СТАРИКАМ ЗДЕСЬ МЕСТО

Муж­чи­на в во­зра­сте ста­но­ви­тся по-на­сто­я­ще­му мо­дным

Ekspress Gazeta - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Во­во­чка КУЗНЕЦОВ, ал­ко­голь­ный обо­зре­ва­тель «Эк­с­пресс га­зе­ты»

- И хо­тя у Ме­грэ не было ни ма­лей­ше­го же­ла­ния пить кьян­ти в по­ло­ви­не две­над­ца­то­го утра, он все же при­гу­бил, - на­пи­сал одна­жды Жорж СИМЕНОН и ли­шил ме­ня по­коя. Мне то­же за­хо­те­лось испытать по­до­бное чув­ство, по­это­му я по­ле­тел во Фло­рен­цию, где это­го кьян­ти хоть за­лей­ся. Ита­лия встре­ти­ла ме­ня пла­ка­том, со­об­щав­шим, что во Фло­рен­ции про­хо­дит еже­го­дная, 95я вы­став­ка Pitti Uomo. Вдо­хнов­лен­ный выпи­тым в са­мо­ле­те ал­ко­го­лем, ра­зум пе­ре­вел мне ее на­зва­ние как «пью­щий муж­чи­на». Ко­не­чно, по­том выя­сни­лось, что я был не прав, но в тот мо­мент мне по­ка­за­лось: это мир вер­ти­тся во­круг ме­ня, а не я тре­тий раз кру­чусь в сте­клян­ной ка­ру­се­ли вра­ща­ю­щи­хся две­рей аэро­пор­та.

На за­днем си­де­нье та­кси ва­лял­ся за­бытый кем-то пу­те­во­ди­тель, где мне ре­ко­мен­до­ва­ли по­се­тить глав­ные до­сто­при­ме­ча­тель­но­сти, сре­ди ко­то­рых осо­бо выде­ля­ли выда­ю­щий­ся па­мя­тник ар­хи­те­кту­ры ква­тро­чен­то Palazzo Pitti, то есть «Дво­рец пи­тия», и глав­ный му­зей го­ро­да Gallerie degli Uffizi, то есть «Га­ле­рея, где бы упи­ться».

- Не го­род, а про­сто рай на зем­ле, - ду­ма­лось мне по до­ро­ге в центр, где при­я­тное впе­ча­тле­ние до­пол­ни­лось мас­со­вым по­яв­ле­ни­ем хе­ру­ви­мов. Чер­тов­ски эле­ган­тные, они были в шля­пах и не­ве­ро­я­тных шар­фах, ка­ше­ми­ро­вых пи­джа­ках и фла­не­ле­вых брю­ках, в кле­тча­тых и по­ло­са­тых паль­то са­мых не­мысли­мых ра­сцве­ток, ка­кие не­во­змо­жно пред­ста­вить в тре­звом уме и све­тлой па­мя­ти.

- Pitti Uomo, - ки­вал на них та­ксист, и я ни­как не мог по­нять, по­че­му пью­щие муж­чи­ны по­хо­жи здесь на фо­то в глян­це­вых жур­на­лах.

Ока­за­лось, что я ошиб­ся с пе­ре­во­дом и сло­во Pitti - это про­сто фа­ми­лия жив­ше­го со­тни лет на­зад бан­ки­ра. Ему же при­на­дле­жал и дво­рец, где ра­спо­ло­же­на зна­ме­ни­тая Га­ле­рея ко­стю­ма. И от не­го же по­шло на­зва­ние вы­став­ки муж­ской мо­ды, ку­да ка­ждый год при­е­зжа­ют тыся­чи при­ня­тых мною за хе­ру­ви­мов ме­жду­на­ро­дных ди­зай­не­ров, байе­ров, жур­на­ли­стов и про­чих тон­ких це­ни­те­лей пре­кра­сно­го.

На пло­щадь Си­ньо­рии в ка­фе с ви­дом на пля­жно­го­ло­го Да­ви­да я успел ров­но к по­ло­ви­не две­над­ца­то­го. А к по­лу­дню уже выпил свою пер­вую во Фло­рен­ции бу­тыл­ку кьян­ти.

Вам стоит узнать по­у­чи­тель­ную исто­рию, объя­сня­ю­щую, по­че­му на ка­ждой бу­тыл­ке кьян­ти на­кле­е­но изо­бра­же­ние Gallonero, то есть чер­но­го пе­ту­ха.

В Сре­дние ве­ка Фло­рен­ция со­пер­ни­ча­ла с Си­е­ной, и ме­стные му­дре­цы, же­лая по­ло­жить ко­нец по­сто­ян­ным вой­нам ме­жду го­ро­да­ми, при­ду­ма­ли сле­ду­ю­щий способ. Был вы­бран день, в ко­то­рый два вса­дни­ка дол­жны были вые­хать из своих го­ро­дов нав­стре­чу друг дру­гу по пер­во­му кри­ку пе­ту­ха. Усло­ви­лись, что гра­ни­ца ме­жду го­ро­да­ми бу­дет про­хо­дить там, где встре­тя­тся со­пер­ни­ки. Си­ен­цы выбра­ли кра­си­во­го бе­ло­го пе­ту­ха и все дни пе­ред со­стя­за­ни­ем кор­ми­ли его от­бор­ным зер­ном. Пе­тух ра­зле­нил­ся и на­чал боль­ше спать. Фло­рен­тий­цы же да­ва­ли сво­е­му черному пе­ту­шку так ма­ло кор­ма, что в день со­стя­за­ния го­ло­дная пти­ца за­го­ло­си­ла за­дол­го до на­сту­пле­ния рас­све­та. В ре­зуль­та­те вса­дник из Фло­рен­ции вые­хал рань­ше и встре­тил­ся с си­ен­ским со­пер­ни­ком все­го в де­ся­ти ми­лях от Си­е­ны.

Исто­ки не­бре­жно­сти

При­кан­чи­вая вто­рую бу­тыл­ку, я то­же за­хо­тел на­петь что-ни­будь из «Бо­ге­мы», ча­стью ко­то­рой я так не­о­жи­дан­но ока­зал­ся. Отрыви­сто мур­лыкая ба­ри­то­ном пар­тию Ру­доль­фа, я тре­зво оце­нил си­ту­а­цию и по­нял, что для пол­но­ты впе­ча­тле­ний мне ну­жно сли­ться с тол­пой. То есть сро­чно стать мо­дным. Для это­го мне по­тре­бо­ва­лось за­пра­вить шта­ни­ны в лю­би­мые но­ски с изо­бра­же­ни­ем олим­пий­ско­го ми­шки и за­тя­нуть брю­чный ре­мень по­верх пу­хо­ви­чка. По­сле этих ма­ни­пу­ля­ций в мо­ем обра­зе по­яви­лись та не­при­ну­жден­ная эк­стра­ва­ган­тность и лег­кая не­бре­жность, ко­то­рая отли­ча­ет сов­ре­мен­ных ден­ди от про­чей пу­бли­ки.

Че­рез ми­ну­ту во­круг ме­ня уже стре­ко­та­ли шу­стрые ки­тай­цы, щу­ря свои и без то­го уз­кие гла­за в ка­ме­ры смар­тфо­нов. Не удив­люсь, если ока­же­тся, что па­ра шан­хай­ских фа­брик уже по­ста­ви­ла на по­ток при­ду­ман­ный мною образ.

Кста­ти, отку­да, по­ва­ше­му, взя­лась мо­да на эту са­мую лег­кую ра­схри­стан­ность? Дан­ный тренд в му­ках и скор­би ро­ди­ло са­мое ба­наль­ное по­хме­лье. Прав­да, есть и про­ти­во­по­ло­жная то­чка зре­ния. Так муж­чи­на вы­гля­дит в куль­ми­на­ци­он­ный мо­мент пьян­ки, ко­гда пе­ре­хо­дит ули­цу из ре­сто­ра­на в бар, где соби­ра­е­тся окон­ча­тель­но по­те­рять че­ло­ве­че­ский облик. В этот ко­ро­ткий про­ме­жу­ток сво­ей жи­зни он ве­сел, по­лон сил и са­мых ра­ду­жных на­де­жд.

Ко­ро­че, сча­стлив в сво­ем на­ско­ро на­мо­тан­ном шар­фе и наи­скось за­сте­гну­том паль­ти­шке. Та­ко­му на­гле­цу все к ли­цу. А что та­кое мо­да, если не исклю­чи­тель­ная са­мо­у­ве­рен­ность?

Не­а­по­ли­тан­ский за­лив

Глав­ным до­стоин­ством Pitti Uomo были са­ми по­се­ти­те­ли. Ка­ждый вто­рой был сед и ди­ко бла­го­ро­ден, осталь­ные же тре­бо­ва­ли вдум­чи­во­го пси­хо­ана­ли­за. Но все же пре­о­бла­да­ли бо­ро­да­тые му­жи­ки пен­си­он­но­го во­зра­ста. Они ку­ри­ли си­га­ры, выпи­ва­ли и жи­во­пи­сно ра­зма­хи­ва­ли ру­ка­ми.

- Не­а­по­ли­тан­цы, - в во­схи­ще­нии за­стыла пе­ред одной из та­ких групп па­ра моих со­о­те­че­ствен­ни­ков, на ли­цах ко­то­рых были на­пи­са­ны упи­тан­ность и при­на­дле­жность к го­скор­по­ра­ции. - Са­мые лу­чшие порт­ные. Ко­ро­ли bespoke.

По­сле­днее сло­во зна­чит «по­шив по ин­ди­ви­ду­аль­ным ле­ка­лам кли­ен­та», ко­то­рые изго­тав­ли­ва­ю­тся кон­кре­тно под за­каз­чи­ка, с уче­том всех осо­бен­но­стей его фи­гу­ры.

Это верх взаи­мо­о­тно­ше­ния с порт­ным.

Ран­гом ни­же идет made to measure. В дан­ном слу­чае под фи­гу­ру за­каз­чи­ка по­дго­ня­ют уже по­чти го­то­вый ко­стюм, сши­тый по стан­дар­тным ле­ка­лам ате­лье.

Еще про­ще опция ready to wear. Здесь вам толь­ко по­до­шьют вы­бран­ные брю­ки и, если на­до, пе­ре­шьют пу­го­ви­цы.

- Вон тот му­жик в бе­лой ру­ба­шке - Джи­джи, вла­де­лец лу­чше­го в ми­ре ате­лье Sartoria Dalcuore, ше­пну­ли мне но­вые зна­ко­мые. - Ме­чта­ем с ним по­зна­ко­ми­ться. Вы, как жур­на­лист, мо­же­те нас ему пред­ста­вить. Толь­ко не упа­ди­те, по­жа­луй­ста, а то вам, ка­же­тся, не­хо­ро­шо.

Вско­ре я узнал, что оде­ться по-че­ло­ве­че­ски мо­жно толь­ко в Не­а­по­ле.

- Ан­глий­ский ко­стюм де­ла­ет сво­е­го обла­да­те­ля кра­си­вее, чем он есть на са­мом де­ле. Не­а­по­ли­тан­ский - сча­стли­вее. Вот и вся ра­зни­ца, - за бо­ка­лом кра­сно­го объя­снил мне ма­эстро Джи­джи.

- 500 ев­ро хва­тит? - ще­дрым же­стом до­стал я при­сте­гну­тую бу­лав­кой к под­клад­ке пи­джа­ка огром­ную роз­о­вую ку­пю­ру.

- О! За эти день­ги мо­жно сшить ру­ба­шку у Marol в Бо­ло­нье. Если срав­ни­вать с ма­ши­на­ми, то это как Rolls-royce, - по­слал ме­ня в Эми­лию-ро­ма­нью при­знан­ный ге­ний си­лу­эта.

Но я уже был твер­до на­стро­ен по­ле­теть в Не­а­поль и по­тре­бо­вал со­об­щить мне яв­ки и па­ро­ли имен­но там, а не го­нять по вто­ро­сортным окраи­нам Рим­ской им­пе­рии.

- Лу­чшие ру­ба­шки - у Luca Avitabile. Вон он, кста­ти, стоит.

Зве­ня­щий и на­тя­ну­тый как стру­на Лу­ка по­ма­хал мне бо­ка­лом кра­сно­го, и ру­ба­шка у не­го дей­стви­тель­но была лу­чшей из всех ви­ден­ных мною в жи­зни. По­ша­тав­шись сре­ди не­а­по­ли­тан­цев, я вспом­нил, что еще не узнал про брю­ки.

- Иди к Ambrosi, - отве­ча­ли мне встре­чные.

Соб­ствен­но, я уже был го­тов ид­ти, но еще не по­ни­мал за­чем. Не за шта­на­ми же. И тут на выру­чку мне при­шли но­вые не­а­по­ли­тан­ские дру­зья. Бе­ре­жно обняв ме­ня за пле­чи, они рас­ска­за­ли, что кьян­ти, ко­не­чно, хо­ро­шее ви­но. Но на­сто­я­щие муж­чи­ны, а они жи­вут толь­ко на юге Ита­лии, пред­по­чи­та­ют Lagrima Christi, или «Сле­за Хри­ста». Ии­сус, пе­ре­жи­вая ги­бель сбро­шен­но­го Бо­гом в Ве­зу­вий ан­ге­ла Лю­ци­фе­ра, горь­ко за­пла­кал. Его сле­зы оро­си­ли зем­лю во­зле вул­ка­на, и там выро­сла бо­же­ствен­ная ви­но­гра­дная ло­за. Она-то и да­ет тот ви­но­град, из ко­то­ро­го де­ла­ют во­лше­бное ви­но.

Пе­ред тем как уле­теть на его де­гу­ста­цию, я все­та­ки до­брал­ся до пресс­слу­жбы вы­став­ки и по­про­сил вкра­тце рас­ска­зать о по­сле­дних пи­сках мо­ды. Вот что мне объя­сни­ли. В ныне­шнем се­зо­не бу­дут акту­аль­ны кру­пная кле­тка, во­до­лаз­ки и сви­те­ра в со­че­та­нии с ко­стю­мом, ша­пки би­ни, или, про­ще го­во­ря, вя­за­ные пи­дор­ки, и лю­бая клас­си­ка.

Кра­си­вым жить не за­пре­ти­шь

Ре­бя­та с на­ше­го двор­ца

В бар идут одни ста­ри­ки

Шарф па­ла­тка, про­стын­ка, ска­тер­ка

У ко­го ко­стюм­чик в кле­тку, тот по­хож на та­бу­ре­тку

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.