НАТАЛИИ САЙКО МУЖ НЕ ПОЗВОЛИЛ ИМЕТЬ ДЕТЕЙ

По­сле его смер­ти за­ме­ча­тель­ная актри­са ста­ла отшель­ни­цей. И в 70 лет по утрам пьет пи­во!

Ekspress Gazeta - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Кри­сти­на БЕЗБОРОДОВА

Кра­са­ви­ца с огром­ными го­лу­быми гла­за­ми, ко­то­рую мно­гие за­пом­ни­ли по филь­мам «Как за­ка­ля­лась сталь», «Моя ули­ца», «За­ве­ща­ние про­фес­со­ра До­у­эля», «Со­фья Ко­ва­лев­ская» и «Ми­хай­ло Ло­мо­но­сов», дав­но не сни­ма­е­тся и не выхо­дит на сце­ну. Об актри­се Наталии САЙКО, ко­то­рая в этом го­ду отме­ти­ла 70-ле­тие, в Се­ти пи­шут ра­зное. «Спи­лась и ста­ла за­твор­ни­цей му­жа и детей-то нет», «Оскор­блен­ная не­при­стой­ным пре­дло­же­ни­ем вли­я­тель­но­го че­ло­ве­ка, она бро­си­ла те­атр и боль­ше ни­ку­да не устрои­лась», «Сайко уе­ха­ла в ро­дной Тал­лин и там со­шла с ума»… Уже боль­ше двух де­ся­тков лет слу­хи о том, ку­да про­па­ла ки­но­зве­зда 70 - 80-х го­дов, «та­ган­ская Офе­лия», как ее на­зыва­ли, бу­до­ра­жат по­клон­ни­ков. И вот на­ко­нец «Эк­с­пресс га­зе­те» уда­лось ра­зыскать На­та­лию Пе­тров­ну и да­же по­бывать у нее в го­стях.

12 -эта­жный дом в де­ся­ти ми­ну­тах хо­дьбы от Те­а­тра на Та­ган­ке. В со­вет­ское вре­мя иметь здесь ква­дра­тные ме­тры счи­та­лось пре­сти­жным. Ока­за­лось, На­та­лия Сайко про­дол­жа­ет тут жить. По­дъезд мне открыла ее со­сед­ка. По­дни­ма­юсь на ну­жный этаж и с за­ми­ра­ни­ем серд­ца зво­ню в квар­ти­ру Наталии Пе­тров­ны. Не про­шло и ми­ну­ты, как дверь мне отво­ри­ла ми­ни­а­тюр­ная по­жи­лая жен­щи­на, в ко­то­рой с тру­дом узнаю ту са­мую ки­но­кра­са­ви­цу с при­бал­тий­ской вне­шно­стью и боль­ши­ми лу­че­зар­ными гла­за­ми. Уго­ва­ри­вать хо­зяй­ку на ин­тер­вью при­шлось би­тых пол­ча­са. Ко­гда я уже по­чти отча­я­лась и соби­ра­лась по­про­ща­ться, актри­са вдруг со­гла­си­лась. «Толь­ко ди­кто­фон оста­вьте в ко­ри­до­ре, бу­де­те пи­сать по па­мя­ти», - ве­ле­ла она и по­зва­ла на ку­хню. Там уса­ди­ла за стол, на ко­то­ром сто­я­ли но­ут­бук и пе­пель­ни­ца, на­ли­ла чаю, до­ста­ла из хо­ло­диль­ни­ка ков­риж­ку с ку­ра­гой и за­ку­ри­ла. С ин­те­ре­сом ра­з­гля­дывая ин­те­рьер, я на­ча­ла ра­зго­вор. - Че­стно го­во­ря, на­чи­тав­шись про вас вся­ко­го в Ин­тер­не­те, я ду­ма­ла, что вы жи­ве­те в за­пу­сте­нии. А у вас так чи­сто, про­стор­но. - Это еще не чи­сто. На­до окна по­мыть. Но бо­юсь за­ле­зать на по­до­кон­ник, этаж все-та­ки высо­кий. И про­стор­но, да. Три ком­на­ты плюс ку­хня. Эту квар­ти­ру нам с Яшу­лей выда­ли дав­ным-дав­но. Пом­ню, как по­сле пе­ре­е­зда сю­да спа­ли на по­лу. По­том Яша сде­лал ре­монт, лет 20 на­зад, и с тех пор ни­че­го не ме­ня­лось. - Яков - это ваш су­пруг? Пи­са­ли, что вы оди­но­кий че­ло­век… - Я два­жды была за­му­жем. Яша, Яков Ми­хай­ло­вич Бе­зро­дный, вто­рой муж. По­зна­ко­ми­лись в Те­а­тре на Та­ган­ке, где я ра­бо­та­ла с 1970 го­да. Яшу­ля при­шел ту­да в 71-м. Сна­ча­ла был по­мо­щни­ком адми­ни­стра­то­ра, маль­чи­ком на по­бе­гу­шках. По­том до­слу­жил­ся до ди­ре­кто­ра. В 2014 го­ду он умер. Очень дол­го тя­же­ло бо­лел. Ему тре­бо­вал­ся уход. По­это­му из те­а­тра я ушла (по­сле ра­ско­ла ра­бо­та­ла в «Со­дру­же­стве акте­ров Та­ган­ки» у Ни­ко­лая Гу­бен­ко). У Яши есть в Мо­скве род­ствен­ни­ки, но они мо­ло­дые, своих про­блем хва­та­ет. Так что, кро­ме ме­ня, за­бо­ти­ться о нем было не­ко­му. Одно вре­мя мы с Яшей жи­ли на да­че, и по­сле спе­кта­кля, не смывая грим, я са­ди­лась за руль и мча­лась к не­му за го­род. Не­у­до­бно, и на бен­зин мно­го де­нег ухо­ди­ло… Сло­вом, ни­ка­ко­го скан­да­ла, свя­зан­но­го с моим ухо­дом из те­а­тра, не было. У ме­ня и с Юри­ем Лю­би­мо­вым,ис Ни­ко­ла­ем Гу­бен­ко все­гда хо­ро­шие отно­ше­ния оста­ва­лись. Я про­сто объя­сни­ла си­ту­а­цию и на­пи­са­ла за­яв­ле­ние «по соб­ствен­но­му».

С Ни­ки­той рас­ста­лась по­сле измены

- Чем Яков Ми­хай­ло­вич бо­лел? - Там це­лый бу­кет не­ду­гов. Та­ска­ла его на се­бе (а он ве­сил 90 кг), пе­ре­о­де­ва­ла, мыла, кор­ми­ла, в ту­а­лет во­ди­ла. В ре­зуль­та­те связ­ку на но­ге пор­ва­ла… А вот, кста­ти, по­смо­три­те на ку­хон­ный шкаф. Ви­ди­те, там на­вер­ху сто­ят за­ва­ро­чные чай­ни­ки? Это Яшу­ли­на кол­ле­кция. Что­то он сам при­во­зил ото­всю­ду, что-то ему да­ри­ли. Я по­ду­мыва­ла убрать их ку­да-ни­будь: пыля­тся, ну­жно про­ти­рать по­сто­ян­но. Но по­том ре­ши­ла: нет - пусть сто­ят, это же па­мять о мо­ем Яшень­ке. На днях ра­збил­ся один чай­ник, и я па­лец по­ре­за­ла. Ну да бог с ним. Хо­ти­те я вам сва­де­бное пла­тье по­ка­жу? На­та­лия Пе­тров­на по­зва­ла ме­ня в спаль­ню. Там из боль­шо­го шка­фа до­ста­ла би­рю­зо­вый на­ряд в пол с ру­ка­ва­ми из ги­пю­ра и атла­сной юб­кой. - Цвет та­кой выбра­ла, по­то­му что это моя вто­рая сва­дьба. Я это пла­тье все­го один раз на­де­ва­ла. Хо­те­ла его выки­нуть или от­дать ко­му-то, но Яшу­ля по­про­сил со­хра­нить. Сва­дьбу мы хо­тя и в ре­сто­ра­не отме­ча­ли, но все было скром­но. - По­че­му рас­ста­лись с пер­вым му­жем? - Ни­ки­та, с ко­то­рым про­жи­ла се­мь лет, мне изме­нил. Мы жи­ли в ро­ско­шной тре­хком­на­тной квар­ти­ре на Ле­нин­ском про­спе­кте. До сих пор пом­ню, как ее драи­ла. Ме­тал­ли­че­ской губ­кой сни­ма­ла верх­ний слой пар­ке­та, а по­том ма­сти­кой шли­фо­ва­ла, что­бы пол бле­стел… На­сто­я­щее сча­стье я обре­ла с Яшу­лей. Ко­гда он по­звал ме­ня за­муж, я отве­ти­ла, что сна­ча­ла дол­жна по­со­ве­то­ва­ться с ма­мой. Та одо­бри­ла. Хо­тя Яшу ви­де­ла все­го один раз, ко­гда мы при­е­зжа­ли на похо­ро­ны мо­е­го отчи­ма в Тал­лин. Юрий Лю­би­мов в ка­че­стве под­держ­ки по­слал его со мной в Эсто­нию. А по­том два мо­ло­дых кра­си­вых пар­ня - Яшу­ля с Бо­рей Хмель­ни­цким - за­би­ра­ли ме­ня с Ле­нин­ско­го в ком­на­ту Бе­зро­дно­го. Так из ши­кар­ных хо­ром я пе­ре­бра­лась в ком­му­нал­ку. - Шок не испыта­ли? - В Эсто­нии мы с ма­мой во­об­ще жи­ли в ба­ра­ке. По­том нам да­ли 14-ме­тро­вую ком­на­ту. А мои сту­ден­че­ские го­ды про­шли в об­ще­жи­тии. Так что ком­му­нал­кой ме­ня не испу­га­е­шь. Прав­да, ко­гда мы с Яшей и Бо­рей впер­вые при­е­ха­ли ту­да, я уви­де­ла, как на об­щей ку­хне си­де­ла жен­щи­на и ка­па­ла на та­ра­ка­нов, ко­то­рые бе­га­ли ту­да-сю­да, уксу­сом. - Как скла­дыва­лась ва­ша се­мей­ная жизнь с Яко­вом Ми­хай­ло­ви­чем? - Хо­ро­шо. Он дру­жил с Вла­ди­ми­ром Высо­цким, с ко­то­рым ко­гда-то учил­ся в одной шко­ле. Мы же с Володей вме­сте игра­ли в «Гам­ле­те». И то­же об­ща­лись, ко­гда на­хо­ди­лось вре­мя. Яшу­ля ор­га­ни­зо­вывал кон­цер­ты Высо­цко­го. Ра­бо­тал че­рез об­ще­ство «Зна­ние», пре­дла­гая ор­га­ни­за­ци­ям, у ко­то­рых были свои за­лы в Мо­скве и По­дмо­ско­вье, устроить вы­сту­пле­ние Во­ло­ди. Ино­гда мы то­же езди­ли с ним. Я знаю, что мо­е­го му­жа за гла­за не­ко­то­рые на­зыва­ли под­поль­ным мил­ли­о­не­ром и счи­та­ли, что он оде­ва­ет ме­ня в ме­ха и брил­ли­ан­ты. Но это со­вер­шен­ней­ший аб­сурд. За ор­га­ни­за­цию кон­цер­та он по­лу­чал все­го 1 руб. 60 ко­пе­ек. Мы до­стой­но жи­ли, но не бо­га­то. Яша да­же гво­здя из те­а­тра не вынес. Я бы его за это про­сто уби­ла. - В ро­дном Тал­ли­не ча­сто быва­е­те? - Да, на­ве­щаю се­стру Олю и ма­му, ко­то­рой 92 го­да. У ме­ня есть шен­ген­ская ви­за, ко­то­рая пред­по­ла­га­ет пре­быва­ние в стра­не 90 дней ка­ждые пол­го­да, вот и ра­с­пре­де­ляю. В 2018-м успе­ла съе­здить три­жды. Но­вый год, к со­жа­ле­нию, не в Эсто­нии отме­чу, а тут. На­до за да­чей при­сма­три­вать. Она при по­мо­щи га­зо­во­го ко­тла обо­гре­ва­е­тся, вот и бо­юсь, как бы че­го не вышло. - Ле­том, на­вер­ное, про­па­да­е­те на гряд­ках? - Нет, ого­род - не мое. Мы с Яшу­лей по­са­ди­ли на да­че толь­ко со­сны и ели. Вот и вся ра­сти­тель­ность. Хо­тя хо­зяй­ка я хо­ро­шая. Рань­ше все­гда го­стей соби­ра­ли, шум­ные по­си­дел­ки устраи­ва­ли. Те­перь ни­кто не при­хо­дит, да и у

Адми­ни­стра­тор Высо­цко­го Яков Бе­зро­дный за­пре­тил без­де­тной же­не­актри­се усыно­вить ре­бен­ка, а по­том по­жа­лел об этом

ме­ня сил нет. - Прав­да, что стать актри­сой вы ре­ши­ли по­сле то­го, как съе­зди­ли с одно­клас­сни­ка­ми на экскур­сию в Пи­тер? - Ко­гда учи­лась в во­сьмом клас­се, со­сед­ка ме­ня по­жу­ри­ла: «Ты уже боль­шая де­во­чка, на­до ма­ме по­мо­гать». И впря­мь, ду­маю, на­до из шко­лы ухо­дить, выу­чи­ться на ме­ди­цин­скую се­стру, что­бы па­рал­лель­но ра­бо­тать, а по­том стать вра­чом. Но ма­ма ве­ле­ла для на­ча­ла по­лу­чить ат­те­стат. А в стар­ших клас­сах у нас по­явил­ся те­а­траль­ный кру­жок. С ним и по­е­ха­ла в Ле­нин­град, где в Боль­шом дра­ма­ти­че­ском те­а­тре по­смо­тре­ла спе­ктакль «Стар­шая се­стра». Но при­шла к выво­ду, что на­ши тал­лин­ские ар­ти­сты игра­ют в этой по­ста­нов­ке лу­чше. Са­ма же в актри­сы по­да­лась из-за на­ше­го пе­да­го­га. Она одна­жды ска­за­ла, что я обя­за­тель­но дол­жна ехать в Мо­скву и по­сту­пать в те­а­траль­ный. На­це­ли­лась на Щу­кин­ское учи­ли­ще. Ма­ма была в шо­ке. Она всю жизнь отра­бо­та­ла па­ри­кма­хе­ром и ду­ма­ла, что ме­ня ждет та­кая же су­дьба. А я эти са­ло­ны кра­со­ты не­на­ви­де­ла из-за тер­пких за­па­хов хи­мии и оде­ко­ло­на «Кра­сная Мо­сква». - Одной в сто­ли­це стра­шно было? - Очень. Ко­гда выве­си­ли спи­ски по­сту­пив­ших, мо­ей фа­ми­лии там не ока­за­лось. Ра­зре­ве­лась, по­зво­ни­ла ма­ме, и ее бой­кая по­друж­ка уже к ве­че­ру выя­сни­ла, что в де­ка­на­те оши­блись и я за­чи­сле­на. Мо­сква - боль­шой го­род. Выхо­ди­ла на ули­цу, а во­круг не­зна­ко­мые лю­ди. В Тал­ли­не-то все друг дру­га зна­ют, здо­ро­ва­ю­тся. Так что пла­ка­ла по­сто­ян­но. - По­че­му вы боль­ше не сни­ма­е­тесь? - По­ста­ре­ла. Не­го­же актри­сам до по­сле­дне­го играть, ко­гда уже еле хо­ди­шь. На сцене и пе­ред ка­ме­рой ле­тать ну­жно. Да и не хо­че­тся ро­ли ба­бу­шек в ин­ва­ли­дных кре­слах испол­нять. - Как про­ком­мен­ти­ру­е­те слу­хи, что у вас про­бле­мы с ал­ко­го­лем? - Бред! Быва­ет, ко­не­чно, что по­ку­паю пи­во. Как, на­при­мер, се­го­дня утром. Но про­блем нет. А спле­тни за­ви­стни­ки ра­спу­ска­ют. Вот одна­жды при­е­ха­ли ма­ма с се­строй на мой спе­ктакль. Лю­би­мов дал им би­ле­ты в пер­вый ряд, где обычно сам си­дел. По­сле это­го одна за­ви­стли­вая су­ка по­зво­ни­ла ма­ме и со­об­щи­ла, что я ва­ля­юсь без чувств пья­ная в гри­мер­ке. Ма­ма силь­но ра­знерв­ни­ча­лась, а ни­че­го по­до­бно­го и в по­ми­не не было. - А ку­ри­те дав­но? - Лет с 17. Ду­ра, что на­ча­ла. В стар­ших клас­сах хо­ди­ла с дру­зья­ми в ка­фе, пи­ли там мо­ло­чный ко­ктейль или ко­фе, ну и ку­ри­ли для ан­ту­ра­жа. Вот и втя­ну­лась. Если хо­ти­те нор­маль­ный цвет ли­ца и не за­дыха­ться от ка­шля, бро­сай­те. Прав­да, в мо­ем во­зра­сте это уже опа­сно. - Но цвет ли­ца у вас отли­чный. И фи­гу­ра за­ме­ча­тель­ная. - Го­спо­ди, ко­гда в мо­ло­до­сти я про­бо­ва­лась на роль гим­нас­тки, мне го­во­ри­ли: «На­та, не смей тол­стеть!» А те­перь зна­ко­мые спра­ши­ва­ют: «Ко­гда же на­ко­нец на­бе­ре­шь вес?» Рань­ше не по­зво­ля­ла се­бе есть по­сле че­тырех дня, а сей­час да­же по­сле ше­сти мо­гу бу­тер­бро­дик с кол­ба­ской умять. За­ряд­ку по утрам не де­лаю. Одна связ­ка на но­ге пор­ва­на, вто­рую бе­ре­гу, ина­че хо­дить не смо­гу.

Жу­ткая про­це­ду­ра

- На­та­лия Пе­тров­на, про­сти­те за бе­ста­ктность, но по­че­му у вас нет детей? - Это моя огром­ная боль. В 15 или в 16 лет я от шко­лы по­е­ха­ла на сель­хо­зра­бо­ты. Жа­ра сто­я­ла стра­шная. Что­бы охла­ди­ться, за­ле­зла в ре­чку. И там ощу­ти­ла рез­кую боль. Та­кую силь­ную, что с ме­ста сдви­ну­ться не мо­гла. Уже по­том вра­чи ска­за­ли, что прои­зо­шел спазм ма­то­чных труб. Ко­гда в пер­вом бра­ке за­бе­ре­ме­неть не по­лу­ча­лось и спазм по­вто­рил­ся, ста­ла хо­дить по вра­чам. Но они толь­ко ра­зво­ди­ли ру­ка­ми: «Не тра­тьте вре­мя, вы бе­спло­дны». Но я все на­де­я­лась. И Яшу­ля ве­рил. Отправ­лял и к све­ти­лам в этой обла­сти, и в хо­ро­шие боль­ни­цы устраи­вал, и в са­на­то­рии по­сылал... Но да­же жу­ткая и ад­ски бо­ле­знен­ная про­це­ду­ра, ко­гда ма­то­чные тру­бы про­ду­ва­ли без ане­сте­зии, не по­мо­гла. Ле­жу по­сле это­го в па­ла­те, пла­чу, а ря­дом чу­ми­чка, ко­то­рая бе­ре­мен­ная хо­ло­диль­ник пыта­лась по­днять, что­бы спро­во­ци­ро­вать выки­дыш, и до­би­лась сво­е­го. По­ни­ма­е­те, что я чув­ство­ва­ла? Ко­гда ру­ки сов­сем опу­сти­лись, пре­дло­жи­ла Яшу­ле взять ре­бен­ка из До­ма ма­лю­тки. Но он за­пре­тил, ска­зал, что сда­ва­ться ра­но. И толь­ко лет за се­мь до смер­ти вздо­хнул, что на­до было взять, а те­перь уже по­здно.

На­та­лия Пе­тров­на не­ча­сто выхо­дит из до­ма, если толь­ко в ма­га­зин или выне­сти му­сор Су­пруг САЙКО Яков Ми­хай­ло­вич и Ан­дрей МИРОНОВ на це­ре­мо­нии про­ща­ния с ВЫСО­ЦКИМ

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.