«СОЦСЛУЖБА ПО­ДА­РИ­ЛА НАМ БОЛЬ­ШУЮ УПАКОВКУ ПРЕЗЕРВАТИВОВ С ТОНКИМ НАМЕКОМ БОЛЬ­ШЕ НЕ РАЗМНОЖАТЬСЯ»

Се­мья, в ко­то­рой вос­пи­ты­ва­ют­ся во­семь де­тей, в том чис­ле ро­див­ши­е­ся недав­но трой­няш­ки, без­успеш­но пы­та­ет­ся до­бить­ся рас­ши­ре­ния жи­лья и по­ло­жен­ных по за­ко­ну вы­плат и льгот

Fakty i kommentarii - - ЖИЗНЬ - «ФАК­ТЫ» Да­рия ГОРСКАЯ

Че­ты­ре ме­ся­ца на­зад «ФАК­ТЫ» пи­са­ли об уни­каль­ном слу­чае: в ки­ев­ской се­мье 41-лет­них Та­тья­ны и Сер­гея Ме­ду­нов, где уже рос­ли пятеро де­тей, ро­ди­лась трой­ня. Од­на­ко мно­го­дет­ные ро­ди­те­ли ли­ше­ны прак­ти­че­ски всей по­ло­жен­ной от го­су­дар­ства по­мо­щи: ни жи­лья, ни ра­зо­вой вы­пла­ты в 20 ты­сяч гри­вен, ни по­мо­щи со­ци­аль­но­го ра­бот­ни­ка, ни ко­ляс­ки для трой­ня­шек, ни да­же мо­лоч­ных сме­сей для ма­лы­шей они за ми­нув­шие че­ты­ре ме­ся­ца так и не по­лу­чи­ли. А их квар­ти­ра на­хо­дит­ся в на­столь­ко ка­та­стро­фи­че­ском со­сто­я­нии, что там вряд ли мог­ла бы се­бя чув­ство­вать ком­форт­но да­же се­мья с од­ним ре­бен­ком.

Во дво­ре од­ной из сто­лич­ных пя­ти­эта­жек ме­ня встре­ча­ет на­сто­я­щий дет­ский сад. Стар­шие бра­тья и сест­ры трой­ня­шек важ­но ка­та­ют взад-впе­ред вну­ши­тель­но­го ви­да ко­ляс­ку. «Это на­ши Ви­ка, Ни­ка и Ви­тя, а я их брат Са­ня, — объ­яс­ня­ет де­вя­ти­лет­ний маль­чиш­ка с длин­ню­щи­ми чер­ны­ми рес­ни­ца­ми. — А это со­сед­ские де­воч­ки, они по­мо­га­ют ука­чи­вать трой­ня­шек».

Здесь же гу­ля­ют млад­шие сест­ры Са­ши, че­ты­рех­лет­няя Ма­ша с пух­лень­ки­ми щеч­ка­ми и ху­день­кая се­ми­лет­няя Со­ня. Вы­со­кий се­рьез­ный па­рень, толь­ко что при­бе­жав­ший с по­чты, где за­би­рал для ма­мы по­сыл­ку, — 19-лет­ний Же­ня, са­мый стар­ший из де­тей. А вот с его 12-лет­ним бра­том Мак­си­мом по­зна­ко­мить­ся не до­ве­лось — он ушел иг­рать с дру­зья­ми в бас­кет­бол.

Прос­нув­ши­е­ся по­сле про­гул­ки ма­лы­ши сра­зу же на­ча­ли пла­кать и тре­бо­вать вни­ма­ния. Де­во­чек под­хва­ти­ли на руки ро­ди­те­ли, маль­чи­ка взя­лась по­ка­чать я. Ви­тя мгно­вен­но успо­ко­ил­ся и на­чал с лю­бо­пыт­ством изу­чать об­ста­нов­ку во­круг.

«Ко­гда я за­бе­ре­ме­не­ла тре­тьим сы­ном, ро­ди­те­ли му­жа вы­гна­ли нас из до­ма»

— Ни­ка у нас за­во­ди­ла, са­мая го­ло­си­стая, — улы­ба­ясь, при­жи­ма­ет к се­бе ма­лыш­ку Та­тья­на Ме­дун, вы­со­кая ху­день­кая женщина, со­всем не по­хо­жая на ма­му вось­ме­рых де­тей. — А вот Ви­тя — очень спо­кой­ный и ти­хий. Он и ро­дил­ся са­мым ма­лень­ким: 45 сан­ти­мет­ров и 1800 грам­мов. Де­воч­ки по­круп­нее: 47 сан­ти­мет­ров и боль­ше двух ки­ло каж­дая. Ко­неч­но, трой­ня — это непро­сто, всех нуж­но кор­мить, ку­пать, раз­вле­кать. Но глав­ное — их всех по оче­ре­ди нуж­но уба­ю­ки­вать, долж­на быть ти­ши­на. По­это­му мы не мо­жет за­кон­чить на­ча­тый ре­монт, хо­тя жить в та­ких усло­ви­ях очень уста­ли.

В квар­ти­ре сте­ны на кухне об­би­ты до бе­то­на, в спальне со­дра­ны обои, вез­де сто­ят па­ке­ты, ко­роб­ки, ящи­ки. Дет­ская обувь сва­ле­на го­рой, под стен­кой — недав­но до­став­лен­ная и еще за­па­ко­ван­ная ку­хон­ная ме­бель.

— Ко­гда в квар­ти­ре ма­лень­кие де­ти, невоз­мож­но ра­бо­тать пер­фо­ра­то­ром, кле­ить обои, кра­сить, — объ­яс­ня­ет Та­тья­на. — К то­му же, что­бы спо­кой­но сде­лать ре­монт, нуж­но вы­се­лить­ся и осво­бо­дить квар­ти­ру от ве­щей. Бы­ло бы здо­ро­во, ес­ли бы го­род­ские вла­сти по­мог­ли мне вы­ехать с детьми на от­дых хо­тя бы на ме­сяц и вы­де­ли­ли по­ло­жен­но­го по за­ко­ну соц­ра­бот­ни­ка в по­мощь по ухо­ду за трой­ней. За это вре­мя муж и стар­ший сын за­кон­чи­ли бы ре­монт. Но по­ка един­ствен­ная по­мощь, ка­кую мы по­лу­чи­ли от мест­ной ад­ми­ни­стра­ции, — би­ле­ты для млад­ших де­тей на мульт­фильм, про­сро­чен­ные и некон­ди­ци­он­ные влаж­ные сал­фет­ки и… огром­ная упа­ков­ка презервативов. С про­зрач­ным намеком: боль­ше не размножаться.

— Гру­бо­ва­то…

— Не то сло­во. У ме­ня дар ре­чи про­пал, ко­гда по­лу­чи­ла та­кой пре­зент. Ес­ли чи­нов­ни­ки так ре­а­ги­ру­ют на трой­ня­шек, то сто­ит ли удив­лять­ся то­му, что о нас ду­ма­ют со­се­ди? Од­ни счи­та­ют ме­ня ма­те­рью-оди­ноч­кой, на­гу­ляв­шей де­тей непо­нят­но от ко­го (это при том, что мы с Сер­ге­ем уже два­дцать лет в бра­ке), дру­гие уве­ре­ны, что мы сек­тан­ты и со­би­ра­ем­ся ро­жать несмет­ное ко­ли­че­ство де­тей до са­мой смер­ти…

— Та­ня, а как на са­мом де­ле вы­шло, что у вас так мно­го де­тей?

— Это дол­гая исто­рия. Пер­вые де­сять лет мы жи­ли с ро­ди­те­ля­ми му­жа, ко­то­рые бы­ли из­на­чаль­но про­тив на­ше­го бра­ка. По­сле рож­де­ния пер­во­го ре­бен­ка све­кровь ме­ня несколь­ко раз за­став­ля­ла де­лать аборт. Но то­гда в по­ли­кли­ни­ке не де­ла­ли УЗИ, я, как и мно­гие жен­щи­ны, не по­ни­ма­ла, что со­бой пред­став­ля­ет ма­лень­кое су­ще­ство, ко­то­рое уби­ва­ют на ран­них сро­ках. А ко­гда за­бе­ре­ме­не­ла Мак­си­мом, впер­вые уви­де­ла ре­бен­ка на экране мо­ни­то­ра. 12-недель­ный ма­лыш у ме­ня в жи­во­те был уже на­сто­я­щим че­ло­ве­ком! Я несколь­ко дней ры­да­ла, осо­знав, что за эти го­ды на­тво­ри­ла. По­шла в цер­ковь, по­ка­я­лась и по­обе­ща­ла Бо­гу, что ни­ко­гда боль­ше не бу­ду по­вто­рять сво­их оши­бок. Сколь­ко Бог даст — столь­ко ро­жу и вос­пи­таю.

— А по­че­му ро­ди­те­ли му­жа бы­ли про­тив ва­ше­го бра­ка?

— Мы то­гда бы­ли мо­ло­ды­ми, сво­е­го жи­лья не име­ли, — от­ве­ча­ет за супругу Сер­гей. — А ро­ди­те­лям — что мо­им, что Та­ни­ным — не осо­бо хо­те­лось тес­нить­ся и да­вать нам при­ют. В 90-е го­ды нор­маль­ной ра­бо­ты днем с ог­нем бы­ло не сыс­кать. Хва­тал­ся за лю­бую хал­ту­ру (по про­фес­сии я сто­ляр) и очень ча­сто на­ты­кал­ся на «ки­да­ло­во»: па­шешь ме­сяц, а вме­сто зар­пла­ты — шиш с мас­лом. По­том, сла­ва Бо­гу, устро­ил­ся на нор­маль­ную ра­бо­ту, ста­ло по­луч­ше с день­га­ми.

— Прав­да, род­ствен­ни­ков это все рав­но не устра­и­ва­ло, — груст­но улы­ба­ет­ся Та­тья­на. — Ку­пим но­вый ди­ван или те­ле­ви­зор — воз­му­ща­ют­ся. Как мы сме­ем ши­ко­вать и по­ку­пать то, че­го у них нет? Вну­кам ро­ди­те­ли Сер­гея то­же бы­ли со­всем не ра­ды. По­сле рож­де­ния Мак­си­ма кон­флик­ты ста­ли обост­рять­ся, а ко­гда я за­бе­ре­ме­не­ла Са­шей, нам по­про­сту ука­за­ли на дверь. Да­же вы­зва­ли ми­ли­цию, за­явив, что мы тут не про­пи­са­ны и за­ни­ма­ем чу­жую жил­пло­щадь. Пра­во­охра­ни­те­ли, на­до от­дать им долж­ное, ста­ли на на­шу сто­ро­ну. Ска­за­ли мо­им све­крам: «У вас со­весть есть? Тут мо­ло­дая се­мья, ва­ши же де­ти и ма­лень­кие вну­ки, а вы их на ули­цу вы­го­ня­е­те!»

— Но мы боль­ше не хо­те­ли там оста­вать­ся, — го­во­рит Сер­гей. — По­шли к де­душ­ке, где я был про­пи­сан. Досмат­ри­ва­ли 90-лет­не­го де­да, кор­ми­ли, ле­чи­ли, пре­крас­но с ним ла­ди­ли. А по­том на эту квар­ти­ру по­ло­жи­ла глаз моя тет­ка, и сно­ва на­ча­лись скан­да­лы. При­шлось ре­шать про­бле­му че­рез суд. Мы вы­иг­ра­ли де­ло, тет­ке при­шлось уго­мо­нить­ся. С тех пор тут и жи­вем.

— Я так по­ни­маю, что да­же для вас с же­ной и пя­те­рых де­тей ме­ста здесь ма­ло­ва­то. Как от­ре­а­ги­ро­ва­ли, узнав, что Та­ня ждет трой­ню?

— Та­ня со­об­щи­ла мне по те­ле­фо­ну, ко­гда вы­шла из ка­би­не­та УЗИ. Го­во­рит: «Ес­ли ты сто­ишь, луч­ше сядь». Я по­ни­мал, что это свя­за­но с бе­ре­мен­но­стью, но и по­ду­мать не мог, что но­вость бу­дет на­столь­ко сног­сши­ба­тель­ной. Кста­ти, не толь­ко для ме­ня. В тот день жену не осо­бо хо­те­ли смот­реть на УЗИ — был ко­нец дня. Та­ня уго­во­ри­ла вра­чей про­ве­сти ис­сле­до­ва­ние, что­бы не ид­ти в боль­ни­цу во вто­рой раз. Врач гля­ну­ла на мо­ни­тор, и у нее про­сто че­люсть от­вис­ла.

— Это точ­но, — сме­ет­ся Та­тья­на. — Пер­вый ее во­прос был: «Вы что, де­ла­ли ис­кус­ствен­ное опло­до­тво­ре­ние?» Я уди­ви­лась, ска­за­ла, что нет. За ми­ну­ту во­круг ме­ня со­брал­ся це­лый кон­си­ли­ум вра­чей. Я не вы­дер­жа­ла: «Ска­жи­те мне прав­ду. Не­уже­ли там двой­ня?» «Не-а, там трой­ня…» — оша­ра­шен­но ска­за­ли ме­ди­ки. У ме­ня про­пал дар ре­чи. Вра­чи бы­ли по­ра­же­ны не мень­ше. Не толь­ко по­то­му, что это трой­ня, за­ча­тая есте­ствен­ным пу­тем. Но и по­то­му, что каж­дый из ма­лы­шей на­хо­дил­ся в сво­ем плод­ном пу­зы­ре (ам­ни­оне), что во­об­ще слу­ча­ет­ся крайне ред­ко. Опас­ность мно­го­плод­ной бе­ре­мен­но­сти ча­ще все­го имен­но в том, что дет­ки ме­ша­ют друг дру­гу, их пу­по­ви­ны пе­ре­пле­та­ют­ся. А мой сын и две доч­ки ле­жа­ли каж­дый на сво­ей от­дель­ной «по­лоч­ке».

— При­чем Ви­тя как на­сто­я­щий джентль­мен усту­пил сест­рам удоб­ные «ниж­ние ме­ста», а сам за­лез на «верх­нюю пол­ку», — сме­ет­ся Сер­гей. — Но­сить бы­ло слож­но?

— Ко­неч­но, жи­вот был боль­шой, — при­зна­ет­ся Та­тья­на. — Да и до­маш­ние хло­по­ты, уход за осталь­ны­ми детьми ни­кто не от­ме­нял, хоть муж и взял на се­бя боль­шую часть обя­зан­но­стей. Но са­мое слож­ное в мо­ей бе­ре­мен­но­сти бы­ло по­сто­ян­но во­е­вать с вра­ча­ми. Несмот­ря на нор­маль­ное са­мо­чув­ствие, ме­ня чуть не каж­дый день пы­та­лись уло­жить в боль­ни­цу на со­хра­не­ние. Го­во­ри­ли: нам нет де­ла до то­го, что у те­бя до­ма еще пятеро де­тей. Нас вол­ну­ет толь­ко эта трой­ня. А од­на из вра­чей ска­за­ла, что я пер­вая в ее прак­ти­ке ма­ма трой­ни. И ес­ли успеш­но вы­но­шу и ро­жу, это чрез­вы­чай­но под­ни­мет ее рей­тинг как ги­не­ко­ло­га. Это смеш­но. Ко­неч­но, я ду­ма­ла не о ее рей­тин­ге, а о сво­их де­тях, по­это­му от­би­ва­лась от из­лиш­ней опе­ки. Мне хо­те­ли вы­зы­вать ро­ды еще на трид­ца­той неде­ле, но я ухит­ри­лась до­но­сить до 34-й неде­ли и ро­дить здо­ро­вых де­ток с от­лич­ны­ми для трой­ни ве­сом и ро­стом.

— Как от­нес­лись осталь­ные де­ти к но­во­рож­ден­ным бра­ту и сест­рам?

— Нор­маль­но. Они при­вык­ли, что в квар­ти­ре все­гда мно­го на­ро­ду, — го­во­рит Та­тья­на. — Прав­да, Же­ня с трой­няш­ка­ми не нян­чит­ся. Он ска­зал мне: «Я по­мог вы­рас­тить Мак­си­ма и Са­ню, те­перь пусть они по­мо­га­ют с млад­ши­ми». Млад­шие и прав­да нян­чат­ся: гу­ля­ют, ка­ча­ют, ба­ю­ка­ют.

— Но вам же по за­ко­ну по­ло­жен па­т­ро­наж, соц­ра­бот­ни­ца-ня­неч­ка. Ес­ли я не оши­ба­юсь, она долж­на по­мо­гать вам со­рок ча­сов в неде­лю.

— Долж­на, — груст­но ки­ва­ет Та­тья­на. — А еще нам по­ло­же­ны квар­ти­ра, до­пол­ни­тель­ные вы­пла­ты и мно­же­ство вся­че­ских льгот. Ни­че­го это­го нет, сколь­ко мы ни до­би­ва­ем­ся.

«Ко­ляс­ка не вле­за­ет в дверь,

по­это­му каж­дый день при­хо­дит­ся раз­би­рать ее и за­со­вы­вать в ба­гаж­ник ав­то»

— Со­ци­аль­ный ра­бот­ник дей­стви­тель­но преду­смот­рен за­ко­ном в по­мощь ро­ди­те­лям трой­ни, — под­твер­ди­ла «ФАК­ТАМ» спе­ци­а­лист по со­ци­аль­ной ра­бо­те Цен­тра со­ци­аль­ных служб для се­мьи и мо­ло­де­жи Дне­пров­ско­го рай­о­на Та­тья­на Ша­ри­по­ва, под па­т­ро­на­жем ко­то­рой на­хо­дит­ся се­мья Ме­ду­нов. — Но этот во­прос в ком­пе­тен­ции управ­ле­ния соц­за­щи­ты Дне­пров­ско­го рай­о­на. Мы ни­как не мо­жем на это по­вли­ять. Как и на ре­ше­ние жи­лищ­но­го во­про­са, ко­то­рым за­ни­ма­ет­ся кварт­от­дел при рай­он­ной го­с­ад­ми­ни­стра­ции. Ес­ли не оши­ба­юсь, се­мья Ме­ду­нов — два­дца­тая в оче­ре­ди на по­лу­че­ние квар­ти­ры.

Я не вол­шеб­ник, у ме­ня нет вол­шеб­ной па­лоч­ки, я не мо­гу ре­шать про­бле­мы всех се­мей, ко­то­рые на­хо­дят­ся у нас под па­т­ро­на­жем. И так де­лаю боль­ше, чем обя­за­на. Мы по­да­ри­ли для трой­ни влаж­ные сал­фет­ки — 16 па­чек по 82 шту­ки. Стар­шим де­тям обес­пе­чи­ли до­суг, они схо­ди­ли в «Муль­ти­плекс». Пред­ла­га­ли им по­ход в пла­не­та­рий и ку­коль­ный те­атр, но они от­ка­за­лись, как раз то­гда бо­ле­ли. Воз­мож­но, смо­жем сво­дить их в «Мак­до­нал­дс». Се­мья Ме­ду­нов вне­се­на в пред­ва­ри­тель­ный спи­сок на лет­нее оздо­ров­ле­ние. Ко­гда мэ­рия даст нам пу­тев­ки, мы пред­ло­жим де­тям Та­тья­ны, ко­то­рым боль­ше вось­ми лет, са­на­то­рий или ла­герь от­ды­ха. Кро­ме то­го, имен­но я рас­ска­за­ла Та­тьяне Ме­дун о том, что се­мьям, ро­див­шим трой­ню в 2018 го­ду, по­ло­же­на ра­зо­вая вы­пла­та в раз­ме­ре 20 ты­сяч гри­вен. Обя­зан­ность вне­сти се­мью в спи­сок на эту вы­пла­ту воз­ло­же­на на рай­он­ную по­ли­кли­ни­ку. Ме­ди­ки ска­за­ли, что сде­ла­ют это, как толь­ко по­лу­чат ука­за­ние.

— От ко­го?

— Не мо­гу ска­зать, не знаю. Да они и са­ми не зна­ют. Про­це­ду­ра по­ка не до кон­ца по­нят­ная.

— Чи­нов­ни­ки пе­ре­бра­сы­ва­ют от­вет­ствен­ность друг на дру­га, ни­кто не хо­чет ни за что от­ве­чать, — взды­ха­ет Та­тья­на. — Нам да­же пи­та­ние дет­ское в по­ли­кли­ни­ке не хо­те­ли да­вать, по­ка мы не по­жа­ло­ва­лись в рай­он­ную ад­ми­ни­стра­цию. То­гда толь­ко вы­да­ли, но при этом не су­хие мо­лоч­ные сме­си, ко­то­рые нам ост­ро необ­хо­ди­мы, а овощ­ное пю­ре в ба­ноч­ках — оно нуж­но бу­дет трой­няш­кам ми­ни­мум че­рез пол­го­да.

Де­пу­та­ты во­об­ще по­ве­ли се­бя от­вра­ти­тель­но. При­шли к нам до­мой, по­фо­то­гра­фи­ро­ва­ли, на­обе­ща­ли с три ко­ро­ба, вы­ста­ви­ли все это в «Фейс­бу­ке», по­пи­а­ри­лись за наш счет и ни­че­го­шень­ки не сде­ла­ли. Фонд «Кри­ла», ко­то­рый клят­вен­но обе­щал нам строй­ма­те­ри­а­лы и ре­монт, то­же нас «ки­нул»: сна­ча­ла кор­ми­ли зав­тра­ка­ми, по­том во­об­ще пе­ре­ста­ли брать труб­ку.

По­мо­га­ют нам обыч­ные лю­ди. Соц­ра­бот­ник шко­лы № 126 Еле­на Мас­ло на­пи­са­ла прось­бы ре­шить на­шу жи­лищ­ную про­бле­му во все ин­стан­ции: мест­ную ад­ми­ни­стра­цию, Ад­ми­ни­стра­цию пре­зи­ден­та, Ви­та­лию Клич­ко. Прав­да, вез­де нам ска­за­ли, что мы и даль­ше бу­дем сто­ять в об­щей оче­ре­ди. А это, учи­ты­вая, что в Ки­е­ве вы­да­ет­ся мак­си­мум од­на квар­ти­ра в год, озна­ча­ет, что бли­жай­шие два­дцать лет мы бу­дем жить в на­шей «двуш­ке». Но Елене все рав­но хо­чу ска­зать огром­ное спа­си­бо за уча­стие в на­шей судь­бе. Как и на­ше­му свя­щен­ни­ку от­цу Ни­ко­лаю. А еще — жен­щине, ко­то­рая нам по­да­ри­ла ко­ляс­ку для трой­ни. Ведь ни го­род, ни рай­он нам не со­би­ра­лись ее по­ку­пать. Ма­ма уже под­рос­шей трой­ни по­зво­ни­ла нам и го­во­рит: «Я все это вре­мя бе­рег­ла свою ко­ляс­ку, не про­да­ва­ла, сколь­ко у ме­ня ни про­си­ли. А ко­гда услы­ша­ла о вас, по­ня­ла: имен­но для ва­шей се­мьи я ее и хра­ни­ла». Мы бы­ли очень тро­ну­ты.

— Ко­ляс­ка — на­сто­я­щее чу­до, устой­чи­вая и удоб­ная, — го­во­рит Сер­гей. — Прав­да, не вле­за­ет в дверь, так что нам ее каж­дый день при­хо­дит­ся раз­би­рать, за­со­вы­вать в ба­гаж­ник ав­то­мо­би­ля, а по­том сно­ва до­ста­вать и со­би­рать. Бы­ло бы здо­ро­во, ес­ли бы нам вы­де­ли­ли га­раж. Но, ко­гда я по­шел на при­ем к гла­ве Дне­пров­ской рай­го­с­ад­ми­ни­стра­ции Пет­ру Оно­фрий­чу­ку, он мне от­ка­зал, за­явив, что, раз я не ин­ва­лид, мне га­раж не по­ло­жен.

— Но мы не от­ча­и­ва­ем­ся, — улы­ба­ет­ся мно­го­дет­ная ма­ма, це­луя но­во­рож­ден­ную Ни­ку. — Глав­ное, что­бы ма­лы­ши бы­ли здо­ро­вы­ми. А в осталь­ном бу­дем упо­вать на Бо­га.

P. S. Те, кто хо­чет по­мочь се­мье Ме­ду­нов день­га­ми на пам­пер­сы, дет­ское пи­та­ние и на то, что­бы на­ко­нец за­кон­чить ре­монт, мо­гут пе­ре­чис­лить сред­ства на кар­точ­ку При­ватБан­ка: 4149 4991 1075 2258.

Се­мья Ме­ду­нов, в ко­то­рой те­перь во­семь де­тей, вы­нуж­де­на тес­нить­ся в двух­ком­нат­ной

квар­ти­ре, тре­бу­ю­щей к то­му же сроч­но­го ре­мон­та

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.