РОТАРУ ПЕРВОЙ В СОЮЗЕ СПЕЛА РЭП

Но это по­счи­та­ли иди­о­ти­змом

Ekspress Gazeta - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

В де­ка­бре испол­ни­тся 81 год одной из са­мых за­га­до­чных фи­гур эстра­ды 60 - 80-х го­дов Та­тья­не ТУХМАНОВОЙ, бо­лее изве­стной под де­ви­чьей фа­ми­ли­ей САШКО. Дол­гие го­ды она на­хо­ди­лась в те­ни сво­е­го зна­ме­ни­то­го му­жа - ком­по­зи­то­ра Да­ви­да ТУХМАНОВА. Ее упо­ми­на­ли толь­ко как ав­то­ра текс­тов его пе­сен - «Эти гла­за на­про­тив» и «Джо­кон­да». А на ле­ген­дар­ных пла­стин­ках «По вол­не мо­ей па­мя­ти» и «НЛО» ука­зыва­ли, что она осу­ще­ств­ля­ла по­дбор ли­те­ра­тур­но­го ма­те­ри­а­ла. Но уча­стие Та­тья­ны Але­ксе­ев­ны в твор­че­ской де­я­тель­но­сти Да­ви­да Фе­до­ро­ви­ча этим отнюдь не огра­ни­чи­ва­лось.

-Та­тья­на Сашко фа­кти­че­ски была одним из пер­вых в СССР му­зыкаль­ных про­дю­се­ров, - объя­снил «Эк­с­пресс га­зе­те» пе­вец Игорь

Ива­нов. - Она во всем очень се­рье­зно по­мо­га­ла Ту­хма­но­ву. Все его про­е­кты, сде­лан­ные вме­сте с ней, име­ли боль­шой успех. Мо­гу толь­ко снять пе­ред Та­тья­ной шля­пу.

На­ше зна­ком­ство прои­зо­шло в се­ре­ди­не 70-х в ре­сто­ра­не «Октя­брь», где я то­гда пел. Ту­хма­нов и Сашко спе­ци­аль­но при­шли ме­ня по­слу­шать. И сра­зу же пре­дло­жи­ли за­пи­сать на пла­стин­ку «Пе­сню про са­по­жни­ка» и еще не­сколь­ко ту­хма­нов­ских прои­зве­де­ний. А не­за­дол­го до это­го Вя­че­слав До­брынин при­гла­сил ме­ня ра­бо­тать в ан­самбль «Лей­ся, пе­сня», толь­ко что со­з­дан­ный Ва­ле­ри­ем Се­ле­зне­вым и Ми­хаи­лом Пло­тки­ным. Я со­гла­сил­ся исклю­чи­тель­но ра­ди то­го, что­бы за­пи­сать до­брынин­скую пе­сню «Про­щай», ко­то­рую еще ни­кто не пел. И, по­зна­ко­мив­шись с му­зыкан­та­ми «Лей­ся, пе­сня», по­ре­ко­мен­до­вал их Ту­хма­но­ву для за­пи­си его пла­стин­ки. Так у Да­ви­да Фе­до­ро­ви­ча за­вя­за­лось со­тру­дни­че­ство с этим ан­сам­блем.

Пом­ню, мы па­рал­лель­но со Львом

Ле­щен­ко ре­пе­ти­ро­ва­ли и за­пи­сыва­ли ту­хма­нов­ский «День По­бе­ды». В не­сколь­ких стро­чках у нас со­ли­ро­вал

Влад Ан­дри­а­нов. А осталь­ное все пе­ли хо­ром в уни­сон. Имен­но в на­шем испол­не­нии пе­сня впер­вые про­зву­ча­ла по ра­дио. По­сле это­го Ту­хма­нов и Сашко прив­ле­кли ме­ня и Ан­дри­а­но­ва к за­пи­си аль­бо­ма «По вол­не мо­ей па­мя­ти». Мне до­ста­лась са­мая за­во­дная пе­сня «Из ва­ган­тов», ко­то­рую все зна­ют как «Пе­сню сту­ден­та».

К то­му вре­ме­ни я ушел к Ми­хаи­лу Пло­тки­ну в но­вый ан­самбль «На­де­жда». И ко­гда Да­ви­ду Фе­до­ро­ви­чу для за­пи­си по­над­о­би­лись бэк-во­ка­ли­сты, я со­сва­тал ему на­шу во­каль­ную груп­пу.

В даль­ней­шем я за­пи­сал «Ал­ло­ал­ло, Але­на», «Мы с то­бою тан­цу­ем» и еще ряд пе­сен Тухманова, ко­то­рые уда­чно «выстре­ли­ли». И в ра­бо­те над ни­ми то­же са­мое актив­ное уча­стие при­ни­ма­ла Сашко. Во­об­ще я все­гда во­с­при­ни­мал их с Ту­хма­но­вым толь­ко вме­сте. Та­тья­на ор­га­ни­зо­выва­ла всю ра­бо­ту Да­ви­да Фе­до­ро­ви­ча. На­по­ми­на­ла ему: «Адик, у нас в 17.00 фир­ма «Ме­ло­дия». В 19.00 встре­ча в Союзе ком­по­зи­то­ров. А по­том нам на­до по­дго­то­вить ма­те­ри­ал к зав­тра­шней встре­че». И ра­бо­та у не­го все­гда шла очень про­ду­ктив­но.

Но Та­тья­на за­ни­ма­лась не толь­ко адми­ни­стра­тив­ными во­про­са­ми. Са­ма та­лан­тли­вый му­зыкант, она очень хо­ро­шо ощу­ща­ла, что ну­жно де­лать для то­го или ино­го про­е­кта. По­мо­га­ла по­дби­рать испол­ни­те­лей для пе­сен. И иной раз под­ска­зыва­ла та­кие ве­щи, ко­то­рые адми­ни­стра­тор не смог бы под­ска­зать. На­при­мер, на за­пи­си го­во­ри­ла: «Адик, всту­пле­ние ни­ку­да не го­ди­тся. На­до его пе­ре­де­лать». Он са­дил­ся, пе­ре­де­лывал, и по­лу­ча­лось ге­ни­аль­но.

А ко­гда Ту­хма­нов рас­стал­ся с Сашко, все за­кон­чи­лось. Без про­дю­се­ра де­лать та­кие же успе­шные про­е­кты, как рань­ше, ему ока­за­лось сло­жно. Что ста­ло с Сашко - мне неи­зве­стно. Она пе­ре­ста­ла со все­ми об­ща­ться. Ее при­гла­ша­ли на ра­зные пе­ре­да­чи. Но она ни ра­зу не при­шла.

Не­ти­пи­чный под­ход

- Это был за­ме­ча­тель­ный тан­дем Ту­хма­нов и Сашко, - вспо­ми­на­ет ли­дер груп­пы «Gorky Park» («Парк Горь­ко­го») Але­ксей Бе­лов. - Они все­гда выда­ва­ли на-го­ра ка­кой-то не­о­быкно­вен­ный про­дукт. И огром­ной ча­стью сво­е­го успе­ха Да­вид Фе­до­ро­вич был обя­зан Та­тья­не Але­ксе­ев­не. Имен­но она была глав­ным твор­че­ским дви­га­те­лем, бла­го­да­ря ко­то­ро­му у не­го все по­лу­ча­лось.

Я по­зна­ко­мил­ся с ней в кон­це 70-х, ко­гда Ту­хма­нов при­гла­сил ме­ня на за­пись как сес­си­он­но­го му­зыкан­та. Я то­гда ра­бо­тал у Пло­тки­на в «На­де­жде». Во вре­мя ра­бо­ты в сту­дии над одной из ту­хма­нов­ских пе­сен Да­вид Фе­до­ро­вич услышал, как я играл на ги­та­ре. И по­про­сил за­пи­сать ги­тар­ную пар­тию для его но­вой пе­сни, ко­то­рую дол­жен был испол­нять Яак Йо­а­ла. Я при­е­хал к Ту­хма­но­ву в его за­го­ро­дный дом. У не­го была обо­ру­до­ва­на ма­лень­кая сту­дия с удар­ной уста­нов­кой и че­тыре­хка­наль­ным ма­гни­то­фо­ном. Там я впер­вые и уви­дел Та­тья­ну Але­ксе­ев­ну. У нас сра­зу за­вя­за­лось твор­че­ское об­ще­ние.

Я в то вре­мя был за­ра­жен му­зыкой, ко­то­рую на­зыва­ли «арт-рок». Слу­шал за­па­дные груп­пы, ра­бо­тав­шие в этом на­прав­ле­нии. И во­об­ще, слу­шал все му­зыкаль­ные но­вин­ки, при­хо­див­шие из-за гра­ни­цы. Что-то по­ка­зывал Да­ви­ду Фе­до­ро­ви­чу. Он со­чи­нял прои­зве­де­ния в та­ком же ду­хе. А Та­тья­на Але­ксе­ев­на была иде­о­ло­гом текс­то­во­го ма­те­ри­а­ла.

Я при­гла­сил Тухманова и Сашко в ре­сто­ран на Ар­ба­те по­слу­шать Ко­лю

Но­ско­ва, ко­то­рый не­ко­то­рое вре­мя ра­бо­тал вме­сте со мной в ан­сам­бле у Пло­тки­на. Он выдал им два своих «смер­тель­ных» но­ме­ра, ко­то­рые по прин­ци­пу «про­тив ло­ма нет при­е­ма» лю­бо­го слу­ша­те­ля кла­ли на ло­па­тки. Это были рок-н-ролл Эл­ви­са Пре­сли в со­вер­шен­но уни­каль­ном испол­не­нии и пе­сня «Feelings», где он пел за муж­чи­ну и за жен­щи­ну. По­сле это­го мы ре­ши­ли со­здать груп­пу, ко­то­рая испол­ня­ла бы арт-ро­ко­вые прои­зве­де­ния Тухманова. Она по­лу­чи­ла на­зва­ние «Мо­сква». А в ее со­став, по­ми­мо ме­ня и Но­ско­ва, во­шел ба­ра­бан­щик Ди­ма Се­ре­бря­ков

из «На­де­жды». За­пись на­ше­го пер­во­го и по­сле­дне­го аль­бо­ма «НЛО» по­тре­бо­ва­ла огром­ных уси­лий. На фир­ме «Ме­ло­дия» сту­дию сра­зу на весь аль­бом нам не пре­до­став­ля­ли. Сна­ча­ла да­ли на две пе­сни. Че­рез не­сколь­ко ме­ся­цев - еще на две. По­том - на осталь­ные. Плюс еще не­сколь­ко дней на све­де­ние.

Но ну­жно было еще по­дго­то­ви­ться к за­пи­си. Я пре­два­ри­тель­но ра­спи­сывал пар­тии удар­ных и ритм-се­кции. По­том соби­ра­лись у Тухманова и все это прои­грыва­ли. Та­тья­на Але­ксе­ев­на не упу­ска­ла из ви­да ни­че­го, что ка­са­лось твор­че­ско­го про­цес­са. За­бо­ти­лась да­же о том, что­бы нас всех по­кор­мить. И по­сколь­ку мы были при­ко­ва­ны к ра­бо­те над аль­бо­мом и не име­ли во­змо­жно­сти за­ра­ба­тывать на жизнь, она вме­сте с Да­ви­дом Фе­до­ро­ви­чем боль­ше го­да пла­ти­ла нам зар­пла­ту. Есте­ствен­но, не­о­фи­ци­аль­но. То­гда же не было ни­ка­ких ООО и про­чих ча­стных ор­га­ни­за­ций. Уже по­том, ока­зав­шись с «Пар­ком Горь­ко­го» на За­па­де, я уви­дел се­рье­зней­ших про­дю­се­ров, ко­то­рых знал весь мир. И по­нял, что Та­тья­ну Але­ксе­ев­ну мо­жно было по­ста­вить с ни­ми в один ряд.

Рэп для Ротару

- Сашко ро­ди­лась рань­ше, чем было ну­жно, - се­ту­ет ле­ген­дар­ная ра­ди­о­ве­ду­щая Ди­а­на Бер­лин. - Если бы она сей­час про­дол­жа­ла ра­бо­тать, ни один

про­дю­сер ря­дом бы не сто­ял. Да­же в ныне­шнем во­зра­сте ей нет рав­ных.

Я знаю Та­тья­ну еще со сту­ден­че­ских вре­мен. Мы учи­лись на жур­фа­ке в По­ли­гра­фи­че­ском ин­сти­ту­те. Се­мья у нее была сов­сем не твор­че­ская. Ее па­па, по-мо­е­му, был адми­ра­лом. Но Та­тья­на по­шла не в ро­ди­те­лей.

Сре­ди мно­гих ее та­лан­тов осо­бен­но выде­ля­лась спосо­бность к то­му, что по­том на­зва­ли про­дю­си­ро­ва­ни­ем. Она ка­ким-то осо­бым чу­тьем чув­ство­ва­ла да­ро­ви­то­го че­ло­ве­ка. И если у нее с ним за­вя­зыва­лись отно­ше­ния, все свои си­лы, зна­ния и во­змо­жно­сти тра­ти­ла на то, что­бы он стал изве­стным мно­гим. Как вы по­ни­ма­е­те, не за день­ги, о ко­то­рых то­гда ре­чи не шло.

Та­ким обра­зом в жи­зни Та­тья­ны по­явил­ся ее пер­вый и по­сле­дний муж Да­вид Ту­хма­нов. Он по­лу­чил клас­си­че­ское му­зыкаль­ное обра­зо­ва­ние в Гне­син­ке. Пи­сал ро­ско­шные ро­ман­сы на сти­хи Гей­не. Но она су­ме­ла ра­з­гля­деть в нем еще и по­тря­са­ю­ще­го пе­сен­ни­ка. Взять один из пер­вых его хи­тов «Льет ли те­плый дождь, па­да­ет ли снег», ко­то­рый при­нес успех Ва­ле­рию Обо­дзин­ско­му. На­до было на­пи­сать имен­но та­кую ме­ло­дию, ко­то­рую лю­ди жда­ли в кон­це 60-х, что­бы по­том петь ее в по­дъе­здах и счи­тать дво­ро­вой пе­сней.

И даль­ше это да­ро­ва­ние, по­мно­жен­ное на два, ста­ло опе­ре­жать вре­мя с чу­до­ви­щной быстро­той. Кол­ле­гам было не­по­ня­тно, по­че­му ка­ждое прои­зве­де­ние Тухманова - это хит. А по­то­му что Та­тья­на по­ни­ма­ла, что мо­жет стать хи­том. Пом­ню, я за­да­ла ей во­прос: «Тань, а по­че­му Ту­хма­нов выпу­ска­ет все­го по одно­му хи­ту в год? Что ме­ша­ет ему де­лать их еще и еще?». «Боль­ше нель­зя, - отве­ти­ла она. - По­ка пе­сня дой­дет до слу­ша­те­лей, по­ка ра­скру­ти­тся».

У Тухманова был не­о­бычный для то­го вре­ме­ни му­зыкаль­ный язык. Та­ким ни­кто не пи­сал. Он был из ря­да вон выхо­дя­щий. И Та­тья­на то­же. Толь­ко ей мо­гла при­йти в го­ло­ву мысль сде­лать та­кую пла­стин­ку, как «По вол­не мо­ей па­мя­ти». Ну­жно было все-та­ки знать по­эзию. А кто у нас знал Са­фо или Ахма­то­ву? Та­тья­на про­де­ла­ла ко­лос­саль­ную ра­бо­ту. Из то­го мно­го­обра­зия ге­ни­аль­ных сти­хов, ко­то­рые она зна­ла, ото­бра­ла под­хо­дя­щие для пла­стин­ки. По­том на­шла тех, кто это все спел. Ре­зуль­тат по­лу­чил­ся по­тря­са­ю­щий.

А их сов­ме­стная ра­бо­та с Ва­ле­рой Ле­он­тье­вым? Они выта­щи­ли его неи­зве­стно отку­да. И все, что с ним сде­ла­ли, было ге­ни­аль­но. «Там, в сен­тя­бре» - про­сто ше­девр.

Сашко и са­ма пре­кра­сно пе­ла. В се­ре­ди­не 60-х, что­бы где-то офи­ци­аль­но чи­сли­ться на ра­бо­те, они с Ту­хма­но­вым устрои­лись в ан­самбль «Сов­ре­мен­ник» До­не­цкой фи­лар­мо­нии. И Та­тья­на была у них со­лис­ткой.

Если кто-то на­пря­жет па­мять, то вспом­нит ту­хма­нов­скую пе­сню «Как пре­кра­сен этот мир», ко­то­рую она испол­ни­ла вме­сте с Юри­ем Ан­то­но­вым для однои­мен­ной пла­стин­ки, и «Бе­лый та­нец», про­зву­чав­ший в ее испол­не­нии в филь­ме «Эта ве­се­лая пла­не­та». Я уже не го­во­рю про ве­чный хит «Эти гла­за на­про­тив». Та­тья­не при­на­дле­жа­ли не толь­ко сти­хи к этой пе­сне, но и ее пер­вая за­пись, сде­лан­ная еще до Обо­дзин­ско­го. И «День

По­бе­ды» то­же она пер­вая за­пи­са­ла. По­на­ча­лу ни­кто не го­рел же­ла­ни­ем бра­ться за эту пе­сню. Худ­со­вет же ее откло­нил. Один из на­ших ве­ли­ких ком­по­зи­то­ров да­же ска­зал: «Я по­ло­жу свой парт­би­лет на стол, если эта пе­сня хоть раз про­зву­чит в эфи­ре!» Это уже по­том

«День По­бе­ды» спел Лев Ле­щен­ко. А по­тря­са­ю­щий ре­да­ктор Чер­мен Ка­са­ев взял на се­бя ответ­ствен­ность и выпу­стил ее на те­ле­ви­де­нии. Но на­до было, что­бы сна­ча­ла кто­то это услышал. Хо­тя бы для то­го, что­бы ска­зать: «Нет!» И Та­тья­на это сде­ла­ла.

Она бы и даль­ше пе­ла. Но так петь в то вре­мя было нель­зя. По­че­му не­охо­тно пу­ска­ли в эфир Обо­дзин­ско­го? По­то­му что пел как-то не по-со­вет­ски. По­че­му пе­сни, ко­то­рые по­том за­пи­сал Ле­щен­ко, не да­ва­ли испол­нять Ан­то­но­ву? По той же при­чи­не. Су­ще­ство­вал да­же та­кой тер­мин «не­о­прав­дан­но высо­кий ре­гистр». Из-за не­го по­стра­да­ли мно­гие за­ме­ча­тель­ные пев­цы. Мы на ра­дио де­ла­ли все, что мо­гли. Пыта­лись что-то ста­вить в эфир. Но пе­ред на­ми сто­я­ла глу­хая сте­на. Та­тья­на по­ня­ла, что петь ей не да­дут. И за­крыла се­бя как пе­ви­цу. Ре­ши­ла, что из них двоих впе­ред дол­жен ид­ти Ту­хма­нов.

Пом­ню, она очень хо­те­ла спеть его «Ма­га­зин «Цве­ты» на сти­хи Ли­дии Гри­го­рье­вой. Эта пе­сня была ни на что не по­хо­жа. Но при­шлось от­дать ее Со­фии Ротару. С ней же Ту­хма­нов и Сашко сде­ла­ли пер­вый со­вет­ский рэп. Прав­да, то­гда ни­кто не знал, что спу­стя де­ся­ти­ле­тия это так на­зо­вут. Ко­гда они ре­пе­ти­ро­ва­ли с Ротару «Я, ты, он, она, вме­сте це­лая стра­на», это ка­за­лось пол­ным иди­о­ти­змом. А те­перь со­че­та­ние ре­чи­та­ти­ва с во­ка­лом исполь­зу­е­тся пов­се­ме­стно.

Вот так зве­зды сло­жи­лись, что Ту­хма­нов с Сашко сов­па­ли - и твор­че­ски, и че­ло­ве­че­ски. Они про­жи­ли вме­сте два де­ся­тка лет. А по­том зве­зды, по ка­ким-то им одним изве­стным при­чи­нам, их ра­зве­ли. Даль­ше у Та­тья­ны на­ча­лась от­дель­ная жизнь. Она за­ни­ма­лась во­спи­та­ни­ем до­че­ри. Ту­хма­нов уе­хал в Гер­ма­нию и с ни­ми не об­щал­ся. Тем не ме­нее, ко­гда вто­рая жена ли­ши­ла его мо­сков­ской квар­ти­ры, имен­но Та­тья­на при­шла ему на по­мо­щь и пред­став­ля­ла его ин­те­ре­сы в су­де. Вот та­кой она че­ло­век!

Ко­не­чно, по­сле ра­зво­да ей при­шлось тру­дно. Но, по мо­е­му мне­нию, в этой си­ту­а­ции по­стра­да­ли аб­со­лю­тно все - и она, и он, и все по­чи­та­те­ли их твор­че­ства. Я ни в ко­ем слу­чае не ума­ляю до­стоинств Тухманова. Он один та­кой. По­сле не­го две­сти мест сво­бо­дных. Ни­кто та­ких высот не до­стиг и уже не до­сти­гнет. Но для пол­но­го успе­ха на­до было, что­бы ря­дом с ним на­хо­ди­лась эта жен­щи­на, ко­то­рая по­во­ра­чи­ва­ла его в ну­жном на­прав­ле­нии.

Ди­а­на БЕР­ЛИН с Вя­че­сла­вом ДОБРЫНИНЫМ «ДеньПо­бе­ды» стал ви­зи­тной кар­то­чкой Льва ЛЕ­ЩЕН­КО. А первой эту пе­сню испол­ни­ла Та­тья­на САШКО Со­фия ста­ла первой рэпер­шей в СССР

Игорь ИВА­НОВ стал зве­здой, испол­нив «Пе­сен­ку про са­по­жни­ка» и «Из ва­ган­тов»

Та­тья­на Але­ксе­ев­на САШКО опе­ре­ди­ла свое вре­мя лет на 40

Але­ксей БЕ­ЛОВ мно­го лет сча­стлив в бра­ке с «рус­ской Ти­ной ТЕРНЕР» - Оль­гой КОРМУХИНОЙ Ва­ле­рий ЛЕОНТЬЕВ до сих пор счи­та­ет Та­тья­ну САШКО сво­ей кре­стной ма­те­рью

Без су­пру­ги Да­вид Фе­до­ро­вич так бы и пи­сал ни­ко­му не ну­жные ро­ман­сы

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.