ОГРАБЛЕНИЕ КВАР­ТИ­РЫ ДАВИДА ОЙСТРАХА БЫ­ЛО ПОЛОЖЕНО БРАТЬЯМИ ВАЙНЕРАМИ В ОС­НО­ВУ РО­МА­НА «ВИ­ЗИТ К МИНОТАВРУ»

Ров­но 110 лет на­зад ро­дил­ся ве­ли­чай­ший скри­пач ХХ ве­ка, уро­же­нец Одес­сы

Fakty i kommentarii - - ЧТОБЫ ПОМНИЛИ - Алек­сандр ЛЕВИТ

Одес­сит Да­вид Ой­страх вспо­ми­нал: «Мне бы­ло три с по­ло­ви­ной го­да, ко­гда отец при­нес в дом иг­ру­шеч­ную скри­поч­ку, «иг­рая» на ко­то­рой, я во­об­ра­жал се­бя улич­ным му­зы­кан­том. Мне ка­за­лось, что нет боль­ше­го сча­стья, чем ходить по дво­рам со скрип­кой». Зна­ме­ни­тый му­зы­кант и пе­да­гог Петр Сто­ляр­ский от­ме­чал, что его уче­ник Да­вид имел бле­стя­щие спо­соб­но­сти. Впро­чем, как го­во­рят в Одес­се, До­дик был еще тот маль­чик. Ко­гда ему на­до­еда­ло иг­рать, он под­ре­зал стру­ны на ин­стру­мен­те.

Это, од­на­ко, не по­ме­ша­ло Ой­стра­ху че­рез мно­го лет стать пер­вой скрип­кой ми­ра. Хо­тя жизнь ма­эст­ро скла­ды­ва­лась не очень гладко. По­сто­ян­ные го­не­ния и кон­флик­ты с силь­ны­ми ми­ра се­го при­ве­ли к нерв­ным сры­вам, ин­фарк­там и ско­ро­по­стиж­ной смер­ти.

«Ми­ро­вая прес­са пи­са­ла:

«Из квар­ти­ры Ойстраха по­хи­ще­но бо­лее 4 ки­ло­грам­мов зо­ло­тых ве­щей»

— Юби­лей­ный 1968 год из­на­чаль­но ока­зал­ся для от­ца не са­мым ра­дост­ным, — рас­ска­зы­вал в свое вре­мя ав­то­ру этих строк сын Давида Фе­до­ро­ви­ча, на­род­ный ар­тист СССР Игорь Ой­страх. — Во вре­мя га­стро­лей в США ему со­об­щи­ли, что по воз­вра­ще­нии в Моск­ву он дол­жен бу­дет по­ста­вить свою под­пись под до­ку­мен­том, осуж­да­ю­щим пра­ви­тель­ство Из­ра­и­ля, при­зы­вав­шее ев­ре­ев все­го ми­ра по­се­лить­ся на сво­ей ис­то­ри­че­ской ро­дине. Воз­вра­тив­шись в фев­ра­ле в Моск­ву, Ой­страх от­ка­зал­ся под­пи­сать сфаб­ри­ко­ван­ное пись­мо ев­ре­ев — вид­ных де­я­те­лей куль­ту­ры. По­это­му, ко­гда пол­го­да спу­стя у от­ца был юби­лей, он ни­сколь­ко не уди­вил­ся, что эту да­ту вла­сти спу­сти­ли на тор­мо­зах.

А 27 ок­тяб­ря, ко­гда отец га­стро­ли­ро­вал по Ита­лии, бы­ла взло­ма­на и ограб­ле­на мос­ков­ская квар­ти­ра ро­ди­те­лей. От­ту­да ис­чез­ли день­ги в раз­ной ва­лю­те, дра­го­цен­но­сти, в том чис­ле по­да­рен­ный Ата­тюр­ком зо­ло­той порт­си­гар, шах­ма­ты с зо­ло­ты­ми и се­реб­ря­ны­ми фи­гу­ра­ми — по­да­рок ко­ро­ле­вы Бель­гии Ели­за­ве­ты, сим­во­ли­че­ский ключ от Ие­ру­са­ли­ма, ор­де­на, фо­то­ап­па­ра­ты, ча­сы, кон­церт­ные днев­ни­ки, по­чет­ные ди­пло­мы, фо­то­гра­фии зна­ме­ни­тых му­зы­кан­тов с дар­ствен­ны­ми над­пи­ся­ми, но­вей­шая зву­ко­за­пи­сы­ва­ю­щая тех­ни­ка, грам­за­пи­си... Нет­ро­ну­ты­ми оста­лись, к сча­стью, лишь бес­цен­ные скрип­ки.

Бук­валь­но за день до мо­е­го вы­ле­та на га­стро­ли в Мин­неа­по­лис мне по­зво­ни­ла же­на жив­ше­го в до­ме от­ца ми­ли­ци­о­не­ра и со­об­щи­ла, что квар­ти­ра ро­ди­те­лей взло­ма­на. Я сра­зу же из­ве­стил от­ца и по­мчал­ся в ро­ди­тель­скую квар­ти­ру. Про­вел там несколь­ко ча­сов, по­ка ми­ли­ци­о­не­ры со­став­ля­ли опись по­хи­щен­но­го. Ко­гда ро­ди­те­ли воз­вра­ти­лись из Ита­лии, я от­сут­ство­вал в Москве. Отец рас­ска­зы­вал мне по­том, что неод­но­крат­но встре­чал­ся с ра­бот­ни­ка­ми уго­лов­но­го ро­зыс­ка, на­чал да­же хло­по­ты о по­лу­че­нии дру­гой квар­ти­ры. О кра­же тру­би­ла ми­ро­вая прес­са: «В Москве об­во­ро­ва­на квар­ти­ра ве­ли­ко­го скри­па­ча Давида Ойстраха. Пре­ступ­ни­ки по­хи­ти­ли бо­лее 4 ки­ло­грам­мов зо­ло­тых ве­щей». В ми­ни­стер­ствах ино­стран­ных дел и куль­ту­ры рас­ка­ля­лись те­ле­фо­ны от звон­ков ак­кре­ди­то­ван­ных в Москве по­слов ино­стран­ных го­су­дарств. По­хо­же, в вер­хах по­ня­ли, что ком­пе­тент­ные ор­га­ны зашли слиш­ком да­ле­ко…

Об ис­тин­ном ха­рак­те­ре кра­жи мы за­ду­ма­лись, ко­гда три ме­ся­ца спу­стя все укра­де­ное бы­ло воз­вра­ще­но вла­дель­цу. Мысль о том, что слу­чив­ше­е­ся в квар­ти­ре ро­ди­те­лей — на­ка­за­ние ком­пе­тент­ных ор­га­нов за от­каз от­ца участ­во­вать в ан­ти­из­ра­иль­ской кам­па­нии, пер­вым вы­ска­зал скри­пач Квар­те­та име­ни Бо­ро­ди­на Ро­сти­слав Ду­бин­ский. За­тем уже я при­пом­нил, что 11 ок­тяб­ря 1968 го­да ро­ди­те­ли воз­вра­ти­лись из Одес­сы, где со­сто­я­лась се­рия юби­лей­ных кон­цер­тов от­ца. Я встре­тил их и при­вез до­мой, на ули­цу Чка­ло­ва. Под­ня­лись на лиф­те на­верх. Дверь не от­кры­ва­лась ни па­пи­ны­ми клю­ча­ми, ни мо­и­ми. При­шлось вы­звать сле­са­ря, ко­то­рый устра­нил неис­прав­ность в зам­ке, яв­но вы­зван­ную тем, что кто-то уже про­во­дил с ним «ге­не­раль­ную ре­пе­ти­цию». Но то­гда ни­кто из нас не при­дал до­сад­но­му эпи­зо­ду осо­бо­го зна­че­ния.

По мо­ти­вам этой ис­то­рии бра­тья Вай­не­ры на­пи­са­ли в 1972 го­ду ро­ман «Ви­зит к Минотавру», ко­то­рый в 1987-м был экра­ни­зи­ро­ван. Сю­жет вро­де бы прост, но ли­хо за­кру­чен. Не­кто Икон­ни­ков имел шанс стать пер­вой скрип­кой, но это­го не про­изо­шло — кон­курс вы­иг­рал его друг По­ля­ков. Друг пе­ре­стал быть дру­гом, а пре­крас­ный ис­пол­ни­тель, не же­лая стать вто­рым или тре­тьим, на­шел се­бе хоб­би и по­свя­тил остав­ши­е­ся го­ды изу­че­нию змей. Про­шло мно­го лет. Од­на­ж­ды во вре­мя от­сут­ствия скри­па­ча и пе­да­го­га Ль­ва По­ля­ко­ва бы­ла ограб­ле­на его квар­ти­ра. Сре­ди мно­же­ства цен­ных и ма­ло­цен­ных ве­щей, ко­то­рых ли­шил­ся про­фес­сор, бы­ла скрип­ка «Сан­та Ма­рия», од­на из луч­ших ра­бот Ан­то­нио Стра­ди­ва­ри, со­здан­ная бо­лее 260 лет на­зад.

«В кар­тине «Ви­зит к Минотавру»

сни­ма­ли на­сто­я­щую скрип­ку Стра­ди­ва­ри, при­над­ле­жав­шую

Да­ви­ду Ой­стра­ху»

— В дей­стви­тель­но­сти то­гда у Ойстраха скрип­ку Стра­ди­ва­ри не кра­ли, — рас­ска­зы­вал мно­гие го­ды спу­стя по­сле вы­хо­да филь­ма Ар­ка­дий Вай­нер. — Бо­лее то­го, у него имел­ся изу­ми­тель­ный ин­стру­мент Гвар­не­ри, ко­то­рый не де­шев­ле Стра­ди­ва­ри. И эту скрип­ку Ой­страх взял с со­бой на га­стро­ли. До­ма же у му­зы­кан­та в де­ше­вень­ком фу­тля­ре ле­жа­ла скрип­ка се­рий­но­го про­из­вод­ства, из­го­тов­лен­ная фран­цуз­ским ма­сте­ром Ви­льо­мом. За та­кую на аук­ци­оне Кри­сти да­ют су­щие пу­стя­ки — 700 ты­сяч долларов. Жу­ли­ки, про­ник­шие в квар­ти­ру Ойстраха, эту скрип­ку брать не ста­ли. Но во­все не по­то­му, что каж­дый та­кой ин­стру­мент со­сто­ит в имен­ном ре­ест­ре, по­это­му красть Ви­льом — при­мер­но то же са­мое, что по­хи­щать ко­ро­ну Рос­сий­ской им­пе­рии. Кто же это ку­пит? Один из пре­ступ­ни­ков ска­зал: «Че­го ее та­щить? В му­зы­каль­ном ма­га­зине на Неглин­ке их ви­сит 100 штук по чер­вон­цу». Кста­ти, во­риш­ки пре­не­брег­ли та­к­же зо­ло­тым дис­ком Ойстраха. Так что в этом смыс­ле мы, ко­неч­но, по­гре­ши­ли про­тив ис­ти­ны.

По­сколь­ку мы за­тра­ти­ли мно­го сил на до­бы­ва­ние и изу­че­ние ин­фор­ма­ции об этом ЧП (Ой­страх за­пре­тил то­гдаш­не­му ми­ни­стру, все­мо­гу­ще­му Ще­ло­ко­ву, пуб­ли­ко­вать ка­кие бы то ни бы­ло ма­те­ри­а­лы), то не хо­те­лось от­ка­зы­вать­ся от сю­же­та. И вот од­на­ж­ды мой брат Жо­ра ска­зал: «По­слу­шай, ведь мы же хо­тим на­пи­сать ро­ман, а не су­деб­ный очерк. И на­шим ге­ро­ем бу­дет во­все не Ой­страх, а со­всем дру­гой пер­со­наж. По­это­му на­до, что­бы фи­гу­ри­ро­ва­ла кра­жа скрип­ки Стра­ди­ва­ри». Тем не ме­нее в филь­ме «Ви­зит к Минотавру» сни­ма­ли на­сто­я­щую скрип­ку Стра­ди­ва­ри, при­над­ле­жав­шую Да­ви­ду Ой­стра­ху.

— В по­сле­во­ен­ные го­ды Да­вид Фе­до­ро­вич иг­рал на Стра­ди­ва­ри из Госкол­лек­ции, — рас­ска­зы­вал скри­пач-вир­ту­оз Ар­тур Штиль­ман. — Ко­гда-то эта скрип­ка при­над­ле­жа­ла кня­зю Юсу­по­ву, ее так и на­зы­ва­ли — Юсу­по­в­ской. Это был луч­ший ин­стру­мент в стране и по­нят­но, что на нем дол­жен был иг­рать луч­ший ис­пол­ни­тель. Скрип­ка изу­ми­тель­но зву­ча­ла пе­ред мик­ро­фо­ном, но для боль­шо­го за­ла не об­ла­да­ла необ­хо­ди­мой си­лой зву­ка. Вско­ре по­сле вой­ны в Госкол­лек­цию по­сту­пи­ла тро­фей­ная скрип­ка из Гер­ма­нии (при­вез ее в Моск­ву мар­шал Геор­гий Жу­ков. — Авт.). Этот ин­стру­мент та­к­же был сра­бо­тан Стра­ди­ва­ри. Да­вид Ой­страх стал иг­рать на этой скрип­ке.

Первую скрип­ку Стра­ди­ва­ри Ой­страх при­об­рел в соб­ствен­ность в 1955 го­ду, в США. А один­на­дцать лет спу­стя он об­за­вел­ся «Мар­си­ком» (Стра­ди­ва­ри 1705 го­да), на ко­то­ром иг­рал до кон­ца сво­их дней.

«Скрип­ку Стра­ди­ва­ри, по­да­рен­ную му­зы­кан­ту королевой Бель­гии,

укра­ли для пи­а­ра од­но­го из кан­ди­да­тов в пре­зи­ден­ты Рос­сии»

— У Ойстраха бы­ла еще од­на скрип­ка ра­бо­ты Стра­ди­ва­ри, — убеж­де­на Ни­на Ме­ле­ши­на, глав­ный хра­ни­тель Мос­ков­ско­го го­су­дар­ствен­но­го му­зея му­зы­каль­ных ин­стру­мен­тов име­ни Глин­ки. — С этим ин­стру­мен­том свя­за­на уди­ви­тель­ная ис­то­рия, о ко­то­рой ма­ло кто зна­ет. В се­ре­дине вось­ми­де­ся­тых го­дов ми­нув­ше­го сто­ле­тия скрип­ка «сни­ма­лась» в де­тек­ти­ве «Ви­зит к Минотавру», где по сю­же­ту ее по­хи­ща­ли зло­деи. Так вот, спу­стя де­вять лет по­сле вы­хо­да филь­ма на экра­ны скрип­ку Стра­ди­ва­ри укра­ли, но уже по-на­сто­я­ще­му.

Эту скрип­ку, сра­бо­тан­ную в 1671 го­ду, по­да­ри­ла Да­ви­ду Ой­стра­ху ко­ро­ле­ва Бель­гии Ели­за­ве­та (урож­ден­ная ба­вар­ская прин­цес­са), ко­то­рая са­ма бы­ла пре­крас­ным му­зы­кан­том. Она обу­ча­лась у все­мир­но из­вест­но­го бель­гий­ско­го скри­па­ча и ком­по­зи­то­ра Эже­на Изаи и да­же учре­ди­ла меж­ду­на­род­ный му­зы­каль­ный кон­курс его име­ни, ко­то­рый до сих про­во­дит­ся в Брюс­се­ле. На этом кон­кур­се в 1937 го­ду Ой­страх стал по­бе­ди­те­лем. С тех пор со­вет­ско­го му­зы­кан­та и ко­ро­ле­ву свя­зы­ва­ли дру­же­ские от­но­ше­ния. Из­вест­но, что она пи­са­ла Ста­ли­ну: «До­ро­гой Ге­не­ра­лис­си­мус, я про­во­жу кон­курс скри­па­чей и рас­счи­ты­ваю на уча­стие пред­ста­ви­те­лей ва­шей за­ме­ча­тель­ной шко­лы». Ста­лин яко­бы на­ло­жил ре­зо­лю­цию: «По­слать. Обес­пе­чить по­бе­ду». Воз­мож­но, с его «лег­кой» ру­ки на этих кон­кур­сах имен­но со­вет­ские му­зы­кан­ты неод­но­крат­но ста­но­ви­лись по­бе­ди­те­ля­ми. Боль­шей ча­стью — вос­пи­тан­ни­ки Ойстраха.

По­сле смер­ти Давида Фе­до­ро­ви­ча его се­мья пре­под­нес­ла эту Стра­ди­ва­ри в дар Мос­ков­ско­му го­су­дар­ствен­но­му му­зею му­зы­каль­ных ин­стру­мен­тов им. Глин­ки. Го­во­рят, Ой­страх иг­рал на ней лишь дважды — ми­ни­а­тюр­ная скрип­ка бы­ла слиш­ком ма­ла для муж­ских рук. Стра­хо­вая сто­и­мость ин­стру­мен­та со­став­ля­ла мил­ли­он долларов. Толь­ко несколь­ко раз в год ее изы­ма­ли с вит­ри­ны му­зея для уча­стия в кон­цер­тах луч­ших скри­па­чей, а на ре­пе­ти­ци­ях на ней иг­ра­ли под охра­ной ми­ли­ции.

Уди­ви­тель­но, но фильм «Ви­зит к Минотавру» под­ска­зал идею на­сто­я­щим во­рам. В ночь на 23 мая 1996 го­да из му­зея ис­чез­ли две скрип­ки — та са­мая скрип­ка Стра­ди­ва­ри и ин­стру­мент ра­бо­ты немец­ко­го ма­сте­ра XVII ве­ка Яко­ба Штай­не­ра. Пре­ступ­ни­кам уда­лось «за­мкнуть» сиг­на­ли­за­цию на две­ри слу­жеб­но­го вхо­да та­ким об­ра­зом, что она оста­ва­лась в ра­бо­чем ре­жи­ме, но на взлом не ре­а­ги­ро­ва­ла. Про­па­жу за­ме­ти­ли толь­ко утром. Вско­ре со скрип­кой Штай­не­ра на та­можне за­дер­жа­ли про­фес­со­ра Мос­ков­ской кон­сер­ва­то­рии Дья­чен­ко при по­пыт­ке вы­вез­ти ее за гра­ни­цу. Поз­же его при­го­во­ри­ли к се­ми го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды. А вот скрип­ку Стра­ди­ва­ри уда­лось най­ти лишь спу­стя пол­то­ра го­да.

Од­на­ж­ды в му­зей по­зво­нил неиз­вест­ный с пред­ло­же­ни­ем вы­ку­пить укра­ден­ное за мил­ли­он долларов. «Я чест­ный пред­при­ни­ма­тель,— ска­зал он му­зей­ным ра­бот­ни­кам. — Парт­не­ры вер­ну­ли мне долг до­ро­гой скрип­кой. Я мог бы про­дать ее за гра­ни­цу, но как пат­ри­от ре­шил, что она долж­на остать­ся на ро­дине». За­дер­жать зво­нив­ше­го не уда­лось. В под­твер­жде­ние то­го, что ин­стру­мент дей­стви­тель­но на­хо­дит­ся у него, он при­слал фо­то, а за­тем и ви­део. Но встре­ча так и не со­сто­я­лась — зво­нив­ший не риск­нул прий­ти на со­вер­ше­ние сдел­ки.

Че­рез ка­кое-то вре­мя зло­умыш­лен­ни­ка за­дер­жа­ли в Со­чи. Скрип­ка ока­за­лась у его по­дель­ни­ка, в по­лу­раз­ру­шен­ном до­ме в се­ле на гра­ни­це с Аб­ха­зи­ей. Вы­яс­ни­лось, что гра­би­те­ли ра­бо­та­ли на па­ру, про­мыш­ляя кра­жа­ми с 1988 го­да. Один из них был за­яд­лым иг­ро­ком и рас­ска­зал неве­ро­ят­ную ис­то­рию о том, как од­на­ж­ды в ка­зи­но встре­тил пред­ста­ви­те­лей шта­ба кан­ди­да­та на пост пре­зи­ден­та Рос­сии. Они вы­иг­ра­ли у него круг­лую дол­ла­ро­вую сум­му и пред­ло­жи­ли, что­бы воз­ме­стил ее, со­вер­шив ре­зо­нанс­ную кра­жу. Пред­сто­я­ло украсть ка­кой-ни­будь ра­ри­тет, за­тем по­зво­нить и по­тре­бо­вать вы­куп, а штаб кан­ди­да­та со­брал бы день­ги и тор­же­ствен­но вер­нул экс­по­нат го­су­дар­ству.

Тут гра­би­те­лю вспом­нил­ся сю­жет филь­ма «Ви­зит к Минотавру», и он пред­ло­жил по­дель­ни­ку украсть скрип­ку Стра­ди­ва­ри. План опе­ра­ции раз­ра­бо­та­ли са­мым тща­тель­ным об­ра­зом, про­ду­мав все до ме­ло­чей. Но ко­гда де­ло бы­ло сде­ла­но, за­каз­чи­ки по неиз­вест­ным при­чи­нам от­ка­за­лись от сво­их пла­нов. На об­на­ру­жен­ной пра­во­охра­ни­те­ля­ми скрип­ке Стра­ди­ва­ри име­лись по­вре­жде­ния, но ее уда­лось ре­ста­ври­ро­вать, и в 2002 го­ду ин­стру­мент сно­ва за­зву­чал. «Го­лос» у скрип­ки тот же, что на эта­лон­ной за­пи­си Ойстраха. Она и се­год­ня на­хо­дит­ся в му­зее.

Во­ен­ный суд вы­нес при­го­вор двум пре­ступ­ни­кам — вы­пуск­ни­кам во­ен­но­го учи­ли­ща име­ни Вер­хов­но­го Со­ве­та Рос­сии (кур­сан­тов это­го за­ве­де­ния име­но­ва­ли крем­лев­ски­ми) Яко­ву Гри­го­рье­ву и Иго­рю Шай­ду­ро­ву, со­вер­шив­шим ед­ва ли не са­мую гром­кую «куль­тур­ную» кра­жу де­вя­но­стых го­дов ми­нув­ше­го сто­ле­тия. За это им при­су­ди­ли со­от­вет­ствен­но во­семь и семь лет в ко­ло­нии стро­го­го ре­жи­ма, а та­к­же вы­пла­ту 1,5 мил­ли­о­на руб­лей по ис­кам по­тер­пев­ших.

Иг­ра Ойстраха на скрип­ке от­ли­ча­лась вир­ту­оз­ным вла­де­ни­ем ин­стру­мен­том

мно­гие го­ды Давида Ойстраха и ко­ро­ле­ву Бель­гиисвя­зы­ва­ли дру­же­ские от­но­ше­ния

Сын Давида Ойстраха Игорь та­к­же сталскри­па­чом

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.