«БЕЗ ПО­МО­ЩИ ЖУРНАЛИСТОВ И СОТЕН НЕРАВНОДУШНЫХ ЛЮ­ДЕЙ Я НЕ СМОГЛА БЫ ДО­КА­ЗАТЬ, ЧТО МЕ­НЯ УВОЛИЛИ НЕЗАКОННО»

Вос­пи­та­тель­ни­цу дет­са­да из Рив­нен­ской об­ла­сти, ко­то­рую уволили за фо­то­гра­фии в соц­се­тях, суд вос­ста­но­вил на ра­бо­те

Fakty i kommentarii - - СУД ДА ДЕЛО - Ека­те­ри­на КОПАНЕВА

Об уволь­не­нии вос­пи­та­тель­ни­цы дет­са­да «Ди­во­світ» в се­ле Бу­га­ев­ка Ра­ди­ви­лов­ско­го рай­о­на Рив­нен­ской об­ла­сти Ви­ты Че­реш­нев­ской «ФАКТЫ» рас­ска­зы­ва­ли в июле. Жен­щи­ну уволили с ра­бо­ты за… фо­то в соц­се­ти. То, что Ви­та вы­ста­ви­ла в «Фейс­бу­ке» и «Ин­с­та­гра­ме» свои сним­ки на пля­же в ку­паль­ни­ке и в об­ним­ку с му­жем, за­ве­ду­ю­щая дет­са­дом на­зва­ла «амо­раль­ным по­ступ­ком». Так и за­пи­са­ла в при­ка­зе об уволь­не­нии.

На за­щи­ту Ви­ты Че­реш­нев­ской ста­ли учи­те­ля и вос­пи­та­те­ли мно­гих ре­ги­о­нов стра­ны. Боль­ше сот­ни че­ло­век опуб­ли­ко­ва­ли в соц­се­тях свои фо­то­гра­фии в ку­паль­ни­ках, со­про­во­див пуб­ли­ка­ции хэ­ш­те­гом #яв­чи­тель­і­мій­від­по­чи­нок. Сей­час в этой ис­то­рии про­изо­шел важ­ный по­во­рот — Ви­та Че­реш­нев­ская вы­иг­ра­ла суд и до­ка­за­ла, что ее уволили незаконно.

«За­ве­ду­ю­щая го­во­ри­ла: «Вы здесь ни на что

не име­е­те пра­ва»

Рив­нен­ский апел­ля­ци­он­ный суд по­ста­но­вил вос­ста­но­вить Ви­ту Че­реш­нев­скую в долж­но­сти вос­пи­та­те­ля и вы­пла­тить ей ком­пен­са­цию: пять ты­сяч гривен мо­раль­но­го ущер­ба и зар­пла­ту за семь ме­ся­цев за вы­нуж­ден­ный про­гул. За­ве­ду­ю­щая дет­са­дом, ко­то­рая не раз за­яв­ля­ла, что не до­пу­стит воз­вра­ще­ния «амо­раль­ной вос­пи­та­тель­ни­цы» на ра­бо­ту, про­игно­ри­ро­ва­ла по­чти все су­деб­ные за­се­да­ния. На огла­ше­ние ре­ше­ния су­да она то­же не яви­лась. Вме­сто нее в су­ды хо­дил ее род­ной брат — он же юрист, пред­став­ляв­ший ин­те­ре­сы дет­са­да.

Сто­ит на­пом­нить, что на са­мом де­ле эта ис­то­рия на­ча­лась не с фо­то­гра­фий, а с кон­флик­та. Кон­фликт с за­ве­ду­ю­щей дет­са­дом был не толь­ко у Ви­ты Че­реш­нев­ской, но и у боль­шин­ства дру­гих со­труд­ни­ков. Неко­то­рых уволили еще до Ви­ты — и они то­же по­том до­ка­за­ли неза­кон­ность сво­е­го уволь­не­ния. Эти со­бы­тия на­ча­лись еще в 2013 го­ду.

— Мы с со­труд­ни­ка­ми то­гда на­пи­са­ли кол­лек­тив­ную жа­ло­бу на за­ве­ду­ю­щую, — рас­ска­за­ла «ФАКТАМ» Ви­та Че­реш­нев­ская. — Она не счи­та­ла нас за лю­дей. Мог­ла оскор­бить, уни­зить. Го­во­ри­ла: «Вы здесь чер­ные лю­ди и ни на что не име­е­те пра­ва». На­до­е­ло ее от­но­ше­ние к под­чи­нен­ным, гру­бость. В кон­це кон­цов мы на­пи­са­ли кол­лек­тив­ную жа­ло­бу в мест­ное управ­ле­ние об­ра­зо­ва­ния. За­ве­ду­ю­щую ни­кто не уво­лил, но ре­ак­ция бы­ла. По­сле это­го она из­ви­ни­лась: мол, все по­ня­ла, та­ко­го боль­ше не по­вто­рит­ся. А по­том на­ча­ла уволь­нять всех, кто ста­вил под­пи­си под той жа­ло­бой.

Тех, кто не со­гла­шал­ся уй­ти доб­ро­воль­но, уволь­ня­ла по ста­тье. Двух со­труд­ниц — яко­бы за кра­жу. Они по­да­ли в суд и вы­иг­ра­ли. По ре­ше­нию су­да их обя­за­ны бы­ли вос­ста­но­вить на ра­бо­те, но со­труд­ни­цы уже са­ми не за­хо­те­ли воз­вра­щать­ся.

То­гда, в 2013 го­ду, за­ве­ду­ю­щая за­яви­ла мне: «Пи­ши за­яв­ле­ние. Ты здесь ра­бо­тать не бу­дешь». Я не со­гла­си­лась. «За­чем те­бе ра­бо­тать? — ска­за­ла за­ве­ду­ю­щая. — У те­бя есть муж». По­том пе­ре­шла к угро­зам. «Я по­дам на те­бя за­яв­ле­ние в по­ли­цию, — при­гро­зи­ла. — Ска­жу им, что у те­бя… куп­ле­ны ди­пло­мы». И она та­ки по­да­ла за­яв­ле­ние в по­ли­цию. Там про­ве­ли про­вер­ку, ко­то­рая, есте­ствен­но, до­ка­за­ла, что все мои до­ку­мен­ты под­лин­ные и я дей­стви­тель­но учи­лась в уни­вер­си­те­те. Я тем вре­ме­нем ушла в де­крет­ный от­пуск. Ме­сто ра­бо­ты за­ве­ду­ю­щая обя­за­на бы­ла за мной со­хра­нить.

Ви­та Че­реш­нев­ская вы­шла из де­крет­но­го от­пус­ка 10 ок­тяб­ря 2017 го­да. Но при­сту­пить к ра­бо­те не успе­ла — в тот же день ее уволили.

— Мне да­ли до­ку­мен­ты о вы­хо­де на ра­бо­ту, ко­то­рые я долж­на бы­ла под­пи­сать. А по­том… при­каз о мо­ем уволь­не­нии, — вспо­ми­на­ет Ви­та. — «Вы уво­ле­ны, — объ­яви­ла за­ве­ду­ю­щая. — За амо­раль­ное по­ве­де­ние». Я спро­си­ла, в чем же про­яви­ла амо­раль­ность. За­ве­ду­ю­щая не от­ве­ти­ла.

При­каз об уволь­не­нии Ви­ты за­ве­ду­ю­щая ей до су­да не от­да­ла. При­нес­ла его уже на су­деб­ное за­се­да­ние. То­гда же Ви­та и узна­ла, что глав­ной пре­тен­зи­ей за­ве­ду­ю­щей ста­ли ее фо­то в соц­се­тях.

— Эти фо­то­гра­фии за­ве­ду­ю­щая со своим юри­стом (ее род­ным бра­том) при­нес­ла в суд, — го­во­рит Ви­та. — Не по­ле­ни­лась рас­пе­ча­тать каж­дый мой «амо­раль­ный» сни­мок в ку­паль­ни­ке. Вы­сту­пая в су­де, она ска­за­ла: «Как к вос­пи­та­те­лю у ме­ня к Че­реш­нев­ской пре­тен­зий нет. Спе­ци­а­лист она ком­пе­тент­ный. Но посмот­ри­те, что вы вы­став­ля­е­те в соц­се­ти!» За­тем сно­ва вспом­ни­ла мои «куп­лен­ные ди­пло­мы». За­бы­ла толь­ко ска­зать, что по­ли­ция про­ве­ла про­вер­ку, ко­то­рая под­твер­ди­ла, что ди­пло­мы на­сто­я­щие. Не­смот­ря на га­до­сти, ко­то­рые го­во­ри­ла обо мне за­ве­ду­ю­щая, суд по­ста­но­вил вос­ста­но­вить ме­ня на ра­бо­те.

В ре­ше­нии су­да бы­ло ука­за­но, что в ча­сти вос­ста­нов­ле­ния на ра­бо­те и вы­пла­ты сред­не­го за­ра­бот­ка за один ме­сяц ре­ше­ние су­да подлежит немед­лен­но­му ис­пол­не­нию. То есть за­ве­ду­ю­щая са­ди­ком обя­за­на бы­ла немед­лен­но вос­ста­но­вить Ви­ту Че­реш­нев­скую на ра­бо­те. Но ко­гда жен­щи­на пришла с ре­ше­ни­ем су­да в дет­сад, за­ве­ду­ю­щая ее вос­ста­но­ви­ла — и сра­зу же вто­рой раз уво­ли­ла!

— Са­мое смеш­ное, что уво­ли­ла за то же са­мое! — го­во­рит Ви­та. — Опять за «амо­раль­ный по­сту­пок». Но нель­зя дважды уво­лить че­ло­ве­ка за од­но и то же, это гру­бое на­ру­ше­ние за­ко­но­да­тель­ства. Тем не ме­нее за­ве­ду­ю­щая это сде­ла­ла. Сна­ча­ла ска­за­ла: «Да­вай­те свою тру­до­вую книж­ку. Я вас вос­ста­нов­лю, по­сколь­ку обя­за­на ис­пол­нить ре­ше­ние су­да». Да­ла мне на под­пись до­ку­мен­ты о мо­ем вос­ста­нов­ле­нии. По­том вер­ну­ла тру­до­вую, и я уви­де­ла там две за­пи­си: пер­вая — о мо­ем вос­ста­нов­ле­нии, а вто­рая — о по­втор­ном уволь­не­нии. «Сей­час дам еще и при­каз, — за­яви­ла за­ве­ду­ю­щая. — Вы уво­ле­ны».

По­втор­ное уволь­не­ние Ви­ты, ко­то­рое юри­сты на­зы­ва­ют на­ру­ше­ни­ем за­ко­на, за­ве­ду­ю­щая про­ком­мен­ти­ро­ва­ла те­ле­ка­на­лу «1+1» так: «Она вы­во­ди­ла ме­ня на кон­фликт, по­ни­ма­е­те? При­нес­ла ре­ше­ние су­да и го­во­рит: «Вы же по­ме­ня­е­те мне за­пись в тру­до­вой?» «Да, — го­во­рю. — Я ис­пол­ни­тель­ный че­ло­век». А она си­дит и улы­ба­ет­ся. И я про­сто се­ла и ре­ши­ла: нет, это­му при­дет ко­нец. Этот че­ло­век не мо­жет и не бу­дет здесь ра­бо­тать. Взя­ла и сно­ва ее уво­ли­ла».

Де­мон­стри­руя жур­на­ли­стам фо­то­гра­фии Ви­ты в «Ин­с­та­гра­ме», за­ве­ду­ю­щая воз­му­ща­лась: «Со­гла­си­тесь, я в свои 46 лет до­воль­но непар­ши­во вы­гля­жу. И мог­ла бы по­ка­зать и не та­кие фо­то­гра­фии. Но я по­ни­маю, что я — пе­да­гог, ру­ко­во­ди­тель, и не мо­гу та­ко­го поз­во­лить. По­ни­маю, что есть ка­кие-то за­ба­вы с муж­чи­на­ми, но… Вы ча­сто ви­ди­те на пля­же, что­бы жен­щи­на на муж­чине ез­ди­ла? (Речь идет о фо­то­гра­фии, где Ви­та с му­жем об­ни­ма­ют­ся в бас­сейне. — Авт.). Как мы по­сле это­го бу­дем рас­ска­зы­вать де­тям, что их при­нес аист?! От­кры­ва­ешь Ин­тер­нет — и уже невоз­мож­но смот­реть на этих го­лых лю­дей! Так она еще и му­жа сво­е­го в Ин­тер­не­те по­ка­зы­ва­ет.

«Не мо­гу рас­ска­зы­вать

об этом без слез»

Это бы­ло пер­вое и един­ствен­ное ин­тер­вью за­ве­ду­ю­щей. По­пыт­ки «ФАКТОВ» по­го­во­рить с ней успе­хом не увен­ча­лись — с тех пор жен­щи­на ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зы­ва­ет­ся от ком­мен­та­ри­ев.

То­гда си­ту­а­цию с уволь­не­ни­ем Ви­ты Че­реш­нев­ской на­зва­ла рас­пра­вой да­же ми­нистр об­ра­зо­ва­ния Ли­лия Гри­не­вич. По сло­вам ми­ни­стра, про­изо­шед­шее яр­ко отоб­ра­жа­ет про­бле­му на­ше­го Тру­до­во­го ко­дек­са, где на­пи­са­но, что пе­да­го­га мож­но уво­лить за так на­зы­ва­е­мый эти­че­ский про­сту­пок. Но что по­ни­мать под «эти­че­ским про­ступ­ком», не ска­за­но.

«Учи­те­ля, вос­пи­та­те­ли — то­же лю­ди, — ска­за­ла в эфи­ре про­грам­мы «Сні­да­нок з «1+1» ми­нистр. — Они име­ют пра­во на се­мей­ную жизнь, на от­дых. И я ду­маю, что это не что иное, как рас­пра­ва. Ес­ли ру­ко­во­ди­тель учре­жде­ния име­ет на­ме­ре­ние из­ба­вить­ся от ко­го-то, кто, на­при­мер, ду­ма­ет ина­че или спо­рит, то мо­жет вме­сте с проф­со­ю­зом вы­кру­тить, как хо­чет: это был эти­че­ский про­сту­пок или нет. Я ду­маю, что это про­бле­ма, про­бел за­ко­но­да­тель­ства — нам нуж­но ме­нять Тру­до­вой ко­декс».

Сей­час в Апел­ля­ци­он­ном су­де Рив­нен­ской об­ла­сти рас­смат­ри­вал­ся во­прос пер­во­го уволь­не­ния Ви­ты Че­реш­нев­ской. По­сле то­го как вос­пи­та­тель­ни­ца вы­иг­ра­ла рай­он­ный суд, пред­ста­ви­тель дет­са­да по­дал апел­ля­цию. И про­иг­рал ее.

— В су­де был на­сто­я­щий раз­бор по­ле­тов, — го­во­рит Ви­та. — Вре­ме­на­ми про­ис­хо­дя­щее на­по­ми­на­ло те­ат­раль­ное пред­став­ле­ние. Ко­неч­но, ос­нов­ной те­мой бы­ли фо­то­гра­фии. Юрист дет­са­да спра­ши­вал у ме­ня: «По­че­му вы вы­став­ля­ли в Ин­тер­нет фо­то, на ко­то­рых изоб­ра­же­ны в эро­тич­ных по­зах?» Судьи по­счи­та­ли этот во­прос некор­рект­ным. Мне же при­шлось объ­яс­нять, что фо­то­гра­фии в ку­паль­ни­ке я де­ла­ла на пля­же, и в этом нет ни­че­го ненор­маль­но­го и уж тем бо­лее амо­раль­но­го.

Но на этом юрист дет­са­да не оста­но­вил­ся. По­тре­бо­вал вы­звать в суд лю­дей, ко­то­рые яко­бы ви­де­ли, как я участ­во­ва­ла в дра­ке в со­сед­нем се­ле. Ис­то­рию с дра­кой они при­ду­ма­ли еще рань­ше. За­яви­ли об этом те­ле­ка­на­лам. Но то­гда жур­на­ли­сты об­ра­ти­лись с офи­ци­аль­ным за­про­сом в по­ли­цию, им от­ве­ти­ли, что ни в ка­ких по­доб­ных де­лах я не фи­гу­ри­ро­ва­ла, а та­кой дра­ки во­об­ще не бы­ло. Юрист дет­са­да при­нес в суд жа­ло­бу, ко­то­рую яко­бы на ме­ня на­пи­са­ли жи­те­ли се­ла. Но, озна­ко­мив­шись с эти­ми «до­ка­за­тель­ства­ми», судьи ска­за­ли, что тут и без экс­пер­ти­зы вид­но: жа­ло­бу и до­ку­мен­ты, ко­то­рые по­да­ва­лись в суд от име­ни юри­ста дет­са­да и за­ве­ду­ю­щей, пи­сал один и тот же че­ло­век.

Эти бу­ма­ги суд во вни­ма­ние не при­нял. То­гда юрист дет­са­да вы­дви­нул еще один ар­гу­мент: об­ви­нил вос­пи­та­тель­ни­цу в том, что она од­но­вре­мен­но ра­бо­та­ла, учи­лась в ли­цее и уни­вер­си­те­те. А это, де­скать, невоз­мож­но. На что Ви­та Че­реш­нев­ская предъ­яви­ла до­ка­за­тель­ства то­го, что в уни­вер­си­те­те учи­лась по ин­ди­ви­ду­аль­но­му гра­фи­ку, а ра­бо­та­ла не на пол­ную став­ку.

— Аб­сурд в том, что ру­ко­вод­ству дет­са­да это бы­ло и так пре­крас­но из­вест­но, — го­во­рит Ви­та. — Но они, ви­ди­мо, ре­ши­ли по­ка­зать, что не оста­но­вят­ся ни пе­ред чем. Я бла­го­дар­на лю­дям, ко­то­рые мне по­мо­га­ли и про­дол­жа­ют по­мо­гать. По­сколь­ку суд про­хо­дил не в на­шем рай­оне, а в об­ласт­ном цен­тре, жи­те­ли на­ше­го се­ла при­е­хать не смог­ли. Но лю­ди, ока­зав­ши­е­ся в су­де по своим де­лам, узнав, ка­кое бу­дет слу­шать­ся де­ло, то­же при­шли в зал, что­бы ме­ня под­дер­жать. Не мо­гу рас­ска­зы­вать об этом без слез. Зна­е­те, я те­перь все вре­мя пла­чу. Эта си­ту­а­ция по­ка­за­ла, сколь­ко во­круг доб­рых и неравнодушных лю­дей. Сто­ит мне по­явить­ся на ули­це в се­ле или в рай­цен­тре, как ко мне под­хо­дят лю­ди со сло­ва­ми: «Дер­жи­тесь! Вы не од­на, не сда­вай­тесь».

Я очень бла­го­дар­на жур­на­ли­стам. Уве­ре­на: ес­ли бы не ста­тьи, те­ле­сю­же­ты и по­сты в соц­се­тях, я бы ни­че­го не до­би­лась. Ведь все со­бы­тия про­ис­хо­дят в ма­лень­ком се­ле, где у за­ве­ду­ю­щей дет­са­да, как го­во­рит­ся, все схва­че­но. Это вид­но нево­ору­жен­ным гла­зом. На­при­мер, с пред­се­да­те­лем сель­со­ве­та у ме­ня все­гда бы­ли нор­маль­ные от­но­ше­ния. И ко­гда за­ве­ду­ю­щая пер­вый раз ме­ня уво­ли­ла, он сде­лал вид, что воз­му­щен: это бес­пре­дел, как она мог­ла! Но при этом ска­зал: мол, ес­ли бу­дешь су­дить­ся, по­да­вай в суд толь­ко на дет­сад, но не ука­зы­вай в ис­ке сель­со­вет. Я по незна­нию так и сде­ла­ла. А по­том ока­за­лось, что дет­сад на­хо­дит­ся на пол­ном обес­пе­че­нии сель­со­ве­та и день­ги я долж­на взыс­ки­вать как раз с мест­ных ор­га­нов вла­сти. Од­ним сло­вом, те­перь, что­бы по­лу­чить ком­пен­са­цию, мне при­дет­ся по­да­вать еще один иск. А пред­се­да­тель сель­со­ве­та тем вре­ме­нем в эфи­ре од­но­го из те­ле­ка­на­лов за­явил, что, как и за­ве­ду­ю­щая, счи­та­ет мои фо­то­гра­фии в соц­се­ти «амо­раль­ны­ми».

«Я до­би­ва­лась, что­бы из тру­до­вой книж­ки убра­ли по­зор­ную за­пись. А по­сле это­го бу­ду ис­кать ра­бо­ту»

Ко­гда в су­де жур­на­ли­сты спро­си­ли юри­ста дет­са­да, по­че­му не пришла за­ве­ду­ю­щая, он усмех­нул­ся: «Так она уеха­ла. В Егип­те бы­ла. А где сей­час… Сле­ди­те за ее фо­то­гра­фи­я­ми в соц­се­тях».

— Это бы­ли на­смеш­ки, — го­во­рит Ви­та Че­реш­нев­ская. — На са­мом де­ле за­ве­ду­ю­щая бы­ла в тот день в се­ле, ее ви­де­ли. Она про­сто ре­ши­ла не ид­ти на суд. К сча­стью, не­смот­ря на то, что се­ло ма­лень­кое, мы с ней дав­но не ви­де­лись.

Спра­ши­ваю, что Ви­та бу­дет де­лать даль­ше. Со­би­ра­ет­ся ли вер­нуть­ся на ра­бо­ту?

— В этот дет­сад? Ни за что, — ска­за­ла вос­пи­та­тель­ни­ца. — Сей­час я до­би­лась спра­вед­ли­во­сти. Впе­ре­ди еще один суд: бу­ду оспа­ри­вать вто­рое оче­вид­но неза­кон­ное уволь­не­ние. Но ра­бо­тать под ру­ко­вод­ством этой за­ве­ду­ю­щей не хо­чу — мне мои нер­вы до­ро­же. Я до­би­ва­лась од­но­го — что­бы из мо­ей тру­до­вой книж­ки убра­ли по­зор­ную за­пись. А по­сле это­го бу­ду ис­кать ра­бо­ту в дру­гом ме­сте. Дет­сад в се­ле один, но ни­че­го — по­ищу ме­сто в рай­цен­тре, где несколь­ко са­ди­ков. Боль­ше все­го хо­чу по­ста­вить точ­ку в этой ис­то­рии и спо­кой­но ра­бо­тать на но­вом ме­сте.

Тем вре­ме­нем за­ве­ду­ю­щая дет­са­да «Ди­во­світ» оста­ет­ся при долж­но­сти. А «ФАКТЫ» по­го­во­ри­ли с еще од­ной вос­пи­та­тель­ней это­го до­школь­но­го за­ве­де­ния. Жен­щи­на, по­про­сив­шая не на­зы­вать в га­зе­те ее име­ни, ска­за­ла, что ее, оче­вид­но, ждет то же, что и Ви­ту Че­реш­нев­скую. Ведь и она в 2013 го­ду под­пи­сы­ва­лась под кол­лек­тив­ной жа­ло­бой на за­ве­ду­ю­щую.

— По­чти все, кто то­гда под­пи­сал­ся, уже не ра­бо­та­ют, — рас­ска­за­ла жен­щи­на. — Ко­го-то уволили, кто-то ушел сам, по­ни­мая, что в та­кой об­ста­нов­ке ра­бо­тать невоз­мож­но. Я, как и Ви­та, ушла в де­крет. Ко­гда при­нес­ла за­ве­ду­ю­щей за­яв­ле­ние о про­дле­нии де­крет­но­го от­пус­ка, она ска­за­ла: «Бо­ишь­ся, что я те­бя уво­лю, как Че­реш­нев­скую?» И я знаю, что она так и сде­ла­ет. Пред­лог най­дет. На­де­юсь, аб­сурд­ная си­ту­а­ция с Ви­той ре­ши­лась. Но для тех, кто оста­ет­ся ра­бо­тать в са­ди­ке, все про­дол­жа­ет­ся.

фо­то­гра­фии и бы­ла уво­ле­на Ви­та

У Ви­ты пре­крас­ная се­мья — лю­бя­щий муж и оча­ро­ва­тель­ный сын

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.