ПА­ВЕЛ КОСТИЦЫН: «НА ПРО­ЕК­ТЕ ДО­ВОЛЬ­НО ЧА­СТО ПРО­ИС­ХО­ДЯТ СИ­ТУ­А­ЦИИ, КО­ГДА УЧАСТ­НИ­КИ ПУС­КА­ЮТ В ХОД НЕДОБ­РО­СО­ВЕСТ­НЫЕ МЕ­ТО­ДЫ. ОНИ ПЫ­ТА­ЮТ­СЯ НА­ВРЕ­ДИТЬ КОН­КУ­РЕН­ТАМ С ПО­МО­ЩЬЮ СВО­ИХ СВЕРХСПОСОБНОСТЕЙ»

Fakty i kommentarii - - СРЕДА, 18 ИЮЛЯ - Та­и­сия БАХАРЕВА

«На съе­моч­ной пло­щад­ке мне при­хо­ди­лось да­же дра­ки раз­ни­мать!»

— Па­вел, ка­кой се­зон «Бит­вы экс­тра­сен­сов» стал для вас са­мым за­по­ми­на­ю­щим­ся?

— Призна­юсь, в каж­дом бы­ло что-то осо­бен­ное и за­по­ми­на­ю­ще­е­ся. Но, на­вер­ное, для ме­ня са­мым непо­хо­жим на все осталь­ные стал се­зон с уча­сти­ем де­тей-экс­тра­сен­сов. Это бы­ло в 2009 го­ду. Мы с ко­ман­дой про­ек­та дол­го не ре­ша­лись на та­кой эксперимент. Го­да два пла­ни­ро­ва­ли и в ко­неч­ном ито­ге риск­ну­ли. И не по­жа­ле­ли! На­шли уди­ви­тель­ных де­тей со сверх­спо­соб­но­стя­ми, ко­то­рые смог­ли по­ра­зить не толь­ко на­шу ко­ман­ду, но и те­ле­зри­те­лей. Кста­ти, мно­гие по­клон­ни­ки про­ек­та до сих пор об­ра­ща­ют­ся к нам с прось­бой снять про­дол­же­ние с участ­ни­ка­ми дет­ско­го се­зо­на. Про­шло де­вять лет, юные экс­тра­сен­сы вы­рос­ли. Дей­стви­тель­но, бы­ло бы ин­те­рес­но узнать, как сло­жи­лась жизнь этих де­тей, смог­ли ли они раз­вить свои спо­соб­но­сти или же вы­бра­ли дру­гую сте­зю. Так что все мо­жет быть.

— Что вы чув­ству­е­те, под­хо­дя к фи­на­лу оче­ред­но­го се­зо­на?

— Зна­е­те, каж­дый раз, ко­гда в фи­на­ле вру­чаю ку­бок по­бе­ди­те­лю, ме­ня пе­ре­пол­ня­ет чув­ство ра­до­сти, что зри­те­ли не те­ря­ют ин­те­ре­са к на­ше­му про­ек­ту. По­это­му я ду­маю лишь о том, как со­хра­нить этот успех и сде­лать ре­а­ли­ти еще кру­че! На са­мом де­ле, не все за­ви­сит от на­шей ко­ман­ды. Ско­рее, это де­ло са­мих ге­ро­ев — экс­тра­сен­сов, ко­то­рые спо­соб­ны удив­лять.

— Кста­ти, помни­те свои эмо­ции на стар­те про­ек­та «Бит­ва экс­тра­сен­сов»?

— Это бы­ло для ме­ня срод­ни вы­зо­ву. Ведь до ра­бо­ты в «Битве…» я вел про­ек­ты со­вер­шен­но дру­го­го жан­ра. А здесь столк­нул­ся с но­вым фор­ма­том — ре­а­ли­ти-шоу! Призна­юсь, очень пе­ре­жи­вал, смо­гу ли спра­вить­ся с та­ким ко­ли­че­ством необыч­ных лю­дей на съе­моч­ной пло­щад­ке, и во что вы­льет­ся для ме­ня но­вый опыт. При этом мне как ве­ду­ще­му нуж­но бы­ло оста­вать­ся уве­рен­ным, спо­кой­ным и рас­су­ди­тель­ным, что бы ни слу­чи­лось! А, по­верь­те, ра­бо­тая с на­ши­ми эмо­ци­о­наль­ны­ми и непред­ска­зу­е­мы­ми участ­ни­ка­ми, это тя­же­ло. Тут глав­ное — не те­рять са­мо­об­ла­да­ние и на­хо­дить ре­ше­ние в са­мых непро­стых си­ту­а­ци­ях. На­вер­ное, у ме­ня это непло­хо по­лу­ча­ет­ся, раз уже де­сять лет я оста­юсь ве­ду­щим про­ек­та.

— Зна­чит, лег­ко мо­же­те от­ли­чить лю­бо­го шар­ла­та­на от на­сто­я­ще­го экс­тра­сен­са?

— Ду­маю, да. К то­му же идея про­грам­мы — на­учить это­му и зри­те­лей. На при­ме­ре на­ших ге­ро­ев мы по­ка­зы­ва­ем, что невоз­мож­но с по­мо­щью «вол­шеб­ной па­лоч­ки» со­тво­рить чу­до за три се­кун­ды. На­сто­я­щее чу­до — ре­зуль­тат на­пря­жен­но­го тру­да, огром­ных эмо­ци­о­наль­ных и фи­зи­че­ских жертв экс­тра­сен­сов. А ре­шить все про­бле­мы че­ло­ве­ка за счи­тан­ные ми­ну­ты, как это обе­ща­ют не­ко­то­рые «яс­но­ви­дя­щие», нере­аль­но. Я знаю — чу­дес не бы­ва­ет.

— Слу­ча­лось, что съем­ка про­грам­мы ока­зы­ва­лась на гра­ни сры­ва?

— Чест­но го­во­ря, на про­ек­те до­воль­но ча­сто про­ис­хо­дят си­ту­а­ции, ко­гда участ­ни­ки пус­ка­ют в ход недоб­ро­со­вест­ные ме­то­ды. Они пы­та­ют­ся на­вре­дить кон­ку­рен­там с по­мо­щью сво­их сверхспособностей. За­ча­стую их кон­флик­ты ле­жат в плос­ко­сти обыч­ных че­ло­ве­че­ских от­но­ше­ний. Ино­гда слу­ча­ет­ся, что ге­рои, ко­то­рые едут к нам на сьем­ку, от­ка­зы­ва­ют­ся участ­во­вать, бо­ясь вы­хо­дить к экс­тра­сен­сам. Призна­юсь, сни­мать «Бит­ву...» очень непро­сто. По­рой до­хо­дит до жест­ких кон­флик­тов.

— И как вы «охла­жда­е­те» пыл?

— Бы­ва­ет вся­кое. На съе­моч­ной пло­щад­ке мне при­хо­ди­лось да­же дра­ки раз­ни­мать! В куль­ми­на­ци­он­ные мо­мен­ты эмо­ции экс­тра­сен­сов пе­ре­хо­дят все ра­зум­ные гра­ни­цы и ино­гда де­ло до­хо­дит до ру­ко­при­клад­ства. Не так дав­но, на­при­мер, на съем­ке но­во­го се­зо­на один из участ­ни­ков на­бро­сил­ся на дру­го­го с ку­ла­ка­ми. На­столь­ко он был эмо­ци­о­наль­но воз­буж­ден... По­стра­дав­ший, дей­стви­тель­но, не без гре­ха, но это не зна­чит, что я до­пу­щу при­ме­не­ние си­лы. В об­щем, при­шлось раз­ни­мать.

«Ни­ко­гда не об­ра­щал­ся к экс­тра­сен­сам за по­мо­щью»

— Вы са­ми ко­гда-ни­будь при­бе­га­ли к услу­гам экс­тра­сен­сов?

— Нет, ни­ко­гда не об­ра­щал­ся к ним за по­мо­щью. С юно­го воз­рас­та убеж­ден в том, что все про­бле­мы и неуда­чи, ко­то­рые слу­ча­ют­ся в на­шей жиз­ни, — ре­зуль­тат на­ших же по­ступ­ков. Как вы от­но­си­тесь к лю­дям — так и они к вам, ка­кое у вас от­но­ше­ние к ми­ру — та­кое же и у ми­ра к вам. По­верь­те, прин­цип бу­ме­ран­га ра­бо­та­ет. Так что я уже дав­но при­вык ре­шать свои про­бле­мы са­мо­сто­я­тель­но.

— Бы­ва­ет, что экс­тра­сен­сы пы­та­ют­ся пред­ска­зать ва­шу судь­бу?

— При­чем без мо­ей прось­бы. Ча­ще все­го это слу­ча­ет­ся на эта­пе от­бо­ра, и я уже на­учил­ся пре­се­кать по­доб­ные ини­ци­а­ти­вы. Так участ­ни­ки пы­та­ют­ся на­ла­дить дру­же­ские от­но­ше­ния со мной, что­бы как-то по­вли­ять на свою даль­ней­шую судь­бу на про­ек­те. Но я все­гда оста­юсь бес­при­страст­ным. Чест­но. Для ме­ня все рав­ны.

— Ка­кое ис­пы­та­ние вас боль­ше все­го по­ра­зи­ло за вре­мя ра­бо­ты в «Битве экс­тра­сен­сов»?

— Это был фи­нал од­но­го из се­зо­нов. Из пя­ти ав­то­мо­би­лей экс­тра­сен­сы долж­ны бы­ли вы­брать тот, в ко­то­ром на­хо­дил­ся за­мас­ки­ро­ван­ный под на­ших кас­ка­де­ров ма­не­кен. В осталь­ных бы­ли жи­вые лю­ди! От­ли­чить их ви­зу­аль­но на боль­шом рас­сто­я­нии нере­аль­но! Пред­ставь­те толь­ко, на вы­бран­ную экс­тра­сен­сом ма­ши­ну с де­ся­ти­мет­ро­вой вы­со­ты па­дал пя­ти­тон­ный мо­лот. Они про­сто не име­ли шан­са на ошибку, ина­че мог по­стра­дать че­ло­век. То­гда мы все страш­но пе­ре­нерв­ни­ча­ли. Но, слава Бо­гу, вы­бор был сде­лан пра­виль­но.

— Кто из экс­тра­сен­сов вам боль­ше все­го за­пом­нил­ся за все се­зо­ны?

— За де­сять лет ра­бо­ты на про­ек­те я ви­дел яс­но­ви­дя­щих, об­ла­да­ю­щих са­мы­ми раз­ны­ми тех­ни­ка­ми. Но боль­ше все­го ме­ня впе­чат­ли­ла та­ро­лог Яна Па­сын­ко­ва — по­бе­ди­тель­ни­ца 15-го се­зо­на «Бит­вы экс­тра­сен­сов». Для ме­ня ее уме­ние ста­ло на­сто­я­щим от­кры­ти­ем. С од­ной ко­ло­дой карт Та­ро она про­хо­ди­ла все ис­пы­та­ния и ре­ша­ла сверх­слож­ные за­да­чи, ко­то­рые ка­са­лись за­пу­тан­ных кри­ми­наль­ных ис­то­рий. Яна до сих пор оста­ет­ся для ме­ня при­ме­ром че­ло­веч­но­сти и про­фес­си­о­на­лиз­ма.

— Вы под­дер­жи­ва­е­те с ней от­но­ше­ния?

— Да, как и с Ха­я­лом Алек­пе­ро­вым и Але­ной Ку­ри­ло­вой. На са­мом де­ле, я ста­ра­юсь не сме­ши­вать ра­бо­ту с личной жиз­нью, но с удо­воль­стви­ем ино­гда встре­ча­юсь с ни­ми за ча­шеч­кой ко­фе.

— Го­во­рят, вы и са­ми об­ла­да­е­те неки­ми ми­сти­че­ски­ми зна­ни­я­ми.

— Это прав­да. Ино­гда я ви­жу ве­щие сны. В 2006 го­ду, на­ка­нуне авиа­ка­та­стро­фы под До­нец­ком, мне при­сни­лось, как ка­кой-то са­мо­лет сбил­ся с кур­са и на­чал па­дать, как осен­ний лист. Бук­валь­но че­рез неде­лю я про­чи­тал в но­во­стях, что из-за по­год­ных усло­вий раз­бил­ся Ту-154.

— Вы ве­ри­те в то, что судь­ба пред­на­чер­та­на выс­ши­ми си­ла­ми?

— Я ве­рю толь­ко в то, что че­ло­век сво­и­ми по­ступ­ка­ми сам со­зда­ет пред­по­сыл­ки к из­ме­не­ни­ям в жиз­ни.

— С 12 лет вы за­ни­ма­е­тесь ак­тер­ством. Помни­те свой пер­вый вы­ход на сце­ну в род­ной Ев­па­то­рии?

— Ко­неч­но! Это был дет­ский те­атр «Зо­ло­той клю­чик». У ме­ня бы­ла роль Пса Ар­те­мо­на в «При­клю­че­ни­ях Бу­ра­ти­но». Пе­ред пер­вым вы­хо­дом на сце­ну я ду­мал лишь o том, что­бы не за­быть сло­ва. А сло­вто бы­ло не так уж и мно­го: «К нам, к нам, к нам, по­чтен­ней­шая пуб­ли­ка! Зна­ме­ни­тый ку­коль­ный те­атр Ка­ра­ба­са-Ба­ра­ба­са да­ет толь­ко од­но пред­став­ле­ние! То­ро­пи­тесь ку­пить билеты!» Я на­столь­ко бо­ял­ся за­быть этот текст, что да­же спу­стя 30 лет пом­ню его.

— Вы меч­та­ли стать ак­те­ром?

— Я хо­тел стать пи­ло­том пас­са­жир­ских самолетов, но сло­жи­лось все ина­че. В 14 лет мне за­хо­те­лось по­пасть на те­ле­ви­де­ние, а в 19 я уже си­дел в кад­ре. Это бы­ло неве­ро­ят­но! Ра­бо­тал на го­род­ской сту­дии те­ле­ви­де­ния. Но, по­нят­но, что тех­ни­че­ски она не име­ла ни­че­го об­ще­го с се­го­дняш­ни­ми сту­ди­я­ми. При­лич­ной тех­ни­ки не бы­ло, мы мон­ти­ро­ва­ли ви­део на бы­то­вых ви­део­маг­ни­то­фо­нах, а сни­ма­ли на по­лу­про­фес­си­о­наль­ные ка­ме­ры. Сде­лать что-то ка­че­ствен­ное бы­ло очень слож­но. Но мы ста­ра­лись. Бо­лее то­го, прак­ти­че­ски ни­кто из нас не имел про­филь­но­го об­ра­зо­ва­ния, про­сто всем очень хо­те­лось де­лать на­сто­я­щее те­ле­ви­де­ние.

— Что по­мо­га­ет вам со­хра­нять энер­гию?

— Во­да. При­ня­тие ду­ша или ван­ной, пу­те­ше­ствие к во­до­е­му, мо­рю или оке­а­ну — все что угод­но. Ес­ли у ме­ня вы­па­да­ет вы­ход­ной день, я от­даю пред­по­чте­ние сну. Из­вест­но, что съем­ки — это все­гда огром­ный эмо­ци­о­наль­ный стресс. Воз­об­но­вив си­лы, я сыт­но зав­тра­каю, по­том по­свя­щаю вре­мя се­бе: хо­жу в зал, гу­ляю, встре­ча­юсь с дру­зья­ми, пла­ваю в бас­сейне. Ко­гда по­яв­ля­ет­ся боль­ше вре­ме­ни, от­прав­ля­юсь в пу­те­ше­ствие.

— Из­вест­но, что вы — за­яд­лый пу­те­ше­ствен­ник. В ка­кой стране меч­та­е­те по­бы­вать?

— Хо­чу от­пра­вить­ся ку­да-то в Ла­тин­скую Аме­ри­ку — ни­ко­гда не был на том кон­ти­нен­те. Еще с удо­воль­стви­ем по­се­тил бы Но­вую Зе­лан­дию. Мечтаю по­бы­вать по ту сто­ро­ну эк­ва­то­ра, в Южном по­лу­ша­рии. Там, где лю­ди, по от­но­ше­нию к нам, хо­дят «вверх но­га­ми».

«Ино­гда мне снят­ся ве­щие сны», — го­во­рит Па­вел Костицын

Экс­пер­ты про­ек­та: по­бе­ди­тель

7-го се­зо­на Ха­ял Алек­пе­ров, по­бе­ди­тель­ни­ца 6-го и 8-го се­зо­нов Але­на Ку­ри­ло­ва, ве­ду­щий

Па­вел Костицын и народная ар­тист­ка Укра­и­ны Оль­га Сум­ская

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.