SIDENKO VOLODYMYR

Economy of Ukraine (Russian) - - Contents - Ста­тья по­сту­пи­ла в ре­дак­цию 17 июля 2018 г. The article was received by the Editorial staff on July 17, 2018.

– Megatrends of e)commerce development in the context of modern technological revolution

The article covers the issues of development of electronic (digital) commerce as a key trend in transformation of the world economy in the context of radical technological changes caused by the Fourth Industrial Revolution. The author summarizes the main advantages and risks associated with this phenomenon. Infrastructure prerequisites for the spread of electronic commerce are analyzed. Special attention is paid to the role of the leading

© Си­ден­ко Вла­ди­мир Ро­ма­но­вич (Sidenko Volodymyr), 2018; e mail: [email protected]

international organizations and regional integration blocs in the development and regulation of the e#commerce over the world. Keywords: e#commerce; digital commerce; information and communication technologies; information and communication services; the Fourth Industrial Revolution; world economy; international organizations. References 11; Tables 4.

Стре­ми­тель­ное рас­про­стра­не­ние в со­вре­мен­ном ми­ре ин­фор­ма­ци­он­но ком му­ни­ка­ци­он­ных тех­но­ло­гий (ИКТ), Ин­тер­не­та, со­вре­мен­ных средств се­те­во­го об ме­на ин­фор­ма­ци­ей вле­чет за со­бой по­ис­ти­не ре­во­лю­ци­он­ные из­ме­не­ния в фор­мах и ме­то­дах ве­де­ния биз­не­са и эко­но­ми­че­ской де­я­тель­но­сти в це­лом, ра­ди­каль­но из ме­ня­ет ме­ха­низ­мы функ­ци­о­ни­ро­ва­ния рын­ков и эко­но­ми­че­ское по­ве­де­ние как про­из­во­ди­те­лей, так и по­тре­би­те­лей. По­это­му тер­мин “элек­трон­ная тор­гов­ля” (от ан­гл. e commerce), по­лу­чив­ший рас­про­стра­не­ние уже в 1990 х го­дах, и бо­лее но­вый си­но­ни­ми­че­ский тер­мин “циф­ро­вая тор­гов­ля” (от ан­гл. digital trade) яв­ля­ют­ся не но­во­мод­ны­ми нео­ло­гиз­ма­ми, а по­ня­ти­я­ми, рас­кры­ва­ю­щи­ми дей­стви­тель­но кар­ди наль­ные тех­но­ло­ги­че­ские из­ме­не­ния в фор­мах и ме­то­дах эко­но­ми­че­ской де­я­тель но­сти в эко­но­ми­ке ХХІ в.

Имен­но по­то­му се­го­дня эта те­ма­ти­ка вы­шла на аван­сце­ну тео­ре­ти­че­ских и при клад­ных на­уч­ных ис­сле­до­ва­ний, дис­кус­сий по во­про­сам эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки, а так­же гло­баль­но­го и ре­ги­о­наль­но­го эко­но­ми­че­ско­го ре­гу­ли­ро­ва­ния, в ко­то­рых при­ни­ма­ют уча­стие прак­ти­че­ски все ос­нов­ные меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции и глав ные ин­те­гра­ци­он­ные объ­еди­не­ния со­вре­мен­но­сти. Про­бле­ма­ти­ка элек­трон­ной ком­мер­ции все боль­ше про­ни­ка­ет в про­грам­мы учеб­ных за­ве­де­ний раз­ных стран ми­ра, в том чис­ле Укра­и­ны (см., в част­но­сти, [1]). На­рас­та­ет вал раз­но­об­раз­ных пуб ли­ка­ций о раз­ных ас­пек­тах ука­зан­но­го фе­но­ме­на (см., на­при­мер, [2; 3; 4; 5; 6; 7]).

Меж­ду тем эта пробле­ма оста­ет­ся крайне слож­ной для по­ни­ма­ния и ста­ти­сти чес­ко­го из­ме­ре­ния, что обу­слов­ле­но не толь­ко но­вым ха­рак­те­ром и ско­ро­теч но­стью тех­но­ло­ги­че­ско­го ба­зи­са элек­трон­ной ком­мер­ции и неустой­чи­во­стью эко но­ми­че­ских и пра­во­вых от­но­ше­ний, воз­ни­ка­ю­щих и эво­лю­ци­о­ни­ру­ю­щих на этой ос­но­ве. Ука­зан­ный фе­но­мен по­рож­да­ет до­ста­точ­но слож­ные, да­ле­ко не од­но­знач­ные эф­фек­ты, что, в свою оче­редь, тре­бу­ет взве­шен­но­го под­хо­да на ба­зе ком­плекс­но­го уче­та всех раз­но­об­раз­ных вли­я­ний в раз­ных вре­мен­ны х из­ме­ре­ни­ях.

Цель этой ста­тьи за­клю­ча­ет­ся в по­пыт­ке ав­то­ра осве­тить ряд тео­ре­ти­че­ских во про­сов, ко­то­рые свя­за­ны с раз­ви­ти­ем элек­трон­ной (циф­ро­вой) ком­мер­ции, про дол­жа­ют на­хо­дить­ся в цен­тре на­уч­ных дис­кус­сий, нуж­да­ют­ся в даль­ней­шей раз­ра бот­ке и ка­са­ют­ся как со­дер­жа­ния и форм про­яв­ле­ния этих про­цес­сов в ми­ро­вой эко­но­ми­ке, так и ин­фра­струк­тур­ных пред­по­сы­лок для их рас­про­стра­не­ния, прин ци­пи­аль­ных под­хо­дов к их ре­гу­ли­ро­ва­нию на гло­баль­ном и ре­ги­о­наль­ном уров­нях.

Опре­де­ле­ние сфе­ры элек­трон­ной тор­гов­ли

Опре­де­ле­ние со­дер­жа­ния по­ня­тия “элек­трон­ная тор­гов­ля” (“элек­трон­ная ком мер­ция”) или “циф­ро­вая тор­гов­ля”, ко­то­рое се­го­дня все ча­ще ис­поль­зу­ет­ся вза­мен тер­ми­на “элек­трон­ная тор­гов­ля”, не яв­ля­ет­ся про­стой за­да­чей в си­лу мно­го ас­пект­но­сти ее про­яв­ле­ний в сфе­ре обо­ро­та то­ва­ров и услуг, а так­же вы­ра­жен­ной тен­ден­ции к даль­ней­шей ди­вер­си­фи­ка­ции в усло­ви­ях ин­тен­сив­ных тех­но­ло­ги­че ских пре­об­ра­зо­ва­ний со­вре­мен­но­сти. По­то­му су­ще­ству­ют раз­ные опре­де­ле­ния, учи ты­ва­ю­щие раз­ные ас­пек­ты это­го по­ня­тия. В наи­бо­лее аг­ре­ги­ро­ван­ной фор­ме этот тер­мин се­го­дня опре­де­ля­ет­ся ОЭСР – как про­да­жа или по­куп­ка то­ва­ров или услуг

че­рез ком­пью­тер­ные се­ти с ис­поль­зо­ва­ни­ем ме­то­дов, спе­ци­аль­но раз­ра­бо­тан­ных для по­лу­че­ния или раз­ме­ще­ния за­ка­зов (вклю­чая ис­поль­зо­ва­ние веб стра­ниц, эк стра­нет или элек­трон­но­го об­ме­на дан­ны­ми, но ис­клю­чая те­ле­фон­ные звон­ки, фак си­миль­ные ап­па­ра­ты и элек­трон­ные со­об­ще­ния, на­бран­ные вруч­ную). Участ­ни­ка ми та­ких опе­ра­ций мо­гут быть пред­при­я­тия, до­мо­хо­зяй­ства, част­ные ли­ца, пра­ви тель­ства и дру­гие об­ще­ствен­ные или част­ные ор­га­ни­за­ции. При­чем обя­за­тель­ным эле­мен­том вы­сту­па­ет имен­но раз­ме­ще­ние за­ка­за че­рез ком­пью­тер­ные се­ти, то­гда как пла­те­жи и по­став­ка то­ва­ра (услу­ги) мо­гут ре­а­ли­зо­вы­вать­ся лю­бым спо­со­бом – в ре­жи­ме как он­лайн, так и оф­флайн (ОЭСР, 2011 *). Это опре­де­ле­ние бы­ло сфор му­ли­ро­ва­но в 2009 г. Еще в 2000 г. ОЭСР вве­ла раз­ли­че­ние тол­ко­ва­ния это­го тер­ми на в уз­ком смыс­ле (ес­ли осу­ществ­ле­ние опе­ра­ций про­ис­хо­дит че­рез Ин­тер­нет) и в ши­ро­ком (в слу­чае осу­ществ­ле­ния их че­рез лю­бые се­ти, опо­сре­до­ван­ные ком­пью те­ром, – computer mediated networks) **. Но но­вое опре­де­ле­ние тер­ми­на от 2009 г. объ­еди­ни­ло эти два ас­пек­та тол­ко­ва­ния.

ВТО опре­де­ля­ет элек­трон­ную тор­гов­лю в бо­лее об­щих тер­ми­нах – как “про­из вод­ство, рас­пре­де­ле­ние, мар­ке­тинг и про­да­жу или по­став­ку то­ва­ров и услуг при по мо­щи элек­трон­ных средств” ***.

Меж­ду тем есть бо­лее раз­вер­ну­тые ха­рак­те­ри­сти­ки это­го тер­ми­на, рас­смат­ри ва­е­мо­го как со­став­ля­ю­щая “элек­трон­но­го биз­не­са” и опре­де­ля­е­мо­го как “элек трон­ная эко­но­ми­че­ская де­я­тель­ность, обес­пе­чи­ва­ю­щая пол­ный за­мкну­тый цикл биз­нес про­цес­сов, ко­то­рые вклю­ча­ют за­каз то­ва­ров/услуг, про­ве­де­ние пла­те­жей, до­став­ку то­ва­ров/услуг пу­тем ИКТ и обес­пе­чи­ва­ют пе­ре­да­чу прав соб­ствен­но­сти юри­ди­че­ских/фи­зи­че­ских лиц дру­гим” [1, с. 55, 520].

Ти­по­вой за­кон ЮНСИТРАЛ 1996 г. **** , пря­мо не рас­кры­вая со­дер­жа­ние по­ня­тия “элек­трон­ная тор­гов­ля”, в сво­ей ст. 1 от­ме­ча­ет, что этот тер­мин при­ме­ня­ет­ся к “лю­бо му ви­ду ин­фор­ма­ции в фор­ме со­об­ще­ния дан­ных, ис­поль­зу­е­мой в кон­тек­сте тор­го­вой де­я­тель­но­сти”. При этом тер­мин “тор­го­вая” пред­ла­га­ет­ся тол­ко­вать “ши­ро­ко, с тем что­бы он охва­ты­вал во­про­сы, вы­те­ка­ю­щие из всех от­но­ше­ний тор­го­во­го ха­рак­те­ра, как до­го­вор­ных, так и недо­го­вор­ных”. От­но­ше­ния тор­го­во­го ха­рак­те­ра вклю­ча­ют та­кие сдел­ки, не огра­ни­чи­ва­ясь ими: лю­бые тор­го­вые сдел­ки на по­став­ку то­ва­ров или услуг или об­мен то­ва­ра­ми или услу­га­ми; дис­три­бью­тор­ские сдел­ки; ком­мер­че­ское пред­ста ви­тель­ство и агент­ские от­но­ше­ния; фак­то­ринг; ли­зинг; стро­и­тель­ство про­мыш­лен­ных объ­ек­тов; предо­став­ле­ние кон­суль­та­тив­ных услуг; ин­жи­ни­ринг; куп­ля/про­да­жа ли цен­зий; ин­ве­сти­ро­ва­ние; фи­нан­си­ро­ва­ние; бан­ков­ские услу­ги; стра­хо­ва­ние; сдел­ки об экс­плу­а­та­ции или кон­цес­си­ях; сов­мест­ные пред­при­я­тия и дру­гие фор­мы про­мыш­лен но­го или пред­при­ни­ма­тель­ско­го со­труд­ни­че­ства; пе­ре­воз­ка то­ва­ров и пас­са­жи­ров воз душ­ным, мор­ским, же­лез­но­до­рож­ным или ав­то­мо­биль­ным транс­пор­том.

Ти­по­вой за­кон ис­хо­дит из ши­ро­ко­го по­ня­тия “элек­трон­ный об­мен дан­ны­ми” (ЭДИ), что поз­во­лит охва­тить раз­но­об­раз­ные ви­ды ис­поль­зо­ва­ния ЭДИ, свя­зан­ные с тор­гов­лей. К чис­лу средств пе­ре­да­чи дан­ных, ко­то­рые охва­ты­ва­ют­ся по­ня­ти­ем

* OECD Guide to Measuring the Information Society 2011. – Paris : OECD, 2011. – Р. 72 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.oecd.org/sti/ieconomy/oecdguidetomea suringtheinformationsociety2011.htm; doi: http://dx.doi.org/10.1787/9789264113541 en.

** Measuring the Information Economy. – Paris : OECD, 2002 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре жим до­сту­па : https://www.oecd.org/sti/ieconomy/1835738.pdf.

*** WTO. Work Programme on Electronic Commerce. Adopted by the General Council on 25 September 1998. WT/L/274. – 30 September 1998. – 1.3 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до сту­па : https://www.wto.org/english/tratop_e/ecom_e/ecom_e.htm.

**** Ти­по­вой за­кон ЮНСИТРАЛ об элек­трон­ной тор­гов­ле и Ру­ко­вод­ство по при­ня­тию. 1996 год, с до­пол­ни­тель­ной ста­тьей 5 бис, при­ня­той в 1998 го­ду. – Нью Йорк : ООН, 2006. – v, 74 с.

“элек­трон­ная тор­гов­ля”, этим за­ко­ном от­но­сят­ся пе­ре­да­ча дан­ных стан­дар­ти­зи­ро ван­но­го фор­ма­та меж­ду ком­пью­те­ра­ми; пе­ре­да­ча элек­трон­ных со­об­ще­ний с ис­поль­зо­ва­ни­ем или об­ще­до­ступ­ных, или па­тен­то­ван­ных стан­дар­тов; пе­ре­да­ча тек ста сво­бод­но­го фор­ма­та при по­мо­щи элек­трон­ных средств, на­при­мер, че­рез Ин­тер нет (в ря­де слу­ча­ев кон­цеп­ция “элек­трон­ной тор­гов­ли” мо­жет охва­ты­вать ис­поль зо­ва­ние та­ких средств, как те­лекс и те­ле­факс) *.

Та­ким об­ра­зом, струк­тур­но по­ня­тие “элек­трон­ная тор­гов­ля” (“циф­ро­вая тор гов­ля”) яв­ля­ет­ся до­ста­точ­но слож­ным и та­ким, ко­то­рое труд­но под­да­ет­ся од­но знач­но­му тол­ко­ва­нию. Это пря­мо обу­слов­ле­но на­ли­чи­ем раз­но­об­раз­ных форм ор­га­ни­за­ции и ве­де­ния элек­трон­но­го биз­не­са. Так, спе­ци­а­ли­сты в об­ла­сти циф­ро вой тор­гов­ли (Д. Чи­ури­ак и М. Пташ­ки­на [4, р. 4] **) вы­де­ля­ют се­го­дня 5 раз­ных спо­со­бов ее ве­де­ния (табл. 1). Та­б­ли­ца 1

* Меж­ду­на­род­ный центр по тор­гов­ле и устой­чи­во­му раз­ви­тию. Как раз­вить и мак­си­маль­но ис­поль зо­вать по­тен­ци­ал элек­трон­ной ком­мер­ции? // Мо­сты. Ана­ли­ти­ка и но­во­сти о тор­гов­ле и устой­чи­вом раз ви­тии. – 2018. – Вып. 1. – Март – ап­рель. – 37 с. – С. 5. Су­ще­ствен­ное зна­че­ние для рас­кры­тия со­дер­жа­ния элек­трон­ной тор­гов­ли име­ет дру­гое важ­ное по­ня­тие – “элек­трон­ные тор­го­вые пло­щад­ки” (ЭТП) – ин

* Там же. – С. 17 18. ** Меж­ду­на­род­ный центр по тор­гов­ле и устой­чи­во­му раз­ви­тию. Как раз­вить и мак­си маль­но ис­поль­зо­вать по­тен­ци­ал элек­трон­ной ком­мер­ции? // Мо­сты. Ана­ли­ти­ка и но­во­сти о тор­гов­ле и устой­чи­вом раз­ви­тии. – 2018. – Вып. 1. – Март – ап­рель. – 37 с.

фра­струк­ту­ра для про­ве­де­ния ком­мер­че­ских опе­ра­ций он­лайн, со­здан­ная Ин тер­нет по­сред­ни­ка­ми. ЭТП иг­ра­ют су­ще­ствен­ную роль в уста­нов­ле­нии стан­дар­тов ра­бо­ты для про­дав­цов, а так­же в обес­пе­че­нии без­опас­но­сти ком­мер­че­ских и со­от вет­ству­ю­щих фи­нан­со­вых опе­ра­ций, а так­же в га­ран­ти­ро­ва­нии прав по­тре­би­те­лей. Се­го­дня неред­ко под­чер­ки­ва­ет­ся боль­шое зна­че­ние ЭТП в ре­а­ли­за­ции со­труд­ни­че ства с го­су­дар­ствен­ны­ми ор­га­на­ми, а так­же ин­сти­ту­та­ми ре­гу­ли­ро­ва­ния тор­гов­ли и под­держ­ки экс­пор­та. При этом при­зна­ет­ся, что успеш­ное раз­ви­тие элек­трон­ной тор­гов­ли в ре­ша­ю­щей сте­пе­ни за­ви­сит от адек­ват­но­сти 6 сфер го­су­дар­ствен­ной по ли­ти­ки: та­мо­жен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния; на­ло­го­во­го пра­ва; ва­лют­но­го кон­тро­ля; ре жи­ма ис­поль­зо­ва­ния элек­трон­ных де­неж­ных средств (вир­ту­аль­ных ва­лют); по­ли­ти ки в сфе­ре ло­ги­сти­ки; за­щи­ты прав по­тре­би­те­лей *.

В то же вре­мя сле­ду­ет под­черк­нуть, что учет опе­ра­ций в рам­ках элек­трон­ной ком­мер­ции и при опре­де­ле­нии ба­зо­вых мак­ро­эко­но­ми­че­ских по­ка­за­те­лей на­тал­ки ва­ет­ся на су­ще­ствен­ные про­бле­мы ме­то­до­ло­ги­че­ско­го ха­рак­те­ра. Ведь, по приз­на нию ВТО, в от­но­ше­нии циф­ро­вых про­дук­тов, в част­но­сти, необ­хо­ди­мо вы­явить от ли­чие меж­ду ка­те­го­ри­я­ми “то­вар” и “услу­га”, а так­же изоб­ре­сти но­вые спо­со­бы ста­ти­сти­че­ской клас­си­фи­ка­ции с уче­том но­во­го, по­вы­шен­но­го уров­ня слож­но­сти меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли. С этой це­лью се­го­дня осу­ществ­ля­ет­ся со­труд­ни­че­ство меж­ду ОЭСР и МВФ в во­про­сах отоб­ра­же­ния циф­ро­вой тор­гов­ли в из­ме­ре­ни­ях ВВП и про­из­во­ди­тель­но­сти. А ЮНКТАД, сов­мест­но с ВТО, ОЭСР и Все­мир­ным поч­то­вым со­ю­зом, ве­дут ра­бо­ту в на­прав­ле­нии луч­ше­го отоб­ра­же­ния транс­гра­нич ных опе­ра­ций в рам­ках элек­трон­ной ком­мер­ции **. Ре­ше­ние этой про­бле­мы очень важ­но для на­ла­жи­ва­ния эф­фек­тив­но­го ме­ха­низ­ма от­сле­жи­ва­ния опе­ра­ций, осу ществ­ля­е­мых в ре­жи­ме элек­трон­ной ком­мер­ции, и для обес­пе­че­ния со­от­вет­ствую щих эф­фек­тив­ных ме­то­дов ре­гу­ли­ро­ва­ния этой сфе­ры.

Воз­рас­та­ю­щая роль ИКТ в раз­ви­тии меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли и тех­но­ло­ги­че­ские пред­по­сыл­ки для их вклю­че­ния в этот про­цесс

Раз­ви­тие элек­трон­ной тор­гов­ли необ­хо­ди­мо рас­смат­ри­вать в бо­лее ши­ро­ком кон­тек­сте мас­штаб­ных сдви­гов в струк­ту­ре и тех­но­ло­ги­ях осу­ществ­ле­ния ми­ро­вой тор­гов­ли. Ведь од­ной из наи­бо­лее важ­ных тен­ден­ций в раз­ви­тии меж­ду­на­род­ной тор гов­ли ста­ло пре­вра­ще­ние груп­пы ком­пью­тер­ных, ком­му­ни­ка­ци­он­ных и дру­гих услуг в ве­ду­щий сек­тор раз­ви­тия экс­пор­та услуг. Имен­но это слу­жит наи­бо­лее ши­ро­кой ос­но­вой для про­цес­са рас­ту­щей циф­ро­ви­за­ции (digitalisation) меж­ду­на­род­ных тор­го вых опе­ра­ций и по­яв­ле­ния сек­то­ра элек­трон­ной (циф­ро­вой) тор­гов­ли как ве­ду­щей и чрез­вы­чай­но ди­на­мич­ной сфе­ры меж­ду­на­род­ной ком­мер­че­ской де­я­тель­но­сти.

По дан­ным ЮНКТАД, в 2015 г. про­да­жи в рам­ках элек­трон­ной ком­мер­ции пре вы­си­ли от­мет­ку в 25 трлн. дол., что за­мет­но пре­вы­си­ло объ­е­мы ми­ро­во­го экс­пор­та за этот год (16,5 трлн. дол.). До­ля про­даж в рам­ках элек­трон­ной ком­мер­ции со­став ля­ет се­го­дня око­ло 18% об­ще­го обо­ро­та в стра­нах ОЭСР, хо­тя со­от­вет­ству­ю­щий про­цесс и про­ис­хо­дит до­ста­точ­но асим­мет­рич­но ***. При­чем по­чти 90% этих опе

* Там же. – С. 21–22. ** World Trade Statistical Review 2017. – Geneva : WTO, 2017. – 177 p. – Р. 45. *** В раз­ных стра­нах ОЭСР и в раз­ных сег­мен­тах пред­при­ни­ма­тель­ства элек­трон­ная ком­мер ция рас­про­стра­ни­лась в раз­ной сте­пе­ни: ес­ли в Но­вой Зе­лан­дии уча­стие в он­лайн про­да­жах при­ни ма­ют свы­ше 45% ком­па­ний, то в Гре­ции, Ита­лии, Мек­си­ке и Тур­ции – не бо­лее 10%. Ес­ли сре­ди круп­ных (име­ю­щих не ме­нее 250 ра­бот­ни­ков) пред­при­я­тий до­ля уча­стия в элек­трон­ной ком­мер­ции со­став­ля­ет око­ло 40%, то для некруп­ных ком­па­ний этот по­ка­за­тель не пре­вы­ша­ет и 20% (OECD (2015). OECD Digital Economy Outlook 2015, OECD Publishing; doi: 10.1787/9789264232440 en). Быст рее все­го се­го­дня обо­ро­ты элек­трон­ной ком­мер­ции уве­ли­чи­ва­ют­ся в стра­нах Во­сточ­ной Азии.

ра­ций при­хо­дит­ся на опе­ра­ции в сек­то­ре B2B (ком­мер­че­ские вза­и­мо­от­но­ше­ния меж­ду ор­га­ни­за­ци­я­ми) *.

Та­кой чрез­вы­чай­ный рост под­дер­жи­ва­ет­ся уско­рен­ным ро­стом сек­то­ра ин­фор ма­ци­он­но ком­му­ни­ка­ци­он­ных услуг (ИКУ), до­ля ко­то­рых в ми­ро­вом экс­пор­те услуг в це­лом вы­рос­ла за 1990–2016 гг. с 20,7% до 31,4%, а сре­ди стран ОЭСР – со­от­вет ствен­но, с 21,2% до 30,9%, стран ЕС – с 22,6% до 34,8% и стран Во­сточ­ной Азии – с 20,5% (2000 г.) до 28,4%. В ря­де го­су­дарств (табл. 2) этот по­ка­за­тель уже при­бли­жа ет­ся к по­ло­вине со­во­куп­но­го экс­пор­та услуг или да­же пре­вы­ша­ет ее. Та­б­ли­ца 2

* IMF. Balance of Payments Statistics Yearbook and data files. Accessed through World Bank’s Databank. World Development Indicators [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://databank.worldbank.org/ data/reports.aspx?source=world development indicators.

** По дан­ным 2012 г.

Важ­но под­черк­нуть, что в ком­по­нен­те ИКУ (в от­ли­чие от си­ту­а­ции в дру­гих сфе­рах меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли) Укра­и­на за по­след­нее де­ся­ти­ле­тие су­ме­ла впи сать­ся в гло­баль­ные трен­ды раз­ви­тия: их до­ля уве­ли­чи­лась с 13,5% до 31,8%, до­стиг нув сред­не­ми­ро­во­го уров­ня.

* Меж­ду­на­род­ный центр по тор­гов­ле и устой­чи­во­му раз­ви­тию. Как раз­вить и мак­си­маль но ис­поль­зо­вать по­тен­ци­ал элек­трон­ной ком­мер­ции? // Мо­сты. Ана­ли­ти­ка и но­во­сти о тор гов­ле и устой­чи­вом раз­ви­тии. – 2018. – Вып. 1. – Март – ап­рель. – 37 с. – С. 3, 20.

Тем­пы и эф­фек­тив­ность рас­про­стра­не­ния ИКТ в сфе­ре тор­го­во эко­но­ми­че­ских опе­ра­ций в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни обу­слов­ли­ва­ют­ся на­ли­чи­ем для это­го со­от­вет­ству ющей ин­фор­ма­ци­он­но ком­му­ни­ка­ци­он­ной ин­фра­струк­ту­ры. Важ­ны­ми ха­рак­те­рис ти­ка­ми уров­ня раз­ви­тия ИКТ ин­фра­струк­ту­ры яв­ля­ют­ся от­но­си­тель­ное ко­ли­че­ство поль­зо­ва­те­лей Ин­тер­не­та и мо­биль­ной свя­зи; ко­ли­че­ство по­сто­ян­ных под­пис­чи­ков ши­ро­ко­по­лос­но­го Ин­тер­не­та; от­но­си­тель­ное ко­ли­че­ство без­опас­ных сер­ве­ров Ин тер­не­та (табл. 3). При­чем осо­бое зна­че­ние име­ет спо­соб­ность стра­ны или ре­ги­о­на обес­пе­чи­вать вы­со­кий уро­вень по всем этим па­ра­мет­рам, а не по от­дель­ным из них. Та­б­ли­ца 3

Так, на­при­мер, Укра­и­на се­го­дня идет впе­ре­ди всей пла­не­ты по об­ще­му ко­ли­че ству поль­зо­ва­те­лей мо­биль­ной свя­зи в рас­че­те на 100 чел. на­се­ле­ния * (с по­ка­за­те лем 144 за 2015 г. и 133 за 2016 г.). Она су­ще­ствен­но опе­ре­жа­ла сред­ние по­ка­за­те­ли и по ми­ру в це­лом (со­от­вет­ствен­но, 98,3 и 101,6), и по раз­ви­тым стра­нам – чле­нам ОЭСР (114,9 и 118), и по стра­нам – чле­нам ЕС (121,3 и 121,1). Меж­ду тем по ко­ли че­ству поль­зо­ва­те­лей Ин­тер­не­та (% чис­лен­но­сти на­се­ле­ния) ** Укра­и­на бы­ла на уровне вы­ше сред­не­ми­ро­во­го (со­от­вет­ствен­но, 48,9% и 43,2% в 2015 г., а так­же 52,5% и 45,9% в 2016 г.), хо­тя и су­ще­ствен­но усту­па­ла раз­ви­тым стра­нам ми­ра (76,5% и 78,6% в 2015 и 2016 гг.).

Но что ка­са­ет­ся ка­че­ства ис­поль­зу­е­мых ИКТ тех­но­ло­гий, то си­ту­а­ция для на ше­го го­су­дар­ства не од­но­знач­на (см. табл. 3). Хо­тя Укра­и­на ра­ди­каль­но на­рас­ти­ла чис­лен­ность поль­зо­ва­те­лей ши­ро­ко­по­лос­но­го Ин­тер­не­та на про­тя­же­нии лишь де ся­ти­ле­тия (2005–2015), вый­дя здесь на сред­не­ми­ро­вой уро­вень, все же она по­чти в три ра­за усту­па­ет по это­му по­ка­за­те­лю ЕС 28, США и Япо­нии, ров­но в три ра­за – Шве­ции, бо­лее чем в три ра­за – Ка­на­де, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Гер­ма­нии, Фран­ции и Рес­пуб­ли­ке Ко­рея, по­чти в че­ты­ре ра­за – Швей­ца­рии.

В Укра­ине раз­ви­тие без­опас­но­го Ин­тер­не­та за­мед­ле­но, из за че­го она зна­чи­тель но от­ста­ла в этом ас­пек­те не толь­ко от ве­ду­щих го­су­дарств ми­ра, но и от боль­шой во сточ­но­ази­ат­ской груп­пы раз­ви­ва­ю­щих­ся стран. Так, по ко­ли­че­ству без­опас­ных сер­ве ров Ин­тер­не­та на 1 млн. чел. на­се­ле­ния Укра­и­на усту­па­ет Син­га­пу­ру (в 9,8 ра­за), Япо нии (в 11,8 ра­за), Ве­ли­ко­бри­та­нии (в 15,5 ра­за), США (в 17,9 ра­за), Гер­ма­нии (в 18,1 ра­за), Фин­лян­дии (в 19,8 ра­за), Шве­ции (в 19,7 ра­за), Рес­пуб­ли­ке Ко­рея (в 24,3 ра за), Швей­ца­рии (в 33,8 ра­за). Та­кое кар­ди­наль­ное от­ста­ва­ние по па­ра­мет­рам без­опас но­сти ста­вит под со­мне­ние пер­спек­ти­вы быст­ро­го рас­про­стра­не­ния в на­шей стране элек­трон­ной ком­мер­ции и элек­трон­но­го бан­кин­га и в даль­ней­шем не до­пу­сти­мо.

Но­вые пер­спек­ти­вы раз­ви­тия элек­трон­ной ком­мер­ции в кон­тек­сте чет­вер­той про­мыш­лен­ной ре­во­лю­ции

Се­го­дня мы име­ем все ос­но­ва­ния для вы­во­да, что мир всту­пил в эпо­ху кар­ди наль­ных пе­ре­мен в тех­но­ло­гии осу­ществ­ле­ния ком­мер­че­ских опе­ра­ций. Они воз мож­ны бла­го­да­ря ря­ду су­ще­ствен­ных тех­но­ло­ги­че­ских ин­но­ва­ций, ко­то­рые, по опре­де­ле­нию Все­мир­но­го эко­но­ми­че­ско­го фо­ру­ма ***, вклю­ча­ют:

– на­но­сен­со­ры и Ин­тер­нет на­но­ве­щей (nanosensors and the Internet of nanothings), ко­то­рые обес­пе­чи­ва­ют ми­ни­а­тю­ри­за­цию под­со­еди­не­ния к се­ти;

– блок­чейн тех­но­ло­гии как ре­во­лю­ци­он­ные де­цен­тра­ли­зо­ван­ные си­сте­мы, ба­зи­ру­ю­щи­е­ся на до­ве­рии (the blockchain) **** ;

– от­кры­тые эко­си­сте­мы ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та (open AI ecosystem), ко­то рые поз­во­лят пе­ре­ход от ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та к “кон­тек­сту­аль­но­му” и по­яв ле­ние со­вер­шен­ных пер­со­наль­ных по­мощ­ни­ков для вы­пол­не­ния ру­тин­ных дел в рам­ках си­стем Ин­тер­не­та ве­щей.

* International Telecommunication Union. World Telecommunication/ict Development Report and database indicators [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://databank.world bank.org/data/reports.aspx?source=world development indicators.

** Netcraft [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.netcraft.com/; World Bank population estimates [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://databank.worldbank.org/data/ reports.aspx?source=world development indicators.

*** World Economic Forum. Top 10 Emerging Technologies of 2016. By World Economic Forum’s Meta Council on Emerging Technologies. – June 2016 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.weforum.org.

**** Уже свы­ше по­лу­сот­ни круп­ней­ших бан­ков ми­ра про­воз­гла­си­ли ини­ци­а­ти­вы по внед­ре нию этих тех­но­ло­гий. Со­от­вет­ству­ю­щие про­ек­ты осу­ществ­ля­ют так­же Microsoft, IBM и Google.

ОЭСР * пред­по­ла­га­ет, что цен­траль­ную роль в тех­но­ло­ги­че­ском ба­зи­се, ко­то рый бу­дет фор­ми­ро­вать­ся на про­тя­же­нии по­сле­ду­ю­щих 10–15 лет, сыг­ра­ют 10 тех но­ло­гий, вы­де­ля­ю­щих­ся в чис­ле 40 воз­ни­ка­ю­щих клю­че­вых тех­но­ло­гий бу­ду­ще­го, объ­еди­нен­ных в 4 груп­пы. Цен­траль­ную роль в груп­пе циф­ро­вых тех­но­ло­гий долж­ны иг­рать 4: – ана­ли­ти­ка, по­стро­ен­ная на боль­ших ба­зах дан­ных (Big data analytics); – блок­чейн тех­но­ло­гии (Blockchain); – Ин­тер­нет ве­щей (Internet of things); – ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект (Artificial intelligence). Дру­гие клю­че­вые тех­но­ло­гии бу­ду­ще­го охва­ты­ва­ют: – об­лач­ные вы­чис­ле­ния; – кван­то­вые вы­чис­ле­ния; – грид тех­но­ло­гии вы­чис­ле­ний (grid computing); – ими­та­ци­он­ное и иг­ро­вое мо­де­ли­ро­ва­ние; – фо­то­ни­ку и све­то­вые тех­но­ло­гии; – ро­бо­то­тех­ни­ку. Эти тех­но­ло­ги­че­ские из­ме­не­ния бу­дут но­сить чрез­вы­чай­но быст­рый и мас штаб­ный ха­рак­тер, о чем уже се­го­дня сви­де­тель­ству­ют от­дель­ные дан­ные о тем­пах внед­ре­ния но­вей­ших тех­но­ло­гий. Так, со­глас­но оцен­кам экс­пер­тов, ко­ли­че­ство устройств, под­клю­чен­ных к Ин­тер­не­ту, в стра­нах ОЭСР уве­ли­чит­ся с 1 млрд. в 2016 г. до 14 млрд. до 2022 г., а до­ля так на­зы­ва­е­мой “но­вой эко­но­ми­ки” в струк­ту­ре всей ми­ро­вой эко­но­ми­ки уже по­вы­си­лась с 10% в 2000 е го­ды до 25% в 2017 г. и да­лее вы рас­тет до 60% до 2025 г. и до 70% – до 2030 г. **.

Од­на­ко глав­ное здесь да­же не в ко­ли­че­ствен­ных па­ра­мет­рах охва­та, а в том, что на этом фоне про­ис­хо­дит си­стем­ное из­ме­не­ние са­мо­го ха­рак­те­ра эко­но­ми­че­ских (и не толь­ко эко­но­ми­че­ских) от­но­ше­ний. В ос­но­ве но­вей­ших от­но­ше­ний ле­жат уже не толь­ко и не столь­ко от­но­ше­ния соб­ствен­но­сти, сколь­ко воз­мож­но­сти до­сту­па (вы­ра­жа­е­мые в циф­ро­вых то­ке­нах).

Оче­вид­но, что упо­мя­ну­тые кар­ди­наль­ные тех­но­ло­ги­че­ские ин­но­ва­ции в той или иной сте­пе­ни по­вли­я­ют на тех­но­ло­гии осу­ществ­ле­ния ком­мер­че­ских опе­ра ций. Ис­сле­до­ва­ния, вы­пол­нен­ные с це­лью опре­де­ле­ния вли­я­ния но­вей­ших Ин­тер нет тех­но­ло­гий на струк­тур­ные и функ­ци­о­наль­ные па­ра­мет­ры эко­но­ми­че­ской де ятель­но­сти, по­ка­зы­ва­ют, что мир на­хо­дит­ся на по­ро­ге огром­ных из­ме­не­ний в этом на­прав­ле­нии.

В та­ком кон­тек­сте от­ме­ча­ет­ся, что об­ще­ству, где бу­дет гос­под­ство­вать Ин­тер нет, уже не бу­дут нуж­ны та­кие вра­чи, учи­те­ля, бух­гал­те­ры, ар­хи­тек­то­ры, кон­суль тан­ты и юри­сты, ка­ки­ми они бы­ли в ХХ в. [8]. Внед­ре­ние блок­чейн тех­но­ло­гий мо жет по­влечь за со­бой сни­же­ние об­щей по­треб­но­сти в по­сред­ни­ках (тор­го­вых и фи нан­со­вых), а так­же в юри­стах, хо­тя по­след­ние мо­гут стать и бе­не­фи­ци­а­ра­ми тех­но ло­ги­че­ских из­ме­не­ний за счет се­рьез­но­го сни­же­ния тран­сак­ци­он­ных из­дер­жек.

Су­ще­ствен­но из­ме­нят­ся так­же тре­бо­ва­ния к пред­ста­ви­те­лям биз­не­са, ведь “рас­ту­щие раз­но­об­ра­зие эко­но­ми­ки и темп из­ме­не­ний озна­ча­ют, что ин­ве­сто­ры и те, кто за­нят гло­баль­ным биз­не­сом, долж­ны быть та­ки­ми же мо­биль­ны­ми и спо­соб

* OECD Science, Technology and Innovation Outlook 2016, chapter 2. Future Technology Trends. Paris : OECD Publishing, 2016 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://dx.doi.org/ 10.1787/sti_in_outlook 2016 en.

** Меж­ду­на­род­ный центр по тор­гов­ле и устой­чи­во­му раз­ви­тию. Как раз­вить и мак­си­маль­но ис­поль­зо­вать по­тен­ци­ал элек­трон­ной ком­мер­ции? // Мо­сты. Ана­ли­ти­ка и но­во­сти о тор­гов­ле и устой­чи­вом раз­ви­тии. – 2018. – Вып. 1. – Март – ап­рель. – 37 с. – С. 14, 16.

ны­ми ра­бо­тать в мно­го­куль­тур­ном про­стран­стве, ка­ки­ми бы­ва­ют лю­ди, толь­ко по пол­ня­ю­щие ра­бо­чую си­лу” [9].

В то же вре­мя сле­ду­ет при­ни­мать во вни­ма­ние, что про­цесс кар­ди­наль­ной пе ре­строй­ки гло­баль­ной си­сте­мы эко­но­ми­че­ских от­но­ше­ний на­хо­дит­ся под вли­я­ни ем слож­но­го и про­ти­во­ре­чи­во­го ком­плек­са фак­то­ров, в ко­то­ром раз­ные фак­то­ры дей­ству­ют раз­но­на­прав­лен­но, не толь­ко сти­му­ли­руя, но и ино­гда де­сти­му­ли­руя пре­об­ра­зо­ва­ния. По­это­му об­щий век­тор дви­же­ния фор­ми­ру­ет­ся как аг­ре­ги­ру­ю­щая функ­ция та­ко­го вза­и­мо­дей­ствия фак­то­ров и от­ра­жа­ет опре­де­лен­ный ба­ланс “плю сов” и “ми­ну­сов”.

Но­вые воз­мож­но­сти для по­тре­би­те­лей и биз­не­са, предо­став­ля­е­мые элек­трон­ной тор­гов­лей

Элек­трон­ная тор­гов­ля поз­во­ля­ет су­ще­ствен­но рас­ши­рить ры­ноч­ные воз­мож но­сти как пред­ло­же­ния (про­дав­цов, про­из­во­ди­те­лей), так и спро­са (по­тре­би­те­лей: до­мо­хо­зяйств и кор­по­ра­ций), а сле­до­ва­тель­но – со­зда­ет пред­по­сыл­ки для ве­со­мо­го на­ра­щи­ва­ния и объ­е­мов тор­гов­ли, и по­ка­за­те­лей ее эф­фек­тив­но­сти. В этом кон­тек сте це­ле­со­об­раз­но от­ме­тить, преж­де все­го, та­кие вли­я­ния.

1. Элек­трон­ная тор­гов­ля поз­во­ля­ет со­зда­вать вир­ту­аль­ные ма­га­зи­ны и тор­го вые пло­щад­ки, ко­то­рые, в свою оче­редь, да­ют воз­мож­ность су­ще­ствен­но сни­зить за­тра­ты по то­ва­ро­обо­ро­ту, а сле­до­ва­тель­но – и це­ны на то­ва­ры, пред­ла­га­е­мые для про­да­жи. Ведь при этом от­па­да­ет по­треб­ность в со­зда­нии раз­ветв­лен­ной се­ти тор го­вых то­чек и при­об­ре­те­нии или арен­де для этой це­ли необ­хо­ди­мых тор­го­вых по ме­ще­ний и тор­го­во­го обо­ру­до­ва­ния, а так­же в со­от­вет­ству­ю­щих ком­му­наль­ных пла­те­жах. Все это мо­жет быть за­ме­не­но арен­дой необ­хо­ди­мых склад­ских по­ме­ще ний (как пра­ви­ло, за пре­де­ла­ми круп­ных го­ро­дов), что зна­чи­тель­но де­шев­ле, чем арен­да по­ме­ще­ний в го­ро­дах, осо­бен­но в их цен­траль­ных ча­стях. Как сви­де­тель ству­ет прак­ти­ка, для де­мон­стра­ци­он­ных це­лей до­ста­точ­но со­дер­жать лишь не сколь­ко за­лов в пунк­тах рас­че­та за про­дан­ные то­ва­ры.

2. На­ли­чие вир­ту­аль­ных ма­га­зи­нов (тор­го­вых пло­ща­док), функ­ци­о­ни­ру­ю­щих на ос­но­ве он­лайн плат­форм, да­ет воз­мож­ность зна­чи­тель­но рас­ши­рить ас­сор­ти мент то­ва­ров, пред­ла­га­е­мых для при­об­ре­те­ния. Ведь ес­ли объ­ем пред­ло­же­ния в ре аль­ных ма­га­зи­нах огра­ни­чен име­ю­щи­ми­ся тор­го­вы­ми пло­ща­дя­ми, то в вир­ту­аль­ных ма­га­зи­нах та­ких огра­ни­че­ний про­сто не су­ще­ству­ет. Бо­лее то­го, вир­ту­аль­ный ре­жим то­вар­но­го пред­ло­же­ния поз­во­ля­ет од­но­вре­мен­но предо­став­лять по­тен­ци­аль­ным по ку­па­те­лям кон­суль­та­ци­он­ные услу­ги от­но­си­тель­но ха­рак­те­ри­стик то­ва­ров, воз­мож ных со­пут­ству­ю­щих то­ва­ров и услуг, осо­бен­но­стей поль­зо­ва­ния ими. По­тен­ци­аль ные по­ку­па­те­ли мо­гут су­ще­ствен­но эко­но­мить свое вре­мя при по­куп­ках за счет кон цен­тра­ции в од­ном ме­сте зна­чи­тель­но­го то­вар­но­го пред­ло­же­ния, раз­но­об­раз­но­го по объ­е­му. Тем бо­лее, что име­ю­щи­е­ся ин­стру­мен­ты элек­трон­ной тор­гов­ли поз­во­ля­ют лег­ко со­по­став­лять раз­ные то­ва­ры по ря­ду вы­бран­ных па­ра­мет­ров.

3. Вир­ту­аль­ные ма­га­зи­ны да­ют воз­мож­ность на­ла­дить тес­ные кон­так­ты меж­ду про­дав­ца­ми и по­ку­па­те­ля­ми. Как пра­ви­ло, на со­от­вет­ству­ю­щих веб стра­ни­цах, где пред­ла­га­ют­ся то­ва­ры для при­об­ре­те­ния, при­сут­ству­ют от­кли­ки тех по­ку­па­те­лей, ко­то­рые уже при­об­ре­ли их ра­нее, что поз­во­ля­ет ран­жи­ро­вать то­ва­ры по их по пу­ляр­но­сти и сте­пе­ни удо­вле­тво­ре­ния ими по­тре­би­те­лей. Это не толь­ко зна­чи­тель­но об­лег­ча­ет вы­бор для по­тен­ци­аль­ных по­тре­би­те­лей, но и слу­жит неоце­ни­мым ис точ­ни­ком ин­фор­ма­ции для про­дав­цов и про­из­во­ди­те­лей, ко­то­рые, при пра­виль­ном ее ис­поль­зо­ва­нии и си­сте­ма­ти­за­ции, мо­гут се­рьез­но со­вер­шен­ство­вать свои про дук­ты в со­от­вет­ствии с за­ме­ча­ни­я­ми по­тре­би­те­лей.

4. Со­зда­вая бан­ки дан­ных о сво­их по­ку­па­те­лях, ком­па­нии мо­гут в даль­ней­шем ре­гу­ляр­но при­сы­лать ком­мер­че­ские пред­ло­же­ния (в част­но­сти, в от­но­ше­нии но­ви нок на рын­ке и ком­мер­че­ских рас­про­даж), а по­тре­би­те­ли – без лиш­них уси­лий быть в кур­се но­вых пред­ло­же­ний на рын­ке. Та­ким об­ра­зом, еди­но­вре­мен­ные ак­ты куп­ли про­да­жи име­ют тен­ден­цию к пре­вра­ще­нию в дол­го­сроч­ные от­но­ше­ния меж ду ком­па­ни­я­ми про­дав­ца­ми и по­ку­па­те­ля­ми (осо­бен­но те­ми, ко­то­рые яв­ля­ют­ся при­вер­жен­ца­ми опре­де­лен­ных то­вар­ных бр­эн­дов).

5. Круп­ные элек­трон­ные тор­го­вые пло­щад­ки круп­ных ком­па­ний (та­ких, на при­мер, как Amazon) мо­гут предо­став­лять до­пол­ни­тель­ные ком­мер­че­ские воз­мож но­сти для ма­лых и сред­них фирм, ко­то­рые при про­чих рав­ных усло­ви­ях мо­гут про сто за­те­рять­ся и быть не за­ме­чен­ны­ми мас­со­вым по­тре­би­те­лем в оке­ане тор­го­вых пред­ло­же­ний. При­чем это об­лег­ча­ет вы­ход МСП сра­зу в гло­баль­ное ком­мер­че­ское про­стран­ство, что при дру­гих усло­ви­ях бы­ло бы свя­за­но для них с огром­ны­ми пер во­на­чаль­ны­ми за­тра­та­ми на осво­е­ние но­вых рын­ков.

6. Для от­но­си­тель­но бо­лее “про­дви­ну­тых” вир­ту­аль­ных тор­го­вых се­тей си­сте ма элек­трон­ной тор­гов­ли со­зда­ет воз­мож­ность в од­ном ме­сте (“од­ним кли­ком”) при­об­ре­сти и опла­тить то­вар, не вы­хо­дя из до­ма, а сле­до­ва­тель­но – су­ще­ствен­но эко­но­мить свое вре­мя. Это осо­бен­но при­вле­ка­тель­но для за­жи­точ­ных по­тре­би­те лей, для ко­то­рых эко­но­мия вре­ме­ни яв­ля­ет­ся важ­ным фак­то­ром, вли­я­ю­щим на ком­мер­че­ский вы­бор.

7. Ве­де­ние элек­трон­ной тор­гов­ли свя­за­но со зна­чи­тель­ным упро­ще­ни­ем и ра ци­о­на­ли­за­ци­ей управ­ле­ния про­цес­сом дис­три­бу­ции то­ва­ров и за­па­са­ми, а так­же всей ло­ги­сти­ки в дви­же­нии то­ва­ров от про­из­во­ди­те­ля к по­тре­би­те­лю.

8. Под вли­я­ни­ем рас­про­стра­не­ния ме­ха­низ­мов элек­трон­ной ком­мер­ции со­зда ют­ся пред­по­сыл­ки для по­вы­ше­ния эф­фек­тив­но­сти функ­ци­о­ни­ро­ва­ния гло­баль­ных се­тей об­ра­зо­ва­ния до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти. Это рас­ши­ря­ет воз­мож­но­сти для раз вер­ты­ва­ния меж­ду­на­род­ной ко­опе­ра­ции и вхож­де­ния в гло­баль­ные про­из­вод­ствен ные це­поч­ки, что име­ет осо­бое зна­че­ние в на­у­ко­ем­ких, тех­но­ло­ги­че­ски пе­ре­до­вых сфе­рах. А сле­до­ва­тель­но, при пра­виль­ном ис­поль­зо­ва­нии этих воз­мож­но­стей мо­гут со­зда­вать­ся пред­по­сыл­ки для уско­ре­ния ин­но­ва­ций на на­ци­о­наль­ном уровне, для сни­же­ния за­трат и во­об­ще для по­вы­ше­ния про­из­во­ди­тель­но­сти и меж­ду­на­род­ной кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти. Ведь бла­го­да­ря элек­трон­ным сред­ствам ком­му­ни­ка­ции су­ще­ствен­но со­кра­ща­ют­ся за­тра­ты на рас­ши­ре­ние рын­ков сбы­та и при­вле­че­ние до пол­ни­тель­ных по­ку­па­те­лей, что зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ва­ет так на­зы­ва­е­мый “эф­фект от уве­ли­че­ния мас­шта­ба”. Кро­ме то­го, но­вые ком­мер­че­ские воз­мож­но­сти со­зда­ют ся в ре­зуль­та­те фор­ми­ро­ва­ния тех­но­ло­ги­че­ской рен­ты с обес­пе­че­ни­ем охра­ны гло баль­ных бр­эн­дов, ко­то­рые в усло­ви­ях гло­ба­ли­зо­ван­ных рын­ков элек­трон­ной ком­мер­ции по­лу­ча­ют бес­пре­це­дент­ные воз­мож­но­сти для ро­ста.

Рас­про­стра­не­ние элек­трон­ной тор­гов­ли и со­блю­де­ние прин­ци­па без­опас­но­сти раз­ви­тия

Со­зда­вая ряд бе­з­услов­ных пре­иму­ществ как для про­дав­цов, так и для по­ку­па те­лей, си­сте­ма элек­трон­ной тор­гов­ли несет с со­бой так­же и рис­ки, ко­то­рые при опре­де­лен­ных усло­ви­ях мо­гут ста­но­вить­ся зна­чи­тель­ны­ми и да­же иметь раз­ру­ши тель­ные, непо­пра­ви­мые по­след­ствия.

Преж­де все­го, важ­но под­черк­нуть, что ин­стру­мен­ты элек­трон­ной тор­гов­ли су ще­ствен­но рас­ши­ря­ют ар­се­нал средств ма­ни­пу­ли­ро­ва­ния со­зна­ни­ем по­тре­би­те­лей за счет си­сте­ма­ти­че­ско­го при­ме­не­ния утон­чен­ных ме­то­дов со­ци­аль­но пси­хо­ло­ги­че ско­го воз­дей­ствия, спо­соб­ных эф­фек­тив­но сти­му­ли­ро­вать их к при­об­ре­те­нию да­же ненуж­ных то­ва­ров. В сре­де элек­трон­ной тор­гов­ли мо­гут лег­ко раз­мно­жать­ся раз­ные

мо­ду­сы ма­нии по­треб­ле­ния, ко­то­рые неред­ко име­ют по­след­стви­ем рас­то­чи­тель­ное рас­хо­до­ва­ние де­неж­ных средств. Ис­поль­зо­ва­ние но­вей­ших средств элек­трон­ной ком­му­ни­ка­ции обес­пе­чи­ва­ет бес­пре­це­дент­ные воз­мож­но­сти для про­дав­цов, ори­ен ти­ро­ван­ных на то, что­бы за­ста­вить по­ку­па­те­лей при­об­ре­тать как мож­но боль­ше.

Ди­стан­ци­он­ная по­куп­ка то­ва­ров мо­жет со­зда­вать усло­вия для вве­де­ния в за блуж­де­ние по­тре­би­те­лей, ко­то­рые неред­ко де­ла­ют ком­мер­че­ский вы­бор не на ос­но­ве осмот­ра ре­аль­но­го из­де­лия, а по его кар­тин­ке в се­ти Ин­тер­нет, ко­то­рая, од­на­ко, мо­жет неадек­ват­но от­ра­жать ка­че­ства то­ва­ра. Про­дав­цы име­ют все воз­мож но­сти со­зда­вать спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные груп­пы ком­мен­та­то­ров на сво­их веб стра­ни цах, ко­то­рые це­ле­на­прав­лен­но под­дер­жи­ва­ют от­дель­ные бр­эн­ды и мо­де­ли, кос­вен ным ме­то­дом де фа­кто огра­ни­чи­вая сво­бод­ный вы­бор по­тре­би­те­ля за счет фор­ми ро­ва­ния “об­ще­го мне­ния”.

Раз­ви­тие се­тей элек­трон­ной ком­мер­ции свя­за­но с на­коп­ле­ни­ем и си­сте­ма­ти­за ци­ей дан­ных об от­дель­ных по­тре­би­те­лях и их пред­по­чте­ни­ях, что мо­жет по­влечь за со­бой на­ру­ше­ние при­ват­но­сти жиз­ни ши­ро­ко­го кру­га лю­дей. При на­ли­чии недоб ро­со­вест­ных или да­же пре­ступ­ных на­ме­ре­ний и от­сут­ствии над­ле­жа­ще­го кон­тро­ля эти на­коп­лен­ные пер­со­наль­ные дан­ные мо­гут лег­ко ста­но­вить­ся пред­ме­том неле галь­ных куп­ли про­да­жи ин­фор­ма­ции о фи­зи­че­ском ли­це и да­же со­зда­вать угро­зы для его лич­ной без­опас­но­сти.

Си­сте­ма элек­трон­ной тор­гов­ли со­зда­ет фун­да­мент для рас­про­стра­не­ния раз­но об­раз­ных мо­шен­ни­че­ских опе­ра­ций, в том чис­ле свя­зан­ных с по­хи­ще­ни­ем дан­ных пла­теж­ных карт по­ку­па­те­лей. Име­ю­щи­е­ся дан­ные сви­де­тель­ству­ют о том, что рас про­стра­не­ние элек­трон­ной тор­гов­ли кри­тич­но уси­ли­ло зна­че­ние фак­то­ра ки­бер без­опас­но­сти.

Элек­трон­ная тор­гов­ля мо­жет не толь­ко со­зда­вать но­вые воз­мож­но­сти вы­рав ни­ва­ния за счет рас­ши­ре­ния ком­мер­че­ских и про­из­вод­ствен­ных воз­мож­но­стей для тех, кто до­го­ня­ет ли­де­ров, но и при опре­де­лен­ных усло­ви­ях так­же за­креп­лять и да же углуб­лять эко­но­ми­че­ское нера­вен­ство. Так, неоспо­ри­мым фак­то­ром кон­ку­рент но­го пре­иму­ще­ства аме­ри­кан­ских ком­па­ний яв­ля­ет­ся то, что они за­ни­ма­ют до­ми ни­ру­ю­щее по­ло­же­ние в ге­не­ра­ции фун­да­мен­таль­ных ин­но­ва­ций в раз­ви­тии се­ти Ин­тер­нет и в функ­ци­о­ни­ро­ва­нии гло­баль­ной Ин­тер­нет ин­фра­струк­ту­ры (так на зы­ва­е­мые “кор­не­вые сер­ве­ры” на­хо­дят­ся под до­ми­ни­ру­ю­щим аме­ри­кан­ским конт ро­лем). Ина­че го­во­ря, воз­ни­ка­ет су­ще­ствен­ная пробле­ма, ко­то­рую про­фес­си­о­на­лы на­зы­ва­ют “пробле­ма от­сут­ствия се­те­вой ней­траль­но­сти”.

Сле­ду­ет так­же иметь в ви­ду, что пре­ступ­ный мир то­же мо­дер­ни­зи­ру­ет­ся и ис­поль­зу­ет са­мые со­вре­мен­ные сред­ства осу­ществ­ле­ния неле­галь­ных тран­сак­ций че­рез Ин­тер­нет и со­здан­ные в его рам­ках се­ти. Они мо­гут слу­жить це­лям неле­галь ной тор­гов­ли ору­жи­ем, ра­дио­ак­тив­ны­ми и отрав­ля­ю­щи­ми ве­ще­ства­ми, тор­гов­ли людь­ми, ор­га­ни­за­ции неле­галь­ной ми­гра­ции, не го­во­ря уже о ши­ро­ком ар­се­на­ле пре­ступ­ных ин­стру­мен­тов в фи­нан­со­вой и на­ло­го­вой сфе­рах (фик­тив­ные фи­нан­со вые ак­ти­вы; об­ра­зо­ва­ние фик­тив­ных ком­па­ний од­но­дне­вок; “от­мы­ва­ние” де­неж ных средств; неза­кон­ный вы­воз ка­пи­та­ла; со­кры­тие до­хо­дов от на­ло­го­об­ло­же­ния; эро­зия на­ло­го­вой ба­зы и т. п.). По­это­му не слу­чай­но В. Ля­шен­ко и А. Виш­нев­ский в сво­ей мо­но­гра­фии [10, с. 75–78] рас­смат­ри­ва­ют циф­ро­вые плат­фор­мы и как ин стру­мент кри­ми­наль­ных ор­га­ни­за­ций.

Во­об­ще се­го­дня весь ком­плекс фак­то­ров без­опас­но­сти (ки­бер­без­опас­ность, за щи­та прав по­тре­би­те­лей, за­щи­та при­ват­но­сти жиз­ни) вы­сту­па­ет од­ним из ос­нов ных огра­ни­чи­тель­ных фак­то­ров на пу­ти рас­про­стра­не­ния си­сте­мы элек­трон­ной тор­гов­ли.

Для пре­одо­ле­ния этих огра­ни­че­ний и по­вы­ше­ния уров­ня до­ве­рия к элек­трон ной ком­мер­ции необ­хо­ди­мы си­стем­ные дей­ствия, на­прав­лен­ные на внед­ре­ние ци ви­ли­зо­ван­ных норм ре­гу­ли­ро­ва­ния де­я­тель­но­сти элек­трон­ных тор­го­вых пло­ща­док, ко­то­рые бы вклю­ча­ли в се­бя вве­де­ние вы­со­ких стан­дар­тов в сфе­рах за­щи­ты прав по­тре­би­те­лей и га­ран­ти­ро­ва­ния без­опас­но­сти тран­сак­ций, про­зрач­но­сти тор­го­вой сре­ды и огра­ни­че­ния до­сту­па к ней про­дав­цов с со­мни­тель­ной ре­пу­та­ци­ей (иден­ти фи­ка­ции и ве­ри­фи­ка­ции про­дав­цов), предот­вра­ще­ния на­ру­ше­ния прав ин­тел­лек ту­аль­ной соб­ствен­но­сти в ши­ро­ком смыс­ле это­го тер­ми­на.

В та­кой свя­зи необ­хо­ди­мо мо­дер­ни­зи­ро­вать си­сте­му экс­порт­но­го кон­тро­ля (осо­бен­но от­но­си­тель­но то­ва­ров с так на­зы­ва­е­мым “двой­ным на­зна­че­ни­ем”), вве сти со­вре­мен­ные ме­то­ды предот­вра­ще­ния вы­во­за куль­тур­ных цен­но­стей и ме­то­ды ре­гу­ли­ро­ва­ния ис­поль­зо­ва­ния так на­зы­ва­е­мых “вир­ту­аль­ных ва­лют”, ко­то­рые все ак­тив­нее при­ме­ня­ют­ся в рас­че­тах в рам­ках элек­трон­ной ком­мер­ции.

В си­лу это­го важ­но не толь­ко зна­чи­тель­но по­вы­шать ак­тив­ность де­я­тель­но­сти про­филь­ных меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций и ре­ги­о­наль­ных ин­те­гра­ци­он­ных объ­еди­не­ний, но и ак­тив­но об­ме­ни­вать­ся пе­ре­до­вым опы­том ре­гу­ли­ро­ва­ния на на ци­о­наль­ном уровне.

В этом кон­тек­сте осо­бый ин­те­рес пред­став­ля­ет опыт Ки­тая, ко­то­рый по­сле­до ва­тель­но от­ста­и­ва­ет прин­цип су­ве­ре­ни­те­та над соб­ствен­ным ки­бер­про­стран­ством и от­ка­зы­ва­ет­ся от­кры­вать свои гра­ни­цы для бес­кон­троль­но­го об­ме­на дан­ны­ми. Та­кой под­ход был за­креп­лен но­вым за­ко­ном КНР о ки­бер­без­опас­но­сти (его ос­нов­ные по ло­же­ния пред­став­ле­ны в [11]), ко­то­рый всту­пил в си­лу 1 июня 2017 г. Этот за­кон зна­чи тель­но уже­сто­чил тре­бо­ва­ния к се­те­вым опе­ра­то­рам в ча­сти без­опас­но­сти се­те­вых опе­ра­ций, вклю­чая вы­стра­и­ва­ние мно­го­уров­не­вой си­сте­мы ки­бер­за­щи­ты (ст. 21), ве­ри­фи­ка­цию под­лин­но­сти лич­но­сти поль­зо­ва­те­лей опре­де­лен­ны­ми се­те­вы­ми опе ра­то­ра­ми (ст. 24), со­став­ле­ние пла­нов ре­а­ги­ро­ва­ния на чрез­вы­чай­ные си­ту­а­ции в об ла­сти ки­бер­без­опас­но­сти (ст. 25), со­дей­ствие и под­держ­ку след­ствен­ным ор­га­нам в де­ле за­щи­ты на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти и рас­сле­до­ва­ния пре­ступ­ле­ний (ст. 24). По­став­щи­ки се­те­вых про­дук­тов и услуг долж­ны ин­фор­ми­ро­вать их поль­зо­ва­те­лей о су­ще­ству­ю­щих угро­зах в ча­сти без­опас­но­сти и на по­сто­ян­ной ос­но­ве предо­став­лять услу­ги в сфе­ре га­ран­ти­ро­ва­ния без­опас­но­сти сво­их про­дук­тов и услуг, чет­ко ин­фор ми­ро­вать сво­их поль­зо­ва­те­лей и по­лу­чать от них со­от­вет­ству­ю­щее со­гла­сие, ес­ли эти про­дук­ты или услу­ги со­би­ра­ют ин­фор­ма­цию об их поль­зо­ва­те­лях (ст. 22). За­кон преду­смат­ри­ва­ет (ст. 23), что клю­че­вые се­те­вые ме­ха­низ­мы и осо­бые про­дук­ты, ис­поль­зу­е­мые для за­щи­ты се­ти, долж­ны со­от­вет­ство­вать дей­ству­ю­щим на­ци­о­наль ным стан­дар­там и сер­ти­фи­ка­ци­он­ным тре­бо­ва­ни­ям, а так­же мо­гут пред­ла­гать­ся на про­да­жу лишь по­сле сер­ти­фи­ка­ции ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной сер­ти­фи­ка­ци­он­ной ор­га ни­за­ци­ей или про­хож­де­ния со­от­вет­ству­ю­щих ис­пы­та­ний в об­ла­сти без­опас­но­сти.

За­кон КНР о ки­бер­без­опас­но­сти мо­жет слу­жить од­ним из при­ме­ров при фор ми­ро­ва­нии си­сте­мы за­щи­ты кри­тич­ной Ин­тер­нет ин­фра­струк­ту­ры, от ко­то­рой в ре­ша­ю­щей сте­пе­ни за­ви­сят на­деж­ность и без­опас­ность осу­ществ­ле­ния ком­мер­че ских опе­ра­ций в ки­бер­про­стран­стве. Так, он ввел по­вы­шен­ные обя­за­тель­ства от­но си­тель­но без­опас­но­сти для опе­ра­то­ров кри­ти­че­ски важ­ной ин­фор­ма­ци­он­ной ин фра­струк­ту­ры, и в том чис­ле – тре­бо­ва­ния к внут­рен­ней ор­га­ни­за­ции, под­го­тов­ке со­труд­ни­ков, ре­зер­ви­ро­ва­нию дан­ных и вы­ра­бот­ке мер по ре­а­ги­ро­ва­нию на чрез вы­чай­ные си­ту­а­ции (ст. 34); обя­зан­ность хра­не­ния лич­ных дан­ных и дру­гих важ­ных дан­ных ис­клю­чи­тель­но на тер­ри­то­рии КНР (ст. 37); под­чи­не­ние за­куп­ки се­те­вых про­дук­тов и услуг, ко­то­рые мо­гут по­вли­ять на на­ци­о­наль­ную без­опас­ность, кон­т­ро

лю со­от­вет­ству­ю­щих ор­га­нов без­опас­но­сти (ст. 35); про­ве­де­ние еже­год­ных оце­нок рис­ков в сфе­ре ки­бер­без­опас­но­сти, а так­же предо­став­ле­ние со­от­вет­ству­ю­щим ор­га нам вла­сти от­че­тов об их ре­зуль­та­тах и мер по улуч­ше­нию си­ту­а­ции (ст. 38).

Осо­бо сле­ду­ет ак­цен­ти­ро­вать вни­ма­ние на но­вых ки­тай­ских под­хо­дах к обес­пе­че нию за­щи­ты лич­ных дан­ных. Ука­зан­ный за­кон уста­нав­ли­ва­ет ме­ха­низ­мы от­сле­жи­ва ния со­блю­де­ния прин­ци­па за­кон­но­сти, необ­хо­ди­мо­сти и це­ле­со­об­раз­но­сти сбо­ра и ис­поль­зо­ва­ния лич­ных дан­ных, а так­же пра­во на на­блю­де­ние за вы­пол­не­ни­ем тре­бо ва­ний об ин­фор­ми­ро­ва­нии и по­лу­че­нии со­гла­сия поль­зо­ва­те­лей на та­кой сбор ин­фор ма­ции (ст. 41). Этот до­ку­мент преду­смат­ри­ва­ет ис­поль­зо­ва­ние лич­ных дан­ных лишь в тех це­лях, на ко­то­рые дал со­гла­сие со­от­вет­ству­ю­щий че­ло­век (ст. 41), га­ран­ти­руя пра во на при­ня­тие мер по за­щи­те без­опас­но­сти лич­ных дан­ных (ст. 42), а так­же ин­ди­ви ду­аль­ное пра­во оце­ни­вать и вно­сить ис­прав­ле­ния в лич­ную ин­фор­ма­цию – вплоть до пол­но­го уда­ле­ния оши­боч­ных или несо­гла­со­ван­ных све­де­ний (ст. 43).

Меж­ду тем ки­тай­ский при­мер вве­де­ния си­сте­мы го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва ния ки­бер­про­стран­ства (и в том чис­ле элек­трон­ной ком­мер­ции) не сле­ду­ет рас­смат ри­вать как без­услов­ный об­ра­зец для дру­гих стран. Ведь он до опре­де­лен­ной сте­пе­ни отоб­ра­жа­ет спе­ци­фи­ку ре­гу­ля­тив­ных под­хо­дов, ха­рак­тер­ных имен­но для ки­тай­ско­го со­ци­у­ма. Во­об­ще каж­дое го­су­дар­ство долж­но мо­де­ли­ро­вать свои на­ци­о­наль­ные си сте­мы ре­гу­ли­ро­ва­ния в этой сфе­ре на ос­но­ве соб­ствен­ных под­хо­дов, обу­слов­лен­ных как на­ци­о­наль­ны­ми при­о­ри­те­та­ми, так и тра­ди­ци­я­ми в ре­гу­ли­ро­ва­нии об­ще­ствен ных от­но­ше­ний. И в этом кон­тек­сте мы стал­ки­ва­ем­ся с фор­ми­ро­ва­ни­ем раз­ных на ци­о­наль­ных мо­де­лей ре­гу­ли­ро­ва­ния элек­трон­но­го биз­не­са. Но оче­вид­но, что от­ли чия на­ци­о­наль­ных мо­де­лей ре­гу­ли­ро­ва­ния долж­ны иметь уста­нов­лен­ный пре­дел, за ко­то­рым рас­хож­де­ния мо­гут су­ще­ствен­но тор­мо­зить раз­ви­тие гло­баль­ных и ре­гио наль­ных рын­ков, без че­го эф­фек­тив­ность элек­трон­ной ком­мер­ции бу­дет по­став­ле­на под со­мне­ние. А сле­до­ва­тель­но, важ­ную роль долж­ны иг­рать уси­лия по гар­мо­ни­за ции усло­вий раз­ви­тия и по ре­гу­ли­ро­ва­нию элек­трон­ной (циф­ро­вой) ком­мер­ции.

Роль меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций в рас­про­стра­не­нии элек­трон­ной тор­гов­ли и ее ре­гу­ли­ро­ва­нии

На гло­баль­ном уровне ра­бо­та по со­зда­нию ме­ха­низ­мов ре­гу­ли­ро­ва­ния элек­трон ной тор­гов­ли осу­ществ­ля­ет­ся, преж­де все­го, в рам­ках та­ких гло­баль­ных ин­сти­ту­тов.

1. ООН – преж­де все­го, че­рез ме­ха­низ­мы Кон­фе­рен­ции Объ­еди­нен­ных На­ций по тор­гов­ле и раз­ви­тию (ЮНКТАД), но так­же и че­рез дру­гие струк­ту­ры (на­при­мер, Ко­мис­сию ООН по пра­ву меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли – ЮНСИТРАЛ).

2. Все­мир­ная тор­го­вая ор­га­ни­за­ция (ВТО) – че­рез ком­плекс­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние элек­трон­ных тор­го­вых опе­ра­ций и предо­став­ле­ние пре­фе­рен­ций в этой сфе­ре.

3. Ор­га­ни­за­ция эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства и раз­ви­тия (ОЭСР) – при­ме ни­тель­но к раз­ви­тым стра­нам ми­ра.

4. Все­мир­ная та­мо­жен­ная ор­га­ни­за­ции (ВТАМО) – преж­де все­го, в об­ла­сти кон тро­ля за транс­гра­нич­ным пе­ре­ме­ще­ни­ем то­ва­ров в ре­жи­ме элек­трон­ной тор­гов­ли.

5. Все­мир­ный поч­то­вый со­юз (ВПС) – в част­но­сти, по упро­ще­нию на ос­но­ве вве­де­ния еди­ных до­ку­мен­тов про­це­дур элек­трон­ной ком­мер­ции, свя­зан­ных с по что­вы­ми от­прав­ле­ни­я­ми.

Де­я­тель­ность ВТО в этой сфе­ре иг­ра­ет осо­бен­но важ­ную роль, посколь­ку ве­дет к при­ня­тию стра­на­ми со­от­вет­ству­ю­щих обя­за­тельств, со­зда­вая тем са­мым пре­фе рен­ци­аль­ный, ли­бе­ра­ли­зо­ван­ный ре­жим для раз­ви­тия элек­трон­ной ком­мер­ции. Ведь, в со­от­вет­ствии с со­гла­ше­ни­я­ми ВТО по это­му по­во­ду, дей­ству­ет мо­ра­то­рий на при­ме­не­ние та­ри­фов от­но­си­тель­но элек­трон­ных сде­лок, ко­то­рый за­креп­лен Де кла­ра­ци­ей по во­про­сам элек­трон­ной тор­гов­ли, при­ня­той на ІІ ми­ни­стер­ской кон­фе

рен­ции стран – чле­нов ВТО в мае 1998 г. *, и с тех пор ре­гу­ляр­но про­дле­ва­ет­ся на но­вый двух­лет­ний срок (се­го­дня до 2019 г.) **.

В раз­ви­тие ука­зан­ной де­кла­ра­ции в сен­тяб­ре 1998 г. бы­ла при­ня­та Ра­бо­чая про грам­ма по элек­трон­ной ком­мер­ции ***, вы­пол­не­ние ко­то­рой ре­гу­ляр­но кон­тро­ли­ру ет­ся на уровне как Ге­не­раль­но­го со­ве­та ВТО, так и кон­фе­рен­ций ми­ни­стров стран – чле­нов этой ор­га­ни­за­ции. Про­грам­ма рас­про­стра­ня­ет­ся на боль­шой ком­плекс во про­сов – при­ме­не­ния прин­ци­па наи­боль­ше­го бла­го­при­ят­ство­ва­ния в тор­гов­ле; про­зрач­но­сти опе­ра­ций; внут­рен­не­го на­ци­о­наль­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния; стан­дар­тов и про­це­дур при­зна­ния со­от­вет­ствия; кон­ку­рен­ции; за­щи­ты при­ват­но­сти; предотвра ще­ния мо­шен­ни­че­ских дей­ствий; обес­пе­че­ния ры­ноч­но­го до­сту­па; при­ме­не­ния та­мо­жен­ных по­шлин; ком­мер­че­ско­го уче­та и клас­си­фи­ка­ции опе­ра­ций; пра­вил про­ис­хож­де­ния то­ва­ров; за­щи­ты ин­тел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти; опре­де­ле­ния вли­я­ния элек­трон­ной ком­мер­ции на эко­но­ми­ку раз­ви­ва­ю­щих­ся стран; со­зда­ния бла­го­при­ят­ных усло­вий для ме­нее раз­ви­тых стран и др.

Но­вый им­пульс рас­смот­ре­нию во­про­сов ре­гу­ли­ро­ва­ния элек­трон­ной ком­мер­ции в рам­ках ВТО был дан во вре­мя XI ми­ни­стер­ской кон­фе­рен­ции стран – чле­нов ВТО в Бу­энос Ай­ре­се в де­каб­ре 2017 г., где по это­му по­во­ду 45 чле­на­ми **** при­ня­то сов­мест ное за­яв­ле­ние ***** и под­го­тов­ле­на со­от­вет­ству­ю­щая Ра­бо­чая про­грам­ма ****** . Это сов­мест­ное за­яв­ле­ние под­твер­ди­ло важ­ность гло­баль­ной элек­трон­ной ком­мер­ции, под­черк­ну­ло воз­мож­но­сти, ко­то­рые она предо­став­ля­ет для ин­клю­зив­ной тор­гов­ли и раз­ви­тия, и про­воз­гла­си­ло об­щую цель ее даль­ней­ше­го про­дви­же­ния с уче­том спе­ци­фи­че­ских по­треб­но­стей и вы­зо­вов для раз­ви­ва­ю­щих­ся стран (осо­бен­но ме­нее раз­ви­тых стран), а так­же для мик­ро , ма­лых и сред­них пред­при­я­тий. ВТО се­го­дня де­ла­ет уда­ре­ние на необ­хо­ди­мо­сти от­кры­той, про­зрач­ной, недис­кри­ми­на­ци­он­ной и пред­ска­зу­е­мой ре­гу­ля­тор­ной сре­ды, ко­то­рая бы спо­соб­ство­ва­ла элек­трон­ной ком­мер­ции. Стра­ны, при­со­еди­нив­ши­е­ся к ука­зан­но­му за­яв­ле­нию, про­воз­гла­си­ли о сво­ем на­ме­ре­нии про­дви­гать­ся в на­прав­ле­нии на­ча­ла в бу­ду­щем мно­го­сто­рон­них пе­ре­го­во­ров в рам­ках ВТО от­но­си­тель­но ас­пек­тов элек­трон­ной ком­мер­ции.

ОЭСР про­во­дит в сфе­ре элек­трон­ной ком­мер­ции важ­ную и мно­го­гран­ную ра бо­ту. В част­но­сти, эта ор­га­ни­за­ция с 1982 г. раз­ра­ба­ты­ва­ет усло­вия ре­гу­ли­ро­ва­ния транс­гра­нич­ных по­то­ков дан­ных. Имен­но ей при­над­ле­жит ве­ду­щая роль в вы­ра бот­ке клю­че­вых стан­дар­тов циф­ро­вой эко­но­ми­ки. Кста­ти, и сам тер­мин “циф­ро­вая эко­но­ми­ка” (от ан­гл. digital economy), при­шед­ший на сме­ну бо­лее ран­не­му “Ин­тер нет эко­но­ми­ка”, так­же был вве­ден в ОЭСР (2014 г.).

* WTO Ministerial Conference 1998. Declaration on Global Electronic Commerce. Adopted on 20 May 1998. WT/MIN(98)/DEC/2. – 25 May 1998 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://www.wto.org/english/tratop_e/ecom_e/ecom_e.htm.

** WTO Ministerial Conference 2017. Work Programme on Electronic Commerce. Draft Minis terial Decision of 13 December 2017. WT_MIN(17)_W_6. 15.12.2017 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре жим до­сту­па : https://docs.wto.org/.

*** WTO. Work Programme on Electronic Commerce. Adopted by the General Council on 25 September 1998. WT/L/274. – 30 September 1998 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://www.wto.org/english/tratop_e/ecom_e/ecom_e.htm.

**** К за­яв­ле­нию при­со­еди­ни­лись по­чти все клю­че­вые иг­ро­ки в ВТО (в том чис­ле США, ЕС, Ки­тай, Япо­ния, Бра­зи­лия, Рос­сия), кро­ме Ин­дии. Укра­и­на так­же яв­ля­ет­ся участ­ни­ком это­го за яв­ле­ния.

***** WTO Ministerial Conference 2017. Joint Statement on Electronic Commerce. WT_MIN(17)_60. 15.12.2017 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://docs.wto.org/.

****** WTO Ministerial Conference 2017. Work Programme on Electronic Commerce. Draft Ministerial Decision of 13 December 2017. WT_MIN(17)_W_6. 15.12.2017 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://docs.wto.org/.

С 1995 г. ОЭСР про­во­дит ре­гу­ляр­ные встре­чи про­филь­ных ми­ни­стров стран – чле­нов этой ор­га­ни­за­ции по ука­зан­но­му во­про­су, на ко­то­рых при­ни­ма­ют­ся ре­ше­ния и ре­ко­мен­да­ции для всех стран участ­ниц. В це­лом в этой сфе­ре уже при­ня­ты 16 ре ко­мен­да­ций, на­прав­лен­ных на со­дей­ствие ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти и за­щи те при­ват­ной жиз­ни *. Так­же раз­ра­бо­та­ны 14 клю­че­вых по­ка­за­те­лей в це­лях оцен­ки по­зи­ций, ко­то­рые от­дель­ные стра­ны за­ни­ма­ют в раз­ви­тии циф­ро­вой эко­но­ми­ки **.

По­след­ней из при­ня­тых яв­ля­ет­ся Ми­ни­стер­ская де­кла­ра­ция “О циф­ро­вой эко­но ми­ке, ин­но­ва­ци­ях, ро­сте и со­ци­аль­ном про­цве­та­нии” ***, ко­то­рая по­ста­ви­ла пе­ред стра на­ми – чле­на­ми ОЭСР 9 ос­нов­ных за­дач в сфе­ре раз­ви­тия циф­ро­вой эко­но­ми­ки, в том чис­ле и те, ко­то­рые непо­сред­ствен­но ка­са­ют­ся усло­вий раз­ви­тия элек­трон­ной тор­гов­ли:

– под­дер­жи­вать рас­ши­ре­ние тор­гов­ли и элек­трон­ной ком­мер­ции, раз­ви­тие но вых ви­дов биз­не­са и услуг че­рез по­ли­ти­ку, ко­то­рая бы ба­зи­ро­ва­лась на ува­же­нии к пра­вам че­ло­ве­ка и вер­хо­вен­стве за­ко­на, что, в свою оче­редь, со­дей­ство­ва­ло бы от кры­то­сти Ин­тер­не­та, при со­блю­де­нии тре­бо­ва­ний обес­пе­че­ния кон­фи­ден­ци­аль но­сти и за­щи­ты дан­ных, а так­же укреп­ле­ния циф­ро­вой без­опас­но­сти;

– обес­пе­чить большие воз­мож­но­сти ши­ро­ко­по­лос­но­го под­клю­че­ния и ис поль­зо­ва­ния по­тен­ци­а­ла вза­и­мо­свя­зан­ных и кон­вер­гент­ных струк­тур и циф­ро­вых услуг в це­лях пре­одо­ле­ния циф­ро­во­го разрыва и сти­му­ли­ро­ва­ния ин­но­ва­ций;

– улуч­шить управ­ле­ние рис­ка­ми в сфе­ре циф­ро­вой без­опас­но­сти и за­щи­ты непри кос­но­вен­но­сти при­ват­ной жиз­ни в це­лях по­вы­ше­ния до­ве­рия к циф­ро­вой эко­но­ми­ке;

– сти­му­ли­ро­вать со­кра­ще­ние пре­пят­ствий на пу­ти к элек­трон­ной ком­мер­ции (как внут­рен­ней, так и транс­гра­нич­ной) в ин­те­ре­сах по­тре­би­те­лей и биз­не­са;

– поль­зо­вать­ся пре­иму­ще­ства­ми, ко­то­рые ста­но­вят­ся ре­аль­ны­ми бла­го­да­ря ис­поль­зо­ва­нию он­лайн плат­форм, со­зда­ю­щих воз­мож­но­сти для ин­но­ва­ци­он­ных форм про­из­вод­ства, по­треб­ле­ния, со­труд­ни­че­ства и об­ме­на;

– при­ла­гать уси­лия, что­бы все лю­ди об­ла­да­ли на­вы­ка­ми, необ­хо­ди­мы­ми в ци фро­вой эко­но­ми­ке.

Се­го­дня ОЭСР кон­цен­три­ру­ет вни­ма­ние на тех во­про­сах раз­ви­тия элек­трон­ной ком­мер­ции, ко­то­рые непо­сред­ствен­но обу­слов­ле­ны но­вей­ши­ми тех­но­ло­ги­че­ски­ми ре ше­ни­я­ми в рам­ках чет­вер­той про­мыш­лен­ной ре­во­лю­ции. Это пред­по­ла­га­ет, в част но­сти, де­я­тель­ность в рам­ках про­ек­та Going digital (2017–2018 гг.) по вы­ра­бот­ке стан­дар тов от­но­си­тель­но Ин­тер­не­та ве­щей. В 2018 г. на­ча­та раз­ра­бот­ка ре­ко­мен­да­ции по во про­су ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та, об­суж­да­ют­ся про­бле­мы ис­поль­зо­ва­ния вир­ту­аль­ных ва­лют, ба­зи­ру­ю­щих­ся на блок­чейн тех­но­ло­ги­ях, а так­же обес­пе­че­ния без­опас­но­сти по тре­би­те­лей фи­нан­со­вых услуг в свя­зи с вы­пус­ком со­от­вет­ству­ю­щих ин­стру­мен­тов **** .

Все­мир­ная та­мо­жен­ная ор­га­ни­за­ция, име­ю­щая в со­ста­ве ап­па­ра­та спе­ци­аль­ную ра­бо­чую груп­пу по во­про­сам элек­трон­ной ком­мер­ции, в по­след­нее вре­мя зна­чи­тель

* В их чис­ле, в част­но­сти, мож­но вспом­нить Ре­ко­мен­да­цию 1999 г. по за­щи­те прав по­тре­би­те лей в элек­трон­ной ком­мер­ции, тре­бу­ю­щую рас­кры­тия ин­фор­ма­ции о про­дав­цах, то­ва­рах и опе­ра ци­ях и ныне пред­став­лен­ную в об­нов­лен­ной вер­сии от 24 мар­та 2016 г. (OECD. Recommendation of the Council on Consumer Protection in E Commerce. – OECD, 2016 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://www.oecd ilibrary.org/docserver/9789264255258 en.pdf?expires=1526914886&id= id&accname=guest&checksum=4702aafe44dc2474fbfb22595d4e852b).

** Меж­ду­на­род­ный центр по тор­гов­ле и устой­чи­во­му раз­ви­тию. Как раз­вить и мак­си маль­но ис­поль­зо­вать по­тен­ци­ал элек­трон­ной ком­мер­ции? // Мо­сты. Ана­ли­ти­ка и но­во­сти о тор­гов­ле и устой­чи­вом раз­ви­тии. – 2018. – Вып. 1. – Март – ап­рель. – 37 с. – С. 13.

*** OECD 2016 Ministerial Meeting. Ministerial Declaration on the Digital Economy: Innovation, Growth and Social Prosperity (“Cancun Declaration”) [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре жим до­сту­па : http://www.oecd.org/internet/digital Economy Ministerial Declaration 2016.pdf.

**** Меж­ду­на­род­ный центр по тор­гов­ле и устой­чи­во­му раз­ви­тию. Как раз­вить и мак­си маль­но ис­поль­зо­вать по­тен­ци­ал элек­трон­ной ком­мер­ции? // Мо­сты. Ана­ли­ти­ка и но­во­сти о тор­гов­ле и устой­чи­вом раз­ви­тии. – 2018. – Вып. 1. – Март – ап­рель. – 37 с. – С. 14 15.

но ак­ти­ви­зи­ро­ва­ла свою роль в со­дей­ствии рас­про­стра­не­нию элек­трон­ной тор­гов­ли, вы­сту­пив спон­со­ром пер­вой Все­мир­ной кон­фе­рен­ции (Пе­кин, 2018) по во­про­сам элек­трон­ной тор­гов­ли, в ко­то­рой при­ня­ли уча­стие око­ло 2 тыс. пред­ста­ви­те­лей та­мо жен­ных ад­ми­ни­стра­ций, дру­гих го­су­дар­ствен­ных ор­га­нов ре­гу­ли­ро­ва­ния, меж­ду­на род­ных ор­га­ни­за­ций, ве­ду­щих опе­ра­то­ров на рын­ке элек­трон­ной ком­мер­ции, мик­ро , ма­лых и сред­них пред­при­я­тий, по­тре­би­те­лей и ис­сле­до­ва­те­лей из раз­ных стран и ре­ги­о­нов ми­ра. Ре­зуль­та­том этой кон­фе­рен­ции ста­ла де­кла­ра­ция *, ко­то­рая ак­цен­ти ру­ет вни­ма­ние на фор­ми­ро­ва­нии транс­па­рент­ной по­ли­ти­ки в об­ла­сти циф­ро­вой эко но­ми­ки, на необ­хо­ди­мо­сти вы­ра­бот­ки но­вых под­хо­дов и по­ли­ти­че­ских ори­ен­та­ций, а так­же вза­и­мо­дей­ствии всех за­ин­те­ре­со­ван­ных сто­рон (так на­зы­ва­е­мых “стейк­хол­де ров”) в уста­нов­ле­нии сба­лан­си­ро­ван­но­го, про­зрач­но­го, недис­кри­ми­на­ци­он­но­го и устой­чи­во­го мо­ду­са раз­ви­тия, ко­то­рое долж­но быть ин­клю­зив­ным, стра­те­ги­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ным, ин­но­ва­ци­он­но на­прав­лен­ным и ба­зи­ро­вать­ся на со­труд­ни­че­стве. Важ­ное зна­че­ние име­ет при­зыв к вы­ра­бот­ке ак­тив­ной по­зи­ции в фор­ми­ро­ва­нии от­ве тов на су­ще­ству­ю­щие вы­зо­вы в этой сфе­ре, ко­то­рые, в част­но­сти, свя­за­ны со сбо­ром на­ло­гов, за­щи­той прав ин­тел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти и без­опас­но­стью граж­дан.

Сре­ди при­о­ри­тет­ных на­прав­ле­ний про­ве­де­ния по­ли­тик со­дей­ствия раз­ви­тию элек­трон­ной ком­мер­ции ука­зан­ный гло­баль­ный фо­рум опре­де­лил сле­ду­ю­щие.

1. По­вы­ше­ние вы­год от элек­трон­ной ком­мер­ции по­сред­ством про­це­дур об­лег че­ния тор­гов­ли и пол­ную им­пле­мен­та­цию со­от­вет­ству­ю­ще­го со­гла­ше­ния, зак­лю чен­но­го в рам­ках ВТО (WTO Trade Facilitation Agreement), а так­же со­зда­ние со­от­вет ству­ю­щих тех­но­ло­ги­че­ских пред­по­сы­лок (внед­ре­ние вза­и­мо­свя­зи тор­го­вых плат форм, “еди­ных окон” для об­ра­бот­ки дан­ных, но­вых тех­но­ло­гий обес­пе­че­ния бо­лее вы­со­ко­го уров­ня ви­ди­мо­сти дан­ных и управ­ле­ния рис­ка­ми, в том чис­ле че­рез осу ществ­ле­ние пи­лот­ных про­ек­тов – та­ких, как “Элек­трон­ная плат­фор­ма все­мир­ной тор­гов­ли” (the Electronic World Trade Platform – EWTP) и “Аф­ри­кан­ский аль­янс за элек­трон­ную ком­мер­цию” (African Alliance for E Commerce – AAEC) (важ­ную роль в этом кон­тек­сте долж­ны иг­рать улуч­ше­ние и упро­ще­ние про­це­дур сбо­ра на­ло­гов и пла­те­жей, а так­же уси­ле­ние ко­ор­ди­на­ции меж­ду раз­ны­ми меж­ду­на­род­ны­ми ор­га ни­за­ци­я­ми в во­про­сах ре­гу­ли­ро­ва­ния сре­ды элек­трон­ной тор­гов­ли в це­лях сбли­же ния и гар­мо­ни­за­ции со­от­вет­ству­ю­щих стан­дар­тов).

2. По­вы­ше­ние уров­ня кон­тро­ля за рис­ка­ми для без­опас­но­сти, рас­про­стра­не­ние доб­ро­со­вест­ной де­ло­вой прак­ти­ки в этой сфе­ре и обес­пе­че­ние со­блю­де­ния обя­за тельств по всей це­поч­ке ком­мер­че­ских от­но­ше­ний.

3. Обес­пе­че­ние стра­те­ги­че­ско­го по­ве­де­ния и ори­ен­та­ции на об­лег­че­ние рас про­стра­не­ния но­вей­ших тех­но­ло­гий, ко­то­рые бы обу­слов­ли­ва­ли ре­во­лю­ци­он­ные по су­ти из­ме­не­ния: ин­те­гра­цию транс­гра­нич­ной элек­трон­ной ком­мер­ции с тех­но ло­ги­я­ми Ин­тер­не­та ве­щей, ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та, блок­чейн, боль­ших баз дан­ных и об­лач­ных вы­чис­ле­ний.

4. Со­зда­ние здо­ро­вых эко­си­стем, ко­то­рые бы ба­зи­ро­ва­лись на сов­мест­ных уси ли­ях, что пред­по­ла­га­ет уси­ле­ние вза­и­мо­дей­ствия в рам­ках ми­ро­во­го со­об­ще­ства та­мо­жен­ных ор­га­нов че­рез об­мен ин­фор­ма­ци­ей, а так­же вза­им­ное призна­ние на ци­о­наль­ных ме­ха­низ­мов кон­тро­ля, со­дей­ствия тор­гов­ле и вза­и­мо­по­мо­щи в пра­во при­ме­не­нии и упро­ще­нии тор­го­вых про­це­дур.

5. Со­дей­ствие сба­лан­си­ро­ван­но­му раз­ви­тию че­рез уси­ле­ние ре­ги­о­наль­но­го со труд­ни­че­ства (от­ме­че­но, что элек­трон­ная тор­гов­ля де­ла­ет важ­ный вклад в пе­ре­фор

* Beijing Declaration adopted by the First Global Cross Border E Commerce Conference. Beijing, China, 10 February, 2018 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www. wcoomd.org/ /media/wco/public/global/pdf/about us/legal instruments/declarations/beijing dec laration 1022018.pdf?la=en.

ма­ти­ро­ва­ние мо­де­лей эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, спо­соб­ству­ет углуб­ле­нию гло­ба­ли­за­ци он­ных про­цес­сов и подъ­ему уров­ня раз­ви­тия и бла­го­со­сто­я­ния ме­нее раз­ви­тых стран; но для это­го нуж­ны кол­лек­тив­ные уси­лия, ини­ци­а­ти­вы, от­кры­тые и про зрач­ные пра­во­вые рам­ки, на­прав­лен­ные на циф­ро­вое и ин­фра­струк­тур­ное раз­ви тие, а так­же об­мен опы­том и ко­ор­ди­на­ция про­це­дур для обес­пе­че­ния бес­пре­пят ствен­но­го дви­же­ния ин­фор­ма­ции, фи­нан­сов и то­ва­ров).

6. Уско­ре­ние фор­ми­ро­ва­ния стан­дар­тов для обес­пе­че­ния устой­чи­во­го раз­ви­тия (это­му дол­жен спо­соб­ство­вать подъ­ем на но­вый уро­вень диа­ло­га пра­ви­тель­ствен ных ор­га­нов со все­ми стейк­хол­де­ра­ми в во­про­сах вы­ра­бот­ки но­вых стан­дар­тов).

Роль ре­ги­о­наль­ных ин­те­гра­ци­он­ных объ­еди­не­ний в раз­ви­тии и ре­гу­ли­ро­ва­нии элек­трон­ной тор­гов­ли

Ак­ту­аль­ность ре­ги­о­наль­ных по­ли­тик в сфе­ре раз­ви­тия элек­трон­ной (циф­ро вой) ком­мер­ции не за­сло­ня­ет со­бой важ­но­сти ак­цен­тов на вы­ра­бот­ке со­от­вет­ству ющих гло­баль­ных под­хо­дов. Это обу­слов­ле­но тем, что слож­ность и неод­но­знач ность та­ких про­цес­сов и их эф­фек­тов по­рож­да­ют ряд се­рьез­ных ре­гу­ля­тив­ных ди­лемм в диа­па­зоне раз­ных ва­ри­ан­тов со­еди­не­ния кри­те­ри­ев эко­но­ми­че­ской эф фек­тив­но­сти и без­опас­но­сти. И на­хож­де­ние су­гу­бо гло­баль­ных ре­ше­ний в этом кон­тек­сте яв­ля­ет­ся да­ле­ко не про­стой за­да­чей. Ее лег­че ре­шать в ре­ги­о­наль­ных фор­ма­тах, где стра­ны, осу­ществ­ля­ю­щие по­ли­ти­ку ре­ги­о­наль­ной ин­те­гра­ции, име ют боль­ше об­щих то­чек со­при­кос­но­ве­ния и боль­ше общ­но­сти в стра­те­ги­ях сво­е­го раз­ви­тия. По­это­му меж­ду­на­род­ный ре­ги­о­наль­ный уро­вень мо­жет су­ще­ствен­но до пол­нять и раз­ви­вать прин­ци­пы, при­ня­тые на гло­баль­ном уровне, и де­лать их функ ци­о­наль­но бо­лее при­год­ны­ми для прак­ти­че­ско­го при­ме­не­ния.

Ев­ро­пей­ский Со­юз про­во­дит ак­тив­ную по­ли­ти­ку по фор­ми­ро­ва­нию еди­но­го циф­ро­во­го рын­ка, ко­то­рый дол­жен стать клю­че­вым ком­по­нен­том ак­ти­ви­за­ции ев ро­ин­те­гра­ци­он­ных про­цес­сов в на­прав­ле­нии обес­пе­че­ния бо­лее вы­со­кой гло­баль ной кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти Со­ю­за. В рам­ках та­кой по­ли­ти­ки Ев­ро­ко­мис­си­ей бы ли раз­ра­бо­та­ны и опуб­ли­ко­ва­ны Стра­те­гия еди­но­го циф­ро­во­го рын­ка для Ев­ро­пы (06.05.2015 г.), а так­же пред­ло­же­ния (25.05.2016 г.) по гар­мо­ни­за­ции функ­ци­о­ни­ро ва­ния элек­трон­ных плат­форм как пред­по­сыл­ке для обес­пе­че­ния пол­но­цен­ной кон ку­рен­ции на еди­ном циф­ро­вом рын­ке *. При этом глав­ны­ми це­ля­ми яв­ля­ют­ся со зда­ние рав­ных воз­мож­но­стей для всех участ­ни­ков циф­ро­во­го рын­ка услуг; га­ран­ти ро­ва­ние от­вет­ствен­но­го по­ве­де­ния со сто­ро­ны он­лайн плат­форм по за­щи­те клю­че вых цен­но­стей; со­дей­ствие по­вы­ше­нию уров­ня до­ве­рия, про­зрач­но­сти и спра­вед ли­во­му от­но­ше­нию; под­дер­жа­ние от­кры­то­сти и недис­кри­ми­на­ци­он­но­го ха­рак­те­ра раз­ви­тия циф­ро­вых рын­ков **.

ЕС пы­та­ет­ся рас­про­стра­нить прин­ци­пы ор­га­ни­за­ции циф­ро­вых рын­ков, ко­то рые он раз­ра­ба­ты­ва­ет и вво­дит на внут­рен­нем рын­ке, так­же на бо­лее ши­ро­кое ры ноч­ное про­стран­ство. По­ка­за­те­лен в этом от­но­ше­нии тот факт, что еще в ап­ре­ле 2011 г. ЕС, сов­мест­но с США, при­ня­ли Прин­ци­пы тор­гов­ли для ИКУ, смысл ко­то рых из­ло­жен в таб­ли­це 4.

* European Commission. A Digital Single Market Strategy for Europe: Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions. – Brussels, 6.5.2015 COM (2015) 192 final; European Commission. Online Platforms and the Digital Single Market Opportunities and Challenges for Europe: Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions. – Brussels, 25.5.2016 COM (2016) 288 final.

** Бо­лее по­дроб­ное рас­смот­ре­ние этих важ­ных во­про­сов вы­хо­дит за рам­ки за­дач, по­став лен­ных в этой ста­тье, и тре­бу­ет от­дель­но­го ис­сле­до­ва­ния.

* По­стро­е­но по: European Union – United States Trade Principles for Information and Communication Technology Services, 2011. – April 4 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://trade.ec.europa.eu/ doclib/docs/2011/april/tradoc_147780.pdf.

Есть все ос­но­ва­ния по­ла­гать, что при­ве­ден­ные в таб­ли­це 4 прин­ци­пы име­ют уни­вер­саль­ное зна­че­ние и долж­ны учи­ты­вать­ся все­ми чле­на­ми ми­ро­во­го тор­го­во­го со­об­ще­ства.

Сле­ду­ет от­ме­тить, что Евразий­ский эко­но­ми­че­ский со­юз (ЕА­ЭС) с 2016 г. так­же на­чал осу­ществ­лять по­ли­ти­ку фор­ми­ро­ва­ния еди­но­го ре­ги­о­наль­но­го циф­ро­во­го про стран­ства, ко­то­рая пред­по­ла­га­ет зна­чи­тель­ную ак­ти­ви­за­цию вза­им­ной элек­трон­ной тор­гов­ли стран – чле­нов этой ор­га­ни­за­ции. Та­кая ее де­я­тель­ность про­во­дит­ся в тес ном со­труд­ни­че­стве со Все­мир­ным бан­ком. Речь идет о так на­зы­ва­е­мой “Циф­ро­вой по­вест­ке ЕА­ЭС до 2025 го­да” *. Она, в част­но­сти, пред­по­ла­га­ет со­зда­ние сов­мест­ной циф­ро­вой ин­фра­струк­ту­ры на ос­но­ве ши­ро­ко­по­лос­но­го до­сту­па в Ин­тер­нет, без опас­ных и на­деж­ных циф­ро­вых плат­форм, а так­же циф­ро­ви­за­цию ве­ду­щих от­рас­лей эко­но­ми­ки и ре­ги­о­наль­ных рын­ков. Име­ет­ся в ви­ду, что осу­ществ­ле­ние мер в этом на­прав­ле­нии бу­дет спо­соб­ство­вать уско­ре­нию эко­но­ми­че­ско­го ро­ста (по оцен­кам, на 3,24% ВВП, в том чис­ле на 0,88% ВВП – за счет рас­про­стра­не­ния соб­ствен­но элек трон­ной тор­гов­ли) **, со­зда­нию но­вых ра­бо­чих мест, по­вы­ше­нию кон­ку­рен­то­спо соб­но­сти. Пред­ло­жен­ные ме­ры преду­смат­ри­ва­ют, сре­ди про­че­го, рас­про­стра­не­ние об­ще­до­ступ­ных об­ра­зо­ва­тель­ных про­грамм для на­се­ле­ния, на­прав­лен­ных на фор­ми ро­ва­ние циф­ро­вой гра­мот­но­сти и над­ле­жа­щих циф­ро­вых на­вы­ков.

Со­от­вет­ству­ю­щие по­ли­ти­ки ре­ги­о­наль­но­го раз­ви­тия циф­ро­вой тор­гов­ли на блю­да­ют­ся се­го­дня и в дру­гих ре­ги­о­нах ми­ра (в том чис­ле в рам­ках Ас­со­ци­а­ции го су­дарств Юго Во­сточ­ной Азии (АСЕАН), Со­ве­та со­труд­ни­че­ства араб­ских го­су дарств Пер­сид­ско­го за­ли­ва и др.).

Та­ким об­ра­зом, в ми­ре ак­тив­но фор­ми­ру­ет­ся мно­го­уров­не­вая раз­ветв­лен­ная си­сте­ма ре­гу­ли­ро­ва­ния и со­дей­ствия рас­про­стра­не­нию элек­трон­ной (циф­ро­вой) тор­гов­ли, в ко­то­рую це­ле­со­об­раз­но впи­сать­ся лю­бой стране, рас­счи­ты­ва­ю­щей на до­стой­ное ме­сто в ми­ро­вой эко­но­ми­ке бу­ду­ще­го.

* Груп­па Все­мир­но­го бан­ка и Евразий­ская эко­но­ми­че­ская ко­мис­сия. Циф­ро­вая по­вест­ка Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го со­ю­за до 2025 го­да: Пер­спек­ти­вы и ре­ко­мен­да­ции. Об­зор [Элек­трон ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.eurasiancommission.org/ru/act/dmi/siteassets/%d0%9e% D0%B1%D0%B7%D0%BE%D1%80%20%D0%92%D0%91.PDF.

** Меж­ду­на­род­ный центр по тор­гов­ле и устой­чи­во­му раз­ви­тию. Как раз­вить и мак­си маль­но ис­поль­зо­вать по­тен­ци­ал элек­трон­ной ком­мер­ции? // Мо­сты. Ана­ли­ти­ка и но­во­сти о тор­гов­ле и устой­чи­вом раз­ви­тии. – 2018. – Вып. 1. – Март – ап­рель. – 37 с. – С. 33.

Вы­во­ды

1. Элек­трон­ная тор­гов­ля воз­ник­ла и рас­про­стра­ня­ет­ся в ре­зуль­та­те су­ще­ствен но­го ро­ста ро­ли в раз­ви­тии ком­мер­че­ской де­я­тель­но­сти ИКТ, со­здав­ших и про­дол жа­ю­щих со­зда­вать но­вые, неви­дан­ные ра­нее воз­мож­но­сти для про­ве­де­ния ком­мер чес­ких опе­ра­ций в но­вых фор­ма­тах.

2. В пер­спек­ти­ве элек­трон­ная тор­гов­ля бу­дет раз­ви­вать­ся на­мно­го бо­лее вы­со­ки­ми тем­па­ми, чем обыч­ные ком­мер­че­ские опе­ра­ции. При этом но­вые пер спек­ти­вы раз­ви­тия элек­трон­ной ком­мер­ции воз­ни­ка­ют в кон­тек­сте чет­вер­той про мыш­лен­ной ре­во­лю­ции, про­ис­хо­дя­щей се­го­дня на ос­но­ве со­еди­не­ния ин­но­ва­ций в сфе­рах ин­фор­ма­ци­он­ных, био и на­но­тех­но­ло­гий.

3. Раз­ви­тие элек­трон­ной тор­гов­ли свя­за­но с со­зда­ни­ем ка­че­ствен­но но­вых воз мож­но­стей для по­тре­би­те­лей и биз­не­са и од­но­вре­мен­но с воз­ник­но­ве­ни­ем но­вых рис­ков ком­мер­че­ско­го и пер­со­наль­но­го ха­рак­те­ра. Даль­ней­шее рас­про­стра­не­ние элек­трон­ной тор­гов­ли не воз­мож­но без эф­фек­тив­но­го со­блю­де­ния прин­ци­па без опас­но­сти ком­мер­че­ских опе­ра­ций и без­опас­но­сти раз­ви­тия в це­лом.

4. Для эф­фек­тив­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния усло­вий осу­ществ­ле­ния элек­трон­ной тор гов­ли необ­хо­ди­мо ско­ор­ди­ни­ро­ван­ное при­ня­тие со­от­вет­ству­ю­щих мер как на на­ци­о­наль­ном уровне, так и на ре­ги­о­наль­ном и гло­баль­ном. Важ­ную роль в этом при­зва­ны сыг­рать ве­ду­щие меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции, за­ни­ма­ю­щие цен­траль ное ме­сто в вы­ра­бот­ке со­от­вет­ству­ю­щих меж­ду­на­род­ных кон­вен­ций и со­гла­ше­ний.

Спи­сок ис­поль­зо­ван­ной ли­те­ра­ту­ры

1. Плескач В.Л., За­то­на­ць­ка Т.Г. Елек­трон­на ко­мер­ція : підруч. – К. : Знан­ня, 2007. – 535 с.

2. Круп­ник А. Биз­нес в Ин­тер­нет. Вве­де­ние в элек­трон­ную ком­мер­цию. – М. : Ми­к­ро­арт, 2002. – 240 с. 3. Юра­сов А.В. Элек­трон­ная ком­мер­ция. – М. : Де­ло, 2003. – 480 с. 4. Ciuriak D., Ptashkina М. The Digital Transformation and the Transformation of International Trade. Issue paper [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://e15initiative.org/publications/the digital transformation and the transformation of international trade/.

5. Suominen K. Fuelling Trade in the Digital Era: The Global Landscape and Implications for Southeast Asia. Issue paper. – Geneva : International Centre for Trade and Sustainable Development. – November 2017. – 21 p. [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://www.ictsd.org/sites/default/files/research/fuelling_trade_in_the_ digital_era_ _southeast_asia.pdf.

6. Tan S.W. Digital Trade in Europe and Central Asia / ADBI Working Paper Series No. 751. – Tokyo. – June 2017 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://www. adb.org/sites/default/files/publication/324996/adbi wp751.pdf.

7. Wu M. Digital Trade Related Provisions in Regional Trade Agreements: Existing Models and Lessons for the Multilateral Trade System. Overview Paper [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре жим до­сту­па : http://e15initiative.org/publications/digital trade related provisions in regional trade agreements existing models and lessons for the multilateral trade system/.

8. Susskind R., Susskind D. The Future of the Professions: How Technology Will Transform the Work of Human Experts. – Oxford : Oxford University Press, 2016. 9. Ross A. The Industries of the Future. – New York : Simon & Schuster, 2016. 10. Ля­шен­ко В.І., Виш­невсь­кий О.С. Циф­ро­ва мо­дер­ні­за­ція еко­но­міки Украї­ни як мож­ливість про­ри­вно­го роз­вит­ку : мо­ногр. – К. : Ін т екон. пром сті НАН Украї­ни, 2018. – 252 с.

11. Ро­го­жин А.А. КНР – За­кон о ки­бер­без­опас­но­сти при­нят [Элек­трон­ный ре сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://www.imemo.ru/index.php?page_id=502&id=2882.

References

1. Pleskach V.L., Zatonats’ka T.G. Elektronna Komertsiya [E commerce]. Kyiv, Znannya, 2007 [in Ukrainіan].

2. Krupnik A. Biznes v Internet. Vvedenie v Elektronnuyu Kommertsiyu [Internet Business. Introduction to e commerce]. Moscow, Mikroart, 2002 [in Russian].

3. Yurasov A.V. Elektronnaya Kommertsiya [E commerce]. Moscow, Delo, 2003 [in Russian].

4. Ciuriak D., Ptashkina M. The digital transformation and the transformation of international trade. Issue paper, available at: http://e15initiative.org/publications/the digital transformation and the transformation of international trade/.

5. Suominen K. Fuelling trade in the digital era: the global landscape and implications for Southeast Asia. Issue paper. Geneva, International Centre for Trade and Sustainable Development, November 2017, available at: https://www.ictsd.org/sites/default/files/ research/fuelling_trade_in_the_digital_era_ _southeast_asia.pdf.

6. Tan S.W. Digital trade in Europe and Central Asia. ADBI Working Paper 751. Tokyo, Asian Development Bank Institute, June 2017, available at: https://www.adb.org/ sites/default/files/publication/324996/adbi wp751.pdf.

7. Wu M. Digital trade related provisions in regional trade agreements: existing models and lessons for the multilateral trade system. Overview paper, available at: http://e15initiative.org/publications/digital trade related provisions in regional trade agreements existing models and lessons for the multilateral trade system/.

8. Susskind R., Susskind D. The Future of the Professions: How Technology Will Transform the Work of Human Experts. Oxford, Oxford University Press, 2016. 9. Ross A. The Industries of the Future. New York, Simon & Schuster, 2016. 10. Lyashenko V.I., Vyshnevs’kyi O.S. Tsyfrova Modernizatsiya Ekonomiky Ukrainy yak Mozhlyvist’ Proryvnoho Rozvytku [Digital Modernization of Ukrainian Economy as an Opportunity for Breakthrough Development]. Kyiv, Institute of Industrial Economics of the NAS of Ukraine, 2018 [in Ukrainan].

11. Rogozhin A.A. KNR – Zakon o kiberbezopasnosti prinyat [China – Cyber Security Law adopted], available at: https://www.imemo.ru/index.php?page_id=502&id=2882 [in Russian].

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.