле на­ча­ла рос­сий­ской агрес­сии вспо­ми­на­ют осо­бен­но ча­сто. С од­ной сто­ро­ны, дан­ный до­го­вор не обес­пе­чил су­ве­ре­ни­тет и тер­ри­то­ри­аль­ную це­лост­ность Укра­и­ны, а с дру­гой — это фак­ти­че­ски един­ствен­ный до­ку­мент, под ко­то­рым сто­ят под­пи­си и укра­ин­цев, и рос­си­ян, и аме­ри­кан­цев, и бри­тан­цев (поз­же при­со­еди­ни­лись так­же фран­цу­зы и ки­тай­цы). Это не нор­ман­ско­мин­ские до­го­во­рен­но­сти, где пред­став­ле­ны тер­ро­ри­сты и ма­ри­о­нет­ки Кремля от так на­зы­ва­е­мых ДНР и ЛНР, однако от­сут­ству­ют пред­ста­ви­те­ли США и Ве­ли­ко­бри­та­нии.

Суть в том, что Бу­да­пешт­ский ме­мо­ран­дум, ко­то­рый име­ет пол­ное на­зва­ние — Ме­мо­ран­дум о га­ран­ти­ях без­опас­но­сти в свя­зи с при­со­еди­не­ни­ем Укра­и­ны к До­го­во­ру о нерас­про­стра­не­нии ядер­но­го ору­жия, стал для Укра­и­ны про­иг­ры­шем, тем не ме­нее, он все рав­но преду­смат­ри­ва­ет опре­де­лен­ные ме­ха­низ­мы, ко­то­рые на­ша стра­на до сих пор не ис­поль­зо­ва­ла. Однако еще мо­жет ис­поль­зо­вать. Осо­бен­но ес­ли по­сле встре­чи 9 де­каб­ря укра­ин­цы убе­дят­ся в необ­хо­ди­мо­сти по­ис­ка аль­тер­на­ти­вы су­ще­ству­ю­ще­му «нор­ман­ско-мин­ско­му фор­ма­ту».

На днях Ин­сти­тут внеш­не­по­ли­ти­че­ских ис­сле­до­ва­ний и Центр стра­те­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний при со­дей­ствии Ге­не­раль­ной ди­рек­ции по об­слу­жи­ва­нию ино­стран­ных пред­ста­ви­тельств про­ве­ли круг­лый стол на те­му: «Бу­да­пешт­ский ме­мо­ран­дум: 25 лет нере­а­ли­зо­ван­ных га­ран­тий». Участ­ни­ки ме­ро­при­я­тия до­воль­но де­таль­но об­су­ди­ли со­бы­тия на­ча­ла 1990-х, ко­то­рые при­ве­ли к от­ка­зу Укра­и­ны от ядер­но­го ору­жия. В ка­ких усло­ви­ях про­хо­ди­ли пе­ре­го­во­ры? Ка­кие на то вре­мя до­ку­мен­ты при­ни­ма­ла Вер­хов­ная Ра­да и ка­кие до­го­во­ры под­пи­са­ло ру­ко­вод­ство стра­ны? По­че­му в ито­ге мы со­гла­си­лись на Ме­мо­ран­дум? Бы­ли ли дру­гие ва­ри­ан­ты и воз­мож­но­сти?

В на­ча­ле ме­ро­при­я­тия мо­де­ра­тор Гри­го­рий Пе­ре­пе­ли­ца так­же за­дал­ся во­про­сом — мож­но ли вер­нуть­ся к Бу­да­пешт­ско­му ме­мо­ран­ду­му и за­ста­вить га­ран­тов вы­пол­нить свои обя­за­тель­ства? «Без­услов­но, 25 лет — это уже исто­ри­че­ская да­та, — от­ве­ча­ет он. — Однако она не яв­ля­ет­ся по­во­дом для празд­но­ва­ния. Мы вы­нуж­де­ны кон­ста­ти­ро­вать нере­а­ли­за­цию в те­че­ние мно­гих лет предо­став­лен­ных нам га­ран­тий. Се­го­дня важ­но по­ни­мать не толь­ко то, что Рос­сия гру­бо на­ру­ши­ла эти га­ран­тии, но и пе­ре­осмыс­лить в ка­ких усло­ви­ях под­пи­сы­вал­ся ме­мо­ран­дум и ка­кие по­след­ствия он име­ет и бу­дут иметь в даль­ней­шем не толь­ко для Укра­и­ны, но и для меж­ду­на­род­ной без­опас­но­сти. От­вет же на по­став­лен­ный мною во­прос мы по­пы­та

ем­ся дать во вре­мя на­шей се­го­дняш­ней дис­кус­сии».

Кро­ме то­го, участ­ни­ки круг­ло­го стола да­ли от­ве­ты на сле­ду­ю­щие во­про­сы: 1.Бу­да­пешт­ский ме­мо­ран­дум: по­ли­ти­че­ские за­ве­ре­ния или обя­зу­ю­щие га­ран­тии? 2. На­ру­ше­ние га­ран­тий Бу­да­пешт­ско­го ме­мо­ран­ду­ма как пре­це­дент для раз­ру­ше­ния ре­жи­ма ядер­но­го нерас­про­стра­не­ния; 3. Формат Бу­да­пешт­ско­го ме­мо­ран­ду­ма в до­сти­же­нии ми­ра и во­ста­нов­ле­нии тер­ри­то­ри­аль­ной Укра­и­ны: воз­мож­ность или миф? 4.Какой долж­на быть и какой бы­ла ре­ак­ция Укра­и­ны на гру­бое на­ру­ше­ние га­ран­тий Бу­да­пешт­ско­го ме­мо­ран­ду­ма — со­зыв меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции; под­пи­са­ние все­объ­ем­лю­ще­го до­го­во­ра по без­опас­но­сти «Бу­да­пешт-2»; воз­вра­ще­ние Укра­и­ны к ядер­но­му ста­ту­су; вы­ход из До­го­во­ра о нерас­про­стра­не­нии ядер­но­го ору­жия (ДНЯО)?

ИС­ТО­РИЯ ВО­ПРО­СА И НЕВЫ­ПОЛ­НЕ­НИЯ ГАРАНТАМИ БУ­ДА­ПЕШТ­СКО­ГО МЕ­МО­РАН­ДУ­МА

Гри­го­рий ПЕ­РЕ­ПЕ­ЛИ­ЦА, кон­флик­то­лог-меж­ду­на­род­ник, ди­рек­тор Ин­сти­ту­та внеш­не­по­ли­ти­че­ских ис­сле­до­ва­ний:

— Ка­ки­ми бы­ли пред­по­сыл­ки под­пи­са­ния Бу­да­пешт­ско­го ме­мо­ран­ду­ма? В Укра­ине по­сле рас­па­да Со­вет­ско­го Со­ю­за на­хо­ди­лось тре­тьи по мо­щи, по­сле США и РФ, стра­те­ги­че­ские ядер­ные си­лы. С од­ной сто­ро­ны, за­пад­ные стра­ны, в том чис­ле Ки­тай, счи­та­ли это опас­ным для се­бя и бы­ли за­ин­те­ре­со­ва­ны как мож­но ско­рее разору­жить Укра­и­ну. С дру­гой сто­ро­ны, Рос­сия фак­ти­че­ски не скры­ва­ла, что со­зда­ние СНГ — это вре­мен­ное яв­ле­ние, пе­ре­ход­ный пе­ри­од для даль­ней­ше­го вос­со­еди­не­ния неза­ви­си­мых стран в но­вое го­су­дар­ствен­ное объ­еди­не­ние. То есть угро­за со сто­ро­ны РФ ис­хо­ди­ла фак­ти­че­ски сра­зу по­сле под­пи­са­ния Бе­ло­веж­ских со­гла­ше­ний.

Все эти ве­щи не до кон­ца осо­зна­ва­лись на­шей то­гдаш­ней по­ли­ти­че­ской эли­той. Са­ма же Укра­и­на на то вре­мя пе­ре­жи­ва­ла по­след­ствия Чер­но­быль­ской ка­та­стро­фы, со­от­вет­ствен­но, сре­ди на­се­ле­ния бы­ли до­ста­точ­но силь­ные ан­ти­ядер­ные на­стро­е­ния, чем вос­поль­зо­ва­лись опре­де­лен­ные ли­де­ры. Кро­ме то­го, на­ша стра­на на­хо­ди­лась в тя­же­лом эко­но­ми­че­ском по­ло­же­нии. Еще один фак­тор — в Укра­ине на то вре­мя раз­ме­ща­лись мощ­ней­шие в Ев­ро­пе (Рос­сия счи­та­лась евразий­ской государств­ом) груп­пи­ров­ки Во­ору­жен­ных Сил — бо­лее чем 700-ты­сяч­ная ар­мия, 6,5 тыс. тан­ков, 2,5, тыс. са­мо­ле­тов. По­это­му у во­ен­ных бы­ла мне­ние, что ес­ли мы со­хра­ним со­от­вет­ству­ю­щий по­тен­ци­ал обыч­ных ВС, то от ядер­но­го ору­жия мож­но и от­ка­зать­ся.

Сле­до­ва­тель­но, все эти об­сто­я­тель­ства по­ста­ви­ли пе­ред Вер­хов­ной Ра­дой и пра­ви­тель­ством во­прос — что де­лать с ядер­ным ору­жи­ем? Пер­вым до­ку­мен­том по ядер­но­му разору­же­нию Укра­и­ны бы­ла Де­кла­ра­ция о го­су­дар­ствен­ном су­ве­ре­ни­те­те Укра­и­ны (16 июля 1990 г.), в ко­то­рой го­во­ри­лось о том, что «Укра­и­на про­воз­гла­ша­ла свое на­ме­ре­ние стать в бу­ду­щем по­сто­ян­но ней­траль­ным государств­ом, ко­то­рое не бу­дет при­ни­мать уча­стия в во­ен­ных бло­ках и обя­зу­ет­ся при­дер­жи­вать­ся трех неядер­ных прин­ци­пов: не при­ме­нять, не про­из­во­дить и не при­об­ре­тать ядер­ное ору­жие». Да­лее это бы­ло под­твер­жде­но в За­яв­ле­нии Вер­хов­ной Ра­ды о безъ­ядер­ном ста­ту­се Укра­и­ны от 24 ок­тяб­ря 1991 го­да, где го­во­ри­лось о на­ли­чии на тер­ри­то­рии Укра­и­ны ядер­но­го ору­жия быв­ше­го Со­вет­ско­го Со­ю­за и о том, что эта груп­пи­ров­ка яв­ля­ет­ся вре­мен­ной, по­то­му что Укра­и­на пла­ни­ру­ет при­со­еди­нить­ся к ДНЯО.

В Вер­хов­ной Ра­де бы­ли как сто­рон­ни­ки, так и про­тив­ни­ки со­хра­не­ния ядер­но­го ору­жия. Сто­рон­ни­ки го­во­ри­ли о том, что со­глас­но До­го­во­ру о со­кра­ще­нии и огра­ни­че­нию стра­те­ги­че­ских на­сту­па­тель­ных во­ору

же­ний США (СНО-1) СССР мы не обя­за­ны пол­но­стью сда­вать свое ядер­ное ору­жие и его но­си­те­ли. По­то­му что дан­ный до­го­вор преду­смат­ри­вал со­кра­ще­ние толь­ко на 36% но­си­те­лей ядер­но­го ору­жия и на 42% са­мо­го ядер­но­го ору­жия. То есть ес­ли бы мы вы­пол­ни­ли дан­ный до­го­вор, то име­ли бы за со­бой пра­во на 120 но­си­те­лей ядер­но­го ору­жия (57 меж­кон­ти­нен­таль­ных бал­ли­сти­че­ских ра­кет, 28 стра­те­ги­че­ских бом­бар­ди­ров­щи­ков и 960 ядер­ных бо­е­при­па­сов). И бы­ло при­ня­то со­от­вет­ству­ю­щее по­ста­нов­ле­ние от 9 ап­ре­ля 1992 го­да, ко­то­рое, соб­ствен­но, за­креп­ля­ло эти по­ло­же­ния.

Но уже 23 мая 1992 го­да мы под­пи­са­ли Лис­са­бон­ский про­то­кол, ко­то­рый преду­смат­ри­вал, что Укра­и­на яв­ля­ет­ся пра­во­пре­ем­ни­ком Со­вет­ско­го Со­ю­за в ча­сти вы­пол­не­ния До­го­во­ра СНО-1, но не в ча­сти ядер­но­го ору­жия. Бо­лее то­го, со­глас­но под­пи­сан­но­му про­то­ко­лу Укра­и­на обя­за­лась при­со­еди­нить­ся к ДНЯО в ка­че­стве неядер­но­го го­су­дар­ства, что со­зда­ло опре­де­лен­ную кол­ли­зию. В свя­зи с этим Вер­хов­ная Ра­да при­ня­ла опре­де­лен­ное предо­сте­ре­же­ние (по­ста­нов­ле­ние от 18 но­яб­ря 1993 го­да), ко­то­рое ста­ло ком­про­мис­сом. В част­но­сти, речь шла о том, что Укра­и­на не счи­та­ет для се­бя обя­за­тель­ным вы­пол­не­ние ст. 5 Лис­са­бон­ско­го про­то­ко­ла о при­со­еди­не­нии к До­го­во­ру ДНЯО в ка­че­стве неядер­но­го го­су­дар­ства. Так­же го­во­ри­лось о том, что Укра­и­на как го­су­дар­ство счи­та­ет­ся об­ла­да­те­лем ядер­но­го ору­жия и бу­дет ид­ти к безъ­ядер­но­му ста­ту­су по­этап­но в за­ви­си­мо­сти от по­лу­че­ния ею га­ран­тий на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти, ко­то­рые долж­ны дать ей ядер­ные стра­ны. Речь шла и о ком­пен­са­ции сто­и­мо­сти ядер­но­го ору­жия.

14 ян­ва­ря 1994 го­да бы­ло под­пи­са­но трех­сто­рон­нее за­яв­ле­ние меж­ду Укра­и­ной, Рос­си­ей и США о га­ран­ти­ях, ко­то­рые предо­став­ля­ют­ся Укра­ине. Фак­ти­че­ски эти га­ран­тии впо­след­ствии лег­ли в так на­зы­ва­е­мый Бу­да­пешт­ский ме­мо­ран­дум, ко­то­рый под­пи­са­ли 5 де­каб­ря 1994 го­да.

Поз­же на­ча­лись дис­кус­сии, на­сколь­ко этот ме­мо­ран­дум яв­ля­ет­ся дей­ствен­ным и на чем он ос­но­вы­ва­ет­ся — это юри­ди­че­ские обя­за­тель­ства, за­ве­ре­ния, на­ме­ре­ния или про­сто де­кла­ра­ции? В ос­но­ву Бу­да­пешт­ско­го ме­мо­ран­ду­ма бы­ли по­ло­же­ны по­зи­тив­ные и нега­тив­ные га­ран­тии о нерас­про­стра­не­нии ядер­но­го ору­жия. Нега­тив­ные га­ран­тии озна­ча­ют, что ядер

ные стра­ны обя­зы­ва­ют­ся не при­ме­нять ядер­ное ору­жие про­тив неядер­ных стран, кро­ме слу­ча­ев, ес­ли они са­ми под­верг­нут­ся агрес­сии со сто­ро­ны неядер­ных стран. По­зи­тив­ные га­ран­тии сво­дят­ся к то­му, что ядер­ные го­су­дар­ства обя­за­лись из­ба­вить­ся от ядер­но­го ору­жия, но ни­кто до сих пор это­го не сде­лал. По­это­му мы мо­жем го­во­рить, что До­го­вор ДНЯО несет дис­кри­ми­на­ци­он­ный ха­рак­тер, по­сколь­ку ни­ка­ких ре­аль­ных га­ран­тий со сто­ро­ны ядер­ных го­су­дарств неядер­ным го­су­дар­ствам он не да­ет, что и по­ка­зал Бу­да­пешт­ский ме­мо­ран­дум.

К по­зи­тив­ным га­ран­ти­ям еще от­но­сят­ся кон­суль­та­ции: в слу­чае ес­ли неядер­ные стра­ны под­верг­нут­ся на­па­де­нию со сто­ро­ны ядер­ных стра­ны, ООН обя­зу­ет­ся про­ве­сти кон­суль­та­ции. Что же про­изо­шло, ко­гда Рос­сия на­па­ла на Укра­и­ну? Вер­хов­ная Ра­да дей­ство­ва­ла в со­от­вет­ствии с га­ран­ти­я­ми Бу­да­пешт­ско­го ме­мо­ран­ду­ма. 28 фев­ра­ля украинский пар­ла­мент при­нял об­ра­ще­ние к го­су­дар­ствам-га­ран­там, в част­но­сти с тре­бо­ва­ни­ем про­ве­сти немед­лен­ные кон­суль­та­ции с Укра­и­ной, а так­же немед­лен­но со­звать за­се­да­ние Со­ве­та без­опас­но­сти ООН и об­ра­тить­ся к го­су­дар­ствам-га­ран­там. 14 мар­та 2014-го Укра­и­ной бы­ло при­ня­то но­вое об­ра­ще­ние уже к го­су­дар­ствам-под­пи­сан­там — га­ран­там Бу­да­пешт­ско­го ме­мо­ран­ду­ма, ко­то­рых при­зы­ва­ли про­ве­сти встре­чу. Об­ра­ще­ние к ООН не да­ло ни­ка­ких дей­ствен­ных ре­зуль­та­тов, кро­ме за­се­да­ний и за­яв­ле­ний. Что ка­са­ет­ся об­ра­ще­ния к го­су­дар­ствам-га­ран­там, то со­гла­си­лись на это толь­ко США и Ве­ли­ко­бри­та­ния, осталь­ные от­ка­за­лись. В ре­зуль­та­те ни­ка­кие га­ран­тии со­глас­но Бу­да­пешт­ско­му ме­мо­ран­ду­му не бы­ли вы­пол­не­ны.

«ЕС­ЛИ БЫ МЫ В 1990-Х СМОГ­ЛИ КАК СЛЕ­ДУ­ЕТ РАС­ПО­РЯ­ДИТЬ­СЯ ЯДЕР­НЫМ ОРУ­ЖИ­ЕМ, ТО БЫ­ЛИ БЫ ЧЛЕ­НА­МИ И НАТО, И ЕС»

Юрий КОСТЕНКО, член Ко­мис­сии по во­про­сам ядер­ной по­ли­ти­ки и ядер­ной без­опас­но­сти, на­род­ный де­пу­тат Укра­и­ны II, III, IV, VI со­зы­вов:

— Ис­то­рия ядер­но­го разору­же­ния Укра­и­ны — это ис­то­рия то­го, как не долж­но дей­ство­вать неза­ви­си­мое го­су­дар­ство на меж­ду­на­род­ной арене. Дей­стви­тель­но, еще в Де­кла­ра­ции о го­су­дар­ствен­ном су­ве­ре­ни­те­те Укра­и­на при­ня­ла на се­бя обя­за­тель­ство стать безъ­ядер­ным государств­ом, но это бы­ло по­ли­ти­че­ское, а не юри­ди­че­ское обя­за­тель­ство. По­сле про­воз­гла­ше­ния неза­ви­си­мо­сти это транс­фор­ми­ро­ва­лось в ре­ше­ния Вер­хов­ной Ра­ды, ко­то­рые долж­ны бы­ли яв­лять­ся опре­де­ля­ю­щи­ми для ис­пол­ни­тель­ной вла­сти. Украинский пар­ла­мент в сво­ем за­яв­ле­нии фак­ти­че­ски кон­кре­ти­зи­ро­вал путь до­сти­же­ния безъ­ядер­но­го ста­ту­са. Де­ло в том, что, со­глас­но за­ко­ну ВР, все, что на­хо­ди­лось на на­шей тер­ри­то­рии по­сле рас­па­да Со­вет­ско­го Со­ю­за, ста­ло соб­ствен­но­стью укра­ин­ско­го го­су­дар­ства, то есть мы сра­зу про­воз­гла­си­ли се­бя, в част­но­сти, вла­дель­цем ядер­но­го ору­жия на тер­ри­то­рии Укра­и­ны. Впо­след­ствии бы­ло при­ня­то по­ста­нов­ле­ние пар­ла­мен­та, в ко­то­ром так­же чет­ко рас­пи­сы­ва­лось, как Укра­и­на долж­на из­ба­вить­ся от безъ­ядер­но­го ста­ту­са, кон­кре­ти­зи­ро­вав за­да­чи для ис­пол­ни­тель­ной вла­сти и дру­гих ин­сти­ту­ций. Пра­ви­тель­ство долж­но бы­ло опре­де­лить, сколь

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.